16+
Выходит с 1995 года
25 февраля 2024
«Безоценочная или/и этическая позиция психотерапевта. Трудная диалектика»

Доклад кандидата психологических наук, научного руководителя Института практической психологии «Иматон» Александра Иосифовича Палея состоялся в рамках VI Всероссийского фестиваля практической психологии «Где дни облачны и кратки...».

Перед началом доклада с приветственным словом выступила директор Института практической психологии «Иматон» Ольга Ивановна Муляр:

«Очень рада приветствовать вас в этом замечательном зале! Мы хотели в первый день фестиваля собраться в Институте «Иматон», но, к сожалению, наш актовый зал не вмещает всех участников. Мы рады, что нашли интересное место около Мариинского театра, Никольского собора – вдохновляющее, праздничное место! Этот зимний фестиваль не совсем традиционный, потому что первый раз в жизни «Иматон» свой день рождения, свою очередную круглую дату отмечает в формате такого крупного мероприятия. Компания «Иматон» появилась в 1990 году, вместе с первыми ростками психологической практики – первыми центрами профориентации, ППМС-центрами, психологами, психотерапевтами, тренерами. Все эти годы мы росли вместе с психологической практикой, все эти годы миссия компании – «Комплексное обеспечение психологической практики» – не менялась. Мы старались  чутко реагировать на потребности наших коллег, мне кажется, что у нас это достаточно хорошо получалось. И сегодня я испытываю настоящую гордость за то, что психология сейчас, по сравнению с 90-ми годами, когда все это только начиналось, пронизывает все слои нашего общества. Не знаю, насколько это заметно непосвященному взгляду – людям, которые не находятся внутри психологического сообщества. Я уверена, что это так. В 21 веке психология вносит еще больший вклад, чем раньше, она влияет на качество жизни каждого человека, качество отношений, определяет глобальные перспективы человечества в целом. В эти годы, которые уже называют цифровой эпохой (мне кажется, психологи особенно ярко это чувствуют), становится понятно, насколько каждому человеку нужен другой человек, насколько сейчас остра потребность сохранить человеческое в каждом человеке. В связи с этим я глубоко, всем сердцем, разделяю слова Аркадия Борисовича Балунова, основателя Компании «Иматон»: «Космонавты и психологи – это профессиональная элита общества». Мне кажется достойной альтернативой нашей Вселенной, от которой захватывает дух, могут быть только таинственные глубины человеческой психики. Практические психологи с этими глубинами пытаются взаимодействовать, общаться, понимать их, для того чтобы делать мир лучше, светлее, человечнее…

Я вспоминаю Владимира Валентиновича Лоскутова – любимого ученика Л.М. Веккера. Этот человек потрясал своими глубинными знаниями основ разных направлений школ академической научной психологии. Один раз мы пригласили его в «Иматон» на заседание «Психологического клуба», где собирались психологи-практики, и мне было очень интересно, зачем он придет, что он может сказать этой аудитории. Он сказал: «Я пришел сюда, чтобы, во-первых, выразить восхищение, а во-вторых, удовлетворить свое любопытство. Мне очень хочется понять, каким образом вам удается делать то, чему не может найти объяснение академическая психология». Я с этими словами живу и с тех пор я действительно понимаю, что практические психологи – это те специалисты, которые делают очень важное дело, в условиях когда наша академическая наука психология не имеет полной единой теории. Это не плохо, это, наверное, специфика нашей науки, но это создает чрезвычайные сложности в работе практиков. Низкий поклон им, что они в таких условиях занимаются этим интересным делом по зову сердца и мне кажется, что они вносят огромный вклад в улучшение нашей жизни, в развитие нашего общества.

Все эти 30 лет мы старались сосредотачивать вокруг себя самых удивительных практиков, которые умеют совершать чудеса психологической помощи, несмотря на то, что нет единой теории. Практиков, которые прошли огромный путь. Мы их хотели сосредоточить вокруг себя, чтобы сделать их опыт, знания, понимание, методы, которыми они работают, достоянием всего психологического сообщества, чтобы наша психологическая практика эффективнее развивалась... Сегодня мы представляем вам тяжелую артиллерию – наших уважаемых заведующих кафедрами, людей, которые стоят во главе наших программ дополнительного образования. По разнообразию этих программ Институт «Иматон» не имеет, на сегодняшний день, себе равных. Практически все эти люди стояли у истоков того направления, которым они занимаются всю свою жизнь и до сих пор вносят огромный вклад в развитие области практической психологии, в которой живут и работают.

Первый, кому мы предоставим слово – замечательный Александр Иосифович Палей, который идет рука об руку с Компанией «Иматон» с 1998 года, с момента появления Института «Иматон». Он возглавляет старейшую кафедру Института – кафедру психологического консультирования, старейшую программу – «Психологическое консультирование: интегративный подход». Очень важно сказать о том, что А.И. Палей является представителем первой волны психотерапевтов, которые появились у нас в стране. В далекие 90-е годы был основателем, долгое время занимал пост президента первого общественного объединения психологов, психотерапевтов и тренеров, которое появилось в Петербурге – Ассоциации психотерапии и тренинга. 25 лет он руководит «Мастерской психотерапевтического консультирования», состоялись 25 выпусков специалистов, которые прошли эту замечательную школу. С 1998 года он руководит нашей программой дополнительного образования, состоялось 23 выпуска специалистов, которые разъехались по всей стране и пополнили отряд очень хороших грамотных профессионалов, которые оказывают людям психологическую помощь. Я не знаю с кем можно сравнить Александра Иосифовича Палея по глубине понимания и осознания, что же такое психотерапевтическая помощь, сам феномен психотерапии. Потому что это уникальное явление, он разделяется на множество школ и течений, и все они разные, это не научные теории и все они примерно одинаково эффективны, по-разному подходят к человеку и разными методами стремятся оказать ему помощь. В этой разноголосице понять, в чем же все-таки суть, сердцевина, самое главное, что работает в психотерапии, какие универсальные факторы помощи существуют, которые объединяют нас в каком-то едином пространстве, – за это ему низкий поклон. Я хочу вас ориентировать на страницу с описанием программы на сайте Института и персональную страницу Александра Иосифовича Палея в «Психологической газете», потому что там собрано множество интересных материалов – интервью, публикации, видеоматериалы, которые касаются глубоких и важных тем в психотерапии. Огромное спасибо Александру Иосифовичу за то, что он представляет вашему вниманию новую тему! Сегодня мы поговорим об этической позиции психолога-консультанта, о безусловном принятии, безоценочности в общении с клиентом, о том, как складываются отношения в реальном консультативном процессе, насколько достижима эта высокая цель, о диалектике психотерапевтической этики».

Александр Иосифович Палей: «Мой доклад называется «Безоценочная или/и этическая позиция психотерапевта. Трудная диалектика». Принцип безоценочности во многих учебниках по психотерапии и психологическому консультированию декларируется как один из главнейших. Если психотерапевт, консультант что-то открыто оценивает в отношении клиента – это плохо. Кстати, вполне такое оценочное суждение. Мне кажется, что этот принцип приобретает несколько догматичный характер, а догматичность для реальной живой практики, мне кажется, опасна, даже вредна. Такое мое оценочное суждение. Что на деле означает безоценочность в психотерапии? Какие ее аспекты представляются естественными, не сопряженными с особенными трудностями непосредственной реализации на практике, а какие кажутся весьма сложными и связаны с трудным выбором для профессионала – разрешением нетривиальных, можно сказать, диалектических противоречий? 

Во-первых, что хочется сказать: принцип безоценочности на деле, на практике, очевидно, односторонен. Он касается только запрета на негативные оценки. Хвалить клиента можно. Более того, похвала, особенно если она искренняя и взвешенная, кажется вполне полезной и терапевтичной. Она подкрепляет самооценку клиента, улучшает терапевтический контакт, просто радует. Этого о негативной оценке, критике, конечно, не скажешь. Рискну сравнить своеобразную однобокость этого принципа с правилами высказывания на поминках, когда об усопшем либо хорошее, либо ничего.

Теперь о содержании оценивания, о его предмете. Понятно, что нельзя говорить клиенту, что он, по вашему мнению, плохо соображает, ленив или малопривлекателен внешне. Это психотерапевтическое хамство. Контролировать это ответственному профессионалу, мне кажется, не совсем трудно. По крайней мере, если клиент сам не запрашивает такого рода обратную связь.

Реальные трудности (которым и посвящен мой доклад) лежат в плоскости морали и нравственности. Может ли консультант говорить клиенту о том, что какой-то его поступок безнравственен? Принцип безоценочности здесь диктует, что этого делать нельзя, так как можно травмировать клиента, отпугнуть его, разрушить терапевтический контакт. Это очевидное вмешательство. Терапевт внедряется в ту область, куда его совсем не звали. Клиент пришел за психологической помощью, а не на воскресную проповедь или в полицию нравов, он готов платить именно за помощь, а не за моральные наставления. Но, с другой стороны, консультант испытывает что-то вроде негодования, праведного возмущения, протеста и так далее. Держать это при себе и не подавать вида – довольно трудно. Получается, что нужно изображать нейтральную безоценочную позицию, играть, фальшивить, может быть. Установлению реального терапевтического альянса это, конечно, вредит.

Я практикую 40 лет, много раз в своей практике я переживал эту дилемму: давать этическую оценку или сдержаться, отстраниться. Сказать, что у меня здесь есть какие-то ясные, четкие ответы – это было бы, конечно, неправдой. Но соображениями на этот счет все-таки я хочу поделиться. Одно из них, важное для меня и, наверное, совсем не оригинальное – то, что, по большому счету, нравственные императивы прагматичны. Стратегически они способствуют адаптации, они полезны. Например, с точки зрения филогенеза Homo sapiens, чрезмерный эгоизм – это вредное качество. Человечество выживает, адаптируется и развивается благодаря объединению людей. А это объединение возможно, если индивидуально-эгоистические стремления человека соотносятся с желаниями и интересами других. Что-то вроде социального интереса, по Адлеру. И поэтому «не убий, не укради, возлюби ближнего своего...» и тому подобное. Альтруизм, доброта, стремление помочь, с этой точки зрения, – адаптивные, стратегически полезные качества. А их противоположности, понятно, вредные. По крайней мере, в стратегической перспективе. Я думаю, что в микро-социумах, в которых живем мы и наши клиенты, эта закономерность тоже работает.

Противоречащее нравственности поведение через некоторое время оборачивается потерями для самого эгоистически ориентированного субъекта. Стоит ли об этом говорить с клиентом? Я думаю, что, во многих случаях, стоит. Но это предполагает, что терапевт переводит дискурс из сугубо этической и оценочной плоскости в как бы прагматическую. Это разговор о вероятных последствиях. О возможной плате в будущем, более-менее отдаленном, за эгоистические выгоды сейчас.

Что-то вроде фрейдовского принципа удовольствия и принципа реальности. Хочу особо подчеркнуть, что эти вероятные последствия – это не только внешние изменения, вроде друзей, которые почему-то перестали поздравлять с днем рождения, жены, которая отдаляется и не горит желанием заниматься сексом, детей, которые прогуливают школу, избегают близкого общения и грубят. Это и негативные внутренние переживания человека: чувство вины, угрызения совести, одиночество, самоуничижение и так далее…»

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Изменение жизни и травматизация: тактики поддержки клиентов
    10.07.2020
    Изменение жизни и травматизация: тактики поддержки клиентов
    Я хотела бы обратить ваше внимание на то, какие бывают кризисы, какие возникают напряжения в этих кризисах, а потом обсудить, какие тактики может выбрать психолог-консультант, если он имеет дело с человеком, сталкивающимся с той или иной ситуацией...
  • Как проводить диагностическое интервью на первой встрече психолога с клиентом?
    29.05.2020
    Как проводить диагностическое интервью на первой встрече психолога с клиентом?
    Интервью при знакомстве с новым клиентом может вызывать много вопросов у начинающих психологов: на что обращать внимание, какие вопросы следует задавать? Ульяна Чернышева дала советы, как проводить диагностическое интервью...
  • О преодолении последствий травматического опыта детей
    14.04.2020
    О преодолении последствий травматического опыта детей
    Есть непосредственные травмы, которые можно выделить как события: нападения, катастрофы, острый развод родителей, потеря близких. Если ребенок живет в семье, где он подвергается жестокому обращению, я также отношу это к травматическому опыту...
  • Людмила Шёхолм: «Нам нужны поглаживания, чтобы выжить»
    02.04.2020
    Людмила Шёхолм: «Нам нужны поглаживания, чтобы выжить»
    Поглаживание – это единица социального признания. Рене Шпиц нашёл, что у нас есть три голода: по стимулам (прикосновения к телу), по признанию (поглаживания, транзакция), по структуре (расписания, ритуалы). Все три голода должны удовлетворяться…
  • От преодоления страдания к поиску счастья
    31.03.2020
    От преодоления страдания к поиску счастья
    «Если мы хотим сделать людей счастливее, то нам надо понимать, куда мы движемся, что такое «счастье». Жизнь должна быть со смыслом или вовлечённая, и при этом в ней должны присутствовать удовольствия, положительные эмоции», – отметил Сергей Падве…
  • Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?
    17.09.2019
    Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?
    «Почему я назвала свой мастер-класс «Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?»? Я не буду описывать случаи, с которыми сталкивалась на клинических разборах, истории очень сложные, но я каждый раз убеждаюсь, что это семейные ситуации. И наблюдая ситуации в семьях звёзд, мы тоже можем проследить здесь семейный контекст. Шарлиз Терон усыновила мальчика, он благополучно рос и наслаждался дивой-мамой до момента, пока она не удочерила девочку. Что происходит в этой ситуации с ребенком, какой вопрос он задает этому миру?...»
  • Психологические аспекты помощи больному: «Пациенту нужен человек»
    10.09.2019
    Психологические аспекты помощи больному: «Пациенту нужен человек»
    О психологических аспектах медицинской помощи людям с тяжелыми заболеваниями мы поговорили с Еленой Борисовной Кулёвой – психологом-консультантом, сертифицированным специалистом в области позитивной психотерапии и транскультуральной психиатрии Всемирной ассоциации позитивной психологии (WAPP), преподавателем Института практической психологии «Иматон», членом координационного совета Гильдии психотерапии и тренинга, автором книги «Психологический тренинг в медицине»...
  • А. Палей: «Компьютеры не заменят психотерапевта»
    21.06.2019
    А. Палей: «Компьютеры не заменят психотерапевта»
    Важна идея о том, что не надо спешить что-то делать. В этом подходе большой акцент делается на расспрашивание — как-то понять человека, не торопиться производить интервенции, манипуляции. Метафорически можно обозначить это как встречу психотерапевта и клиента. Одна из самых распространенных ошибок — человек что-то услышал от клиента и тут же начинает что-то предпринимать.
    Как сказала одна из наших участниц: «Еще толком не поняли, где болит, а уже начинаем бинтовать»...
  • Перспективы регулирования психотерапевтической деятельности
    06.05.2019
    Перспективы регулирования психотерапевтической деятельности
    Круглый стол «Современное состояние и перспективы регулирования профессиональной психотерапевтической деятельности» состоялся в рамках конгресса «Психотерапия, психология, психиатрия — на страже душевного здоровья!». Модераторами выступили: Макаров Виктор Викторович – профессор, доктор медицинских наук, президент ОППЛ и Национальной саморегулируемой организации «Союз психотерапевтов и психологов». Решетников Михаил Михайлович - профессор, доктор психологических наук, ректор ВЕИП, член президиума РПО...
  • Психическая боль, надежда и безнадежность
    12.11.2018
    Психическая боль, надежда и безнадежность
    Мой доклад посвящен особенностям психотерапевтической работы с душевным страданием. Как вы знаете, отличие феноменологических направлений психотерапии состоит в том, что они фокусируются не на особенностях, которые связаны с нозологией конкретной, а в первую очередь - на субъективном переживании и опыт переживания страдания является основной мишенью психотерапии в феноменологических направлениях. Одна из концепций, на которых мы сегодня остановимся - концепция психической боли, душевной боли, которая стала в последнее время развиваться, в первую очередь, в связи с темой субъективных страданий у суицидальных пациентов в качестве мотива их действий...
  • Психологическая помощь после трагедий и катастроф
    01.10.2018
    Психологическая помощь после трагедий и катастроф
    Об особенностях психологической помощи на разных этапах переживания последствий трагедий и катастроф рассказывают специалисты: Ирина Алексеевна Алексеева - заведующая кафедрой психологической помощи в кризисных и посттравматических состояниях, руководитель программы дополнительного профессионального образования «Практическая психология в социальной сфере. Технологии и навыки антикризисной помощи» Института «Иматон», Анна Михайловна Раскина - председатель правления благотворительной общественной организации помощи детям и подросткам «УПСАЛА»...
  • Обманутая мать или обманутый младенец?
    21.05.2018
    Обманутая мать или обманутый младенец?
    Миф о материнстве - даже если ты не очень хочешь ребенка, но он родится и ты сразу его полюбишь» вызывает определенные ожидания у женщины. И когда сразу этого не происходит, ожидания рушатся. Мы знаем, что основа любого невроза - столкновение ожидаемого с действительностью. Отсюда большое количество послеродовых депрессивных расстройств при которых женщина сталкивается с ситуацией, что ей страшно говорить о своих переживаниях в том обществе, которое ожидает от нее материнской любви и имеет некое идеализированное представление о роли матери. Она зачастую чувствует огромную вину за то, что она не такая, какой она должна была бы быть...
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»