16+
Выходит с 1995 года
21 мая 2024
Современный клиент/пациент — какой он? Кто сегодня обращается за психологической помощью?

Профессор кафедры медицинской психологии и психофизиологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета, ведущий научный сотрудник отделения неврозов и психотерапии Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева, кандидат психологических наук Галина Львовна Исурина выступила на 15-м Санкт-Петербургском саммите психологов в рамках панельной дискуссии «От рефлексии — к действию! От обретения смыслов — к созиданию будущего! Как год пандемии с его утратами, испытаниями и запретами повлиял на человечество?» с докладом «Современный клиент / пациент — какой он? Кто сегодня обращается за психологической помощью?».

Уважаемые коллеги, я хочу поговорить с вами о том, что на самом деле волнует меня, что, как мне кажется, близко для практикующих психологов.

В настоящее время значительно увеличилось количество обращений за психологической помощью. Об этом говорят все: и практикующие психологи, и СМИ. Даже в телевизионных сериалах в качестве главных героев всё чаще выступают не только врачи и полицейские как представители помогающих профессий, но и психологи. Врачи и полицейские знают, как помочь, и отлично помогают практически в любой ситуации, а человек просто должен слушаться их и выполнять все предписания — и тогда всё будет хорошо.

Психолог постепенно вписывается в этот же ряд, к нему формируются те же ожидания: он за 5 минут во всем разберётся, за следующие 5 минут во всём поможет, а ты только слушайся. Я, конечно, немного утрирую, но сути дела это не меняет.

Т.е. обращение к психологу рекламируется как часть жизни современного человека. С одной стороны, это, безусловно, хорошо, так как свидетельствует о востребованности нашей профессии и понимании ее значимости (психологи без работы не останутся), а с другой, ставит перед нами вопрос — кто помогает и кто и с какими ожиданиями и запросами обращается за помощью к психологу

Сначала о тех, кто помогает, — психологах. В массе своей уровень их подготовки, мягко говоря, недостаточный. И это вполне понятно.

До 1966 года психологов готовили два университета: МГУ и ЛГУ. Они выпускали по 10–12 человек, менее 25 психологов в год на весь СССР. В 1966 году в Москве и Ленинграде открылись факультеты психологии, которые стали выпускать около 50 человек в год каждый. В течение последующих 10 лет факультеты психологии были открыты в Киеве, Тарту, Тбилиси и Ярославле. Мало того, что это были, пожалуй, лучшие университеты страны, но в этих городах уже сложились собственные научные психологические школы. Вот несколько имен, и каких!

Алексей Николаевич Леонтьев, Борис Герасимович Ананьев, Григорий Силович Костюк, Дмитрий Николаевич Узнадзе, Константин Андреевич Рамуль, Владимир Дмитриевич Шадриков.

Сегодня психологов не готовит только ленивый. В Москве психологов готовит около 50 вузов, в Петербурге — около 20. Я вчера заглянула в Интернет, обнаружила, что в России 445 учебных заведений обучают специальности «психология». У нас есть такое количество квалифицированных преподавателей? Вряд ли. А ещё есть люди, которые называют себя психологами, практикуют, но вообще не имеют никакого психологического образования.

При этом мы прекрасно понимаем, что психологическое сообщество не имеет никаких механизмов и рычагов для регуляции этой лавины, и только немногие адекватные руководители при приёме на работу научились разбираться, какое образование можно считать «настоящим».

Одна моя дипломница оказалась в городе в средней полосе России, решила устроиться на работу в психиатрическую больницу. Она пришла к главному врачу и говорит: «Возьмите меня на работу». В ответ: «Что Вы заканчивали?» Она: «Петербургский университет». Врач уточнил: «Настоящий?» То есть кто-то у нас понимает, что «настоящее», а что «не очень», но, тем не менее, ситуация непростая.

Но подготовка психологов — это отдельная проблема. Я бы хотела поговорить о втором аспекте: о тех, кто обращается за помощью. Хотя, конечно, это вещи взаимосвязанные. Уровень психолога тоже определяет ожидания и запросы того, кто обращается за помощью.

С моей точки зрения, к психологу приходят две категории людей. Первая категория — это люди, имеющие отдельные невротические симптомы, которые не достигают уровня оформленных клинических расстройств, их условно можно назвать «пациентами». Вторая категория — здоровые люди с психологическими проблемами.

Направленность работы с пациентом, который обращается с клиническим симптомом, в общем-то понятна и определяется его запросом: есть симптом, человек хочет от него избавиться. С помощью психолога он продвигается в понимании того, что его состояние связано не только и не столько с биологическими причинами, сколько — с причинами психологическими.

И психологическое консультирование, и психотерапия в этом случае направлены на понимание человеком самого себя, своих проблем, связи его симптомов с особенностями ситуации, на то, что следовало бы изменить, чтобы избавиться от симптома и быть здоровым.

Со здоровым, обращающимся к психологу, далеко не всё так однозначно. Если убрать все тонкости и немного упростить, то какова цель обращения здорового человека к психологу? Он, в конечном счёте, приходит для того, чтобы стать счастливым, благополучным, успешным и решить все свои проблемы.

Согласитесь, что такой запрос, по меньшей мере, инфантилен, потому что проблемы, с которыми обращаются здоровые люди, — это жизненные проблемы, которые человек может и должен решать самостоятельно. Правда, придётся, как сказала Татьяна Владимировна Черниговская, «напрягать все клетки своего организма», такова жизнь.

У человека есть опыт семейной жизни, общения, опыт, который он получает, пытаясь понять и объяснить поведение других, читая книги, смотря кинофильмы. Получается, что человек не жил, не общался, не видел, не слышал, не чувствовал и вообще не приобрёл никакого психологического опыта? Выходит, что он не способен понять себя, наладить отношения с близкими, с коллегами, ставить перед собой цели и достигать их? Безусловно, может, но он хочет получить всё сразу и в готовом виде.

Тогда он идёт к психологу и предоставляет ему проделать ту внутреннюю работу, которую он должен сделать сам. Кстати, есть немало психологов, которые охотно откликаются на этот запрос. Они готовы учить жизни в самых различных её проявлениях: как стать счастливым, как стать богатым, как завести друзей, выйти замуж. Начал всё это Дейл Карнеги, а они с удовольствием продолжают.

Пандемия и самоизоляция в чём-то усугубили ситуацию. СМИ постоянно говорят о депрессии, тревоге и других негативных явлениях, связывая это не столько со страхом заболеть (что вполне понятно, как и страх за здоровье близких), сколько собственно с самоизоляцией. Что же такое происходило в ситуации самоизоляции, что привело к развитию таких состояний?

С моей точки зрения, на самом деле ничего катастрофического не происходило, были даже свои плюсы: появилась возможность много общаться со своей семьёй, с друзьями (пускай и дистанционно), со своими детьми. Была возможность читать книги, смотреть фильмы, слушать музыку, заниматься хобби, хозяйственными делами — всё то, что давно собирались сделать, но не хватало времени. Ничего трагичного на самом деле в этом нет: не война, не голод, не разруха. Просто человек не хочет брать ответственность за самого себя и за свою жизнь, искать новые варианты в ситуациях, которые нам предлагаются. Он не готов встретиться с реалиями собственной жизни, собственной судьбы.

В прошлом дворяне, например, уезжали на зиму в свою деревню, где не было не только радио и телевидения, но и к соседям было не доехать, потому что замело дороги. Но никто не называл это самоизоляцией и локдауном. Люди общались с семьёй, читали книги, музицировали, занимались хозяйством, размышляли о смысле жизни. Сейчас многие в панике и сразу бегут за помощью к психологу.

Безусловно, есть такие ситуации, с которыми человеку трудно справиться самостоятельно, но это вообще-то бывает не очень часто. Обычно речь идёт о рутинных человеческих коллизиях, простых ситуациях, с которыми можно справиться самостоятельно, приложив некоторые усилия.

Наши учителя, в частности Владимир Николаевич Мясищев, говорил о том, что психотравмирующая ситуация травматична не сама по себе, но личность человека такова, что он не может разрешить её. Какая личность? С невротическим складом.

Подводя итог вышесказанному, я хочу сказать, что, с одной стороны, замечательно, что психологическая помощь сейчас доступна. С другой стороны, оказывая её, мы поддерживаем и углубляем эмоционально незрелые, инфантильные или даже иждивенческие позиции. У меня возникает вопрос: не способствуем ли мы (психологи) деградации человека как вида? Уж если и не деградации, то, во всяком случае, инфантилизации. Человек не способен сам решать то, что ему предназначено, а мы сразу же сами предлагаем ему помощь в решении жизненных проблем.

То, что люди веками делали сами, что составляло важную часть их внутренней жизни, самопознания, самосовершенствования и саморазвития. Всё это стало сферой нашей профессиональной деятельности. Нас это не настораживает? Это новый человек или действительно результат деградации?

Второй момент связан с тем, кто именно сейчас обращается за психологической помощью. С чем связан рост обращений? Повлияла ли на это пандемия или что-то ещё? Некоторые мои коллеги отмечают, что сейчас к психологу обращаются люди с выраженными акцентуациями характера, по сути, с признаками личностного расстройства. Если называть вещи своими именами, то это люди с психопатическими особенностями.

Моя дипломница собирала выборку в Интернете. Оказалось, что в случайной выборке пользователей сети из 100 человек 54 имели выраженные акцентуации характера, а 43 — выраженные невротические черты личности. То есть не исключено, что 54 человека близки к манифестации личностного расстройства, а 43 — невротического. И только 13 не имели никаких выраженных признаков.

Если сейчас к психологу действительно обращаются люди с выраженными акцентуациями характера, то это совершенно новая ситуация, которая требует осмысления и новых подходов к психологическому консультированию вообще.

Мы прекрасно знаем, что психологическое консультирование и психотерапия ориентированы скорее на невротический регистр, даже если речь идёт не о клинических расстройствах. Понятно, почему есть эта ориентация: все психотерапевтические направления формировались на модели невротического расстройства. Именно с этим привыкли и умеют работать психологи. Но если мы действительно имеем дело с приближением к уровню личностного расстройства в повседневной психологической практике, то это уже совершенно другая ситуация.

Психотерапия с невротическими пациентами и с лицами с психопатическими особенностями значительно различается. Во втором случае она более директивна, во многом носит компенсаторный и тренинговый характер. Глубина сознания и ожидаемые изменения здесь весьма проблематичны. Здесь всё должно строиться по-другому: отношения между консультантом и клиентом в этой ситуации будут, вероятно, формироваться иным образом. То, что мы считаем эталоном таких отношений, с этими пациентами не будет работать. Это ставит много новых проблем, об этом надо думать. Я, конечно, вновь утрировала масштабы проблемы, но совсем немного.

Спасибо за внимание!

Доклад был сделан на 15-м Санкт-Петербургском саммите психологов в рамках панельной дискуссии «От рефлексии — к действию! От обретения смыслов — к созиданию будущего! Как год пандемии с его утратами, испытаниями и запретами повлиял на человечество?». Смотрите полную видеозапись выступления:

В статье упомянуты
Комментарии
  • Игорь Борисович Канифольский
    Игорь Борисович Канифольский
    Санкт-Петербург, Киев
    20.11.2021 в 13:00:10

    Психолог как раз помогает клиенту работать над собой и становится тем самым самостоятельным! И это было во все времена, но по разному называлось. Психология - современный вариант такой помощи в раскрытии потенциала человека. Спасибо!

      , чтобы комментировать

    • Irine U Pr
      Irine U Pr
      Санкт-петербург
      21.11.2021 в 15:35:42

      Отто Кернберг на вчерашнем семинаре вновь говорил о том же: терапия должна требовать от человека вести ответственный образ жизни - работать и платить за себя самостоятельно, а иначе терапию надо прекращать.

        , чтобы комментировать

      • Татьяна Анваровна Красных
        22.11.2021 в 05:46:00

        Мне статья понравилась. Сейчас много говорят о триггерах, и фильм такой вышел, и его много обсуждают на сайте b17, и книга вышла. Было бы хорошо, если бы хоть немного затронули тему провокативной психологии.

          , чтобы комментировать

        • Жанна Геннадьевна Кулькова
          24.11.2021 в 20:09:52

          Согласна с Галиной Львовной в большей части суждений о современных отношениях "психолог - клиент". Много "выученной беспомощности", разнообразны вариации психиатрических "не-норм", которые втискивают в "границы относительной нормы". Непросто, столкнувшись с психически нездоровым клиентом, убедить его обратиться к врачу-психиатру или психотерапевту с медицинским образованием. Но... мы любим свою профессию, любим и дорожим людьми, с которыми работаем! Именно любовь, уважением, терпеливое и бережное отношение к Личности клиента, кем бы он ни был, помогает нам изо дня в день быть Психологом.

            , чтобы комментировать

          • Диана Рустамовна Габбасова
            26.11.2021 в 17:32:33

            Запросы у клиентов действительно по большому счету инфантильные , "хочу быть счастливым" и психолог в этом случае хорошо если зеркало, а не проектор своих мыслей и мировоззрения. Но в любом случае наша профессия помогать)

              , чтобы комментировать

            • Елена Владимировна Мартынова

              Мне кажется, что автор занимает слишком жесткую позицию. По-моему, нельзя отрывать нынешние проблемы клиентов от реалий современной жизни. Люди, особенно в мегаполисах и больших городах, очень много работают, имеют дефицит близких отношений, плохо понимают себя , постоянно живут в стрессе и дедлайне. И психологическая поддержка в этом случае важна. Чтобы человек научился слышать себя, понимать себя, он должен представлять, как это вообще происходит, как делается. Разве обучать этому - значит развивать и поддерживать инфантилизм? Разве неправильно научить Человека обращать на это внимание? На мой взгляд, инфантильность в терапии и в жизни вообще связана с прямыми советами, директивами, что и как делать. Вряд ли все консультанты постоянно этим занимаются. Но хороший совет от мудрого человека (а таким и может быть опытный психолог!) может быть очень полезен. Даже у Президента есть консультанты по разным вопросам, и никто не называет это инфантильностью.

                , чтобы комментировать

              , чтобы комментировать

              Публикации

              • «"Узкое горлышко". Адаптация к переменам внутри себя»
                06.07.2020
                «"Узкое горлышко". Адаптация к переменам внутри себя»
                Где взять силы, чтобы сойти с проторённой дорожки и найти свой путь? Как адаптироваться к новым условиям? Коуч Елена Морозова представила авторскую арт-практику, помогающую найти ресурсы и силы для адаптации к переменам...
              • Похвала карантину: доклад Бориса Братуся на Саммите психологов
                24.06.2020
                Похвала карантину: доклад Бориса Братуся на Саммите психологов
                «Предкарантинный мир не просто обладал некоторыми простительными человеческими недостатками, но опасно накренился и угрожал самому человеку, так что возвращение в прежнее чревато, во многом, обрушением», – предостерег Борис Братусь…
              • «Коронавирус: вызовы личности, обществу и государству»
                23.06.2020
                «Коронавирус: вызовы личности, обществу и государству»
                «Мы столкнулись с цифровым вызовом, на который более успешно отвечают те, кто стремится помочь другим», – отметил Тимофей Нестик в докладе на Санкт-Петербургском саммите психологов, в котором поделился результатами исследований влияния коронавируса…
              • «Кризис и пандемия – опасности и возможности»: доклад Дмитрия Ковпака
                19.06.2020
                «Кризис и пандемия – опасности и возможности»: доклад Дмитрия Ковпака
                С докладом «Кризис и пандемия – опасности и возможности» во время панельной дискуссии «Страхи и Надежды Человечества. Психология спасет мир?» на Санкт-Петербургском саммите психологов выступил кандидат медицинских наук Дмитрий Викторович Ковпак…
              • Агрессия в мире агрессии: доклад Сергея Ениколопова на Саммите психологов
                17.06.2020
                Агрессия в мире агрессии: доклад Сергея Ениколопова на Саммите психологов
                О том, как коронавирус повлиял на враждебность людей, рассказал Сергей Николаевич Ениколопов, кандидат психологических наук, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья, на Санкт-Петербургском саммите психологов…
              • «Самоизоляция и парадоксы сознания»: доклад Евгения Субботского на Саммите психологов
                16.06.2020
                «Самоизоляция и парадоксы сознания»: доклад Евгения Субботского на Саммите психологов
                «У нас нет другой опоры, нет другого фундамента кроме нашего собственного личного опыта. Это-то и есть то переструктурирование, та новая идентичность, которую мы все сейчас ищем», – подчеркнул Евгений Субботский в выступлении на Саммите психологов…
              • Экзистенциальный оптимизм и пессимизм: доклад Наталии Гришиной
                15.06.2020
                Экзистенциальный оптимизм и пессимизм: доклад Наталии Гришиной
                Наталия Гришина, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии личности факультета психологии СПбГУ, рассказала, почему пандемия коронавируса – это экзистенциальный кризис и какие поводы для оптимизма можно найти в этой ситуации…
              • Саммит психологов как факт рождения постсоветского профессионального сообщества
                04.06.2020
                Саммит психологов как факт рождения постсоветского профессионального сообщества
                Саммит психологов всегда был масштабной встречей в городе на Неве. Но в условиях пандемии и карантинных мер Саммит состоялся онлайн и, по словам проф. Бориса Братуся, стал «свидетельством действительного рождения постсоветского психологического сообщества»...
              • Дистантная психотерапия: вызовы и границы
                25.09.2019
                Дистантная психотерапия: вызовы и границы
                «Мне очень легло то, что говорил Александр Асмолов о ремесле. Я не могу принять разговоров о научной психотерапии или об искусстве психотерапии. Для меня психотерапия – это ремесло, использование коммуникации для помощи обратившемуся человеку в решении его проблем. В этом смысле – она очень широкая, поэтому, когда я буду говорить «психотерапия», наверное, удачнее было бы говорить «психологические практики». Так что под «психотерапией» будут использоваться психологические практики, но с некоторым налетом того, что мне кажется уместным отнести к любой психотерапии: что не экзистенционально, то не психотерапия...»
              • Онкология: основы психологической помощи
                21.08.2018
                Онкология: основы психологической помощи
                Круглый стол «Онкология: основы психологической помощи. Где мы и куда мы идём?» (модератор: кандидат психологических наук Маргарита Валерьевна Вагайцева) посвящен границам и методам психологической помощи людям с онкологическими заболеваниями. Есть ли взаимосвязь между онкологическими заболеваниями и психологическим состоянием человека? Каковы границы помощи психолога? Может ли психолог помогать в исцелении или такая постановка цели опасна тем, что дает человеку ложную надежду?...
              • Каузометрия — метод осознания, осмысления и оптимизации жизненного пути
                19.09.2023
                Каузометрия — метод осознания, осмысления и оптимизации жизненного пути
                «Наш подход основан на том, что не бывает настоящее без прошлого и будущего, — подчеркнул Р.А.Ахмеров. — В прошлом — причины, в будущем — цели, они друг друга притягивают, и образуется наше настоящее как некий мост перехода из прошлого в будущее».
              • О работе с участниками СВО и их семьями: опыт психологов
                10.08.2023
                О работе с участниками СВО и их семьями: опыт психологов
                Специалисты поделились опытом психологической помощи военнослужащим, их семьям и рассказали об особенностях работы с боевой психической травмой.
              Все публикации

              Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

              Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»