16+
Выходит с 1995 года
25 июня 2024
И опять на тему «Что-то не ладно в королевстве…»

Методологические трудности, о которых уже не раз писали1, дают свои метастазы в самых невероятных формах. В последние годы мы все чаще встречаем конкретные примеры этого в той сфере, которую сегодня принято называть практической психологией. В самом общем виде можно сказать так: отрицательная динамика наблюдается от состояния нормативной базы и научных основ этой предметной области до организации процесса аттестации на определенную квалификацию специалиста. Такая неразбериха, что не всякий профессионал сможет сразу увидеть, где правда, а где просто манипуляция тех, кто продает психологические услуги (в том числе и образовательные) в нашей стране.

Самый простой пример:

  • откройте пока еще действующие «Общероссийский классификатор специальностей» (ОКСО) и «Общероссийский классификатор профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов (ОКПДТР)»;
  • выделите то, что там написано про специальности и профессии в сфере психологии;
  • наберите в поисковике любого браузера «Обучение психологии»;
  • сравните то, что увидите, с тем, что есть в классификаторах.

И картина будет такая: профессий и специальностей в 2023 году в сфере психологии в целом не больше пяти, а разнообразные учреждения обещают обучить вас нескольким десяткам профессий:

  • от «психолог-консультант» до «профайлер», «коуч»;
  • от «детский психолог», «конфликтолог» до «киберпсихолог» и т.п.

Качество информации (в том числе и профессиональной) — бич современного общества. Понятно, что это следствие, в первую очередь, качества образования, слабой нормативной базы, определяющей уровень качества распространяемой информации и работы по просвещению населения в этой области, а также недостаточного уровня юридической грамотности потребителя, уровня профориентационной работы со стороны профессионалов и т.п.

Где та граница, которая отделяет профессионально-ответственную работу специалистов по информированию населения от действий непорядочных лиц, направленных на манипуляцию поведением потребителя услуг?

Меня удручает сам факт вопиющей разобщенности тех, кто пытается создать хоть что-то как ориентир в сфере подготовки специалистов по психологии, разработать инструменты оценки профессиональной квалификации. Не могу избавиться от постоянного ощущения того, что все эти люди учились «чему-нибудь и как-нибудь». Иначе как объяснить то, что каждая из групп разработчиков тех или иных ФГОС «придумывает» свое, игнорируя все то, что никто не отменял?

Вот наглядный пример: в таблице ниже представлены различия в основном содержании ФГОС по параметру «тип задачи профессиональной деятельности» будущего специалиста.

Просто готовое учебное задание для обучающихся практической психологии для зачета по курсу «Введение в профессию»: ответьте на вопрос, в каком из ФГОС представлены ВСЕ основные виды / направления работы практического психолога?

Как с таким разнобоем в перечне базовых задач готовить специалистов, которые могут прийти работать в любую сферу человеческой деятельности, как оценивать уровень их квалификации в той или иной сфере?

Сравнивая содержание ФГОС и содержание профстандартов, я удручаюсь еще больше. Вот один из примеров такого сравнения:

  • во ФГОС по направлению подготовки 37.05.02 «Психология служебной деятельности» мы видим, что такого основного вида работы / типа профессиональной задачи, как «психопрофилактика» (который упомянут практически во всех учебных пособиях и документах), нет ни среди профессиональных задач специалиста (1.13), ни в перечне компетенций;
  • а в действующем с сентября 2023 года профессиональном стандарте «Психолог в служебной деятельности» мы читаем в колонке «Обобщенные трудовые функции»: «Деятельность по психологической подготовке к выполнению профессиональных задач и профилактике негативных явлений и последствий, связанных с их выполнением». И далее там еще есть не одно упоминание про этот вид работы.

Это как? Как у А. Райкина: «Забудь все, чему тебя учили в школе, когда пришел на завод»? Читая все это, вспоминается народное: «Кто в лес, кто по дрова…»

Со ФГОС все понятно. Перейдем к стандартам профессиональной деятельности (ПС). Напоминаю, что профессиональный стандарт — это документ для работодателя и работника, в котором представлены минимальные требования к определенному виду деятельности, выделены основные трудовые функции, действия и описано их содержание (характеристика квалификации, необходимой работнику для осуществления определенного вида профессиональной деятельности, в том числе для выполнения определенной трудовой функции). Для дальнейшего обсуждения важно подчеркнуть, что именно «деятельности», а не направления или видов работы. В рекомендациях Минтруда так и написано:

  • «Цель разработки ПС: создание объективной основы для формирования программ профессионального образования / обучения; для оценки профессиональных квалификаций вне зависимости от путей их получения; для подбора, развития и расстановки персонала…»
  • «Разработка ПС начинается с определения ВПД…»2

Разберем все на свежем примере.

Психологическое консультирование до настоящего времени формально не является ни деятельностью, ни профессией. Оно — часть функциональных обязанностей психолога, разновидность профессиональных задач / профессиональных действий. В 2022 году (приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 14 сентября 2022 г. №537н «Об утверждении профессионального стандарта “Психолог-консультант”») в сфере психологии появляется стандарт профессиональной деятельности «Психолог-консультант» (вступил в силу с 1 марта 2023 г.).

Одно из ключевых понятий любого стандарта профессиональной деятельности — «обобщенная трудовая функция» (совокупность связанных между собой трудовых функций, сложившаяся в результате разделения труда в конкретном производственном процессе). В ПС, относящихся к сфере психологии, оно имеет разные варианты текста, где главным является словосочетание «психологическая помощь»:

  • ПС «Психолог в социальной сфере» — «деятельность по социально-психологическому сопровождению и психологической помощи отдельным лицам и социальным группам»;
  • ПС «Психолог в служебной деятельности» — «деятельность по оказанию психологической помощи, коррекции и поддержки».

В то же время, в ПС, начинающихся со слова «консультант», речь идет об ином наполнении:

  • «Консультант в области управления персоналом» — «консультирование физического лица по вопросам трудовой деятельности»;
  • «Консультант по вопросам управления организацией» — «консультирование по вопросам рационализации управления подразделением организации».

Очевидно, что у деятельности «Консультант» одна цель, а у деятельности «Психолог» совсем другая.

Из этого становится понятным, что в логике классификатора, в стилистике перечня деятельностей (ОКПДТР), корректнее было создавать профстандарт с таким названием, как «Консультант по вопросам психологии». Тем более, что речь идет именно о специалисте, который помогает своими рекомендациями, построенными на основе своего опыта, знаний и компетенций в определенной области. Он не оказывает психологическую помощь в прямом смысле этого словосочетания. Он только консультирует, это его системообразующая деятельность. Как и во всех других случаях деятельности «консультантов», упомянутых в ОКПДТР.

Получается, что в других стандартах «консультирование» — это только профессиональное действие, одна из задач, имеющее вполне конкретное, специфическое профессиональное содержание как вид психологической помощи. А с 2023 года появляется новая, «сдвоенная» деятельность — «психолог-консультант»3.

При этом в целом ситуация выглядит так:

  • официально в России в системе высшего образования нет специальности «психолог-консультант»,
  • нет такой деятельности в ОКПДТР,
  • но есть стандарт профессиональной деятельности «Психолог-консультант».

Чудеса?!

Уверен, что в этом не было никакой объективной необходимости (может, только для тех, кто получит коммерческую выгоду, открывая теперь новые специальности, новые должности и т.п.).

Другой аспект обсуждаемого вопроса (методологическая неразбериха) — содержание этого нового ПС. Оно, по сути, ничем не отличается от содержания уже имеющихся стандартов профессиональной деятельности в сфере психологии (например, «Психолог в социальной сфере»): все те же функции, действия, знания, умения, но с добавлением «громко звучащих» слов «граждан», «населения», «трудовых коллективов». Зачем такое дублирование?

В первой же части этого ПС написано, что цель этого вида профессиональной деятельности — «поддержание психологической стабильности граждан и трудовых коллективов». Если профстандарт — документ, который поможет работодателю определить минимальные требования к виду такой деятельности, то как это понимать? Что это такое — «поддержание», «психологическая стабильность»?

Может, я и не заметил, как изменился предмет психологии?

Как определять минимальные требования к этому «поддержанию»?

У того же эксперта, который будет ориентироваться на требования ПС при аттестации специалиста с целью определения его квалификации, сразу возникнут вопросы:

  • каковы критерии определения наличия этого феномена («поддержание»)?
  • на основе каких содержательных характеристик / признаков определять квалификацию именно «психолога-консультанта» (в отличие от других психологов)?
  • как определять эффективность такой работы: есть «психологическая стабильность» — уже нет «психологической стабильности»? И т.д., и т.п.

В общем, изначально нарушено главное требование к разработчикам ПС – сформулировать «требования к деятельности». Такой деятельности нет. Этот профстандарт содержит требования к «фантому», к придуманной кем-то деятельности. Это тот случай, когда вид профессиональной задачи приравняли к деятельности без всяких оснований.

Даже если допустить, что кто-то разрешит делать профстандарты, преобразуя профессиональные задачи / направления работы специалиста в новые деятельности, то было бы логичнее сначала:

  • выделить отдельные специальности / направления подготовки в системе высшего образования (психолог-консультант, психолог-диагност, психолог-профилактолог, психолог-корректор, психолог-просветитель и т.п.);
  • создать ФГОСы по ним;
  • под них (специальности) создавать профстандарты.

Но это, мягко говоря, «неэффективная стратегия». Мало того — порочная. С такой логикой можно дойти и до создания профстандартов по каждому профессиональному действию. Непонятен сам смысл такого рода стратегии — дробления предметного поля практической психологии.

Уверен, что дробление деятельностей еще больше запутает ситуацию с пониманием населением содержания работы психолога. Полагаю, что как для управления, так и для последующей оценки квалификации гораздо продуктивнее и эффективнее было бы иметь в сфере психологии не более 2-3-х базовых стандартов профессиональной деятельности (например, «Психолог», «Клинический / медицинский психолог» или — «Психолог» и «Практический психолог»). Это станет основой «прикладных» стандартов, конкретизирующих сферу приложения. Пример уже есть — «Психолог в социальной сфере», «Психолог в служебной деятельности», «Психолог в сфере образования». Мне кажется, что корректнее использовать в прикладных областях базовое название «Практический психолог» («Практический психолог в социальной сфере», «Практический психолог в служебной деятельности», «Практический психолог в сфере образования», «Практический психолог учреждений, оказывающих медицинскую помощь» и т.п.).

Такие стандарты позволят работать каждому выпускнику психфака в любой сфере человеческой деятельности. Общие требования к содержанию профессии обозначены во ФГОС, они конкретизируются уже в самой сфере приложения специалиста через содержание внутриведомственных документов, через конкретное наполнение «должностных обязанностей», «должностных инструкций», в которых определяется соотношение всех видов работ специалиста, выделяется «ведущий профиль» работы в данных конкретных условиях учреждения, организации.

Конечно же, ФГОСов может быть больше, т.к. образование может изначально быть многопрофильным. Особенно на уровне магистратуры, в сфере повышения квалификации и переподготовки.

Итак, что имеем?

  1. Методологическую неразбериху — проблемы в определении содержательных оснований деятельности психолога / практического психолога, общих представлений об основных профессиональных задачах его работы.
  2. Отсутствие базовой методологии в понимании специфики предметной области практической психологии, а также концептуальной связи и определенности в представлениях о базовых понятиях у разработчиков ФГОС и профстандартов.
  3. Методологический эклектизм и неразбериху, акомплементарность в конкретном содержании ФГОС и профстандартов.

Уверен, что источник всего этого все тот же — «методологическая болезнь» в целом отечественной психологии, разобщенность теоретических школ, проблемы общей организации профессионального, «предметного поля». Все это проявляется, как следствие, в размытости предметного поля практической психологии. А далее в нормативной базе деятельности психолога, в учебных пособиях и методических материалах и т.п.

Итог неутешителен: проблема как была, так и есть, а желающих ее решать в ХХI веке, по моим данным, пока не видно. Я не нашел даже упоминания о ней ни в одном концептуальном документе последних лет, ни в решениях / резолюциях профессиональных форумов (которых за последний только год было немало). Странно, но факт.

Печальный, к сожалению…

Продолжение темы, затронутой в статьях:

Примечания

1 Василюк Ф.Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. 1996. №6; Забродин Ю.М. Проблемы и перспективы развития практической психологии в России. // Национальный психологический журнал. 2006. №1. С. 33-41; Мазилов В.А. Методологические проблемы психологии. Ярославль, 2006; Марцинковская Т.Д. Новые методологические подходы современной психологии в цифровом обществе // Психологический журнал. 2023. Том 44. №2. С. 132-136; Разработка понятий современной психологии / отв. ред.: А.Л. Журавлев и др. Том 1–3. М.: ИП РАН, 2018, 2019, 2021; Сергиенко Е.А. Внутренний мир человека: един ли предмет психологии? (приглашение к дискуссии) // Психологический журнал. 2023. Том 44. №6. С. 124-134; Юревич А.В. Методологический либерализм в психологии // Вопросы психологии. 2001. №5; Юревич А.В. Системный кризис в психологии // Вопросы психологии. 1999. №2. С. 3-8 и др.

2 Волошина И.А., Прянишникова О.Д., Клинк О.Ф., Зайцева О.М., Новиков П.Н. Методические рекомендации по формированию содержания профессиональных стандартов. М.: Перо, 2020.

3 Давно известны проблемы, появившиеся в свое время с прецедентом «сдвоенности», когда ввели специальность «педагог-психолог» и утвердили профессиональные стандарты «педагог-психолог».

Комментарии
  • Сергей Владимирович Ребрищев
    27.02.2024 в 09:24:46

    Причина всех описанных в статье явлений – одна, и она же – единственная: непрофессионализм разработчиков законов и профстандартов. У них есть задача: узаконить, но нет понимания – как.

    , чтобы комментировать

  • Елена Вадимовна Шляховая
    04.03.2024 в 10:54:31

    Виктор Эдуардович, спасибо за Вашу публикацию. Хочется верить, что порядок в регуляции психологической деятельности все-таки когда-нибудь наступит, а репутация грамотных специалистов не будет страдать от "методологической болезни". Правда, для "выздоровления" нужны усилия всего профессионального психологического сообщества, но пока, на мой взгляд, потребности в таких усилиях не возникло.

    , чтобы комментировать

  • Лариса Николаевна Зимакова
    04.03.2024 в 13:41:20

    Виктор Эдуардович, спасибо Вам за то, что поднимаете такие важные вопросы для обсуждения. Надеюсь, порядок в сфере психологии сможем навести сообща и со временем.

    , чтобы комментировать

  • Валерий Михайлович Ганузин
    05.03.2024 в 09:25:46

    Уважаемый Виктор Эдуардович!

    На Ваше: "Итак, что имеем?
    1.Методологическую неразбериху...
    2.Отсутствие базовой методологии в понимании...
    3.Методологический эклектизм и неразбериху..." возникает вопрос. Кто и Что должен сделать, чтобы этого не было? И возможно ли эту неразбериху трансформировать в "разбериху" в обозримом времени?

    С уважением, Валерий Михайлович.

    • Виктор Эдуардович Пахальян
      Виктор Эдуардович Пахальян
       ответ пользователю Валерий
      Москва
      05.03.2024 в 09:57:34

      Спасибо за вопрос, Валерий Михайлович! Ответ очевиден - кто получает зарплату за то, чтобы это все делать качественно ие, кто принимает некачественную работу. Начиная с ведущих научных учреждений, министерств и кончая конкретными разработчиками документов, которых нанимают для этого ведомства. Ну и те, у кого в Уставах написано, что они за это отвечают...

    • Валерий Михайлович Ганузин
      Валерий Михайлович Ганузин
       ответ пользователю Валерий
      Ярославль
      05.03.2024 в 15:59:39

      Уважаемый Виктор Эдуардович!

      Спасибо Вам за ответ. Я так понял, что получая зарплату они работу выполняют по какой-то причине не совсем качественно, не согласуя с другими документами, пишут в различных учреждениях по разному, рецензируют и утверждают может потому что должна быть видна их работа (количественная), а качество страдает.

      Может лучше создать группу независимых экспертов, которые без зарплаты хорошо отредактирует и согласует разногласия "написания" в имеющихся документах, например, на базе самодостаточного научного журнала, где в отдельной рубрике будут публиковать "правленные" и согласованные друг с другом разделы различных, ранее выпущенных документов. Или это невозможно сделать по каким-то причинам?

      Уважаемый Виктор Эдуардович!
      С большим уважением к Вам уже за то, что отвечаете на вопросы и поддерживаете дискуссию по опубликованному материалу, чего так не хватает на страницах ПГ.

      С уважением, Валерий Михайлович.

    , чтобы комментировать

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»