• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

21 — 22 октября
Москва

Международная конференция «Дифференциальная психология и психофизиология сегодня: способности, образование, профессионализм»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь

Психологическая помощь в России — обсуждение законопроекта на круглом столе в МГУ

/module/item/name

22 января 2021 года в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова состоялся круглый стол «Психологическая помощь в Российской Федерации: настоящее и будущее». Модератором встречи выступила Гаяне Михайловна Давидян, кандидат юридических наук, доцент кафедры истории государства и права юридического факультета МГУ.

Участники круглого стола обсудили, как создавался законопроект о психологической помощи, какие вопросы стремилась решить рабочая группа, как пандемия коронавируса повлияла на разработку этого проекта.

В обсуждении участвовали:

  • Александр Константинович Голиченков, доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета МГУ, член-корреспондент РАО;
  • Юрий Петрович Зинченко, доктор психологических наук, профессор, декан факультета психологии МГУ, академик РАО, Президент Академии;
  • Валентина Владимировна Барабанщикова, доктор психологических наук, заведующая лабораторией психологии труда факультета психологии МГУ, руководитель Департамента психологической работы Минобороны России, член-корреспондент РАО;
  • Юлия Сергеевна Шойгу, кандидат психологических наук, заведующая кафедрой экстремальной психологии факультета психологии МГУ, директор Центра экстренной психологической помощи МЧС РФ.

Юлия Сергеевна Шойгу рассказала, как начиналась работа над законопроектом: «Неслучайно идея создания этого документа зародилась и развивалась внутри Московского государственного университета. В какой-то момент возникла осознанная потребность внутри профессионального сообщества определить правила, по которым осуществлялась бы наша профессиональная деятельность. Мы обратились к ректору МГУ, и Виктор Антонович Садовничий пошел нам навстречу, был издан нормативный акт о создании рабочей группы юристов и психологов. Я вспоминаю, как нам сначала было трудно находить общий язык: нам нужно было учиться переводить психологический язык на юридический и обратно. Но чем больше мы работали, тем это становилось интереснее. Позже мы поняли, что нескольких психологов, которые участвуют в этой группе, недостаточно, нам на выручку пришло Российское психологическое общество и направило ряд региональных представителей в рабочую группу. Таким образом, у нас в рабочей группе оказалась почти вся страна и почти все направления психологической работы».

Александр Константинович Голиченков объяснил причины возникновения междисциплинарной рабочей группы по разработке законопроекта о психологической помощи и рассказал о неочевидных перспективах такой работы: «Создание любого законопроекта — это работа междисциплинарная. Велико заблуждение, что законы пишут юристы: мы участвуем, но законы пишет группа, я называю их “технологами”, — те, кто знает предмет, в данном случае речь шла о психологической деятельности или психологической помощи. “Первую скрипку” в написании этого закона, в обсуждении центральных позиций и принятии решений, мотивированных в том числе и научными средствами, играют представители науки психологии. Такого рода работа имеет, как правило, не только практическое значение (то есть выход в виде проекта конкретного закона), но и научный эффект: уточняются и вводятся в оборот новые термины и их определения, уточняются позиции тех или иных точек зрения на предмет (в данном случае на психологическую деятельность и ее составную часть — психологическую помощь), в идеале — создается задел для использования наработанных материалов в учебной работе, например, через создание специальных курсов по выбору для студентов, магистерских программ».

Отвечая на вопрос Г.М. Давидян о том, что удивило его как юриста при работе с психологами, А.К. Голиченков отметил: «Меня сначала удивила дискуссия по терминам и определениям: что это — деятельность или помощь? Если “психологическая помощь” более узкое понятие, то что добавляется к деятельности? В этой сфере экспертиза — это вид психологической деятельности? А психологическое образование и культура — это виды деятельности? Конечно, они пограничны. Они как кольца новобрачных: есть один супруг, есть второй супруг, но есть сектор пересечения между ними, и пока он будет существовать, будет существовать и семья. Так и здесь: есть целый ряд общественных отношений, которые являются либо составной частью (например, психологическая помощь как составная часть психологической деятельности), либо пересекаются, либо полностью включаются, либо соприкасаются, либо совсем никак к друг другу не относятся. Это обсуждение меня очень удивило и одновременно порадовало, потому что, прежде чем куда-то двигаться, надо договориться о терминах и языке, которым мы будем пользоваться. Меня также приятно поразила дискуссия среди представителей психологической сферы, нужен ли закон. Очень интересно было наблюдать за аргументацией. Если закон помогает решать своими специфическими инструментами возникающие и реально существующие проблемы, то такой закон нужен».

Юрий Петрович Зинченко рассказал: «Психологи, когда занимались этой работой, основной задачей выделяли решение вопроса, как в нынешних условиях законодательно закрепить качественную профессиональную психологическую помощь. С одной стороны, есть понятие психологической культуры, и каждый из нас обладает возможностью оказания психологической поддержки на бытовом уровне: мы можем близким доброе слово сказать и детей по головке погладить, создать приятную, психологически благополучную атмосферу. А с другой стороны, когда мы переходим к ситуации, когда не хватает просто психологической поддержки, а нужна профессиональная психологическая помощь, то нормативного документа пока нет. Что такое психологическая помощь, кто ее может оказывать? Вроде бы понятно, что психологическая помощь — это то, что делает психолог. Но правильный ответ: то, что делает психолог, не всегда является психологической помощью, у нас много разных задач. Есть люди, кто говорит, что оказывает психологическую помощь, но насколько их деятельность является профессиональной психологической помощью, которая приведет человека к избавлению от того или иного недуга либо улучшит его психологическое благополучие? Поскольку степень неопределенности в период коронавируса возросла, имели место не очень приятные перегибы мошенничества псевдопсихологического толка: например, вы заходите на сайт, проходите тесты, после чего неизменно всплывает красная надпись “Срочно обратитесь к профессиональному психологу на этом сайте” и дальше пишется стоимость этой помощи. Поэтому разработка законопроекта — это забота о каждом из нас, забота о населении, чтобы у людей было право получать качественную профессиональную психологическую помощь».

Ю.С. Шойгу назвала акценты, которые выделила рабочая группа: «Было два основных вопроса, на которые мы хотели ответить этим законом. Первый: что такое психологическая деятельность и психологическая помощь? Когда мы стали погружаться внутрь этой проблемы, выделять подвиды этой помощи и описывать само поле, оказалось, что это одна из наиболее сложных задач — описать, какие виды помощи может делать специалист, в тех словах, которые были бы понятны и могли трактоваться однозначно. Тем самым мы очертили то, что делает психолог, и прочертили границы с тем, чего психолог не делает. У нас одна граница проходит с профессиональными сообществами — это специалисты в области социальной поддержки, специалисты в области здравоохранения, охраны психического здоровья. А с другой стороны, у нас есть слабо регулируемое поле проведения тренингов, иногда это элементы мошенничества, иногда это сфера услуг, посвященная мистическим и экстрасенсорным возможностям, — и это точно не является психологической помощью. Второй вопрос касался точного определения взаимных прав и обязанностей участников психологического процесса. Что должен делать психолог, чего он не должен делать, на что он имеет право, какую ответственность он несет за свои действия? Что должен делать клиент или получатель психологической помощи, на что он имеет право, за что он несет ответственность? Какие есть возможности у заказчика психологической помощи, ведь не всегда человек, который получает помощь, и человек, который является ее инициатором, — это одно и то же лицо? Например, родители приводят ребенка на консультацию к специалисту или работодатель считает, что для прохождения на работу соискатель должен пройти психологическое тестирование: у каждой стороны должны быть понятная роль и понятные границы собственной ответственности. Мне кажется, что этот документ может нам помочь определить эти границы и начать жить по единым правилам».

Валентина Владимировна Барабанщикова подчеркнула важность просвещения о деятельности психологов: «Совсем недавно я спросила специалиста финансиста: “Как Вы думаете, психологи нужны?” Он сказал: “Конечно, нужны!” Тогда второй вопрос: “Как Вы думаете, чем они занимаются?” И это оказался тупик. Часть психологической работы очевидна, часть — нет. Оказывается, что некоторые просто не знают, что можно получить от психолога, какая польза от психолога. Федеральный закон диктует определенные направления деятельности, которые являются чисто психологическими, за которые мы отвечаем, в которых мы квалифицированны, которые мы действительно обеспечиваем для граждан. И это плоскость просвещения населения, что можно получить, если ты общаешься с психологом, чем он может тебе помочь, а чем не может».

Ю.П. Зинченко обозначил некоторые проблемы, с которыми сталкивается часть профессионального сообщества из-за отсутствия закона о психологической помощи: «В законе планируется отразить наши обязательства перед тем, кто эту помощь получает, распределение ответственности между участниками этого процесса. Например, когда школьный психолог по долгу службы должен общаться со школьниками, он должен иметь представление о родителях, об обстановке в семье. И если родитель узнает, что ребенок что-то рассказал, то психолог занимается незаконной оперативно-розыскной деятельностью и попадает под действие другого закона или выполняет свою профессиональную обязанность? А что делать психологу с теми данными, которые он узнал, например, о родителях? Если эта информация нужна, чтобы психолог поработал с ребенком в школе, то тут вроде понятно, а если возникают обстоятельства, которые выходят за рамки традиционной психологической работы и необходимо обращение к другим специалистам или самому родителю? Каковы здесь взаимодействия психолога и родителя? А если психолог обнаруживает сюжеты, связанные с противоправной историей в отношениях родителей и детей? Степень неурегулированности иногда из психолога или психиатра делает страшилку и не всегда помогает оказывать в полном объеме психологическую помощь, поэтому это тоже те моменты, которые закон должен закреплять».

Об уроках пандемии рассказала Ю.С. Шойгу: «Во время пандемии мы работали совместно с Общенародным фронтом на “горячей линии”, частично забирая на себя звонки, связанные с запросом на психологическую помощь. За четыре месяца такой работы было принято более 10 тысяч звонков. Это говорит о том, что этот вопрос очень востребован, он касается большого количества людей. При этом ситуация, связанная с пандемией, проявила проблему недостаточной психологической грамотности людей. Мы, проанализировав обращения, которые к нам поступали, отметили, что основное количество обращений было связано с тем, что люди были вынуждены поменять свой привычный образ жизни, отчего сильно ухудшилось их психологическое благополучие. Большинство из нас находились в достаточно комфортных для себя условиях — было тепло, светло, был доступ к средствам массовой информации, доступ к продуктам питания. Но, тем не менее, мы чувствовали себя плохо, мы боялись, чувствовали тревожность, зачастую не понимая, что происходит, а значит, не зная, что можно сделать, чтобы лучше себя чувствовать. Это натолкнуло на мысль, что мы не так хорошо знаем, как устроена наша психическая жизнь, и, как следствие, у нас более скудная палитра тех способов, которыми мы можем улучшить качество жизни.

Тема психологического просвещения связана с темой закона, потому что это возможность дать людям доступ к корректным психологическим знаниям, способам улучшения своего состояния, способам коммуникации с другими людьми.

Это большая задача и большой вызов, который стоит перед профессиональным сообществом. Главный урок пандемии — это осознание высокой потребности в психологическом просвещении».

В.В. Барабанщикова поделилась своими выводами после пандемии: «Минобороны и Вооруженные Силы не уходили на изоляцию, мы работали в прежнем режиме, но во многом были лишены привычных средств, например, встреч лицом к лицу без маски, когда ты четко понимаешь, что с человеком, что его может поддержать. Психологи оказались вне зоны комфорта. И особенно большое значение приобретает квалификация психолога и те методические средства работы, которыми он владеет или не владеет. С этой точки зрения, закон четко прописывает, кем должен быть, а кем не должен быть психолог, какое именно образование у него должно быть. Не секрет, что есть созвучные специальности, имеющие другие цели и требования к квалификации специалистов. Самый простой пример: «психология служебной деятельности» и «педагогика и психология девиантного поведения», акценты в этих специальностях разные. Мы должны четко понимать, что квалификация психологов, которые стоят на этих должностях и реализуют психологическую работу, крайне важна. Закон позволит нам защитить тех, кто эту квалификацию имеет, и тех, кто является потребителем помощи или услуги. С другой стороны, возрастает методическая роль: что именно можно, нужно, хорошо, надежно, безопасно делать, чтобы психологическое благополучие человека не пошатнулось, а только укрепилось в создавшихся сложных условиях».

А.К. Голиченков подчеркнул: «Хороший закон — это ответ юридическими средствами на возникающие в повседневной жизни проблемы. Почему сразу закон? Готовясь к встрече, я посмотрел одну из баз данных по законодательству, задал в поисковом поле слово «психологическая деятельность», «психология» и получил 4300 наименований актов. В такой ситуации даже суперпрофессионалу сложно ориентироваться, нужно привести это в порядок».

Слушатели круглого стола поинтересовались у экспертов, какие причины задерживали появление закона о психологической помощи. На вопрос ответил Ю.П. Зинченко: «Законопроект вносится не первый раз, будет уже третья попытка: первый вариант вносился еще в конце 90-х, затем была попытка лет пять или семь назад. Сейчас профессиональное сообщество договорилось, мы впервые работали над текстом вместе с профессиональными юристами».

Отвечая на вопрос «Как профессиональное психологическое сообщество относится к деятельности бизнес-тренеров, коучей? Предполагается правовая регламентация их деятельности в будущем законе?», Ю.П. Зинченко отметил: «Мы бы хотели, чтобы закон и эту часть деятельности тоже регламентировал. Но нельзя забывать, что все, что мы попытались максимально вложить в закон, еще должен закрепить законодатель. Мы уповаем на то, что законодатель правильным актом это закрепит. Конечно, во всех сферах необходимо минимизировать, а в идеале — исключить, возможность псевдопсихологической помощи, проведения под видом психологической практики других сюжетов. Думаю, нам тут помогут юристы, ведь один и тот же вид деятельности можно вывести из-под действия закона, просто “поиграв в слова”: “коуч” — это же не “психологическая помощь”, значит, под действие закона он не попадает, хотя по своей сути эти способы воздействия будут психологическими. Без юристов нам сложно прогнозировать, будет ли закон эффективным инструментом, если он не позволит нам привести в порядок эту “игру в слова”, которую многие уже сейчас начинают использовать, когда идет критика от профессионального психологического сообщества».

Тему обсуждают: «Психологическую помощь не должны регулировать чиновники — психологи о законе»

Опубликовано 26 января 2021

В статье упомянуты

Материалы по теме

Влияние пандемии COVID-19 на психологическое состояние семьи: доклад В.Ю. Слабинского в Госдуме
05.06.2021
Комментарии А. Каткова к парламентским слушаниям «Оказание психологической помощи населению»
05.06.2021
Психологическое просвещение и поддержка в кризисных ситуациях
27.03.2021
Круглый стол «Психологическая помощь: кто, кому, зачем и сколько?»
15.02.2021
Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
08.02.2021
Сергей Кириенко заинтересовался законопроектом РПО о психологической помощи
09.12.2020
О проблемах регулирования психологической деятельности
08.12.2020
Саммит психологов как факт рождения постсоветского профессионального сообщества
04.06.2020
Психологическому сообществу: для психологии пришло другое время и другие задачи
08.05.2020
К Декларации прав получателей психотерапевтической помощи
29.10.2019
Раннее выявление психических расстройств в России и Норвегии
21.08.2019
XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
06.06.2019

Комментарии

 

Рад, что наконец привлекли юристов. Жаль, что теоретиков с кафедры, а не практиков.
Надеюсь, кто-нибудь из юристов, всё же рискнёт объяснить Зинченко основы права, и в частности то, что приводимые примеры (например обман с тестами) - типичное мошенничество, относящееся к сфере уголовного права, а эффективность борьбы с ним зависит в основном от дееспособности правоохранительных органов.

Те, кто этот закон сейчас лоббируют, скорее всего, в силу оторванности от жизни, облизываясь, смотрят на многомиллионные доходы каких-нибудь "магических колл-центров", распиаренных знаменитым фильмом "идущие к чёрту", не понимая, что мошенничество это совершенно другая сфера (уголовно-криминальная) с веерами юрлиц, эффективными методами мгновенного вывода и отмыва средств, поэтому административные поборы ей будут глубоко безразличны.

К сожалению, секретность, которой окружен текст закона, наталкивает на мысль о его крайне низком качестве и полной оторванности от жизни (как было с предложенными профстандартами мед. и нейропсихологов, которые благополучно сложили под сукно, чтобы не парализовать работу тех немногих, что ещё остались в отделениях ОНМК на смешную зарплату).

26.01.202105:09:27

 

Александр Васильевич, согласен.
Вот,. полностью!
Такого в России с конца 80-х гг. не бывало.
Ну, были не утвержденные рекомендации кому и как садиться в "квартете" И.А. Крылова. На местах их просто не принимали к исполнению. Потом и их под сукно спрятали, но, что-бы "Проект Закона" не показывали психологам-практикам - это впервые. Мы что обсуждать должны? Платье голого короля? Вот уж действительно: "Мы рождены. чтоб сказку сделать былью".

26.01.202113:27:33

 

Согласен, Александр Васильевич! У меня тоже, и уже давно, складывается впечатление, что вся эта суета вокруг "законодательной базы" того, чего, пока, не существует, не более, чем облизывание.на доходы психологов. Психологии, как науки, ещё нет, а деньги мимо проходят и кому то это больно. Тут собрать бы все направления психологии и психотерапии воедино.... сами же университеты их и разодрали психологию на части (когнитивщики, экзистенциальщики, бихевиористы, гештальтисты...).

26.01.202114:00:39

 

Предполагаю, задержка публикации закона, как раз и связана с участием юристов.

Насколько понимаю, попытки поднять качество психологической помощи упираются в проблемы с качеством образования. Изначально невысокое, оно окончательно добито переносом лицензирования переподготовки на региональный уровень (с недорогой и практически бесконтрольной лицензией), что де-факто привело возможности покупки дипломов с квалификацией психолога за 20-30 тыс. Да и с магистратурами не всё гладко, если процесс обучения там хоть как-то контролируется, то проверка знаний на вступительном, отдана самим вузам.

Беда в том, что отменить легально полученную квалификацию и право работы психологом задним числом невозможно. Даже если протолкнут закон, он будет легко оспорен в конституционном суде.

Максимум, что можно сделать- вписать в отдельные профстандарты требование уровня образования, как это было сделано в 18м году с медицинским психологом. Однако, даже это требование скорее всего не оспорено только потому, что не было желающих из-за смешных зарплат в госсекторе и коллизий с названием (медицинский /клинический ), что потребует долгих разбирательств (дешевле и быстрее пройти магистратуру).Увы, попытка проделать этот трюк со всей отраслью и действующими квалификациями- малореальна, желающих оспорить будет предостаточно.

К тому же, останется проблема с магистратурой, которую в принципе нельзя отрубить законными путями даже в отдельных сферах, т. к. это полноценное высшее образование не только согласно 273-ФЗ, но и принятым международным обязательствам в рамках болонского процесса. Тем более непонятно что делать с осетинскими, донецскими и вузами некоторых стран СНГ, которые мы признаём, и где можно в "удивительные" сроки недорого получить любое образование, вплоть до аспирантуры.

Вероятно, единственный реалистичный путь в рамках отдельного диплома- вводить аналог резидентуры/ординатуры в отдельных специализациях. планомерно повышать требования к образованию (ограничивать заочку, ужесточать требования к вступительным в магистратуру/аспирантуру), легализации дипломов.

Это долгий путь хорошо если за 10 лет уложимся, и то , если будут структуры, которые будут прямо (да именно коммерчески) заинтересованны в этом, поэтому без пресловутых СРО его врядли удастся пройти. На одном энтузиазме этот процесс не вытянуть никому, независимо от происхождения...

27.01.202103:36:14

 

p.s. Опечатался. Предпоследний абзац следует читать так:

Вероятно, единственный реалистичный путь в рамках закона о психологической помощи - вводить аналог резидентуры/ординатуры в наиболее критичных специализациях, планомерно проталкивать поправки к 273-ФЗ и подзаконным актам (ФГОС и т.п.), повышая требования к образованию (ограничивать заочку, ужесточать требования к вступительным в магистратуру/аспирантуру, предусматривать проверку знаний при легализации дипломов).

27.01.202103:46:23

 

Давайте будем последовательными в законодательстве регулирующим сферу психического здоровья нации. Есть закон о психиатрической помощи в России, он плохо или хорошо работает с 1991 года. Правовой и социально психологический анализ исполнения этого закона поможет осознать необходимую в настоящее время социальную потребность в психологической помощи населению, определит границу между психическим и психологическим здоровьем. Поиск границы между психологической помощью населению и психологической деятельностью в будущем правовом поле очередное перетягивание одеяла между чиновниками от медицины и профессионалами реально, каждый день решающие проблемы людей. Профессионалы должны формировать правовое поле своей деятельность, а не чиновники, в хорошем смысле этого понятия, под предлогом защиты населения от "магов" придумывать правовые границы для подорванного пандемией психического здоровья населения.

27.01.202108:45:12

 

Евгений Георгиевич, закон о психиатрической помощи, грубо говоря рассчитан на работу с больными людьми в рамках 323 ФЗ. Прихолог, в нормальной ситуации же помогает справиться с проблемами здоровым людям.

При этом, действительно нет нормального определения психолога, нет никаких инструментов контроля качества его работы, и есть множество случаев некачественной помощи или откровенного мошенничества.

Я писал о том, что с мошенничеством, в рамках этого закона нельзя ничего сделать в принципе, это другая сфера. Да и не нужно, этим занимается силовой блок у которого вдоволь и средств и инструментов.

Авторы закона, как я понимаю с самыми лучшими намерениями пытаются решить множество проблем в одном документе, решив всё одним лихим кавалерийским наскоком (интеллектуальным штурмом). Увы, в жизни так не получается. Не разрубишь этот гордиев узел, он создан многими факторами.

Можно написать красивые профстандарты для нейропсихологов, но посмотрите на зарплату в их вакансиях.

Можно потребовать от школьного психолога, переученного из преподавателя литературы, чтобы он закончил магистратуру, но не совсем понятно, что ему при этом есть, оторвавшись на два года от работы.

Можно попытаться запретить психологическую деятельность тем, кто получил квалификацию с помощью переподготовки/магистратуры, но совершенно непонятно как увязать это с действующим законодательством не отменяя его задним числом, болонской конвенцией, общими принципами законности и тем фактом, что среди переподготовленных множество реально хороших специалистов, которые работали по законам тех времён и совершенно не виноваты в том, что государство впоследствии упустило контроль за этой сферой.

В идеале надо сделать какой-то инструментарий, для контроля знаний, но где государству взять на это деньги в кризис, и на что жить тем, кто пойдёт учиться в резидентуру.

Поэтому, я бы предложил не пытаться объять необъятное, а хотя бы подвести нормальную нормативную базу под деятельность психологов в медицинских и государственных учреждениях. Дать им наконец определение (не пытаясь ничего фильтровать), описать обязанности, права. В тех же отделениях ОНМК сейчас психологи находятся где-то на уровне санитарок по статусу и зарплате и в большинстве ведомств, кроме МЧС, примерно такая же ситуация.

27.01.202109:25:30

 

Стесняюсь спросить. а которое десятилетие этот закон обсуждают?

27.01.202110:08:34

 

Секретный закон обсуждаю впервые. Это новое слово в законотворчестве. Очень надеюсь, что это связано с попыткой не наступать на старые грабли.

27.01.202112:24:34

 

Интересно читать комментарии. Секретные законы, которые обсуждаются много лет - это аналог секретного ингредиента
секретного супа? В магистратуре для психологов-консультантов, которую я разработала в Калужском государственном университет им. К. Э. Циолковского с секретной миссией пережать свои знания в сфере консультирования магистрантам и возможно аспирантам, сейчас преподают 1) специалисты в области истории, математики и английского языка, по стечению обстоятельств сумевшие получить диплом кандидата психологических наук, но так и не удосужившиеся изучить основы психологии, а не только ее "консультативную часть". Руководят магистратурой также специалисты которые никакого отношения к консультированию не имели и не имеют, включая того же математика... а где тот, кто разрабатывал это , от нечего делать теряя месяцы для отдыха после защиты докторской диссертации по профилю в том же МГУ им. М.В Ломоносова? а он теперь вообще в университете не работает: специалист по консультированию математикам, историкам и громким носителям английского языка для тог, чтобы преподавать консультирование и психотерапию в магистратуре, совсем не нужен ... тем более, что докторам наук еще и платить нужно... а как это сделать, если весь резерв зарплаты в университете для доктора наук - 3 тысячи рублей? совершенно не хватает на материальную помощь на несуществующие "операции" в 40 тыс. рублей бывшим специалистам в области истории... просто совершенно -не хватает... секретный ингредиент секретного супа

29.01.202120:20:59

 

Мариям Равильевна, а преподавателю не обязательно быть психологом. Главное, на несколько страниц раньше студентов и магистрантов прочитывать учебник. Секретный закон на них (на преподавателей) не рассчитан. Они же не оказывают никакой помощи. За исключением некоторых из них.

29.01.202121:50:03

 

Каким образом секретный закон может исправить удручающее качество образования и его финансирование по остаточному принципу?

Кадровая ситуация в бакалавриатах тех же институтов кардинально отличается от ситуации в магистратуре и аспирантуре?

Это отсутствие закона, а не нормального финансирования мешает провинциальным вузам нормально проводить вступительные испытания в платные магистратуру и аспирантуру?

Вузы в непризнанных республиках после него устыдятся и перестанут дистанционно выдавать дипломы по сходной цене?

Минобр перестанет закрывать глаза на это по политическим соображения?


Уточните пожалуйста какие из этих пунктов исправит секретный закон и как?

30.01.202102:44:06

 

Никакие из перечисленных.

30.01.202106:40:55

 

Виталий Николаевич, закон потому и не могут принять уже два десятилетия, что его авторы, с непонятным упорство пытаются решить нерешаемое- исправить одним законом системные проблемы общества и образования в отдельно взятой отрасли.

То, что это нигде и никогда не удавалось (в том числе в зарегулированной медицине) их почему-то не останавливает, хотя казалось бы, кто как не психологи должен понимать роль границ?

Если даже на уровне ординатур, магистратур и аспирантур крупнейших вузов вступительные испытания для платников являются формальностью, неужто кто-то верит что в резидентурах психологов всё будет иначе? Или в СРО психологов картина будет кардинально отличаться от того, что происходило в СРО строителей? Или в регионах контроль за психологической деятельностью будет отличаться от контроля за профпереподготовкой?

Нельзя законом о психологической деятельности изменить то, что от него не зависит. Нельзя им улучшить качество образования в стране, нельзя решить проблему коррупции, нельзя исправить политическую ситуацию с признанием дипломов из проблемных стран и регионов...

Зато, приняв ситуацию как она есть, можно наконец-то определить статус психолога, обозначить его права и обязанности, ввести понятие психологической тайны и многое другое. Это принесёт куда больше пользы, чем борьба с ветряными мельницами.

30.01.202118:50:37

 

Сложно будет создавать закон в условиях поголовного нарушения ФЗ и конституции в РФ и других странах. Посмотрите как формулируются постановления по режиму самоизоляции и ношения масок. Игра словами и терминами где потерян смысл доходит до абсурда. Добавим сюда переход на дистанционное образование.
В итоге закон получится абсурдным и будет игнорироваться или будет отложен опять.. Мы находимся в периоде смены фазового перехода 6-го техноуклада и это такая волна, что в ней потонет данный закон.

12.03.202123:46:31

 

Владимир Александрович, будем продолжать жить в беззаконии. Прожили же столько лет, и ничего.

14.03.202112:05:32

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
18 октября 2021 , понедельник

В этот день

Тамара Глебовна Захарова празднует день рождения! Поздравить!

Андрей Юрьевич Агафонов празднует день рождения! Поздравить!

Игорь Николаевич Хмарук празднует день рождения! Поздравить!

74 года назад родился(ась) Вольдемар Альбертович Колга.

Скоро

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

21 — 22 октября
Москва

Международная конференция «Дифференциальная психология и психофизиология сегодня: способности, образование, профессионализм»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь
18 октября 2021 , понедельник

В этот день

Тамара Глебовна Захарова празднует день рождения! Поздравить!

Андрей Юрьевич Агафонов празднует день рождения! Поздравить!

Игорь Николаевич Хмарук празднует день рождения! Поздравить!

74 года назад родился(ась) Вольдемар Альбертович Колга.

Скоро

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

21 — 22 октября
Москва

Международная конференция «Дифференциальная психология и психофизиология сегодня: способности, образование, профессионализм»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь