16+
Выходит с 1995 года
17 апреля 2024
Возможности метода фокус-групп для профилактики агрессивного поведения подростков в образовательной среде

Введение

Профилактика агрессивного поведения подростков представляет собой важное направление деятельности современных образовательных институтов. Чаще всего этой работой занимаются педагоги-психологи образовательных учреждений вместе с социальными педагогами, завучами по воспитательной работе, классными руководителями.

Профилактическая деятельность педагога-психолога образовательной организации в соответствии со стандартом профессиональной деятельности (приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 24 июля 2015 г. №514н «Об утверждении профессионального стандарта «Педагог-психолог (психолог в сфере образования)») определяется трудовыми функциями А/07.7 и В/02.7. При реализации трудовой функции А/07.7 педагог-психолог работает c детьми фронтально, организуя профилактическую деятельность с учетом их возрастных особенностей. Начальным этапом профилактической работы является психолого-педагогическая диагностика, в ходе которой выявляется «группа риска». При реализации трудовой функции В/02.7 педагог-психолог работает c обучающимися, признанными подозреваемыми, обвиняемыми или подсудимыми по уголовному делу либо являющимся потерпевшими или свидетелями преступления. В данном случае речь идет о вторичной профилактике, в том числе с обучающимися, имеющими проблемы законопослушного поведения именно в связи с агрессивными формами поведения. Организация и осуществление профилактической работы педагога-психолога в образовательной организации в направлении предотвращения разного рода агрессивных форм поведения участников образовательных отношений имеет целью формирование и развитие у обучающихся, их родителей и педагогических работников психологических установок, препятствующих не только проявлению собственной агрессии, но и опосредованного пособничества, пассивного наблюдения за агрессией других.

Одним из эффективных инструментов сбора такой информации могут выступить фокус-группы — метод, широко применяющийся в психологии начиная с сороковых годов двадцатого века. Фокус-группа представляет собой модерируемую дискуссию и, прежде всего, выступает как метод сбора информации (Белановский 2001). Однако в практике деятельности школьной психологической службы фокус-группы могут выступить и как коррекционно-терапевтическая работа с выраженным потенциалом профилактики.

Планирование, организация и проведение фокус-групп с различными категориями участников образовательного процесса является эффективной формой не только диагностики, но и первичной профилактики агрессивного поведения, а использование метода наблюдения непосредственно в фокус-группах обучающихся разных возрастных групп позволяет педагогу-психологу осуществлять психолого-педагогическую диагностику склонности к агрессивному поведению.

Целью данной статьи является обобщение опыта проведения фокус-групп с субъектами образовательного процесса (учащиеся разных ступеней образования, их родители и педагоги) для выявления их диагностического и коррекционного потенциала.

Материалы и методы

Исследование включало в себя фокус-группы с обучающимися начальной ступени (до 10 лет), средней ступени (10–15 лет) общего образования и полного среднего образования (старше 15 лет). Помимо фокус-групп с обучающимися фокус-группы были проведены с родителями обучающихся подросткового возраста и классными руководителями среднего и старшего звена общеобразовательных школ. Всего было проведено 28 фокус-групп с общим количеством респондентов 330 человек, из них 5 групп с обучающимися начальной ступени, 8 групп с подростками, 5 групп со старшими школьниками, 5 групп с родителями, 5 групп с педагогами. Число участников в каждой группе составляло от 5 до 14 человек.

Набор участников осуществляется при помощи координатора исследования. Ведущими фокус-групп выступали практические психологи с опытом проведения фокус-групп.

Время начала исследования устанавливалось координатором. Среднее время проведения фокусной группы составляет 38,9 минут. В начале исследования участники знакомились с условиями проведения исследования и давали на него согласие. Информированные согласия заполнялись самими респондентами, если респондент старше 14 лет. Информированное согласие на участие в исследовании младших школьников и подростков до 14 лет давали их родители. Форма согласия заполнялась до начала фокус-группы или в начале ее проведения. Если согласие на участие в исследовании не было получено, участник исключался из состава фокусной группы. Ведущий фокус-группы проводил обсуждение в соответствии с протоколом исследования.

Содержание вопросов было связано с феноменологией различных видов агрессивного поведения (школьные драки, вандализм, буллинг, киберагрессия, аутоагрессия), мотивацией агрессивного поведения, провокативными и протективными факторами агрессивного поведения, а также с опытом работы психологической службы образования по предотвращению агрессивного поведения. Список вопросов различался для разных категорий респондентов в зависимости от актуальности отдельных вопросов темы, степени травматичности, адекватности характеру деятельности, возрастным особенностям и социальной ситуации. Однако при формулировке вопросов использовался перекрестный принцип: так, мы спрашивали родителей о том, как ведут себя учителя и дети, а детей — о том, как ведут себя родители и учителя.

Каждой фокус-группе присваивался индивидуальный код, позволявший сохранить конфиденциальность участников группы. Индивидуальные коды хранились у координатора исследования. Работа проводилась в 3 городских и 2 сельских образовательных организациях — средних общеобразовательных школах. Взаимодействие участников фокус-группы, будь то взрослые (педагоги или родители), дети и подростки, проходило в подготовленном для этого месте (тихое помещение, общий стол, сплочённое расположение людей в пространстве), позволявшее свести к минимуму все отвлекающие факторы и максимально сконцентрировать внимание респондентов на теме обсуждения.

Общий охват участников фокус-групп составил 250 детей и подростков, 80 взрослых. Исследование проводилось в Челябинске и Челябинской области.

В ходе обсуждения в фокус-группе велась запись. Запись использовалась координатором для анализа и обобщений результатов исследования.

Результаты и их обсуждение

Общий характер поведения участников фокус-групп

Фокус-группа оказалась необычным, непривычным и нестандартным форматом общения обучающихся с интервьюером — педагогом-психологом. Живое непосредственное общение в фокус-группе представлялось для детей как диалог со спонтанно возникающими в ходе него вопросами, требующими быстрого ответа «здесь и сейчас». Показателем заинтересованности детей и подростков в фокус-группах является их нежелание прервать общение. Встречи происходили в образовательных организациях, где не прерывался учебный процесс, были звонки на урок и с урока. Участники фокус-групп на звонки реагировали, но стремились продолжить общение, проявляли радость, когда психолог уточнил, что можно пообщаться ещё.

Анализ результатов высказываний участников фокус-групп

Распространённость физической агрессии велика: с ней сталкивались в среднем 73% всех детей и подростков. При этом наибольшее распространение имеют драки (до 91% для подросткового возраста), наименьшее — порча вещей (до 31% школьников). Чаще всего пострадавшими от физической агрессии являются старшие подростки: 55% подростков в возрасте14–17 лет подвергались избиениям и нападениям; 40% подростков в возрасте 10–13 лет и примерно столько же младших школьников в возрасте 7–9 лет — 42% — становятся жертвами физической агрессии. Агрессорами выступают чаще всего сверстники.

Вербальная агрессия — это форма агрессивного поведения, имеющая специфическое содержание насильственного характера по отношению к отдельному человеку или группе (угрозы, проклятья, ругань и т.д.) и часто выражающаяся особым экспрессивным образом (ссора, крик, визг и др.). Распространенность вербальной агрессии очень высока: с разными ее формами и видами сталкиваются до 82% детей и подростков. Из возможных форм и видов вербальной агрессии чаще всего у детей и подростков встречаются оскорбления (77%), насмешки (50%) (прямая вербальная агрессия), ябедничание (12%), распускание слухов (18%) (косвенная вербальная агрессия).

Со случаями вербальной агрессии сталкиваются до 60% детей в возрасте 7–9 лет, до 71% подростков 10–13 лет, до 82% школьников 14–17 лет. Вербальную агрессию переживают практически одно число школьников 7–9 и 10–13 лет со стороны сверстников из двора / района (28% и 31%, соответственно), незнакомых людей в общественных местах (по 16%). Для более старших школьников (14–17 лет) опыт переживания агрессии со стороны сверстников из двора / района уменьшается (18%), а со стороны незнакомых людей увеличивается (26%).

Аутоагрессия рассматривается как самоповреждение, не связанное с суицидальными намерениям и/либо суицидальным поведением. В нашем исследовании педагоги и психологи фиксировали проявления аутоагрессии только в средних и старших классах, причем с проявлениями аутоагрессии у подростков и старшеклассников сталкивался каждый пятый учитель и 17% педагогов-психологов. 60% педагогов-психологов отметили, что аутоагрессия стала встречаться в школе чаще. При оценке распространённости аутоагрессии в своей школе педагоги и психологи отмечают, что в их школах случаев аутоагрессии значительно меньше, чем в других, и случаются они редко. Это свидетельствует о закрытости, намеренном замалчивании темы аутоагрессии в школе. О проявлениях аутоагрессии говорили респонденты в 9% групп подростков. Подростки, в отличие от старших школьников, недооценивают опасность аутоагрессии: подростки считают аутоагрессию опасной только в 5% случаев. Число случаев аутоагрессии растет от начальных классов к старшим классам: уже в начальной школе встречаются проявления аутоагрессивного поведения (20% психологов сталкиваются с этим), затем в 5–6 классах психологи обнаруживают аутоагрессивное поведение (30%). Пик аутоагрессивных действий (80% психологов сталкиваются с этим) приходится на 7–8 классы школы, затем частота снижается (40%).

Помимо вербализованных суждений по теме беседы участники фокус-групп реагируют мимически, пантомимически. Их эмоционально-поведенческие реакции: изменение тональности и громкости голоса, изменение позы тела, специфические жесты, выражения лица, — свидетельствуют о значимости обсуждаемой темы. Даже практически не включающиеся в обсуждение участники проявляют свое отношение к вопросам ведущего и высказываниям других участников, свое отношение к проблеме. Мы наблюдали поддерживающее и одобрительное молчание респондентов при ответах других участников фокус-группы (50–55% случаев), отрицающее и несогласное молчание (10–15% случаев) как взрослых, так и детей. Данные отношенческие реакции характеризуются выражением эмоции поддержки и согласия, одобрения и союзности с отвечающим — одобрительное кивание головой, внимательное поддерживающее, положительно эмоционально окрашенное слушание, либо выражением несогласия, отрицания, противоречия — не только прямо противоположные, но и реакции замкнутости, демонстративного пренебрежения обсуждаемой темой, намеренное молчание саботажного характера. Эмоционально-поведенческие реакции, свидетельствующие о поддержке миротворческих способов коммуникаций, медиативных способах разрешения конфликтов, индивидуальном подходе к взаимодействию с агрессорами и жертвами, позволяют прогнозировать вовлеченность и заинтересованность ребенка или взрослого в процесс профилактики агрессивного поведения и, как следствие, эффективность профилактической работы в конкретной образовательной организации. Реакции, демонстрирующие игнорирование ведущего: отворачивание головы или всего корпуса, прикрывание лица или глаз рукой, — также расцениваются наблюдающим как маркеры значимости темы агрессивного поведения для респондента.

Мы наблюдаем в 7 фокус-группах наряду с доминирующими, свойственными большинству участников эмоционально-поведенческими реакциями единичные персональные реакции, отличные от наблюдаемых у большинства. Индивидуальные проявления враждебности и оппозиции в ходе обсуждения — персональное негативное отношение к теме — зачастую связаны с негативным жизненным опытом респондента при столкновении с необходимостью разрешения личных проблем, вызванных агрессивным поведением самого респондента и/или по отношению к нему (Федосенко 2016). Проявление субъективного отношения к теме агрессивного поведения может дать представление о персональной готовности / неготовности и внутренней мотивации участников на профилактику агрессивного поведения в образовательном учреждении.

Мы выделяем типичные поведенческие реакции, обнаруживающие предрасположенность к деструктивному, в частности к агрессивному, поведению. К таким реакциям, наблюдаемым у детей и подростков в ходе фокус-групп, относятся:

  • перебивание других участников;
  • проявления личной антипатии к кому-то в группе;
  • придирки к кому-то в группе, которые часто провоцируют ответные придирки;
  • снижение значимости высказываний и принижение кого-то в группе, негативная оценка личности кого-то в группе;
  • подчеркивание разницы между собой и партнерами по обсуждению;
  • преуменьшение вклада партнеров в общее обсуждение и преувеличение своего;
  • устойчивое нежелание признавать правоту собеседников;
  • постоянное навязывание своей точки зрения, давление на партнеров;
  • систематические отказы и отрицания слов партнеров по фокус-группе;
  • негибкость поведения, неспособность хоть в чем-то уступить собеседнику;
  • демонстрация интервьюеру постоянной занятости и игнорирование попыток установить контакт;
  • создание дефицита времени для обсуждения или резкое убыстрение темпа беседы;
  • проявления некомпетентности в элементарных вопросах;
  • неискренность, понимаемая в данном случае как стремление что-то скрыть и получить из этого свою «выгоду» за счет других;
  • несдержанность в суждениях;
  • посягательство на реальные или воображаемые права других участников разговора;
  • нарушение персонального (межличностного) пространства, например, фамильярность с интервьюером или кем-то из группы.

Значимым маркером агрессивного поведения является использование сленга. «Особые» слова существовали в языке всегда. Подрастающее поколение старается зашифровать свой язык так, чтобы взрослым и «чужим» было непонятно (Ипатов 2019). Большинство из них появилось благодаря сети Интернет: когда переписываешься, хочется упростить и сократить, чтобы потратить меньше времени. Но сленг не задержался в одном лишь интернете. Слова быстро перекочевали и в устную речь молодёжи. Сленг — явление речи, коммуникации, неформального общения. Для подростков в компании сверстников сленговая фраза «го в магаз» прозвучит уместно и естественно, но в общении с преподавателем «сорян» за несделанную домашнюю работу уже некорректно.

При проведении 7 фокус-групп обучающихся в общеобразовательных учреждениях, расположенных непосредственно в городе Челябинске, мы выявили 4 случая негативных эмоционально-поведенческих реакций. Во всех случаях это были подростки: 1 мальчик 11 лет, 1 девушка 16 лет и 2 юношей 16 лет. Проявления прямой оппозиции и избегания обсуждения имели место в большей степени по отношению к заявляемым в группе формам реагирования на обсуждение агрессивного поведения со стороны сверстников и взрослых, к озвучиваемым группой мерам и способам профилактики агрессии в школе.

При анализе и интерпретации результатов наблюдения мы не исключаем клиническую составляющую демонстрируемого негативного поведения, так как аффективные нарушения в детско-подростковом возрасте, по данным многих зарубежных и отечественных исследований, возникают существенно чаще, чем их диагностируют. К примеру, выявление депрессий у подростков, по мнению отечественных и зарубежных исследователей, затруднено в связи со значительной кратковременностью, стертостью состояний подавленности, рудиментарностью собственно аффективного компонента, большим, чем у взрослых, несоответствием между поводом и выраженностью эмоциональной реакции, значительным удельным весом соматических, поведенческих, неврозоподобных расстройств, маскирующих и атипизирующих аффективную симптоматику (В.В. Ковалев, Н.М. Попова, И.А. Пальянова, В.Ф. Лебедева, Н.Е. Буторина, Г.Г. Буторин, Е.Н. Кривулин и др.). Вместе с тем, как отмечают ведущие отечественные психиатры, подростковый возраст с его биологическими и психологическими перестройками является критическим в плане возникновения различных нервно-психических расстройств, в том числе аффективной патологии (Г.Е. Сухарева, Г.К. Ушаков, В.В. Ковалев, А.Е. Личко, Н.Е. Буторина, М.И. Рыбалко, В.Я. Семке, Е.Д. Счастный, Г.Г. Симуткин, Е.Н. Кривулин и др.).

Заключение и выводы

В регуляции человеческого поведения представления, а точнее ментальные репрезентации, играют существенную роль. Эти последние — продукт исключительно человеческой психики. Только человеческий мозг способен на основе предшествующего опыта и знаний и текущей ситуации порождать образы предметов и явлений и регулировать поведение на основе этих и вновь создаваемых образов. В русле когнитивной психологии доказывается, что ментальные репрезентации определяют мышление и действия человека. То есть, если, в нашем случае, подросток полагает, что агрессивное поведение — это вполне допустимое поведение, то при отсутствии нормативного запрета агрессии такой подросток с большей вероятностью будет вести себя агрессивно. Если учителя полагают, что агрессивное поведение среди детей и подростков — это влияние только семейной ситуации и индивидуальной предрасположенности ребенка, то не стоит тратить много усилий на профилактику агрессии. Мы полагаем, что профилактическая работа психолога в образовательном учреждении должна строиться в направлении изменений ментальных репрезентаций. Материал фокус-групп задает конкретные направления такой работы.

Фокус-группы — это метод психологического исследования, широко применяющийся и в когнитивной, и в социальной психологии. С помощью данных методов задача выявления представлений решается эффективнее всего, особенно если эта задача привязана к другой — прикладной и практической. Наше исследование показало, что агрессивное поведение весьма распространено в современной школе, а наиболее часто агрессивное поведение в образовательной среде проявляют подростки.

Открытый характер вопросов и ответов в фокус-группе дал возможность получить большой объем данных, выраженных собственными словами респондентов. Непосредственное взаимодействие ведущего с участниками фокус-группы позволило прояснять непонятные ответы по ходу работы, и, кроме того, наблюдать невербальные проявления, которые несут дополнительную, а иногда и противоречащую высказываниям информацию.

Мы полагаем, что фокус-группы являются одним из немногих инструментов получения информации об агрессии, агрессивном поведении в образовательных учреждениях, причинах и последствиях агрессии, формах и способах профилактики агрессии. Информацию мы получали в фокус-группах от детей и от родителей, не обязательно имеющих специальное образование или точную осведомленность в обсуждаемых вопросах. Кроме того, правильно организованная процедура проведения фокус-групп обладает выраженным образовательным и развивающим эффектом, а сами фокус-группы могут выступать особой формой профилактической работы по предупреждению агрессии.

В когнитивной психологии, особенно в когнитивно-поведенческом подходе, добавляется еще одно важное обстоятельство. На основе знаний и представлений можно сконструировать условия для получения подростком нового опыта действий. И на этой основе актуализировать новые представления. То есть надо создать ситуации, в которых подросток поведет себя по-другому. Новый опыт должен быть закреплен позитивными переживаниями и содержательной обратной связью (Подольский 2019). Поэтому проведение фокус-группы с подростками по вопросам агрессивного поведения может служить новым, позитивным и безопасным опытом обсуждения острых проблем в детском коллективе. Это важно не только для тех подростков, которые уже были в роли жертвы и агрессора, но и для тех, кто наблюдал подобные ситуации, но не проявил просоциального поведения в них. Мы полагаем, что фокус-группы обладают хорошим профилактическим и воспитательным потенциалом.

Сопоставление результатов наблюдения с объективной информацией, то есть с фактом постановки обучающегося на педагогический профилактический учёт в образовательной организации, показало 100% совпадений подростков, выявленных в ходе наблюдения как «группа риска с высокой степенью склонности к агрессивному поведению», с фактически имеющей место фиксацией их на педагогическом профилактическом учёте. Выявление при проведении фокус-группы детей и подростков с высокой степенью склонности к агрессивному поведению позволило педагогу-психологу не только эффективно решить профессиональную задачу, но и решить эту задачу с наименьшими затратами времени.

Литература

  • Белановский, С. А. (2001) Метод фокус-групп. М.: Никколо-Медиа, 280 с.
  • Ипатов, А. В. (2019) Подросток: от саморазрушения к саморазвитию: Программа психологической помощи. СПб.: Речь, 180 с.
  • Подольский, А. И. (2019) Подросток в современном мире. Заметки психолога. М.: Каро, 272 c.
  • Федосенко, Е. В. (2016) Психологическое сопровождение подростков. Система работы, диагностика, тренинги. СПб.: Речь, 192 c.

Источник: Волкова Е.Н., Кулькова Ж.Г. Возможности метода фокус-групп для профилактики агрессивного поведения подростков в образовательной среде // Герценовские чтения: психологические исследования в образовании. 2021. №4. С. 723–730. DOI: 10.33910/herzenpsyconf-2021-4-93

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»