16+
Выходит с 1995 года
25 мая 2024
Деменция, болезнь Альцгеймера. Как жить тем, кто рядом?

Как помогать человеку с когнитивными нарушениями и не потерять себя? О каких особенностях пожилого возраста нужно помнить? На эти и другие вопросы на открытой встрече «Деменция, болезнь Альцгеймера. Как жить тем, кто рядом» ответила Инна Ковалёва.

Инна Сергеевна Ковалёва – клинический психолог, психолог-консультант, специалист в области экзистенциального консультирования, различных видов арт-терапии (сказко-, кино-, библио-, колоколотерапия), методов нейропсихологической реабилитации и коррекции, большой опыт работы в области паллиативной помощи детям и взрослым, психологической помощи семьям с особым ребенком, семьям с пожилыми людьми, страдающими деменциями, автор методик «Книга Воспоминаний», «Дневник памяти», автор книг «Недолюбленные дети. Записки психолога», «Поговори со мной. Живые истории про детей и взрослых».

«Я прошу у вас прощения: кому-то может показаться, что я в негативном ключе воспринимаю работу с пожилыми людьми. Безусловно, это не так. Я как психолог не могу воспринимать подопечных с оценочной стороны. Тем не менее, в старости не много радости и позитивной энергии. Если мы будем с вами предельно откровенны – а я предпочитаю именно этот аспект в работе – в старости мало хорошего. Правда такова, что общение с пожилым человеком – это сложный процесс, в котором тот, кто моложе, часто неконтролируемо отдает самого себя пожилому человеку, истощает себя физически, психологически, морально, эмоционально. Это душевное истощение наступает очень быстро. Как сама деменция приходит не сразу, также и истощение людей, чьи близкие страдают когнитивными нарушениями, наступает незаметно.

Энергия болеющей старости – это мощный вулкан, который невольно, а иногда и вполне осознанно пожирает живую среду вокруг себя.

Старость – сложность не только для самого человека. Это огромная нагрузка для тех, кто находится рядом. Люди, которые оказывают психологическую поддержку пожилому человеку, невольно входят в зависимость от него, от его настроения, от его болезни, его состояния, его эмоций, поведения. И зачастую это не приносит благостного состояния в ответ. 

Когда мы слышим фразы, что к 2030 году 50% Земли будет болеть деменцией, страдать когнитивными нарушениями, это пугающе, но это очень далеко. Мне показалось, что будет более продуктивно поделиться собственной статистикой. За четыре месяца ко мне как к специалисту обратилась 61 семья с пожилыми родственниками. Из 61 человека было 13 мужчин и 48 женщин. Возраст 60+ – 2 человека, 70+ – 18 человек, 80+ – 35 человек, 90+ – 6 человек, старше 100 лет – один человек. Из этих 61 человека нет когнитивных нарушений у 7 человек, имеют преддементные нарушения, еще работают, живут самостоятельно – 2 человека, когнитивные нарушения легкой степени – 5, умеренной – 18, тяжелые нарушения, болезнь Альцгеймера – 29 человек. Только у 9 человек есть супруг, 52 человека – это одинокие старики, которые потеряли свою «половинку».

Для нас важен момент депрессии. При депрессии, депрессивном синдроме, любом состоянии неуравновешенности эмоционального фона результаты диагностики когнитивного статуса, психологического статуса могут выглядеть как деменция. И если человек проходит курс психотерапии, медикаментозной терапии и восстанавливает свой эмоциональный фон, то когнитивные нарушения могут уйти. И из наблюдений за группой из 61 человека: у семерых была тяжелая форма депрессии, 23 были в умеренном состоянии.

Если у пожилого человека уже имеются когнитивные нарушения, мы никогда не должны ставить крест на нем.

Я люблю выражение моего учителя А.В.Гнездилова: «Жизнь – это не прожитые годы, а то, что запомнилось». На практике память – это то, что уходит первым, все начинается с ее ухудшения. И вместе с тем, память – это единственное, за что мы можем цепляться. Я стараюсь как можно раньше «выцепить» из памяти пожилого человека как можно больше того, за что мы потом с ним будем цепляться, на что мы будем ориентироваться в нашей работе. Память дает нам зацепки, мотивацию, ресурс.

Есть общие психологические особенности пожилого возраста:

  • привязка к прошлому,
  • ситуативная депрессии,
  • старческая озабоченность, 
  • тревожность, страх.

Преобладающее эмоции пожилых людей с когнитивными нарушениями: грусть, беспокойство, обидчивость, раздражение, слезливость, гнев, скорбь, подозрительность, претензии.

У пожилого человека снижается общий ритм жизни, способность справляться с трудностями в повседневном процессе, появляется тревога о будущем. Снижение или потеря интереса к жизни, суицидальные мысли. Пожилой человек переживает сомнения в полезности своих действий, собственной нужности, экзистенциальный вакуум, отказ от ответственности, демонстративное поведение, уменьшение чуткости к близким, снижение интеллигентной гибкости. Нарушение восприятия, слуха, зрения дополняется воображением и собственной верой в это. Нарастание консерватизма, властность, доминирование. 

Типология старости

Образы старости – это тот «костюмчик», который пожилой человек надевает на себя, пытаясь соответствовать прошлому, своим желаниям. Что для нас здесь является ценным? Когда мы понимаем, как стареет пожилой человек, какую модель старости он выбрал, нам будет легче воспринимать его, будет легче подобрать инструмент понимания его, легче войти в его мир, его пространство, его болезнь.

1. Образ «Попечитель»: вы должны меня слушаться, я знаю, как вам помочь.
Претензия: на ожидание дивидендов.

2. Образ «Директор»: мне все должны, так как я великий, достойный человек.
Претензия: на повеливание.

3. Образ «Мученица»: мне все должны, так как я болею и страдаю.
Претензия: на уникальность.

4. Образ «Святая»: мне все должны, так как я жизнь на вас положила.
Претензия на совершенство, на божественность.
Часто люди этого образа считают себя глубоко верующими. Это один из тяжелых образов, потому что дамы, которые выбирают эту модель, донимают своих родственников, опираясь на святые учения, они имеют возможность давления еще и чем-то «высшим».

5. Образ «Герой»: мне все должны, так как я нормальный среди дураков.
Претензия: на геройство в обстоятельствах неадекватности окружения.

6. Образ «Созерцатель»: меня все должны оставить в покое, уйдите в сторону.
Претензия на уединение, все должны жить своей жизнью.
Возможно, это самый адекватный образ, потому что даже в рекомендациях, которые я оставляю родственникам первый пункт – жить в своем доме. Правильные границы и их соблюдение в общении с пожилым человеком – одна из ключевых тем взаимоотношений.

7. Образ «Незнакомец»: я хозяин своей особенной планеты (болезнь Альцгеймера).
Претензия: на леность, бездействие, обыденную повседневность.

Старческий газлайтинг – это эмоциональное насилие, во время которого жертва не уверена ни в происходящем, ни в своих ощущениях, ни в том, должна ли она злиться на поступки манипулятора, имеет ли на это право. 

Мы должны понимать, что эта тема присутствует в общении с пожилыми людьми, у кого-то – осознанно, у кого-то – неосознанно ввиду заболевания.

Манипулятор, пожилой человек стремится:

  • заставить усомниться в своем здравомыслии,
  • вызвать чувство отвращения к себе,
  • заставить запутаться между истиной и ложью,
  • потерять способность принимать решения,
  • заставить мучаться от чувства вины,
  • заставить утратить понятие «нормально».

Важно знать техники давления, которые может использовать манипулятор, чтобы, помогая пожилым людям, самим оставаться в ресурсе».

От редакции: группы поддержки, полезные телефоны для родственников пожилых людей

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Групповая психоаналитическая терапия пожилых людей: проблемы, перспективы и практический опыт
    02.10.2023
    Групповая психоаналитическая терапия пожилых людей: проблемы, перспективы и практический опыт
    «Важнейшим инструментом терапии доэдипальных пациентов (в том числе депрессивных) является работа с агрессией, которой отводится ведущая патогенетическая роль. Техники современного психоанализа помогают выражать агрессию безопасным образом…»
  • Психологическое время личности в практике психотерапевта
    16.09.2021
    Психологическое время личности в практике психотерапевта
    Зрелость личности определяется, в т.ч., и компетентностью во времени, способностью к рефлексии времени... Личностное развитие тесно связано с временной компетентностью, способностью быть своевременным, уместным текущим задачам индивидуального жизненного цикла.
  • Изменение жизни и травматизация: тактики поддержки клиентов
    10.07.2020
    Изменение жизни и травматизация: тактики поддержки клиентов
    Я хотела бы обратить ваше внимание на то, какие бывают кризисы, какие возникают напряжения в этих кризисах, а потом обсудить, какие тактики может выбрать психолог-консультант, если он имеет дело с человеком, сталкивающимся с той или иной ситуацией...
  • Как проводить диагностическое интервью на первой встрече психолога с клиентом?
    29.05.2020
    Как проводить диагностическое интервью на первой встрече психолога с клиентом?
    Интервью при знакомстве с новым клиентом может вызывать много вопросов у начинающих психологов: на что обращать внимание, какие вопросы следует задавать? Ульяна Чернышева дала советы, как проводить диагностическое интервью...
  • Страх как эмоциональное нарушение у ребёнка
    20.04.2020
    Страх как эмоциональное нарушение у ребёнка
    «Жалобы на страх возникают в разных возрастах - у дошколят, младших школьников, подростков. Можно выделить несколько типов ситуаций, в которых они возникают», — рассказывает медицинский психолог Ирина Коломиец…
  • Посттравматический стресс или посттравматическое развитие?
    14.04.2020
    Посттравматический стресс или посттравматическое развитие?
    Стрессовое расстройство можно рассматривать как адаптационную реакцию, подобно тому, как температура при болезни является защитной реакцией организма. Но иногда температура настолько зашкаливает, что может убить человека…
  • О преодолении последствий травматического опыта детей
    14.04.2020
    О преодолении последствий травматического опыта детей
    Есть непосредственные травмы, которые можно выделить как события: нападения, катастрофы, острый развод родителей, потеря близких. Если ребенок живет в семье, где он подвергается жестокому обращению, я также отношу это к травматическому опыту...
  • Людмила Шёхолм: «Нам нужны поглаживания, чтобы выжить»
    02.04.2020
    Людмила Шёхолм: «Нам нужны поглаживания, чтобы выжить»
    Поглаживание – это единица социального признания. Рене Шпиц нашёл, что у нас есть три голода: по стимулам (прикосновения к телу), по признанию (поглаживания, транзакция), по структуре (расписания, ритуалы). Все три голода должны удовлетворяться…
  • От преодоления страдания к поиску счастья
    31.03.2020
    От преодоления страдания к поиску счастья
    «Если мы хотим сделать людей счастливее, то нам надо понимать, куда мы движемся, что такое «счастье». Жизнь должна быть со смыслом или вовлечённая, и при этом в ней должны присутствовать удовольствия, положительные эмоции», – отметил Сергей Падве…
  • «Безоценочная или/и этическая позиция психотерапевта. Трудная диалектика»
    20.02.2020
    «Безоценочная или/и этическая позиция психотерапевта. Трудная диалектика»
    Что на деле означает безоценочность в психотерапии? Какие ее аспекты представляются естественными, а какие кажутся весьма сложными и связаны с трудным выбором для профессионала – разрешением нетривиальных противоречий?...
  • Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?
    17.09.2019
    Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?
    «Почему я назвала свой мастер-класс «Трансгендерный ребенок: что не так с семьей?»? Я не буду описывать случаи, с которыми сталкивалась на клинических разборах, истории очень сложные, но я каждый раз убеждаюсь, что это семейные ситуации. И наблюдая ситуации в семьях звёзд, мы тоже можем проследить здесь семейный контекст. Шарлиз Терон усыновила мальчика, он благополучно рос и наслаждался дивой-мамой до момента, пока она не удочерила девочку. Что происходит в этой ситуации с ребенком, какой вопрос он задает этому миру?...»
  • А. Палей: «Компьютеры не заменят психотерапевта»
    21.06.2019
    А. Палей: «Компьютеры не заменят психотерапевта»
    Важна идея о том, что не надо спешить что-то делать. В этом подходе большой акцент делается на расспрашивание — как-то понять человека, не торопиться производить интервенции, манипуляции. Метафорически можно обозначить это как встречу психотерапевта и клиента. Одна из самых распространенных ошибок — человек что-то услышал от клиента и тут же начинает что-то предпринимать.
    Как сказала одна из наших участниц: «Еще толком не поняли, где болит, а уже начинаем бинтовать»...
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»