Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь

Новые страницы истории Петербургской психологической школы

/module/item/name

История отечественной психологии неизменно является актуальной как частица истории страны. Эта отрасль науки привлекает внимание, поскольку является важным источником идей для современных исследований. Кроме того, она имеет собственные цели — изучение закономерностей развития психологической науки. Самые общие закономерности зафиксированы в формулировках принципов единства логического и исторического в научном развитии, социально-исторического контекста, индивидуальной и коллективной субъектности, системности, междисциплинарных связей [1, 2]. Эти принципы реализуются в анализе конкретного исторического материала в координатах предметно-логического, социально-исторического и личностно-биографического измерения науки. Причём история науки рассматривается как процесс её развития [3].

Несмотря на наличие ряда публикаций об истории петербургской психологии [4–9], далеко не всё нам известно либо известно в общих чертах и неточно. Надо отметить, что историография российской психологии создаётся в основном на материалах творчества московских научных институций и персоналий. Такое положение оправдано особым столичным статусом Москвы и наибольшего кадрового потенциала столицы. Однако картина будет неполной без охвата других научных и образовательных центров России, в которых развивалась наша наука и создавались научные школы. Это замечание относится и к исследованиям петербургской психологии. Остаются нетронутыми массы документов о деятельности психологов Петербурга — Ленинграда, хранящихся в архивах, как государственных, так и частных, семейных. Архивные материалы — необходимая для теоретического исследования историков источниковедческая база. Архивные разыскания и изучение релевантных источников — цель нашего проекта.

Объект исследования — материалы государственных и личных домашних архивов, относящиеся к истории Петербургской психологической школы военного и послевоенного советского периода (1941–1991). Предмет — история Петербургской психологической школы во время Великой Отечественной войны и послевоенный период — 1941–1991 гг. Избранный интервал исторического времени обусловлен меньшей его изученностью по сравнению с дореволюционными и довоенными периодами ХХ в.

Наше исследование сосредоточено на психологическом отделении и факультете Ленинградского государственного университета (ЛГУ, а ныне СПбГУ). Это не случайно и объясняется сложившимся у нас представлением об историческом перемещении центра развития психологии в Ленинграде. До войны лидерство в ленинградской психологии занимала кафедра психологии Педагогического института им. А.И. Герцена (РГПУ), возглавляемая последовательно М.Я. Басовым, А.П. Болтуновым и С.Л. Рубинштейном. Наряду с ней центром психологической науки в те годы были Институт мозга им. В.М. Бехтерева, возглавляемый В.М. Бехтеревым, а после его смерти — известным психиатром бехтеревской школы В.П. Осиповым. Особое место занимал и Психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева, которым с 1939 по 1961 г. руководил крупный психолог-персонолог и психотерапевт В.Н. Мясищев. В послевоенное время довольно быстро центром притяжения психологов города стали вновь открытые в 1944 г. отделение и кафедра психологии ЛГУ (СПбГУ) во главе с Б.Г. Ананьевым.

Методы исследования. Изучение прошлого опирается на источники, важнейшими из которых являются материалы архивных фондов, старые, выпавшие из научного информационного оборота публикации, свидетельства участников и наблюдателей былых событий. Поиски релевантных источников по описям в архивных фондах, по личным обращениям к родственникам учёных и коллегам, контакты, беседы с ныне живущими участниками исторического процесса составляют трудоёмкую начальную стадию нашего исследования. Использование психобиографических методов и интервью позволили увидеть человеческую сторону истории науки, роль личности в ней.

Предметно-логический, социально-исторический, личностно-биографический, процессуальный аспекты научного развития конкретизировались в нескольких направлениях анализа: институциональные формы психологической науки и образования, тематика научных исследований и дипломных работ, содержание и стиль учебно-воспитательного процесса, круг участников событий, относящихся к истории Петербургской психологической школы, внутрисоюзные и международные научные контакты, стиль руководства кафедрой психологии ЛГУ (СПбГУ), характер отношений и всё вместе — как процесс работы по созданию и развитию научной школы с центром в Ленинградском — Петербургском государственном университете и её особой научной программы.

Фиксация добываемых сведений проводилась путём фотографирования и сканирования документов, выписок и полного переписывания текстов вручную. Обработка — расшифровка записей, построение графиков и хронологических таблиц, систематизация, сопоставление разных источников, установление и уточнение фактов и т.п., что называется критика источников. Далее подготовленный материала был проанализирован в свете исходных представлений об изучаемом предмете. Исследовательский цикл работы над данным проектом завершился теоретическим обобщением о развитии Петербургской психологической школы в послевоенный период.

Полученные результаты и их обсуждение

В процессе работы по проекту были выявлены и прочитаны десятки протоколов заседаний кафедры психологии первых десяти лет существования в ЛГУ. В этих и других документах содержатся свидетельства о самоотверженной работе Б.Г. Ананьева и его сотрудников по созданию научно-образовательного центра по психологии в ЛГУ (ныне СПбГУ), который после войны стал ядром Петербургской психологической школы.

В протоколах кафедры психологии и других документах отражены все направления её работы. Известные ныне учёные Л.М. Веккер, А.А. Бодалёв, Е.С. Кузьмин, Б.Ф. Ломов, Е.Ф. Рыбалко, Е.В. Шорохова и другие предстают в архивных протоколах в качестве студентов и аспирантов. Уже в первых научных исследованиях и выступлениях угадываются их интересы, способности, особенности характера и то, что Ананьев называл «энергией старта». Прослеживается и преемственность в индивидуальном жизненном пути воспитанников психологического отделения ЛГУ. Ярко эту закономерность демонстрирует научная биография выдающегося учёного Л.М. Веккера. Первый его опыт экспериментально-психологических исследований осязания в студенческие и аспирантские годы, участие в написании коллективной монографии «Осязание в процессах познания и труда» (1959 г.) многократно осмысливался им и стал важным источником его теории психических процессов [10–12]. Здесь есть и тематика НИР сотрудников кафедры, тематические планы публикаций, их обсуждения, отчёты преподавателей и пр.

Документы архивов обогащают картину политической обстановки, в которой работали психологи. Это и трагические события Великой Отечественной войны, и послевоенные тяготы жизни, и политические кампании 1947–1953 гг., инициированные сталинской властью. История страны отразилась в военной тематике исследований и публикаций. Например, рукопись доклада В.Н. Мясищева «О нарушениях кожной чувствительности при нервно-психических заболеваниях военного времени», «О пограничных состояниях в условиях блокады» [13, 14]. В архивах Института мозга им. В.М. Бехтерева есть материалы о работе сотрудников и ущербе, причинённом институту в период блокады Ленинграда [15]. В личных делах ленинградских психологов, хранящихся в архивах РАН, СПбГУ и др., находим сведения об их участии в Великой Отечественной войне как в блокадном городе, так и в местах эвакуации. По этим документам удаётся выявить новые биографические и исторические данные, уточнить даты и многое другое.

Своеобразными были условия развития советской науки. В политических и идеологических кампаниях в обязательном порядке должны были участвовать все граждане — от рабочих и колхозников до академиков и заслуженных деятелей искусства. Фактор строгого партийного руководства действовал в каждом научном и образовательном учреждении. Под видом научных дискуссий были затеяны и проведены политико-идеологические кампании по подавлению всякого разномыслия, кампании, исказившие и на долгие годы затормозившие развитие науки в нашей стране. В архивах отложились рукописи статей и стенограмм докладов в обществе «Знание», на общих собраниях коллектива учёных и преподавателей, направленных против зарубежной, «буржуазной», психологии. В качестве примера можно привести тексты В.Н. Мясищева «Критика физикализма в психологии К. Левина», «О реакционной сущности фрейдизма», инспирированных кампанией борьбы с «космополитизмом» [16, 17].

Психологам ЛГУ приходилось не раз пересматривать учебные планы и рабочие программы, подстраиваясь под новые идеологические требования. Так было и после названной «павловской» Объединённой научной сессии АН СССР и Академии медицинских наук СССР 1950 г. После конференции, проведённой в связи с празднованием 100-летия И.П. Павлова, началась кампания «павловизации» всех наук о человеке, в том числе и психологии. В общем, это известная история, но в архивных документах мы находим совершенно конкретные последствия этого события для психологов ЛГУ. Уже 31 августа 1950 г. на заседании кафедры психологии обсуждался вопрос «О путях перестройки работы кафедры» [18]. Б.Г. Ананьев предложил организовать семинар, посвящённый изучению трудов И.П. Павлова. В тематике дипломных и аспирантских работ часто присутствовало павловское учение. Характерны название кандидатской диссертации Е.Ф. Рыбалко 1952 г. «Об усвоении и применении понятий о нервной системе и её деятельности в процессе обучения анатомии и физиологии человека в средней школе» и название одной из дипломных работ 1952 г. «Роль дифференцировки временных связей в умственной деятельности».

В условиях торжества ортодоксов, пытавшихся упразднить психологию, психологи отстаивали свою науку. Выступая с главным докладом о павловской сессии на общем собрании ленинградского НИИ педагогики АПН РСФСР 8 сентября 1950 г., Б.Г. Ананьев завил: «Никто не дал права никому утверждать, что советская психология не сделала никаких шагов в обоснование своего предмета, в раскрытии природы сознания» [19, с. 132–133].

Большие прогрессивные изменения в политике государства после смерти Сталина в 1953 г. и развенчания его культа в 1956 г. способствовали развитию общества, включая науку. Появились смелые проекты и многообещающие начинания, проходили общественные дискуссии. Именно в тот период, в начале 1960-х гг., были выдвинуты инициативы Б.Г. Ананьева и его коллег — университетских гуманитариев по созданию Института комплексных социальных исследований (НИИКСИ ЛГУ) и лаборатории дифференциальной психологии и антропологии в его структуре. Лаборатории отводилась важная роль в подготовке и проведении комплексных исследований человека по программе и под руководством Б.Г. Ананьева.

В этом плане особый интерес для истории Петербургской школы представляют протоколы лаборатории дифференциальной психологии и антропологии НИИКСИ ЛГУ 1965-1980-х гг., сохранившиеся в домашних архивах М.Д. Дворяшиной и Л.В. Куликова. Стиль руководства и коллективной работы, атмосфера увлечённости и заинтересованности в успехе общего дела хорошо переданы в воспоминаниях сотрудников лаборатории и других участников комплексных исследований. (Были собраны и зафиксированы устные воспоминания к.п.н. О.М. Анисимовой, к.п.н. Л.А. Барановой, Н.М. Владимировой, к.п.н. Н.А. Грищенко-Розе, к.п.н. К.Д. Шафранской и др.)

История создания классической книги Б.Г. Ананьева «Человек как предмет познания» раскрывается в протоколах заседания кафедры психологии и других документах. Теперь можно уверенно датировать начало работы непосредственно над текстом книги 1963 годом. В неопубликованной рукописи 1964 г. «К вопросу о взаимосвязи труда, познания и общения» Ананьев высказывает идеи и аргументы, которые были развиты и опубликованы в вышеназванной книге в 1968 г.

Документы архивов дают богатый материал для ответа на вопрос о персональном составе Петербургской психологической школы. Вначале на кафедре работали сотрудники и ученики В.М. Бехтерева: Б.Г. Ананьев, В.И. Кауфман, В.Н. Мясищев, Н.В. Опарина, А.А. Прессман, А.В. Ярмоленко. Позже были приняты на работу в ЛГУ первые выпускники отделения психологии, ставшие видными учёными, деятелями нашей науки, — А.А. Бодалёв, Л.М. Веккер, Б.Ф. Ломов, Е.С. Кузьмин, Е.Ф. Рыбалко и др. Установлены и менее известные сотрудники отделения и позже факультета психологии. На всех лежит печать особенностей научной школы, которую мы называем теперь Петербургской.

Международные связи ленинградских психологов наглядно отразились в зарубежной переписке Б.Г. Ананьева. В его домашнем архиве есть 87 писем к нему. Первое письмо, датированное июнем 1947 г., от венгеро-голландского психолога Гезы Ревеша (Geza Revesz) из Амстердама, известного у нас в то время по его работам о способностях.

Другое письмо от 31 июля 1947 г. написано известным историком психологии Эдвином Борингом в ответ на письмо Ананьева. Как можно понять из текста, Б.Г. Ананьев, будучи автором книги и статей по истории русской психологии [20, 21], обращал внимание американского учёного на русский вклад в психологическую науку и умолчание о нём в книге Э. Боринга «История экспериментальной психологии» 1929 г. [22]. Боринг в ответ объяснял свою позицию так: «Я пишу о прошлом настоящего, а не о прошлом как таковом. Это означает, что те прошлые события, которые были значительны в своё время, я игнорирую, если они не повлияли на настоящее» (перевод мой. — НЛ.). Он признал, что мало знает русскую психологию, её деятелей, кроме В.М. Бехтерева и И.П. Павлова, и не считает русскую психологию значительной для мировой науки. Боринг предлагал Б.Г. Ананьеву подумать о публикации перевода книги Ананьева по истории русской психологии 1947 г. в англоязычных странах.

К 1947–1948 гг. относятся и письма из Америки, Нидерландов от психологов, заинтересовавшихся статьями Б.Г. Ананьева, с просьбой прислать их. Речь идёт о статье, посвящённой успехам советской психологии, о некоторых других публикациях. Переписка с адресатами из США и других зарубежных стран резко обрывается в 1948 г., когда начались «холодная война» и кампания «борьбы с космополитизмом» в СССР.

Оживление переписки с зарубежными коллегами происходит уже после смерти Сталина и благоприятных событий времени «оттепели» в середине 1950-х гг. Писали психологи из стран социалистического лагеря, в большинстве те, кто учился в ЛГУ, К. Пуфан (Румыния), З. Капустинска (Польша), К. Яро (Венгрия), С. Желев (Болгария), другие бывшие студенты и аспиранты психологического отделения и факультета. Они стали проводниками влияния советской психологии в научном сообществе у себя на родине.

Возобновилась переписка и с учёными капиталистических стран в связи с командировками Б.Г. Ананьева в Великобританию (1956), страны Южной Америки (1957), Италию (1958), приездом иностранных учёных в нашу страну, встречами с московскими и ленинградскими психологами. В 1960-х гг. установился деловой контакт с японским профессором Иошихару Акишиге (Yoshiharu Akishige) по обоюдно интересной теме восприятия пространства и по поводу соответствующего симпозиума, который организовал Б.Г. Ананьев на XVIII Международном психологическом конгрессе (Москва, 1966). Из иностранной корреспонденции мы делаем выводы о составе, содержании и временной динамике связей с зарубежными учёными в контексте общеполитической ситуации в нашей стране и международных отношениях.

Более 100 писем к Б.Г. Ананьеву пришло от отечественных психологов и не только. Среди советских корреспондентов были К.А. Абульханова, П.Я. Гальперин, В.С. Мерлин, К.А. Рамуль, И.А. Соколянский, Д.Б. Эльконин, М.Г. Ярошевский и др., а также ученики и сотрудники Бориса Герасимовича. Содержание писем чаще всего касалось деловых вопросов. Например, академик И.М. Забелин отвечает Борису Герасимовичу по поводу возможной научной статьи о причастности географической науки к проблемам человекознания. Письмо датировано 1964 г., т.е. оно написано в период активной работы Ананьева над книгой «Человек как предмет познания». В ней идеи И.М. Забелина о Земле приводятся как один из аргументов к тезису Ананьева о всеобщности научного движения к проблеме человека.

В 1970 г. Б.Г. Ананьев инициировал создание коллективного психолого-антропологического пособия для учителей средних школ. Он обратился к руководству АПН СССР с этим предложением, изложил тематику глав и круг авторов пособия, включая самого Б.Г. Ананьева, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурию, М.В. Кольцову, А.А. Смирнова и др. Проект был принят Академией педагогических наук СССР, прошёл несколько обсуждений, но, к сожалению, так и не был осуществлён [23].

Публикация документов — важный результат историко-архивных разысканий. Кроме упомянутых публикаций 2017 и 2019 гг., была подготовлена и опубликована стенограмма выступления Б.Г. Ананьева по актуальным вопросам психологической службы в школе. Его психолого-педагогические исследования, новый проект педагогической антропологии, борьба за внедрение психологии в практику в этом выступлении были ярко представлены практическим работникам образования, учителям средних школ [24]. Вопрос о том, как осуществлялась связь теории, научных исследований и практики в ЛГУ и других организациях, причастных к изучаемой научной школе, — особая линия истории школы. Она требует дополнительных исследований.

В архивах упоминаются также другие планы и начинания Ананьева и его кафедры. Не всё удалось воплотить в жизнь, но были генерированы перспективные идеи, которые остаются актуальными и для современной науки.

Выводы и заключение

  • Развитие Петербургской психологической школы в изучаемый период шло интенсивно и вместе с тем неравномерно. Последнее объясняется обстоятельствами непреодолимой силы — социально-историческими (война, репрессивный при Сталине и строго контролирующий способ отношений советской власти к науке и обществу в целом), а также роковыми личностно-биографическими событиями жизни учёных.
  • Кадровый состав научной школы менялся и рос в процессе её развития, особенно в связи с открытием психологического отделения (1944) и факультета психологии (1966) в Ленинградском государственном университете, а также организацией новых научных институций в стране, городе и университете в последующие годы. Однако остаются дискуссионными вопросы о критериях научной школы (не только Петербургской) и принадлежности к ней.
  • Международные связи ленинградских психологов в значительной степени зависели от политической ситуации стране в разные периоды истории, что подтверждается характером и динамикой переписки с зарубежными учёными.
  • Переписка Б.Г. Ананьева с советскими адресатами показывает его активную позицию в строительстве психологической науки и образовании, высокую оценку его деятельности коллегами и учениками.
  • Неоднократно подтверждённая фактами из разных источников и предыдущих историко-научных исследований выдающаяся роль В.М. Бехтерева и Б.Г. Ананьева в развитии Петербургской психологической школы даёт основание для периодизации её истории путём выделения в ней бехтеревского (1900–1930 гг.), послебехтеревского (1931–1943) и ананьевского (1944–1980) периодов.

В итоге нашего исследования составлена хроника событий в Петербургской школе изучаемого периода, особенно в годы её расцвета — 1950–1970-е гг. Определён круг самых деятельных её представителей. Составлены опись большой части домашнего архива, полная (на настоящий момент) опись писем к Б.Г. Ананьеву и начальный вариант библиографии учёных изучаемой школы. Найдены ранее неизвестные документы. Среди них есть достойные опубликования.

На рубеже веков в результате событий перестройки и распада СССР кардинально изменилась страна, возникли новые запросы общества и новый политический курс государства, что сильно сказалось на развитии науки. Эти условия ещё предстоит исследовать и понять применительно к психологической науке в Санкт-Петербурге постсоветского периода.

Литература

  1. Будилова Е.А. Категории исторического и логического в методологии истории психологии // Категории материалистической диалектики в психологии. М.: Наука, 1988.
  2. Кольцова В.А. История психологии: проблемы методологии. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008.
  3. Ярошевский М.Г. Трёхаспектность науки и проблемы научной школы // Социально-психологические проблемы науки. М.: Наука, 1973. С. 174-184.
  4. Логинова Н.А. Опыт человекознания: история комплексного подхода в психологических школах В.М. Бехтерева и Б.Г. Ананьева. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005.
  5. Логинова Н.А. Психологическая наука в Санкт-Петербургском государственном университете: начало / / Психологическая наука в Санкт-Петербургском государственном университете: к 50-летию открытия факультета психологии. СПб.: Изд-во С.-Петерб. университета, 2016. С. 24-40, 240-241.
  6. Балин В.Д., Степанова Ю.В. Л.М. Веккер и Санкт-Петербургская психологическая школа // Методология и история психологии. 2018. Вып. 4. С. 17-33.
  7. Головей Л.А., Журавлёв А.Л., Тарабрина Н.В. Б.Г. Ананьев и междисциплинарные исследования в психологии (к 110-летию со дня рождения) // Психологический журнал. 2017. № 5. С. 108-117.
  8. Левченко Е.В. Научное наследие В.М. Бехтерева и его школа / / В.М. Бехтерев. Психика и жизнь. Избранные труды по психологии личности: В 2 т. Т. 1. СПб.: Алетейя, 1999. С. 5-23.
  9. Степанова Е.И. Становление психологической школы Б.Г. Ананьева: памятные даты и события. СПб.: Симпозиум, 2003.
  10. Логинова Н.А. Л.М. Веккер в пространстве современной психологии // Методология и история психологии. 2018. № 4. С. 5-16.
  11. Логинова Н.А. Теоретик психологии Лев Маркович Веккер / / Вестник Пермского университета. Сер. философия. Психология. Социология. 2019. № 1. С. 106-115.
  12. Логинова Н.А., Осорина М.В., Холодная М.А., Чередникова Т.В. Единая теория психических процессов Л.М. Веккер в современной психологии (к 100-летию со дня рождения) // Психологический журнал. 2018. № 6. С. 102-113.
  13. Мясищев В.Н. О нарушениях кожной чувствительности при нервно-психических заболеваниях военного времени (в соавторстве с А.В. Бровар) 1942 г.// Санкт-Петербургский государственный архив научно-технической информации. ф. 313. Оп. 1. Д. 204.
  14. Мясищев В.Н. О пограничных состояниях в условиях блокады. Там же. ф. 406. Оп. 11. Д. 485. Рукопись доклада. 1950.
  15. Акты и переписка о причинённых убытках во время войны // Санкт-Петербургский филиал архива РАН. ф. 805. Оп. 2. Д. 5 (1943).
  16. Мясищев В.Н. О реакционной сущности фрейдизма. 1948 // Центральный государственный архив научно-технической документации Санкт-Петербурга. ф. 313. Оп. 11. Д. 324.
  17. Мясищев В.Н. Критика физикализма в психологии К. Левина. 1950 // Центральный государственный архив научно-технической документации Санкт-Петербурга. ф. 313. Оп. 21. Д. 222.
  18. Протокол № 1. Заседания кафедры психологии ЛГУ. 1950 г. // Центральный государственный архив Санкт-Петербурга. ф. 7240. Оп. 14. Д. 1788. Л. 59-62.
  19. Стенограмма общего собрания НИИ педагогики. Заключительное слово Б.Г. Ананьева // Там же. ф. 9754. Оп. 1. Д. 684. С. 132-133.
  20. Ананьев Б.Г. Русская научная психология и её роль в мировой психологической науке // Советская педагогика. 1945. № 3. С. 47-56.
  21. Ананьев Б.Г. Очерки истории русской психологии. М.: Институт философии АН СССР; Госполитиздат, 1947.
  22. Boring E. History of Experimental Psychology. New York: Century Company, 1929.
  23. Логинова Н.А. Неосуществлённый проект / / Институт психологии РАН. «Человек и мир» Электронный журнал. 2017. T. 1. № 2. С. 1-11. http://chelovekimir.ru/engine/documents/document216.pdf (дата обращения: 20.02.2020).
  24. Логинова Н.А. О выступлении Б.Г. Ананьева на всесоюзном семинаре работников школьного образования / / Вопросы психологии. 2018. № 5. С. 105-116.

Источник: Логинова Н.А. Новые страницы истории Петербургской психологической школы // Вестник Российского фонда фундаментальных исследований. Гуманитарные и общественные науки. 2020. № 4 (101). С. 101–112. DOI: 10.22204/2587-8956-2020-101-04-101-112

Опубликовано 28 октября 2022

В статье упомянуты

Материалы по теме

Алексей Николаевич Леонтьев: комментарии к биографии
05.02.2023
Анохин Петр Кузьмич: данные биографии #1
26.01.2023
Вклад В.С. Мерлина в развитие отечественной конфликтологии (из опыта восстановительной терапии военноослепших)
22.01.2023
Пути развития когнитивной и педагогической психологии: к 100-летнему юбилею научной школы С.Л. Рубинштейна
11.01.2023
«Строительные леса» на здании, которое называется «психология человека»
01.01.2023
М.Ш. Магомед-Эминов: «Проект “ПТСР в СССР”: 35 лет спустя»
28.12.2022
Постановка проблем и формулировка гипотез в психологическом исследовании
25.12.2022
«Золотые имена психологии в РГПУ»: Евгений Александрович Климов
24.12.2022
Миры вероятностного прогнозирования И.М.Фейгенберга объединили медицину, биологию, психологию и педагогику
20.12.2022
Культурно-деятельностная парадигма в клинической психологии
20.12.2022
О 50-летии кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ
17.12.2022
Звездная плеяда юбилеев в российской психологии 2022 года
17.12.2022

Комментарии

 

Очень интересная и своевременная публикация. В суете текущего нельзя забывать кто мы и откуда.

28.10.202213:50:05

 

Уважаемая Наталья Анатольевна, благодарю за интересную статью.

28.10.202216:51:06

 

Корован должен идти. Дорогая Наталья Анатольевна, большое спасибо за труд, как всегда очень познавательно, читается с карандашем. Мне не хватило определения места в вашей стройной системе тех, кто покидал страну/CПб, но продолжал трудиться в контексте уже впитанных принципов и традиций Питербургской психологической школы - с надеждой на новые встречи с Вами)

01.11.202200:29:54

Оставить комментарий:

5 февраля 2023 , воскресенье

В этот день

Людмила Николаевна Рогалева празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Викторовна Коротина Гессе празднует день рождения! Поздравить!

Елена Владимировна Кочева празднует день рождения! Поздравить!

Анна Владимировна Евдокимова празднует день рождения! Поздравить!

120 лет назад родился(ась) Алексей Николаевич Леонтьев.

77 лет назад родился(ась) Виктор Петрович Озеров.

Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь
5 февраля 2023 , воскресенье

В этот день

Людмила Николаевна Рогалева празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Викторовна Коротина Гессе празднует день рождения! Поздравить!

Елена Владимировна Кочева празднует день рождения! Поздравить!

Анна Владимировна Евдокимова празднует день рождения! Поздравить!

120 лет назад родился(ась) Алексей Николаевич Леонтьев.

77 лет назад родился(ась) Виктор Петрович Озеров.

Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь