Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь

«Танцевальный терапевт является моделью для пациента»

/module/item/name

Предлагаем вашему вниманию интервью с Наталией Юрьевной Оганесян. 

Наталия Юрьевна - балерина, хореограф, кандидат психологических наук, медицинский психолог, танцевальный терапевт Городской психиатрической больницы №6 (стационар с диспансером), Клиники неврозов им. И.П. Павлова, соавтор (совместно с Э.Грёнлюнд) книги «Танцевальная терапия. Теория. Методика. Практика», член Европейской ассоциации профессиональных танцевальных терапевтов (Германия, Мюнхен), руководитель программы дополнительного профессионального образования «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика» в Институте практической психологии «Иматон».

- Наталия Юрьевна, когда Вы заинтересовались танцем?

- Я танцевала всегда, сколько себя помню: услышав музыку, сразу же принималась танцевать.  Мои родители далеки от балета – мама юрист, а папа – инженер, кандидат технических наук, но они поддержали мое увлечение танцем и отдали меня в хореографический кружок. Там я занималась несколько лет, а потом преподаватель порекомендовал поступать в  Академию Русского балета имени Агриппины Яковлевны Вагановой.  И я поступила туда, хотя это было непросто. Все дети, которые учатся в Академии, мечтают танцевать на сцене профессионально, их мотивация настолько высока, что тяжелый труд совсем не пугает. Балет – это действительно не для всех, потому что нужны не только особые физические данные, но и страстное желание выступать, а также стойкость характера и психологическая устойчивость, которые позволяют справиться с нагрузкой. Такая учеба очень рано формирует индивидуальность, потому что танцовщики уже в 18 лет должны выходить на сцену и выступать перед зрителями. Я счастлива, что пройдя эту школу, стала балериной - это моя главная и любимая профессия, которой я посвятила большую часть своей жизни.

- Как сложилась Ваша творческая судьба?

- Сначала я выступала в кордебалете на сцене Малого оперного театра,  потом, приехав в Тбилиси, стала ученицей знаменитого танцовщика и балетмейстера Вахтанга Чабукиани и  танцевала в его театре. Перед тем, как уйти на пенсию я начала работать в Ленконцерте, там уже была сольная работа: я исполняла классические и характерные партии, что-то придумывала и ставила для себя сама. Самые любимые мои балеты – «Жизель» и «Лебединое озеро».

- Вы многие годы отдали балету, а как Вы пришли к интеграции своего танцевального опыта с психологией, как стали  танцевальным терапевтом?

- Мой путь в психологию был долгим и извилистым. Волею судеб, я очень часто выступала на концертах в честь праздников в Институте имени Бехтерева, танцевала вместе со своим партнером «Вальс на музыку к драме Лермонтова «Маскарад».  Номер драматический, даже трагический – в конце мой партнер выходил, такой грозный, душил меня и я падала. Почему-то институт имени Бехтерева очень часто приглашал нас выступить именно с этим номером. Психиатры – народ серьезный. Помню, в одном из концертов участвовала Алиса Бруновна Фрейндлих, она играла «Карлсона». Комедийный номер, а зал не смеется. Выглядываем из-за кулис, чтобы посмотреть - сидят такие строгие люди в белых халатах… Кто бы мог подумать, что пройдет время, и я в таком же халате буду работать клиническим психологом – танцевальным терапевтом  в больнице!

О получении новой профессии я задумалась в 38 лет, когда пришла пора выходить на пенсию. У балерин, к сожалению, короткая карьера. Я знаю несколько языков, поэтому, перестав танцевать, устроилась в финскую школу преподавателем финского и шведского языка. Кроме того, я занялась работой со школьным ансамблем финского народного танца. Помню, вошла в помещение, где пели дети, увидела как этот хор, официально наряженный в костюмы «черный низ, белый верх», вытянувшись по стойке смирно, поет веселые финские песни, «обалдела» и стала что-то придумывать, чтобы их расшевелить, раскрыть. Занималась с ребятами, учила их двигаться, раскованно вести себя на сцене. Преподавая финский язык, я стремилась как можно быстрее получить результат, добиться, чтобы дети свободно заговорили по-фински, и с этой целью создала авторскую методику, которая называлась «Хореографическая лингвистика», призванную обучать языку с помощью танца.

- Это была психологическая методика?

- Когда работала над этой методикой, я не подозревала о том, что она может быть как-то связана с психологией. Но, когда я презентовала ее на выставке «Женский проект-99», мне порекомендовали побеседовать о ней с врачом-психотерапевтом Эдмондом Георгиевичем Эйдемиллером. Эдмонд Георгиевич с интересом отнесся к моей работе и пригласил на повышение квалификации в МАПО, я училась там и продолжала преподавать в школе. А сам термин «арт-терапия» я впервые услышала в Финляндии, общаясь со своими коллегами-преподавателями на стажировках по языку. Мне сказали: «Наталия, ты занимаешься арт-терапией!». Потом я уже целенаправленно поехала в Хельсинки получать образование. Когда я начинала учиться, в университете не было отдельного направления по танцевальной терапии, поэтому, когда я показала свою программу, мне предложили защищать диплом именно по танцевальной терапии и он назывался «Школа красоты человека: звук, цвет, движение». Я писала диплом и училась в Высшей балетной школе Стокгольма у  профессора Эрны Грёнлюнд, с которой мы позже написали книгу «Танцевальная терапия: теория, методика, практика». Я считаю ее своим учителем.

- Чему она Вас научила?

- Научила видеть психологическую функцию танца, показала технику кинестетической эмпатии, которую мало кто из танцевальных терапевтов по-настоящему знает. Ее могут освоить только те, кто профессионально владеет танцем – эта техника задействует тонкие механизмы, координационно-моторные и телесно-эмоциональные, которые не сможет увидеть непрофессионал. Я считаю, что наличие профессионального танцевального образования для танцевального терапевта очень важно, потому что у него должна быть с детства сформирована так называемая моторная сила движений. Если этого нет, то эффективность его терапевтической работы будет значительно снижена и некоторые танцевально-терапевтические техники ему будут недоступны. Танцевальный терапевт является моделью для пациента, поэтому он должен правильно исполнять движения, так как является партнёром по танцу, где границы терапевт-больной стираются и это является главным лечебным фактором в танцевальной терапии. Чем большим спектром физических возможностей владеет человек, тем больше у него преимуществ в работе с пациентом. Танец первичен, как первична первая сигнальная система – моторика, посредством которой человек познает мир.

- Кого из российских психологов Вы считаете своими учителями?

- Эдмонда Георгиевича Эйдемиллера, Людвига Иосифовича Вассермана, и Бориса Вениаминовича Иовлева, они помогали мне в работе над кандидатской диссертацией «Танцевальная терапия в реабилитации психотических расстройств», которую я успешно защитила благодаря их поддержке. Я благодарна за помощь и Сергею Александровичу Кулакову, он, с присущей ему креативностью, взял на себя смелость быть научным руководителем диссертации. Также на меня большое влияние оказали труды Виктора Давыдовича Вида, в отделении которого я работала, особенно его книга «Психоаналитическая психотерапия при шизофрении», которую я прочла как Библию - с карандашом в руках. Я признательна коллегам за то, что они помогли мне сформировать серьёзный научный подход к исследовательской работе, присущий школе института им. В.М. Бехтерева. Поскольку все исследования по психомоторике в нашей стране  закончились в советское время (о ней писали Ананьев, Лурия, Бернштейн, Веккер, Выготский, Головей, Ильин и Розе, а потом – провал, слово это исчезло из употребления). Многое приходится восполнять, опираясь на практическую работу с психиатрическими пациентами, заполняя научный вакуум, который сформировался в последние годы в этой области. Поэтому цель работы Санкт-Петербургской ассоциации танцевально-двигательной терапии, председателем которой я являюсь, заключается в том, чтобы проводить фундаментальные научные исследования. Я модифицировала методику «телесного анализа Р.Лабана», разработав диагностическую методику «Телесный анализ», чувствительную для исследования динамики танцевальной терапии и со студентами моего первого выпуска в РГПУ им. Герцена мы отработали ее на курсе. Слава Богу, что у меня есть ученики, надеюсь, что они будут продолжать исследования, писать статьи в научные журналы, защищать диссертации и активно развивать танцевальную терапию.

- Какие Вы видите варианты интеграции танцевальной терапии с другими видами терапии искусством, например с арт-терапией, психодрамой?

- В структуру разработанной мной танцевально-терапевтической сессии, которую мы будем изучать в рамках образовательной программы «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика», начинающейся в ноябре этого года в Институте практической психологии «Иматон», входит психотерапевтический рисунок и релаксация. Для меня рисунок – вербализация, выход на поверхность тех чувств, которые переполняют больного. В отличие от танца рисунок статичен и его можно использовать в качестве материала для терапевтического анализа. В методах терапии искусством (это касается как российской так и западной арт-терапии) специалистам свойственно, к сожалению, пока еще блуждать в потемках. Нам всем предстоит ответить на множество вопросов. Я рекомендую коллегам, интересующимся танцевальной терапией, книгу В.В.Козлова, А.Г. Гиршона, И.И. Веремеенко  «Интегративная танцевально-двигательная терапия» и  книгу Джоан Ходоров «Танцевальная терапия и глубинная психология. Движущее воображение», а также предлагаю им ознакомиться с англоязычными изданиями.

Мне хотелось бы, чтобы мои студенты, обучаясь на программе «Танцевально-двигательная терапия: теория и практика», научились критически мыслить, и могли оценить, что каждая из предлагаемых техник значит для них самих, каким образом они буду работать с больными. В России сейчас много специалистов, которые называют себя танцевальными терапевтами, но на самом деле, если человек называет себя терапевтом, он должен понимать:  терапия – это лечение, а не тренинг. Я хочу, чтобы учащиеся четко поняли и увидели разницу. А вот куда им идти – в тренеры или в терапевты – это уже их выбор. Терапевтический подход требует намного большего количества навыков и большей ответственности за результат своей работы. Медицинские психологи и танцевальные терапевты, работающие в больницах, должны дать оценку того, что произошло с пациентом за время психокоррекционной работы, написать психологическое заключение о динамике состояния пациента в процессе танцевальной терапии и описать результат (положительный или отрицательный), который обязательно должен знать врач.

Беседовала Юлия Смирнова

Опубликовано 1 октября 2010

Материалы по теме

Чем удивлял 15-й Саммит психологов? Рефлексия и действия
11.06.2021
Компания «Иматон»: 30 лет практической работы и 3 дня фестиваля
13.02.2020
Особенности проведения танцевальной терапии у пациентов с артрозом
24.09.2020
Развитие коммуникативных навыков у детей младшего школьного возраста с ОВЗ посредством ТДТ
27.07.2020
Беверли О’Корт показала арт-методику для лечения болезней
11.02.2020
Танцевально-двигательная терапия при неврозах
30.09.2019
Коррекция последствий стигматизации ЛГБТК+ людей
18.09.2019
Психологическая поддержка людей с «неизлечимыми» заболеваниями
09.09.2019
Танцевальная терапия при невротических расстройствах
28.03.2019
Встреча смыслов. О ресурсном фестивале «Другая арт-терапия…»
07.02.2019
Танцевальная терапия: опубликована программа конференции
28.11.2018
Исцеляющие возможности танца
05.10.2018

Комментарии

Оставить комментарий:

5 февраля 2023 , воскресенье

В этот день

Людмила Николаевна Рогалева празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Викторовна Коротина Гессе празднует день рождения! Поздравить!

Елена Владимировна Кочева празднует день рождения! Поздравить!

Анна Владимировна Евдокимова празднует день рождения! Поздравить!

120 лет назад родился(ась) Алексей Николаевич Леонтьев.

77 лет назад родился(ась) Виктор Петрович Озеров.

Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь
5 февраля 2023 , воскресенье

В этот день

Людмила Николаевна Рогалева празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Викторовна Коротина Гессе празднует день рождения! Поздравить!

Елена Владимировна Кочева празднует день рождения! Поздравить!

Анна Владимировна Евдокимова празднует день рождения! Поздравить!

120 лет назад родился(ась) Алексей Николаевич Леонтьев.

77 лет назад родился(ась) Виктор Петрович Озеров.

Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь