16+
Выходит с 1995 года
27 февраля 2024
Психологические особенности субъектов труда в профессиях информационного типа

Современное информационное общество изменило условия и способы человеческой жизнедеятельности во всех ее проявлениях в цифровую эпоху. В течение последних десятилетий область информационных технологий (information technology — IT) устойчиво считается одной из престижных и наиболее динамично развивающихся, перспективных отраслей экономики в России. Этот факт подтверждают многие исследователи, отмечая скачок информатизации социума. Так, например, В.В. Барабанщикова выделила следующие черты современного общества: массовая компьютеризация труда, рост нематериальных форм деятельности, возросший поток информации, распространение интернет-технологий, мобильность трудовых ресурсов, появление удаленных профессий, виртуальных рабочих групп, интеграция и глобализация инновационно-экономических процессов, развитие класса специфических форм профессиональной деятельности, основанных на применении различного рода программных продуктов и телекоммуникационных технологий (Барабанщикова, 2016, с. 28–29).

Проблема перспективности профессии и дальнейшего профессионального развития является важной для подрастающих поколений. В связи с этим в настоящее время профессиональные предпочтения молодежи значительно расширились за счет выбора профессий и специальностей информационного типа (программист, IT-специалист, специалист по анализу больших данных, специалист по облачным сервисам, разработчик интеллектуальных систем, оператор банковской сферы, бизнес-аналитик, экономист, кибернетик и др.). К информационному типу относится множество достаточно разнородных профессий, среди которых одна из самых распространенных — программист, включающая такие разновидности (специальности), как разработчик программного обеспечения (ПО), тестировщик программ и т.п. Так, по официальным данным конференции Intel iStep 2015, в мире существует более 19 миллионов программистов, что уже составляет 0,25% от всей популяции человечества (Intel iStep, 2015). Данный факт подтверждает быстрый рост удельного веса профессий информационного типа на рынке труда.

Отмеченные обстоятельства обусловливают высокую практическую и теоретическую значимость изучения субъектов труда профессий информационного типа. Уже начиная с 2001 года фундаментально обосновано выделение нового базового типа деятельности, названного субъектно-информационным, в котором доминирует взаимодействие не с людьми или материальными объектами, а с информацией (Леньков, 2001, 2002, 2012, 2016, 2020; Карпов, Леньков, 2006, 2007). Это внесло существенный вклад в развитие теории деятельности за счет расширения известной дихотомии базовых типов деятельности, включающей субъект-объектный и субъект-субъектный типы, до триады, дополненной субъектно-информационным типом. Эти три общих, базовых типа деятельности (далее для краткости будем называть их объектным, субъектным и информационным соответственно) естественным образом проявляются и в сфере профессиональной деятельности (сфера труда). Информационный тип труда обладает важной психологической спецификой, отличающей его от объектного и субъектного по структурно-функциональной организации деятельности (Карпов, Леньков, 2006, 2007; Леньков, 2020).

Вместе с тем исследования конкретной психологической специфики (особенности психических процессов, свойств, состояний) субъектов труда в профессиях информационного типа до настоящего времени встречаются относительно редко, а их результаты остаются разрозненными и фрагментарными. Формально одноименная профессиональная деятельность (например, IT-специалист) в разных странах может весьма существенно отличаться в силу глубокой социально-экономической и социокультурной обусловленности профессионального труда (Рубцова, 2015). В связи с этим в рамках данного исследования мы сфокусировались на изучении труда информационного типа, характерного для актуальных российских условий.

Цель исследования — систематизировать и обобщить психологические особенности субъектов труда в профессиях информационного типа.

Методы и доказательная база исследования

Ключевым методом исследования являлся систематический анализ научной литературы, посвященной теоретическому и эмпирическому изучению психических процессов, состояний и свойств субъектов труда в профессиях информационного типа.

Доказательную базу исследования составили научные публикации, размещенные в таких русскоязычных базах данных, как Elibrary, электронные ресурсы Российской государственной библиотеки (РГБ), сайты ведущих российских вузов, Высшей аттестационной комиссии (ВАК).

Первоначальный поиск работ осуществлялся по поисковым запросам, связанным с деятельностью информационного характера, профессиями информационного типа (в частности, программист, IT-специалист и др.) и психологическими особенностями деятельности в условиях информатизации, цифровизации и т.п. В результате в первичный перечень было включено 97 работ.

На следующем этапе был сформирован итоговый перечень из четырнадцати исследований, включенных в наш анализ, которые были отобраны из первичного перечня по следующим содержательным критериям:

  • изучение трудовой деятельности в профессиях, которые содержательно относятся к информационному типу;
  • наличие эмпирической выборки, включающей субъектов труда, которые выполняли профессиональную деятельность информационного типа либо (в отдельных случаях) только осваивали подобную деятельность на старших курсах профильного высшего образования (Васильева, 2014; Монгуш, 2013; Селиванов, 2019) или выполняли деятельность информационного типа при решении проблемных ситуаций в рамках специально организованного эксперимента (Савицкий, 2020);
  • дата публикации — не позднее 2013 года (в период интенсивного развития цифровизации в нашей стране).

Краткая характеристика эмпирических выборок рассматриваемых современных исследований психологических особенностей субъектов труда в профессиях информационного типа, упорядоченных по году публикации, приведена в таблице 1.

Результаты и их обсуждение

Проведенный анализ показал, что в современной научной литературе выделено множество разнородных психологических характеристик представителей тех или иных профессий информационного типа.

Выделим из подобных характеристик такие, которые могут и должны быть отнесены именно к психологическим особенностям субъектов труда в профессиях информационного типа, и обратим внимание не только на их содержание, но и на процедуру и контекст выявления и обоснования в соответствующих исследованиях.

Знаковым направлением, определяющим развитие цифровой экономики, выступает интеллектуализация, которая к приоритетным задачам современного образования относит формирование у обучающихся особого интеллектуального стиля (стиль мышления), подразумевающего в том числе широкое использование функциональных возможностей современных цифровых технологий. Это проявляется также и непосредственно в сфере профессионального труда. Так, при прогнозировании успешной профессиональной деятельности высокие требования предъявляются к личностным и профессиональным качествам претендентов, характеризующим особенности и стили их мышления: рефлексивности, толерантности к неопределенности, гибкости и критичности мышления и др.

Как показала Д.С. Рубцова, психологические детерминанты стиля мышления у представителей различных типов профессий могут существенно отличаться. В процессе сравнительного анализа подобных детерминант у представителей профессий типа «человек — знак», по типологии Е.А. Климова, использующей в качестве классификационного основания предмет труда, который в нашей терминологии относится, очевидно, к информационному типу профессий, ею были выявлены специфические психологические детерминанты стилей мышления экономистов. Эти детерминанты в той или иной степени отличаются от аналогичных для одноименных стилей мышления, проявляемых представителями других типов профессий, например «человек — человек», «человек — природа», которые в рамках нашего подхода представляют объектный и субъектный обобщенные типы профессий.

Установлено, что на инициативный стиль мышления активирующее влияние оказывают ригидность актуальная и ригидность как состояние, ценности, автономность, предметная эргичность, а ингибиторное влияние — спонтанность и социальный темп.

Критический стиль активируют спонтанность, пессимизм, преморбидная ригидность, социальная эмоциональность; ингибиторное влияние на него оказывает положительный взгляд на межличностные отношения (так называемый взгляд на природу человека).

Развитию управленческого стиля мышления способствуют потребность в познании, спонтанность, социальная эргичность, эмоциональность.

На практический стиль активирующее влияние оказывают оптимизм, автономность, социальный темп, эмоциональность, взгляд на природу человека; ингибиторное влияние — социальная эргичность (Рубцова, 2017, с. 19–20).

Е.И. Шумейко, Л.А. Верещагина (2020) рассмотрели потребностно-мотивационные особенности субъектов труда профессий информационного типа. Они изучили содержание внутренних мотивов IT-специалистов (как работающих, так и находящихся на стадии профессионального становления в процессе вузовской подготовки) во взаимосвязи с разнородными показателями проактивного поведения, которые, с нашей точки зрения, можно рассматривать в качестве индикаторов выраженности потребностей в соответствующих проявлениях этого поведения. Авторами были выявлены следующие особенности IT-специалистов: высокая степень сформированности и выраженности таких внутренних мотивов профессиональной деятельности, как удовлетворенность процессом труда, самореализация и ощущение свободы, а также высокие показатели индикаторов потребностей в проактивном поведении, к которым относятся общая удовлетворенность жизнью, удовлетворенность работой и самоэффективность. Средний уровень последней у IT-специалистов статистически достоверно превышает среднепопуляционный уровень (Шумейко, Верещагина, 2020).

В.А. Чикер и А.С. Гошко (2020) подошли к анализу профессиональной деятельности информационного типа с широких методологических позиций, характеризующих современное информационное общество, в котором сфера информационных технологий выступает в качестве динамично развивающейся отрасли с постоянной конкуренцией внутри нее. По их мнению, новый социальный феномен конкурентного преимущества включает в себя не только уникальный интеллектуальный продукт программистов, но и коммуникативную структуру организации, позволяющую сотрудникам обмениваться информацией с целью решения интеллектуальных задач. Для выявления такой структуры они используют метафорическое описание организации в рамках подхода G. Morgana и др. (Чикер, 2020). Опираясь на данные представления, исследователи выявили следующие особенности представителей различных видов труда, относящихся к информационным профессиям: статистически значимо более высокие показатели метафор «организма» и «мозга» и более низкие — «культуры» и «механизма» у программистов, по сравнению с IT-маркетологами; более низкий уровень удовлетворенности коммуникацией в организации у программистов, а также межполовые различия у выборки в целом, проявляющиеся в преобладании метафор «механизма» и «культуры» у женщин, «организма» и «мозга» — у мужчин (Чикер, Бошко, 2020, с. 971).

Таким образом, авторы пришли к общему выводу о том, что метафорические образы сотрудников IT-компаний, используемые для описания организации и принятых в ней каналов коммуникации, различаются в зависимости от пола и конкретного вида труда. Вид труда определяет также степень удовлетворенности сотрудников коммуникацией в организации. Данные выводы интересны, так как открывают новые аспекты и пути обеспечения координации и интеграции труда IT-сотрудников различных специальностей (а также разного пола) в целях общего повышения эффективности труда и успешного развития организации.

В.В. Барабанщиковой (2016) было проведено исследование психологических особенностей представителей различных видов труда, относящихся к профессиям информационного типа. У сотрудников операционных отделов ею был выявлен высокий уровень профессионального стресса, свидетельствовавший об их недостаточной адаптированности к стрессогенным условиям работы и стрессоустойчивости, выраженном уровне тревоги и депрессии, наличии психосоматических реакций и нарушений сна (Барабанщикова, 2016, с. 64–69).

У большинства операторов контакт-центра, представляющих современный труд с широким применением компьютерных средств для выполнения трудовых задач, был обнаружен специфический синдром профессионального стресса, главным источником которого являются разнообразие и сложность профессиональных задач (Барабанщикова, 2016, с. 83–85).

Кроме того, в исследовании В.В. Барабанщиковой участвовали сотрудники проектных групп (численностью от 3 до 7 человек), занимающихся совместными, скоординированными разработками в области IT в рамках рабочих групп (это весьма важно): менеджеры IT-проектов, осуществляющие координацию работы всех остальных участников группы; веб-дизайнеры, которые разрабатывают дизайн приложения или сайта (художники-иллюстраторы, фотографы, технические дизайнеры, шрифтовики и др.); верстальщики, которые из графических макетов, подготовленных дизайнерами, создают гипертекстовые веб-страницы с подготовленными для интернета изображениями; программисты, которые выбирают целесообразный язык программирования и создают программную основу сайта (Барабанщикова, 2016, с. 136–137).

Было установлено, что сотрудники IT-проектных групп имели высокий уровень потенциальной мотивации трудовой деятельности, формирующийся в основном за счет таких характеристик работы, как разнообразие задач, их сложность и высокая автономность сотрудников; относительно невысокий уровень профессионального стресса, свидетельствующий о хорошей адаптированности к стрессогенным условиям работы и стрессоустойчивости; невысокий уровень прокрастинации, который был существенно выше у сотрудников, испытывавших острый и хронический профессиональный стресс (Барабанщикова, 2016, с. 138–148).

Таким образом, результаты исследования позволяют заключить, что психологические особенности эмоционально-волевой сферы субъектов труда в профессиях информационного типа существенно детерминированы конкретным видом труда. Например, если для сотрудников IT-проектных групп в целом характерна высокая стрессоустойчивость, то для сотрудников операционных отделов банков и операторов контакт-центра, наоборот, низкая, недостаточная для успешного и устойчивого выполнения профессиональной деятельности.

Психологи из Белоруссии Г.А. Фофанова, А.Г. Бутько, А.С. Солодухо рассмотрели толерантность к неопределенности как детерминанту рабочей мотивации программистов и установили, что у программистов, негативно относящихся к фактору новизны, статистически значимо сильнее, чем у тех, кто к этому фактору относился позитивно, выражены мотивы «завершенность задания», «обратная связь от работы» и «автономия». Это можно объяснить желанием программистов, которые испытывали определенный дискомфорт при столкновении с новыми обстоятельствами или информацией, зарекомендовать себя перед руководством и коллегами с хорошей стороны, доказать свою способность самостоятельно справиться со всеми трудностями. Помимо этого, у программистов, толерантно относившихся к сложным задачам, был сильнее, чем у программистов с негативным отношением к фактору сложности, мотив «взаимодействие», но слабее — мотив «ответственность за работу». Это могло быть связано с более развитой у первых потребностью в сотрудничестве и общении с коллегами, обусловливающей более толерантное отношение к неопределенности в расчете на возможную помощь со стороны напарников, «побочным эффектом» чего являлось некоторое снижение стремления к личной ответственности за работу.

По аналогичным причинам у программистов, толерантно относящихся к неопределенности, в отличие от негативно относящихся к ней, слабее были мотивы «ответственность за работу» и «осознаваемый смысл работы» (Фофанова, Бутько, Солодухо, 2018, с. 71–72).

И.В. Забара (2019) выделила в качестве важной детерминанты эмоционального выгорания программистов четыре типа их ценностно-смыслового отношения к труду: ценностный, потребностно-технологический, средственный и диффузный.

Ценностный тип отношения характеризовался выраженностью ценностей профессиональной деятельности, творчества, познания, мотивов преобразования и достижения, потребности в свободе; высоким уровнем удовлетворенности трудом и успешности профессиональной деятельности. У представителей потребностно-технологического типа было осознание профессиональной деятельности как цели и выражены утилитарный, кооперативный и коммуникативный мотивы, потребности в результате, процессе и альтруизме; высокий уровень удовлетворенности трудом и средний — успешности профессиональной деятельности. Средственный тип отличался осознанием профессиональной деятельности как средства, выраженностью утилитарного, преобразовательного и кооперативного мотивов, потребности в свободе; высоким уровнем удовлетворенности трудом; средним и низким уровнями успешности профессиональной деятельности. Диффузному типу были свойственны вариативность осознания профессиональной деятельности как ценности, цели или средства; выраженность утилитарного, преобразовательного, кооперативного и конкурентного мотивов, потребностей в результате и свободе; высокий и средний уровни удовлетворенности трудом; средний уровень успешности профессиональной деятельности (Забара, 2019, с. 14–15).

А.В. Савицким (2020) в процессе исследования структурных компонентов личности, обусловливающих процесс принятия рискованного решения в проблемной ситуации, заданной интерактивным форматом взаимодействия, рассматривалось смещение полюса взаимодействия человека с информацией в системе «субъект — объект» ближе к полюсу отношений «субъект — субъект» и гибкость взаимодействия человека с информацией в интернете. Было выявлено, что при взаимодействии пользователей с интерактивными технологиями (с обратной связью, основанной на диалогических коммуникативных моделях) повышается выраженность их субъектной активности, что выражается в большей эмоциональной напряженности в процессе принятия решений, а также склонности подвергать рефлексии не саму ситуацию, а свое поведение в предъявляемых обстоятельствах (Савицкий, 2020, с. 26).

Т.И. Васильева (2014) в рамках изучения профессионального самосознания будущих программистов выявила противоречия в развитии их метакогнитивных способностей, которые выражались в сочетании высокого уровня выраженности метакогнитивной активности и метакогнитивных знаний с низким уровнем по шкалам «концентрация» и «управление временем» (по методике М.М. Кашапова, Ю.В. Скворцовой). Также она обнаружила приоритетную позицию направленности личности на дело (по Б. Бассу), смысложизненных ориентаций «Цели жизни» и «Локус контроля — ответственность за жизнь», а также высокую выраженность таких показателей способностей к межличностному взаимодействию, как «контактность», «принятие агрессии» и «межличностная чувствительность» (по «Самоактуализационному тесту (САТ)» Ю.Е. Алешиной и др.) (Васильева, 2014, с. 1442–1444).

Выявление психологических особенностей IT-специалистов в интересах повышения их профессиональной компетентности рассматривается в работе А.А. Журавлевой (2013), в которой для профессионального взаимодействия с целью обмена знаниями выделены четыре ролевые позиции: 1) «критика», которая не принимает идеи других специалистов, критически оценивает их, в случае своего несогласия выражает антагонизм и усиливает напряжение в групповом обсуждении, не доверяет руководителю и коллегам, не разделяет общих целей и ценностей, отличается упрямством и стремлением к доминированию; 2) «командный игрок», доверяющий коллегам, при обмене знаниями выражающий солидарность, ослабляющий напряжение, дающий информацию, выражающий непринятие лишь пассивно и ищущий предложения по решению; 3) «новичок», который ищет информацию, выражает пассивное принятие мнений других, обладая интернальным локусом контроля; 4) «предлагающий решения», который формулирует свои предложения по решению, ищет компромиссную оценку, обладает экстернальным локусом контроля (Журавлева, 2013, с. 22).

В качестве обобщенного показателя профессиональных коммуникативных способностей IT-специалистов можно, с нашей точки зрения, использовать рассматриваемый уровень их включенности в процесс обмена знаниями. А.А. Журавлевой установлено, что для IT-специалистов с высоким уровнем включенности характерны общительность, дружелюбие, эмоциональная стабильность, ориентация на социальное одобрение, доминантность, смелость, практичность, а с низким — отсутствие доверия, сдержанность, осторожность, жесткость, независимость (Журавлева, 2013, с. 22–23).

М.Е. Опарина исследовала трудовую мотивацию специалистов сферы IT в государственных и коммерческих организациях с разными типами организационной культуры. Ею было установлено, что для сотрудников государственных IT-организаций с доминированием иерархического и адхократического типов организационной культуры характерны мотивация к достижению успеха, а также такие проявления внутренней мотивации, как интерес к процессу трудовой деятельности и ответственность за результаты работы, в то время как для сотрудников коммерческих IT-организаций с доминированием кланового типа организационной культуры — мотивация избегания неудач, а также такие проявления внешней положительной мотивации, как уровень заработной платы и уважение со стороны коллег (Опарина, 2015, с. 23–24).

В.В. Селиванов при изучении личностной детерминации работы в виртуальной реальности выявил психологические предикторы позитивного отношения IT-специалистов к активному и эффективному использованию программ виртуальной реальности, не приводящему к формированию аддикций, которые представляют собой сочетание следующих свойств: совестливости, психологической устойчивости, психической уравновешенности, низкого уровня психотизма, развитой воли (Селиванов, 2019, с. 113).

Н.Н. Лепехин, исследовав проактивность программистов и руководителей IT-проектов (scrum-master / project owner / manager) — членов Agile-команд, использующих фреймворки (Scrum, Kanban, Lean и др.), установил, что предикторами инициативности таких специалистов являются самооценка, удовлетворенность трудом и командой (Лепехин, 2020).

Ч.Н. Монгуш провела сравнительный анализ субъектных, индивидуально-личностных свойств представителей группы профессий информационного типа, в том числе профессионального самоопределения студентов инженерных, экономических и архитектурных специальностей на разных этапах обучения. Результаты ее исследования показали, что мотивация профессионального самоопределения студентов профессий группы «человек — знак» (архитекторы и экономисты) с высоким уровнем склонности к соответствующей профессии характеризуется сильной выраженностью познавательного фактора и преобладанием факторов с позитивными социальными мотивами и смыслами, а также большей, по сравнению со студентами-инженерами, идеалистичностью (Монгуш, 2013, с. 23).

Информационные технологии начинают играть все большую роль в профессиональной деятельности людей, прежде не связанных с ними напрямую, поэтому А.С. Соколова изучила труд IT-специалистов службы технической поддержки, обладающих знаниями в сфере IT, которые являются связующим звеном между службой IT и пользователями информационных систем, обеспечивая поддержание программно-цифровой базы организаций. Ею были эмпирически обоснованы профессионально важные качества успешного IT-специалиста службы поддержки, основными из которых являются эмоциональная устойчивость, коммуникативные и математические способности, навыки постановки вопросов, стрессоустойчивость, уверенность в себе (Соколова, 2013, с. 16).

В результате сравнения, систематизации и обобщения разнородных рассмотренных выше психологических характеристик представителей профессий информационного типа нами были выделены обобщенные психологические особенности субъектов труда в данных профессиях, упорядоченные по сферам психики и отражающие качественно относительно однородные психические феномены, процессы, состояния, свойства, упорядоченные по сферам психики (табл. 2).

Выводы

Множество характерных особенностей представителей информационных профессий выделено в когнитивной и потребностно-мотивационной сферах, более узкий спектр особенностей представлен в коммуникативной и эмоционально-волевой сферах, а наименее исследованными являются ценностно-смысловая сфера психики и та, которая отвечает за социальное взаимодействие. Это определяет не только перспективы продолжения нашего исследования, но и необходимость более широкого психологического рассмотрения специфики субъектов труда профессий информационного типа, сфокусированных на выявленных проблемах.

Список источников

  1. Барабанщикова В.В. Профессиональные деформации в профессиях инновационной сферы: дис. … д-ра психол. наук. — М., 2016. — 359 с.
  2. Васильева Т.И. Особенности профессионального самосознания будущих программистов // Наука ЮУрГУ. Материалы 66-й научной конф. — Челябинск: Южн.-Урал. гос. ун-т, 2014. — С. 1438–1446.
  3. Журавлева А.А. Ролевые позиции участников процесса обмена знаний в организации (на примере компании информационных технологий): автореф. дис. … канд. психол. наук. — СПб., 2013. — 24 с.
  4. Забара И.В. Эмоциональное выгорание у программистов с различным ценностносмысловым отношением к профессиональной деятельности: автореф. дис. … канд. психол. наук. — Ростов-н/Д, 2019. — 24 с.
  5. Карпов А.В., Леньков С.Л. Структурно-функциональное строение профессиональной деятельности информационного характера. — Тверь: Твер. гос. ун-т, 2006. — 448 с.
  6. Карпов А.В., Леньков С.Л. Профессиональная деятельность информационного характера как предмет психологического исследования // Ярославский психологический вестник. — 2007. — № 20. — С. 5–15.
  7. Леньков С.Л. Субъектно-информационный подход к психологическим исследованиям. — Тверь, 2001. — 128 с.
  8. Леньков С.Л. Субъектно-информационный подход к психологическим исследованиям деятельности. — Тверь, 2002. — 112 с.
  9. Леньков С.Л. Психологическая типология профессиональной деятельности информационного характера // Психология и психотехника. — 2012. — № 4 (43). — С. 72–83.
  10. Леньков С.Л. Методология субъектно-информационного подхода к психологическим исследованиями деятельности // Гуманитарные основания социального прогресса: Россия и современность: сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. — М., 2016. — С. 164–169.
  11. Леньков С.Л. Субъектно-информационный подход к пониманию действия в киберпространстве // Ярославская психологическая школа: история, современность, перспективы: материалы Всерос. науч. конф. / отв. ред. А.В. Карпов. — 2020. — С. 47–50.
  12. Лепехин Н.Н. Самооценка и удовлетворенность работой как предикторы инициативности в Agile — командах // Ананьевские чтения 2020: материалы Междунар. науч. конф. — СПб.: Скифия-принт, 2020. — С. 274–275.
  13. Монгуш Ч.Н. Профессиональное самоопределение студентов инженерных и экономических специальностей на разных этапах обучения: автореф. дис. … канд. психол. наук. — СПб., 2013. — 26 с.
  14. Опарина М.Е. Особенности трудовой мотивации специалистов сферы информационных технологий в государственных и коммерческих организациях с разными типами организационной культуры: автореф. дис. … канд. психол. наук. — СПб., 2015. — 25 с.
  15. Рубцова Д. С. Психологические детерминанты развития стилей мышления у представителей различных типов профессий: автореф. дис. … канд. психол. наук. — Ростов-н/Д, 2017. — 23 с.
  16. Рубцова Н. Е. Основные направления классификаций профессиональной деятельности // Психология и психотехника. — 2015. — № 5 (80). — С. 501–510.
  17. Савицкий А. В. Личностные особенности принятия рискованных решений в интерактивной цифровой среде: автореф. дис. … канд. психол. наук. — СПб., 2020. — 28 с.
  18. Селиванов В. В. Личностная детерминация работы в виртуальной реальности // Психология когнитивных процессов. — Смоленск: Смолен. гос. ун-т, 2019. — С. 111–117.
  19. Соколова А. С. Психологическое сопровождение повышения профессиональной успешности специалистов службы технической поддержки: автореф. дис. … канд. психол. наук. — Тверь, 2013. — 25 с.
  20. Фофанова Г.А., Бутько А.Г., Солодухо А.С. Рабочая мотивация программистов с различной толерантностью к неопределенности // Журнал Белорусского государственного университета. Сер. «Философия. Психология». — 2018. — № 2. — С. 68–73.
  21. Чикер В.А., Гошко А.С. Коммуникативная структура организации в метафорических образах сотрудников IT-компаний // Ананьевские чтения: материалы Междунар. науч. конф. — СПб.: Скифия-принт, 2020. — С. 970–971.
  22. Шумейко Е.И., Верещагина Л.А. Внутренняя мотивация как предиктор проактивного поведения IT-специалистов // Ананьевские чтения: материалы Междунар. науч. конф. — СПб.: Скифия-принт, 2020. — С. 323–324.
  23. Intel iStep 2015: сколько в мире программистов? — URL: https://3dnews.ru/912876 (дата обращения: 19.06.2021).

Источник: Рубцова Н.Е., Ефремова Г.И. Психологические особенности субъектов труда в профессиях информационного типа // Психолого-педагогический поиск. 2021. №3(59). С. 147–163. DOI: 10.37724/RSU.2021.59.3.014

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»