• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

Весь календарь

Интернет-угроза: как понять, что ребенок в опасности?

/module/item/name

Виртуальная среда для детей и подростков кажется дружелюбным местом для игр и общения. Но по другую сторону экрана может скрываться не друг, а преступник. Кибербуллинг, сексуальное использование, вовлечение в преступную деятельность, шантаж, доведение до самоубийства. С чем еще молодые пользователи могут столкнуться в интернете и как вовремя заметить, что ребенок или подросток получил травмирующий онлайн-опыт? Об этом поговорили на мастер-классе «Интернет-риски и первая помощь психолога», который прошел на Санкт-Петербургском саммите психологов.

Евгений Соломонович Креславский, консультант по организационному развитию и развитию персонала, директор Института «Новые возможности», сооснователь и генеральный директор (1988–1996) Института психотерапии и консультирования «Гармония», сооснователь и президент (1991–1998) Российской ассоциации телефонной психологической помощи, рассказал, как зарождалась дистанционная психологическая помощь в России:

«1 сентября 1989 года в Ленинграде раздался звонок, и мальчик 12 лет спросил, что ему делать – его бьет отец. Это заработал в Советском Союзе первый телефон психологической помощи детям, подросткам и родителям, созданный Институтом психотерапии и консультирования «Гармония». Он работает до сих пор. Мы не могли представить себе, что у него будет такая долгая жизнь, а через какое-то время мир будет отмечать День детского телефона доверия.

В 1991 году мы создали Российскую ассоциацию телефонной экстренной психологической помощи (РАТЭПП). Она объединяет службы телефонной помощи в стране и оказывает им методическую поддержку. Все это было сделано, потому что я уверен в том, что мы можем и обязаны поддерживать друг друга в трудных ситуациях для того, чтобы люди могли справляться с болью и кризисами.

Сегодня – новое время. И оказание поддержки через дистанционные средства – чаты и другие инструменты, которые используют дети и подростки – может быть более эффективным. За эти более чем 30 лет появились новые риски, связанные с интернетом, их детальному обсуждению и посвящен наш мастер-класс».

Евгений Соломонович привел несколько примеров интернет-рисков:

Обучение
Екатерина Евгеньевна Федорова
Вебинар
ВЕБИНАР: Онлайн-консультирование в формате обмена текстовыми сообщениями. Экстренная психологическая помощь подросткам и молодежи в кризисных ситуациях
Участвовать

«Девушка по просьбе своего молодого человека сделала несколько фотографий топлес и послала ему с ясной договоренностью о том, что он их никому не покажет. А потом, через какое-то небольшое время оказалось, что он разместил это фото в групповом чате школы. Какие чувства может испытывать этот подросток? Стыд, беспокойство, тревогу. Она чрезвычайно уязвима.

Другая ситуация: 20-летний юноша играет в игры, кто-то подстраивается к нему и начинает играть вместе с ним, а потом потихоньку втягивает его в преступную группу. Фантастический риск для подростка.

13-летняя девочка учится в 7 классе, тоже играет в игру. Познакомилась с человеком, который выдает себя за подростка, он через некоторое время начинает просить у нее различные сексуальные услуги. Как быть ей в этой ситуации?

Отсюда возникает очень важный вопрос: можем ли мы сегодня предупреждать те или иные сложные ситуации? Можем ли мы защитить наших детей? Можем ли мы понять, какие основные интернет-риски существуют? Какие признаки свидетельствуют об интернет-угрозе? Какие действия нужно совершить, когда подросток находится в ситуации интернет-проблемы? Какие есть ясные шаги помощи?».

Никита Павлович Вабищевич, психолог-консультант, ведущий специалист Службы помощи детям и подросткам «Твоятерритория.онлайн», объяснил какие признаки свидетельствуют об интернет-угрозе:

«Поведенческие признаки: скрытность, замкнутость, подавленность, изменения в поведении и настроении, отдаляющие от близких, изоляция от друзей, сопротивление или отсутствие интереса к посещению школы, спорту, хобби или другим действиям, нарушения сна или аппетита».

Евгений Соломонович добавил: «Если говорить об аппетите, здесь не только обжорство или, напротив, ограничение себя в пище, но может проявляться пристрастие к отдельному продукту, например, очень много сладкого или, наоборот, горького, соленого. Отстраненность в поведении – это то, что надо очень тонко наблюдать: вроде бы и так подростки очень далеко от всех, а здесь надо увидеть, что эта дистанция по отношению к близким становится больше».

Никита Вабищевич продолжил:

«Когнитивные признаки: подростка могут посещать мысли о трудности ситуации, ее неожиданности, о том, как это может повлиять на будущее (бывали случаи, когда киберугроза решалась, но через несколько лет всплывали материалы, которыми злоумышленник шантажировал подростка), страх осуждения, гнева родителей или социальных групп, потерянность, спутанность мыслей, рассеянность.

Эмоциональные признаки: постоянная тревога, страх, бессилие, вина, стыд, одиночество».

Евгений Креславский подчеркнул: «Эта тревога может в том числе выражаться в некой ажитации, т.е. двигательном возбуждении, когда подросток может не находить себе места, не может успокоиться. Различные послания, которые получает ребенок или подросток, он воспринимает как угрозу для себя, поэтому ведет себя по отношению к другим людям с определенной степенью враждебности».

Юлия Олеговна Саенко, психолог, координатор направления Службы «Твоятерритория.онлайн», дополнила коллег:

«Специфическим для ситуации интернет-угроз, для предъявления этой ситуации кому-либо является страх лишения доступа к сети. Лишение доступа к интернету, к гаджетам ограничивает социальную жизнь. И страх этого лишения затрудняет обращение за помощью».

Никита Павлович обратил внимание на паттерны, которые свидетельствуют о необходимости дополнительной помощи:

«Ребенок может сообщить нам или мы узнаем от другого, что он находится в ситуации интернет-риска, но ведет себя так, как будто ничего не случилось, он не выказывает внешних реакций. Мы понимаем, что отсутствие внешних переживаний не значит, что у него не происходит внутренняя тяжелая эмоциональная работа. Поэтому важно самим идти навстречу и говорить с подростком о том, что его беспокоит, всячески приглашать его к диалогу. 

Ребенок отдаляется от остальных, не общается с друзьями, близкими. Ухудшается успеваемость в школе, появляется нежелание посещать школу. Ребенок подавлен, у него появились суицидальные мысли, он говорит о суициде. Возникают нарушения сна, ночные кошмары».

Евгений Соломонович подчеркнул: 

«Это признаки, вызывающие тревогу. Это те знаки, которые мы не должны пропускать, это те знаки, которые не должны пропускать родители. Значит, они должны быть информированы о том, что вопросы о суициде, разговоры о смерти имеют значение. Наша роль как профессионалов заключается в том, чтобы как можно детальней информировать родителей, учителей о том, что имеет значение и какие  действия необходимы».

Опубликовано 30 июня 2020

Материалы по теме

Профилактика суицидального риска: подростки помогают подросткам
23.05.2016
«Кризис и пандемия – опасности и возможности»: доклад Дмитрия Ковпака
19.06.2020
Саммит психологов как факт рождения постсоветского профессионального сообщества
04.06.2020
Как помочь подростку пережить безответную любовь
27.04.2020
Онлайн-консультирование субъектов насильственного поведения в условиях изоляции
21.04.2020
Сексуальные преступления по отношению к детям в сети Интернет
17.04.2020
Елена Николаева об изоляции с детьми: «Каждый должен побыть один»
16.04.2020
Грани работы с авторами домашнего насилия
06.04.2020
Поговорим с детьми о коронавирусе с помощью книги?
18.03.2020
Разговоры о коронавирусе и дети: как объяснить, а не напугать
17.03.2020
Антикризисная психологическая помощь: как заметить беду?
20.01.2020
XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
06.06.2019

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
6 июля 2020 , понедельник

В этот день

Скоро

Весь календарь
6 июля 2020 , понедельник

В этот день

Виктория Алексеевна Чеботарёва празднует юбилей ― 40 лет! поздравить!

Скоро

Весь календарь