16+
Выходит с 1995 года
17 июня 2024
Как проводить диагностическое интервью на первой встрече психолога с клиентом?

Интервью при знакомстве с новым клиентом может вызывать много вопросов у начинающих психологов: на что обращать внимание, какие вопросы следует задавать? Ульяна Владимировна Чернышева, практический психолог, сертифицированный гештальт-терапевт, супервизор, психодраматист, семейный терапевт, преподаватель Института практической психологии «Иматон», дала советы, как проводить диагностическое интервью:

«Одна из главных задач на первой встрече – понять ваш ли это клиент или его нужно направить к другому специалисту, и если это так, то помочь самому клиенту это понять. Важно понять, какие вопросы у клиента к вам, а какие – ко всем остальным профессиям. Важно браться за те запросы, в которых у вас есть специализация, понимание, что делать, личный опыт работы с запросами.

Важно понимать, в каких случаях мы отправляем клиента к психиатру. Когда психологи берутся помогать клиентам, которым требуется медицинская помощь, часто начинаются конфликты между психиатрами и психологами о том, что психологи задерживают клиента, не дают ему полноценной информации, и в итоге курс лечения человек начинает очень поздно, запускается болезнь. Нам важно понять те критерии, на которые нужно сориентироваться, чтобы отправить клиента к психиатру.

Если психолог берется работать с тяжелым клиническим случаем, есть большой риск эмоционального выгорания, риск суицида у клиента, такой случай оставляет «шрамы» в работе психолога, какое-то время приходится восстанавливаться. 

На что нужно обратить внимание? Как мы проводим диагностику?

Мы начинаем диагностику с самого начала встречи, с того, как клиент вошел. Вы можете наблюдать и строить гипотезы. Диагностика нужна, чтобы вы выдвинули свое предположение, что это за клиент, какой у него тип личности, какие черты характера вы увидели. То, что вы для себя отмечаете, может быть использовано или нет, но важно, чтобы вы это видели и знали, что наблюдать.

Ваши наблюдения:

1. Эмоциональное состояние клиента. Например, насколько клиент возбужден или апатичен.

2. Одежда клиента. Какая она: аккуратная или неряшливая, кричащая или скромная, соответствует ли его возрасту и ситуации? Как сочетаются детали его туалета?

3. Движения клиента. Он открыл дверь резко или тихонько постучал? Или он вообще ждал под дверью, пока вы выйдете и пригласите его? Как он садится на стул: сел на краешек или расположился полностью?

4. Состояние здоровья клиента. Наблюдаете ли вы болезненные симптомы: бледность, чрезмерный румянец, воспаленная кожа, покрасневшие глаза, дрожание, кашель и др.? Вы уже можете предполагать, почему дрожат руки, почему есть нервные тики.

5. Признаки напряженности клиента. Совершает ли клиент такие повторяющиеся действия, как глотания, почесывания, тики или другие?

6. Голос клиента. Каким голосом говорит клиент: твердым и уверенным, ровным и дрожащим, тихим, хнычущим или высоким? Что значит его интонация?

7. Как клиент держится. Какие он принимает позы? Как держит осанку? Например, он принимает детские позы и говорит детским голосом? Или юный клиент сутулится и подражает манерам кого-то, кто гораздо старше него?

Вы это отмечаете. Некоторые психологи сразу делают пометки в блокноте и предупреждают клиента, что записывают отдельные вещи для себя. На основе первых наблюдений и того, как клиент предъявляет себя в беседе, мы начинаем формулировать предварительные гипотезы.

Запрос, который вам озвучит клиент, – это «входной билет», но «фильм» может быть совершенно о другом. Не всегда название фильма совпадает с тем, что есть на самом деле: часто клиент приходит с запросом о том, о чем ему говорить легче, с чем он уже смирился, а огромный айсберг того, что его на самом деле тревожит и беспокоит, остается не озвученным.

Ваша задача – наблюдать, есть ли еще что-то за запросом клиента, на каком жизненном фоне происходит запрос. Например, мы с котерапевтом в консультировании семейных пар отмечаем, что раньше людям было сложно говорить о сексе, теперь же пары приходят с запросом, что что-то не ладится в сексуальной жизни. Но на самом деле весь разговор ведется про деньги, и деньги – более табуированная тема, чем секс.

У вас под рукой должна быть схема диагностического интервью – то, о чем спрашивают клиента на первой встрече психоаналитики. Есть интервью Нэнси Маквильямс, рекомендую ее книгу «Психоаналитическая диагностика». Даже если вы не работаете в методе психоанализа, ее полезно прочитать и использовать в работе.

Схема интервью достаточно большая. Вам не обязательно использовать ее всю, особенно, если вы знаете, что будете работать краткосрочно или с конкретным запросом. Но желательно, даже если вы будете работать с конкретной фобией, чтобы на первой встрече клиент рассказал вам, на каком фоне его симптом появился. Может быть так: у клиента умирает мама, он разводится с женой или теряет работу, и эта фобия обостряется. Может быть скрытый пласт, который тоже относится к его запросу, но он никак не озвучен, поэтому вам важно представлять, что еще можно спросить у клиента.

Если клиент с терапевтом договариваются на длительные отношения, то «первая» встреча растягивается на две, на четыре, чтобы специалист мог собрать достаточно информации, чтобы решить строить ли с клиентом эти отношения. Иногда терапевты просят клиента написать краткую автобиографию. Есть те специалисты, которые разработали свою анкету, они отправляют ее клиенту, а он приходит с заполненной анкетой на встречу.

Диагностическое интервью

Демографические данные (имя, возраст, пол, этническая и расовая принадлежность, религия, состояние отношений, родители, уровень образования, работа, предшествующий опыт психотерапии, кто направил на терапию в этот раз или как клиент выбрал специалиста, другие (кроме клиента) источники информации);

Текущие проблемы и их состояние (главные трудности и понимание клиентом их причин, история этих проблем, предшествующее лечение, почему именно сейчас пришел на терапию);

Личная история (где клиент родился, вырос, количество детей в семье и его место среди них, главные переезды, живы ли родители и сиблинги, их возраст, здоровье и профессия, их отношения с клиентом, психологические проблемы в семье);

Младенчество и детство (хотели ли родители клиента рождения ребенка, условия в семье после его рождения, что-то необычное в критические периоды развития, некоторые ранние проблемы, ранние воспоминания, семейные истории или шутки в адрес клиента);

Латентный период (проблема сепарации, социальные проблемы, проблемы в учебе, в поведении, жестокость к животным, болезни, семейные стрессы в это время, сексуальный или физический абъюз);

Адолесцентный период (возраст полового созревания, физические проблемы, связанные с созреванием, семейная подготовка к сексуальности, первый сексуальный опыт, мастурбационная фантазия, школьный опыт, успеваемость и социализация, самодеструктивные паттерны (нарушения питания, рискованные эксцессы, суицидальные импульсы, антисоциальные паттерны), болезни, семейные стрессы в это время);

Взрослая жизнь (история работы, отношений, адекватность текущих интимных отношений, отношение к детям, хобби, таланты, гордость или удовлетворение);

Текущие представления, ментальный статус (общее представление, состояние аффектов, настроение, качество речи, присутствие тестирования реальности, уровень интеллекта, адекватность памяти, оценка надежности информации, исследование возможностей дальнейшего развития областей предполагаемых проблем (например, при депрессии – возможность суицида), сновидения, используемые вещества);

В заключение спросите пациента, нет ли другой важной информации, которой он обладает и о которой его не спросили. Спросите, было ли ему удобно и не хочет ли он что-либо сказать.

Выводы, к которым вы можете прийти, могут касаться: главных текущих тем, областей фиксации и конфликтов, основных защит, бессознательных фантазий, желаний и страхов, центральных идентификаций, контридентификаций, неоплаканных потерь, связности собственного «я» и самооценки».

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Психологическая помощь после трагедий и катастроф
    01.10.2018
    Психологическая помощь после трагедий и катастроф
    Об особенностях психологической помощи на разных этапах переживания последствий трагедий и катастроф рассказывают специалисты: Ирина Алексеевна Алексеева - заведующая кафедрой психологической помощи в кризисных и посттравматических состояниях, руководитель программы дополнительного профессионального образования «Практическая психология в социальной сфере. Технологии и навыки антикризисной помощи» Института «Иматон», Анна Михайловна Раскина - председатель правления благотворительной общественной организации помощи детям и подросткам «УПСАЛА»...
  • Исследование мудрости шута: ресурсы для психотерапии
    05.05.2016
    Исследование мудрости шута: ресурсы для психотерапии
    Психологи исследуют фигуру шута в мировой и личной истории. Речь идёт о реальных людях и литературных персонажах. Шут - самый загадочный, противоречивый и притягательный теневой герой, тот о котором Мария Луиза фон Франц писала: «наполовину дьявол, наполовину спаситель», наставник королей и деревенский дурачок, пугающий и вдохновляющий своей внутренней силой...
  • Психология пищевого поведения, или Как научиться жить в стройности?
    28.04.2016
    Психология пищевого поведения, или Как научиться жить в стройности?
    К психологу регулярно приходят женщины, желающие похудеть. В этом видео врач-психотерапевт, автор методики «Способ психологической коррекции избыточной массы тела» Валерий Владимирович Ромацкий рассказывает о том, какие существуют психологические причины полноты, какова специфика работы психолога при коррекции избыточной массы тела...
  • Отношения с собой. Отношения с другими» Взгляд гештальт-терапевта
    30.03.2016
    Отношения с собой. Отношения с другими» Взгляд гештальт-терапевта
    Елена Юрьевна Петрова - медицинский психолог, гештальт-терапевт, член Европейской ассоциации гештальт-терапии (EAGT), руководитель проекта «Интегративный Институт гештальт-тренинга» (г. Санкт-Петербург), член Ассоциации детских психиатров и психологов...
  • Изменение жизни и травматизация: тактики поддержки клиентов
    10.07.2020
    Изменение жизни и травматизация: тактики поддержки клиентов
    Я хотела бы обратить ваше внимание на то, какие бывают кризисы, какие возникают напряжения в этих кризисах, а потом обсудить, какие тактики может выбрать психолог-консультант, если он имеет дело с человеком, сталкивающимся с той или иной ситуацией...
  • О преодолении последствий травматического опыта детей
    14.04.2020
    О преодолении последствий травматического опыта детей
    Есть непосредственные травмы, которые можно выделить как события: нападения, катастрофы, острый развод родителей, потеря близких. Если ребенок живет в семье, где он подвергается жестокому обращению, я также отношу это к травматическому опыту...
  • Людмила Шёхолм: «Нам нужны поглаживания, чтобы выжить»
    02.04.2020
    Людмила Шёхолм: «Нам нужны поглаживания, чтобы выжить»
    Поглаживание – это единица социального признания. Рене Шпиц нашёл, что у нас есть три голода: по стимулам (прикосновения к телу), по признанию (поглаживания, транзакция), по структуре (расписания, ритуалы). Все три голода должны удовлетворяться…
  • От преодоления страдания к поиску счастья
    31.03.2020
    От преодоления страдания к поиску счастья
    «Если мы хотим сделать людей счастливее, то нам надо понимать, куда мы движемся, что такое «счастье». Жизнь должна быть со смыслом или вовлечённая, и при этом в ней должны присутствовать удовольствия, положительные эмоции», – отметил Сергей Падве…
  • «Безоценочная или/и этическая позиция психотерапевта. Трудная диалектика»
    20.02.2020
    «Безоценочная или/и этическая позиция психотерапевта. Трудная диалектика»
    Что на деле означает безоценочность в психотерапии? Какие ее аспекты представляются естественными, а какие кажутся весьма сложными и связаны с трудным выбором для профессионала – разрешением нетривиальных противоречий?...
  • Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?
    17.09.2019
    Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?
    «Почему я назвала свой мастер-класс «Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?»? Я не буду описывать случаи, с которыми сталкивалась на клинических разборах, истории очень сложные, но я каждый раз убеждаюсь, что это семейные ситуации. И наблюдая ситуации в семьях звёзд, мы тоже можем проследить здесь семейный контекст. Шарлиз Терон усыновила мальчика, он благополучно рос и наслаждался дивой-мамой до момента, пока она не удочерила девочку. Что происходит в этой ситуации с ребенком, какой вопрос он задает этому миру?...»
  • Психологическая поддержка людей с «неизлечимыми» заболеваниями
    09.09.2019
    Психологическая поддержка людей с «неизлечимыми» заболеваниями
    Как помочь человеку, если его мир рухнул? Ресурсными техниками, которые можно применять и с больными, и с любыми клиентами, проходящими через личностный, семейный или профессиональный кризис, поделилась Хлебодарова Ольга Борисовна – семейный психолог, онкопсихолог, педагог высшей категории, супервизор, руководитель Ассоциации психологов Подмосковья, генеральный директор благотворительного проекта психологической помощи людям с онкозаболеваниями "О.П.О.Р.А."»...
  • А. Палей: «Компьютеры не заменят психотерапевта»
    21.06.2019
    А. Палей: «Компьютеры не заменят психотерапевта»
    Важна идея о том, что не надо спешить что-то делать. В этом подходе большой акцент делается на расспрашивание — как-то понять человека, не торопиться производить интервенции, манипуляции. Метафорически можно обозначить это как встречу психотерапевта и клиента. Одна из самых распространенных ошибок — человек что-то услышал от клиента и тут же начинает что-то предпринимать.
    Как сказала одна из наших участниц: «Еще толком не поняли, где болит, а уже начинаем бинтовать»...
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»