16+
Выходит с 1995 года
25 мая 2024
Психологические детерминанты профессиональной успешности спасателей МЧС России

Реалии современного мира характеризуются, к сожалению, не только позитивными изменениями, приводящими к усилению политических и экономических возможностей нашей страны, но также и ростом количества и тяжести ситуаций, опасных для жизни и здоровья населения: природных и техногенных катастроф, пожаров, наводнений, дорожно-транспортных происшествий (ДТП) и т.д. В такие моменты специалисты разных профессий готовы прийти на помощь: врачи, психологи, социальные работники, сотрудники полиции и др. Но на самом пике чрезвычайных ситуаций (ЧС) в экстремальных условиях находятся те, кто помогает пострадавшим, рискуя собственной жизнью, — спасатели. Деятельность спасателя очень динамична, ее специфика заключается в непрерывном воздействии экстремальных факторов различного характера, многообразии трудовых задач, значительной физической и психологической нагрузке. В таких условиях быть успешным необходимо, но крайне сложно. Поэтому актуальным является вопрос выявления психологических детерминант профессиональной успешности спасателя.

Успешность как психологический феномен привлекает внимание как зарубежных, так и отечественных исследователей. В.А. Бодровым, Г.Г. Геворкяном и В.А. Шадриковым разрабатывался понятийный аппарат данного феномена [3, 5, 17, 23]. В.С. Мерлин и Е.А. Климов изучали способности как внутренние факторы успешности в определенной деятельности [5]. В.А. Бодров, Е.П. Ильин, В.Н. Марков и другие акцентировали внимание на выявлении и изучении компонентов успешности [3, 7, 14, 18]. Есть работы, выполненные в рамках психодиагностического подхода, посвященные решению задач оценки и прогноза успешности в разных видах деятельности [14, 21], выявляются показатели и критерии успешности. Заслуживают внимания труды по изучению влияния успеха на различные стороны психического функционирования и определению индивидуальных ресурсов успешности [1], исследуются представления об успехе, успешности, анализируется образ успешного человека [6, 12, 19, 22].

В качестве объекта исследования в отечественной науке фигурируют разные виды успешности: жизненная, социальная, учебная, личностная. Изучается также профессиональная успешность различных категорий трудящихся: предпринимателей, педагогов, менеджеров, государственных служащих, специалистов силовых структур и ведомств. В ряде работ Ю.В. Бессоновой, Л.В. Карапетян, Н.Г. Кондратюк, В.И. Моросановой затрагивается проблема оптимизации профессиональной успешности спасателей [2, 8, 10, 11, 20]. В рамках данной работы под профессиональной успешностью спасателей понимается эффективность их профессиональной деятельности.

Цель исследования — выявление психологических детерминант профессиональной успешности спасателей, определяемой как с помощью самооценки, так и на основе экспертной оценки эффективности их деятельности.

Материал и методы

Обследовали 55 спасателей мужского пола в возрасте от 20 до 60 лет, имеющих разный уровень образования (от среднего профессионального до высшего).

Для исследования самооценки профессиональной успешности спасателям предложили оценить ее выраженность по 7-балльной шкале при ответе ими на вопрос: «Считаете ли вы себя успешным?», где 7 — совершенно точно да; 6 — да; 5 — скорее да; 4 — трудно сказать, 50 на 50%; 3 — скорее нет; 2 — нет; 1 — совершенно точно нет. В качестве внешней оценки успешности спасателей использовали экспертное интервью [9]. Экспертами выступали представители руководящего состава поисково-спасательного отряда: начальник отряда, заместитель начальника отряда, начальники поисково-спасательных подразделений.

В результате экспертного опроса были выделены следующие критерии профессиональной успешности спасателя:

  • результативность (высокая результативность проведения аварийно-спасательных работ — большое количество привлечений, много людей спасены, ликвидированы последствия ЧС и т.д.);
  • работоспособность (возможность выполнять профессиональную деятельность на высоком уровне эффективности в течение всего периода проведения аварийно-спасательных работ; физическая выносливость);
  • мобильность (способность принимать оптимальные решения в короткий промежуток времени, оперативно включаться в мероприятия по проведению аварийно-спасательных и других неотложных работ);
  • многофункциональность (широкий диапазон профессиональных действий, выполняемых с высокой степенью эффективности); профессиональная надежность (личная ответственность, дисциплинированность, нацеленность на результат);
  • эмоциональная и поведенческая устойчивость (способность регулировать поведение и контролировать проявление эмоций в напряженных условиях профессиональной деятельности);
  • прогностичность (способность к планированию и операционализации профессиональных действий в условиях ЧС и происшествий).

Исследование психологических детерминант успешности спасателей проводили с помощью психодиагностических методик:

  • «Социально-психологическая адаптация» К. Роджерса и Р. Даймонд (СПА, адаптация А.К. Осницкого [15]);
  • «Профессиональное выгорание» К. Маслак (ПВ, адаптация Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой [4]);
  • опросник на выявление склонности к риску Г. Шуберта (адаптация Е.П. Ильина [16]);
  • тест жизнестойкости С. Мадди (ТЖС, адаптация Д.А. Леонтьева и Е.И. Рассказовой [13]);
  • шкала психологического благополучия К. Рифф (ШПБ, адаптация Т.Д. Шевеленковой и П.П. Фесенко [24]).

При обработке полученных данных применяли 2-шаговый кластерный анализ, непараметрический U-критерий различий Манна — Уитни (р ≤ 0,05), непараметрический коэффициент корреляции Спирмена. В тексте представлены средние арифметические показатели и их среднее квадратическое отклонение (M ± δ).

Результаты и их анализ

В результате проведения 2-шагового кластерного анализа выборку спасателей разделили на 3 группы: с высоким — 20 человек (36%), средним — 18 (33%) и низким — 17 человек (31%) уровнем самооценки профессиональной успешности. При этом сравнительный анализ показал, что группы с высоким и средним уровнем профессиональной успешности имеют схожие показатели по всем анализируемым критериям успешности (различия недостоверны). Группа с низким уровнем успешности достоверно отличается по всем параметрам от группы с высоким уровнем успешности и по 6 параметрам из 7 от группы со средним уровнем успешности, различия по параметру «Прогностичность» имеют характер статистической тенденции (табл. 1), т. е. в группе с низким уровнем успешности были достоверно более низкие показатели результативности, работоспособности и других параметров эффективности деятельности, оцениваемых экспертами.

Корреляционный анализ показателя профессиональной успешности (на основе самооценки) и экспертных оценок по критериям профессиональной успешности показал в выборке спасателей (n = 55) наличие тесных корреляций между ними (ρ = 0,52; при p ≤ 0,001), что является свидетельством того, что внутренняя и внешняя оценки профессиональной успешности хорошо согласованы, и спасатели вполне объективно оценивают эффективность своей профессиональной деятельности. Однако корреляционный анализ, проведенный в трех выделенных группах отдельно, продемонстрировал, что внешняя и внутренняя оценки успешности значимо коррелируют лишь в группе спасателей с низкой самооценкой успешности (ρ = 0,57; при p ≤ 0,05). Полученные данные говорят о том, что самооценка успешности в данной группе спасателей отличается нестабильностью и может уменьшаться при снижении оценок успешности со стороны внешних экспертов. И наоборот, повышение внешних оценок успешности деятельности спасателей с низкой самооценкой успешности может являться предиктором эффективности деятельности.

Очевидно, что помимо внешней оценки успешности, существуют также иные, внутренние детерминанты повышения эффективности деятельности и самооценки ее успешности. В качестве одной из психологических детерминант профессиональной успешности спасателей проанализируем их способность к адаптации [15]. В целом, выборку спасателей можно охарактеризовать как обладающую адаптационными возможностями, поскольку все показатели общей группы находятся в границах нормы. Наиболее адаптивной является группа с высокой профессиональной успешностью, для нее характерны самые высокие показатели адаптации и самые низкие — дезадаптации. Кроме этого, в данной группе суммарный показатель «Адаптация» и входящие в него исходные показатели «Самопринятие», «Принятие других», «Интернальность» превышают границы нормы и, напротив, значения исходных показателей, являющихся маркерами дезадаптации («Непринятие себя», «Эмоциональный дискомфорт» и «Экстернальность»), находятся ниже нормативных значений. Далее от группы к группе показатели адаптации снижаются, а дезадаптации повышаются (табл. 2).

Подтверждением хорошей адаптивности группы с высоким уровнем самооценки успешности являются результаты сравнительного анализа (U-критерий Манна — Уитни), свидетельствующие о том, что показатели позитивного регистра «Адаптация» и «Принятие других» в ней достоверно выше, чем в группе с низким уровнем, а по сравнению с группой со средним уровнем самооценки успешности достоверно выше значения показателя «Эмоциональный комфорт» и значимо ниже показателя негативного регистра «Непринятие других» (см. табл. 2).

Корреляционный анализ самооценок успешности с исходными показателями по методике СПА показал наличие достоверных положительных корреляционных связей с показателями «Адаптация» (p ≤ 0,05) и «Принятие других» (p ≤ 0,01), чем более респондент адаптивен, чем позитивнее он относится к окружающим его людям, тем более высоко он оценивает свою успешность. Также выявлены значимые отрицательные корреляционные связи самооценок успешности с показателями «Непринятие себя» (p ≤ 0,05), «Непринятие других» (p ≤ 0,05), «Эмоциональный дискомфорт» (p ≤ 0,05), т.е. в случае переживания эмоционального дискомфорта, негативного отношения к себе и к другим респондент не склонен к высокой оценке своей профессиональной успешности.

Таким образом, выявлено, что важным фактором профессиональной успешности является способность к социально-психологической адаптации, выражающаяся в позитивном отношении к себе, выполняемой деятельности, другим людям, окружающей действительности.

Рассмотрим в качестве детерминанты профессиональной неуспешности профессиональное выгорание [4].

Полученные результаты (табл. 3) свидетельствуют о том, что представители исследуемой профессиональной выборки, в целом, достаточно устойчивы к формированию профессионального выгорания: во всех выделенных группах профессиональной успешности показатели эмоционального истощения находятся в границах среднего уровня, а в группе с высоким уровнем успешности значение показателя «Эмоциональное истощение» находится в зоне низкого уровня сформированности — (9,8 ± 4,0) балла при Мкрит меньше 16. Вместе с тем, респонденты всех трех групп отмечают у себя среднюю степень выраженности таких симптомов профессионального выгорания, как деперсонализация и редукция профессиональных достижений. Отметим также, что от группы с высоким уровнем успешности к группе с низким уровнем успешности прослеживается динамика увеличения показателей «Эмоциональное истощение» и «Деперсонализация» и снижение показателей, отражающих признание собственных профессиональных достижений. Сравнительный анализ продемонстрировал, что в меньшей степени подвержена профессиональному выгоранию группа с высоким уровнем самооценки успешности. По сравнению с двумя другими группами в этой части выборки респонденты достоверно выше оценивают свои профессиональные достижения и значимо меньше склонны к деперсонализации. Кроме этого, оценки по показателю «Эмоциональное истощение» в данной группе достоверно ниже, чем в группе с низким уровнем самооценки успешности. Проведенный корреляционный анализ между показателем самооценки профессиональной успешности и параметрами по методике ПВ показал, что профессиональная успешность отрицательно коррелирует с эмоциональным истощением (p ≤ 0,01) и деперсонализацией (p ≤ 0,01) и положительно — с профессиональными достижениями (p ≤ 0,01).

Полученные результаты свидетельствуют, что одной из психологических детерминант профессиональной неуспешности спасателей является их подверженность профессиональному выгоранию, проявляющаяся в эмоциональном истощении, деперсонализации, редукции профессиональных достижений.

Показатели склонности к риску [16] в выборке спасателей во всех трех выделенных группах превышают границы среднего уровня выраженности (Мкрит = от –10 до 10). При этом самые высокие значения склонности к риску выявлены в группе с высоким уровнем успешности — (25,0 ± 5,1) балла, самые низкие — в группе низкоуспешных спасателей — (18,3 ± 6,8) балла, они достоверно ниже, чем в двух других группах (табл. 4). Кроме этого, корреляционный анализ подтвердил, что чем выше склонность к риску, тем выше спасатели оценивают свою профессиональную успешность (p ≤ 0,01).

Данные, полученные в этой части исследования, доказывают, что профессиональную успешность спасателей также детерминирует готовность к риску, что вполне согласуется с требованиями профессии.

Анализ выраженности психологического благополучия, как психологической детерминанты самооценки профессиональной успешности спасателей, продемонстрировал, что во всех выделенных группах средние значения параметров по методике ШПБ [24] находятся в пределах среднего уровня, что позволяет охарактеризовать выборку спасателей как вполне благополучную в психологическом плане. Однако со снижением уровня профессиональной успешности уменьшаются показатели психологического благополучия (рисунок).

Рассмотрим результаты сравнительного анализа по данной методике в трех выделенных группах спасателей (табл. 5).

В меньшей степени психологическое благополучие выражено в группе спасателей с низким уровнем самооценки успешности, по всем параметрам оно достоверно ниже, чем в группе с высоким уровнем, также оценки спасателей, низко оценивших свою успешность, достоверно ниже по 4 параметрам из 6, чем в группе со средней выраженностью показателя самооценки успешности.

От группы со средним уровнем самооценки успешности группу с высоким уровнем этого показателя отличают достоверные различия по параметру «Автономия» по методике ШПБ. Результаты корреляционного анализа показали, что параметры по методике ШПБ коррелируют с самооценками профессиональной успешности на высоком уровне значимости («Управление средой» и «Самопринятие» при p ≤ 0,001, а «Позитивные отношения с окружающими», «Автономия», «Личностный рост» и «Цели в жизни» при p ≤ 0,01), т.е. профессиональную успешность спасателей предопределяют их психологическое благополучие, положительная субъективная оценка себя, своей жизни, способность к самоактуализации и личностному росту.

Еще одной детерминантой профессиональной успешности спасателей считаем жизнестойкость. Показатели жизнестойкости снижаются от группы спасателей с высоким уровнем профессиональной успешности к группе с низким ее уровнем (табл. 6).

При этом в группе с высоким уровнем профессиональной успешности значения параметра «Риск» превышают границу средних значений [13, с. 62], а в группе с низким уровнем профессиональной успешности ниже границы средних значений находятся значения по параметру «Вовлеченность», а также по суммарному показателю «Жизнестойкость».

Результаты сравнительного анализа свидетельствуют о том, что группа с низким уровнем самооценки успешности достоверно отличается от группы с высоким уровнем по всем показателям методики, а от промежуточной группы со средним уровнем — по показателям «Контроль» и «Риск». Корреляционный анализ позволил выявить корреляционные связи на высоком уровне достоверности (p ≤ 0,001) между самооценками профессиональной успешности и такими параметрами по методике ТЖС, как «Вовлеченность», «Контроль», «Жизнестойкость», а также «Риск» (p ≤ 0,01).

Таким образом, доказано, что «Профессиональная успешность спасателей зависит так же и от их жизнестойкости, а именно: психологической устойчивости в стрессовых ситуациях, вовлеченности в профессиональную деятельность, способности получать от нее удовольствие и контролировать ее».

Заключение

Проведенное исследование показало высокую согласованность показателей самооценок профессиональной успешности деятельности и экспертов, профессионалов в данной области, что свидетельствует о рефлексивности представителей данной профессиональной группы, их способности объективно оценивать эффективность выполняемой деятельности. При этом наиболее сильно внешняя и внутренняя оценки успешности связаны в группе спасателей с низкой самооценкой собственной успешности, т.е. для данной категории спасателей внешняя оценка может стать как ресурсом, так и демотиватором для достижения более высоких профессиональных показателей.

Группа спасателей с высоким уровнем самооценки успешности по сравнению с двумя другими группами характеризуется высокой эффективностью деятельности, выраженными адаптационными возможностями, стойкостью к формированию профессионального выгорания, склонностью к риску, высокой жизнестойкостью и психологическим благополучием. Отличия группы с высоким уровнем самооценки успешности от группы с низким ее уровнем более выраженные, чем отличия от группы со средним уровнем. Со снижением уровня самооценки успешности уменьшается выраженность данных показателей, рассматриваемых нами в качестве психологических детерминант профессиональной успешности. Группа со средним уровнем самооценки успешности менее адаптивна за счет недостаточного эмоционального комфорта и неудовлетворенности окружающими людьми; респондентов, входящих в ее состав, отличают более выраженная деперсонализация и редукция достижений. Отличительной особенностью данной группы является неопределенность результатов, т.е. ее результаты по использованным психодиагностическим методикам близки к результатам то группы с высоким уровнем самооценки успешности, то с низким. Такое промежуточное положение этого сегмента выборки подчеркивает необходимость психологического сопровождения его участников с целью недопущения перехода в группу с низким уровнем самооценки успешности, где сложилась наименее благоприятная картина. Так, группу с низким уровнем самооценки успешности отличают наиболее негативные результаты по использованным методикам: более низкий уровень профессиональной успешности, сниженные адаптационные возможности и критичное отношение к окружающим, наиболее низкие показатели склонности к риску, психологического благополучия и жизнестойкости. Респонденты данной группы продемонстрировали большую склонность к профессиональному выгоранию.

Полученные данные свидетельствуют о целесообразности проведения с участниками группы с низкой самооценкой профессиональной успешности мероприятий по психологическому сопровождению с целью оптимизации их психоэмоционального состояния и повышения эффективности выполняемой деятельности. Полученные данные имеют не только общенаучную ценность, поскольку могут быть использованы при рассмотрении проблемы успеха в социальной, организационной психологии, психологии труда, но также и прикладное значение, и выявленные детерминанты успешности могут служить конкретными мишенями при проведении специалистами психологической службы психопрофилактической и психокоррекционной работы с личным составом поисково-спасательных отрядов. Кроме этого, результаты исследования могут быть учтены командирами поисково-спасательных подразделений для повышения эффективности руководства при проведении аварийно-спасательных и других неотложных работ, а также при выполнении профессиональных задач в режиме повседневной деятельности. В качестве перспективы дальнейшего изучения проблемы успешности спасателей предполагается не только увеличение объема выборки исследования, но планируется также изучение влияния на успешность специалистов этого профиля социально-демографических, личностных, социально-психологических и профессиональных факторов.

Литература

  1. Батурин Н.А. Психология успеха и неудачи: учеб. пособие. Челябинск: ЮУрГУ, 1999. 100 с.
  2. Бессонова Ю.В. Формирование профессиональной мотивации спасателей: автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2003. 22 с.
  3. Бодров В.А. Психология профессиональной деятельности: теоретические и прикладные проблемы. М.: ИП РАН, 2006. 623 с.
  4. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2-е изд. СПб. [и др.]: Питер, 2008. 336 с.
  5. Геворкян Г.Г. Профессиональная успешность как предмет научной рефлексии в зарубежной и отечественной психологии // Гуманизация образования. 2015. № 5. С. 12–19.
  6. Дворецкая М.Я., Лощакова А.Б. Образ успешности в современных психологических исследованиях // Мир науки. 2016. Т. 4, № 2. URL: http://mirnauki.com/PDF/09PSMN216.pdf.
  7. Ильин Е.П. Психофизиология физического воспитания (факторы, влияющие на эффективность деятельности). М.: Просвещение, 1983. 199 с.
  8. Карапетян Л.В. Анализ особенностей самооценки эмоционально-личностного благополучия спасателей // European Social Science Journal (Европ. журн. соц. наук). 2017. № 4. С. 428–439.
  9. Карапетян Л.В. Взаимосвязь эмоционально-личностного благополучия с профессионально важными качествами у спасателей // Вестн. Ярослав. гос. ун-та им. П. Г. Демидова. Сер.: Гуманит. науки. 2018. № 2 (44). С. 97–101.
  10. Комендант С.А. Эмоциональная устойчивость и ее влияние на успешность соревновательной деятельности спортсменов-спасателей // Вестн. командно-инж. ин-та МЧС Респ. Беларусь. 2008. № 2 (8). С. 50–52.
  11. Кондратюк Н.Г., Моросанова В.И. Надежность действий спасателя в чрезвычайных ситуациях: регуляторные и личностные предпосылки // Вестн. ЮУрГУ. Сер.: Психология. 2010. 40 (216). С. 51–60.
  12. Лейфрид Н.В. Ответственность как личностная детерминанта представлений об успешном человеке: автореф. дис. … канд. психол. наук. Краснодар, 2006. 21 с.
  13. Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости: методическое руководство по новой методике психологической диагностики личности с широкой областью применения. М.: Смысл, 2006. 63 с.
  14. Марков В.Н. Личностно-профессиональный потенциал управленца и его оценка. М.: РАГС, 2001. 262 с.
  15. Осницкий А.К. Определение характеристик социальной адаптации // Психология и школа. 2004. № 1. С. 43–56.
  16. Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учеб. пособие / под ред. Д.Я. Райгородского. Самара: БАХРАХ, 2001. 672 с.
  17. Родина О.Н. О понятии «успешность трудовой деятельности» // Вестник МГУ. Сер. 14: Психология. 1996. № 3. С. 60–65.
  18. Синягин Ю.В. Личностно-профессиональный опросник РАГС и его модификация. М.: РАГС, 2004. 49 с.
  19. Славнов С.В. Структурно-динамические характеристики образа успешного профессионала налоговой полиции // Психол. журн. 2003. Т. 24, № 1. С. 82–91.
  20. Тарасов М.В., Булавина А.О. Развитие волевых качеств сотрудников МЧС как фактор успешности их профессиональной деятельности // Инновации в образовании. 2017. № 2. С. 87–93.
  21. Толочек В.А. Профессиональная пригодность субъекта: ретроспектива и перспектива оценки // Акмеология. 2006. № 1. С. 70–82.
  22. Тугушева А.Р. Влияние представлений о социальной успешности на профессионально-личностное самоопределение // Вестн. Костром. гос. ун-та им. H.A. Некрасова: акмеология образования. 2006. Т. 12, № 4. С. 75–79.
  23. Шадриков В.А. Психология деятельности и способностей человека. М.: Логос, 1996. 320 с.
  24. Шевеленкова Т.Д., Фесенко П.П. Психологическое благополучие личности (обзор концепций и методика исследования) // Психол. диагностика. 2005. № 3. С. 95–123.

Источник: Карапетян Л.В. Психологические детерминанты профессиональной успешности спасателей МЧС России // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. 2019. №3. С. 106–115.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»