• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

28 августа
Онлайн

I Онлайн-конференция с международным участием «Щегловские чтения»

7 — 8 октября
Онлайн

IV Международная научно-практическая конференция «Герценовские чтения: психологические исследования в образовании»

14 — 15 октября
Москва

III Международная научно-практическая конференция «Современное состояние и перспективы развития психологии труда и организационной психологии»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь

Трудный путь клиента. Часть I

/module/item/name

«Условия окружающего мира взрослого человека подразумевают необходимость жизни в соответствие с принципом реальности. Именно это отличает его от ребенка (то есть невзрослого), для которого основополагающим является принцип удовольствия».

Обычно в психотерапии не нуждаются люди, в целом удовлетворенные качеством жизни и преодолевающие встречающиеся на их жизненном пути трудности относительно уверенно. Таких людей отличает в основном хорошее состояние души и тела, преимущественно позитивное настроение, их жизнь многогранна, то есть состоит из многих значимых сфер. Их энергии достаточно, чтобы активно любить, работать, дружить и общаться, растить детей, развлекаться, заниматься творчеством и посвящать время обучению чему-то новому, делиться опытом с другими и пр. В трудные времена они способны мобилизоваться и быстро адаптироваться к изменениям среды, искать и находить наиболее подходящий для себя выход, разрешая свои внутренние и внешние конфликты, а также переживать скорбь при потерях, чтобы в конце концов справиться с утратами и жить дальше, психологически не застревая в горе на длительный срок.

Как видно, здесь я перечисляю особенности человека, которого можно было бы назвать «практически здоровым» с психологической точки зрения. Более подробно элементы эмоционального и психического здоровья описала известный психоаналитик и автор книг Нэнси Мак-Вильямс на недавнем семинаре в Киеве. Всего она обозначила 16 элементов так называемой психологической «нормы», первые три из которых выделила в качестве ключевых. Кому интересно, об этом более подробно можно посмотреть, например, здесь

Исходя из этого, если человек живет в неудовлетворенности миром или качеством контакта с людьми, его населяющими, если для него привычно неразрешимое состояние тупика, или есть ощущение неприспособленности, а фон настроения почти неизменно снижен, всё это свидетельствует о том, что помощь специалиста могла бы быть весьма полезна для него.

Однако мало кому отчетливо ясно, что собой представляет психологическая помощь в реальности, ведь из-за отсутствия информации и личного опыта в данном вопросе люди склонны фантазировать или опираться на непроверенные, субъективные и порой эмоциональные суждения кого-то (тоже зачастую непроверенные), а то и вовсе на художественную литературу или кино.

Большинство людей, далеких от психологии, относятся к ней буквально. В соответствии с заманчивой, но сильно упрощенной схемой:
«Мне плохо» —>  Пришел к психологу —>  «Стало хорошо»

Конечно, раз клиент к психотерапевту всё же пришёл, значит с первой стрелкой он справился самостоятельно, признав и свое затруднительное положение, и необходимость помощи. А вот что обычно происходит между вторым и третьим пунктами, и как это связано с собственными  вложениями клиента, об этом мне и хотелось бы поговорить в данной статье.

Начну я с описания самого тяжёлого и, наверное, все же некурабельного случая. По сути, это клиенты, которые приносят себя на терапию равно так же, как человек с зубной болью приходит к стоматологу: «я пришел, вот зубы, дальше делайте со мной что-нибудь, чтобы не болело» (со стоматологами, кстати, это срабатывает :) .

Обычно из этой позиции люди ожидают эффективной, многосложной, и к тому же магически быстрой помощи, которая в течение единственной встречи (максимум двух) кардинально перевернет  всю их жизнь: невыносимая превратится в счастливую.

Соответственно психолога они воспринимают практически богом, ну в крайнем случае колдуном или экстрасенсом, то есть кем-то настолько могущественным, кто «в одно касание» исправит все, что человек (и его предки, кстати; здесь важно не забывать про влиятельность рода) сотворяли с его жизнью в течение двадцати, тридцати, а то и пятидесяти лет.

От психолога бессознательно, а то и вполне осознанно, ожидается магия. А когда за 50-ти минутную встречу чудесного преображения не происходит — данный специалист обозначается непрофессиональным, идея психологической помощи бесполезной, а сам клиент бесследно исчезает.
Вот уж буквально, «либо всё и сразу, либо вообще бессмысленно», точь-в-точь как на линейном рисунке со стрелками.

Кстати, в этом примере я описываю только случай, отражающий совершенно нереалистичные клиентские ожидания от терапевта и терапии, и не объединяю этот пример с ситуацией, в которой клиента не устроил специалист или эти двое просто не сработались, и он отправился на поиски другого психолога.

Здесь же речь идет о крайне слабом тестировании реальности, где терапевту просто не на что опираться, помощь некуда приложить, в том виде, в котором возможно (внимание, время, понимание характера и механизмов работы психического аппарата Другого, поиск гипотез и проверка их, для чего необходим диалог), а клиент не в состоянии реальную помощь принять.

Если клиент все же способен осознавать, что для оказания ему помощи и от него самого потребуется ряд вложений: не только внешних (время, деньги, силы, и пр.), но и внутренних, психических, то в большинстве случаев я бы говорила о возможности работы и достижения клиентского запроса (проясненного!). Естественно, с разными прогнозами успешности и сроками в каждом конкретном случае.

На этот раз я хочу описать примеры поведения клиентов, которое может в разной степени влиять на процесс психотерапии (увеличивать ее продолжительность, повышать риск прерывания, сохранять длительные тупики и тд.), а также те действия, которые действительно способны помогать его продвижению в терапии.

Кроме того, я постараюсь описать, что, собственно, может произойти с клиентом на самом деле, в психотерапевтическом пространстве и в течение времени между его приходом к специалисту и тем, что некое клиентское «мне хорошо» сможет осуществиться.

Собственно, поведение клиента с  психотерапевтом может на редкость ярко иллюстрировать как его жизнь за пределами кабинета, так и показывать путь, приводящий в это затруднительное положение.

Иначе говоря, видя то, как клиент лечится, чем себе усложняет или облегчает работу, с чем не справляется в терапии, по динамическим процессам, происходящим в кабинете, терапевт может многое понять и про трудности клиента в обычной жизни.

Так психотерапевт, задающийся вопросом «Что в самом клиенте создает эту ситуацию», хоть и слышит привычные клиентские версии, но, анализируя трудности, встречающиеся в терапии, может находить важные ответы в понимании жизненных обстоятельств клиента. А вспоминая известную многим фразу «Выход там же, где и вход», можно догадаться, что верно поняв суть проблемы, куда проще будет найти верное решение.

Теперь в виде таблицы я хочу продемонстрировать разные варианты проявлений в терапии жизненных трудностей людей, прибегающих к психотерапии.

*  По умолчанию имеем в виду терапевта, занимающего «нейтральную» позицию: принимающего, выслушивающего, не дающего резких оценок и изредка возвращающего клиенту свои наблюдения. Подробно описывать реакцию переноса в этой статье я умышленно не стану, это отдельная большая тема. Предположим, что он имеется, постепенно перерабатываясь по ходу работы; в общем-то, феномен переноса вариативно представлен во всех примерах первой колонки.

Что терапевт может наблюдать в терапии* Пример возможной жизненной ситуации клиента (в том числе — на что может жаловаться сам клиент)
Размытость запроса

Клиент не понимает, что нужно от терапии и терапевта. Обычно с такими клиентами довольно много времени тратится на выяснение, уточнение и формулирование цели терапии, чтобы стало возможным фокусирование и выбор направления в работе.

Невербальное послание терапевту: «Пойди туда, не знаю куда, найти то, не знаю что»; «Ну что же непонятного?»; «Тыжепсихолог, должен догадаться».

Клиент может переживать раздражение (иногда сильную злость) из-за необходимости обсуждать этот вопрос, пока он не станет понятен обоим.
Человек в истощении. Основная жалоба на то, что «Всё плохо», глобальная.

Не видит и не понимает себя самого, не понимает своих чувств, и как следствие – потребностей и нужд. Чего хочет от жизни и зачем – тоже понимает мало, сомневается, его это желания или нет. Идентичность  размыта (фрагментирована).

Субъективные переживания:  непонимание, тоска, упадок сил, неудовлетворенность, разочарование, или напротив, сильная тревога и ненависть к себе и/или другим.

Состояние неприспособленности к жизни, фонового недовольства и подавленности.
Буквальное требование, предъявляемое к терапевту, изменить внутреннее состояние. «Мне плохо, сделайте, чтобы стало хорошо!».

Иногда выражается в виде потребности безостановочно жаловаться.

Может, например, возникать и через много лет терапии, практически в той же форме, как это было в самом начале работы, потребность «откатываться» на более ранние этапы терапии и пребывать в регрессе.

Злость явно не выражается, но терапевт может очень хорошо «видеть» ее в подавленном  виде, ощущать в поле терапии, чувствовать «кожей».
Инфантильность, незрелость психики, в целом детское восприятие себя и мира. В арсенале способов справляться с жизнью –  преимущественно примитивный инструментарий (жалобы, претензии, обвинения, манипуляции, уход в болезнь,  сохранение зависимого положения и тд). При повышении стресса – так же свойственно детское реагирование.

Своих ресурсов не видит и/или обесценивает.

Наиболее доступные состояния – обиды, бессилия, дефицита, эмоционального голода, несчастности и безнадёги.

Четко выраженной злости, ярости практически не испытывает, в крайнем случае что-то размытое: раздражение, неудовлетворенность. Часто имеет мстительные фантазии (которые почти всегда остаются невоплощенными). Ненасыщаемость, бездонность (все мало, или не то, ощущение «достаточно» отсутствует);
Пассивная позиция клиента в терапии. Временами или постоянно он ждет от терапевта «активных действий», буквального спасения и замены его внешних (вне кабинета) жизненных обстоятельств на какие-то иные, по ожиданиям более удовлетворяющие.

Злость подавлена или скрывается (не обсуждается с терапевтом).

Логическое мышление нарушено. Живет в мире фантазий.
Трудности, связанные с зависимостью (в любых формах). Не ощущает своей ответственности и роли в том, что имеет.

Все время чего-то выжидает.

Отрицает связь цели и действий, которые необходимы для ее достижения. То и дело ищет кого-то или чего-то: то виновных в своих проблемах, то объяснения, почему невозможно что-то предпринять, то могущественного Спасителя, который «должен будет» или «по благородству» Души «хорошо» повлияет на ситуацию.

Наиболее часто переживает ощущения апатии, слабости, разочарованности, стыда, раздражения. Имеет «низкую» самооценку.

Себя видит «хорошим», мир и Других – относительно себя, то есть в зависимости от своих потребностей (если удовлетворяет – «хороший», нет или недостаточно – «плохой»);

Если метафорично: «открытый рот». Желание принимать «готовое молоко», вместо того, чтобы прикладывая усилия добывать еду.
У клиента либо нет, либо слабо развита рефлексия, он практически не умеет задаваться вопросами и искать ответы, выстраивать логические цепочки, слабо осознает себя и мало что может объяснить.

В терапии может проявляться в виде ухода во всевозможные логические умозаключения «по кругу», часто стереотипные, интеллектуализацию, объективизацию, разговоры про третьих лиц, и прочее, что достаточно отделено от себя самого.

Внутренняя реальность выявляется слабо.
Постоянные провалы.

Человек практически не осознает себя: своих чувств, мыслей, потребностей, действий и их последствий.

Он словно глух и слеп, живет, будто с завязанными ушами и глазами. Это приводит к многочисленным нежелательным и порой даже весьма травматичным последствиям.

Отсюда человек психологически может ощущает себя израненным, постоянно куда-то проваливаться или спотыкаться, получать «по голове» из вне. Переживает удивление «Как так вышло?», состояние неожиданной боли и гнева, страдания, отчаяния, безнадежности и обиды.
Склонность к отыгрываниям, то есть к совершению действий  вместо осознавания. Из-за бессознательных импульсов и непонятых потребностей, клиент часто склонен использовать действия вместо слов.

В терапии это проявляется в виде странного поведения  во время встреч, «накладками» с оплатой, перепутанного времени, опозданий или прогулов по разным причинам (в том числе кажущимся не связанными с терапией), в попытках контактировать вне встреч, «проверках» терапевта и пр. При этом, делая что-либо, клиент часто отрицает возможность исследования своих действий и поиска смысла кроме внешнего, «объективного».

Не простроены связи между потребностями и пониманием, как они могут быть удовлетворены, или это вовсе невозможно. Уровень осознания себя минимальный.
В жизни клиент хронически недоволен последствиями своих же решений и поступков. Склонен к стереотипному мышлению и следованию бессознательным, но в то же время сильно влияющим на него установкам. Отсутствие свободы выбора (живет по заведенному сценарию, как на автопилоте, «по привычке» или «словно кто-то заставляет»).

Ему может быть свойственно истощение, или хроническая усталость, фоновая тревога, недовольство, а также много сожалений о прошлом и самообвинений, при том, что внешне может казаться очень деятельным и активным, даже успешным.
Противоречивость. Часто озвучивается одна потребность, однако  реализуется полностью противоположная.

Желание лечиться и сопротивление лечению (в разных видах) практически одной силы.

Склонность к магическому мышлению, причинно-следственные связи не выстроены, внутренний конфликт не осознается.
Тупиковая ситуация в жизни, часто затянувшаяся на годы и даже десятилетия, в которой человек чувствует себя увязшим. Замкнутый круг.

Ключевые темы: выбора, ответственности, платы и потери. Человек не видит, не понимает и потому не ищет возможностей разрешать свои конфликты;

Ощущение безвыходности, истощения, потери надежды и смысла что-то менять.

Склонность вредить самому себе.
Трудности  совладания.

Временами клиенты могут переживать столь сильные чувства, что выдержать их бывает почти невозможно. Проявляться это может, например, в озвучивании желания (или действиях) немедленно прервать терапию;

Слабая способность выносить себя и свои чувства, из-за чего есть склонность реагировать, по принципу «стимул — реакция». Также есть сложности предугадывать последствия своих действий и состояний.
Склонность в жизни принимать решение и действовать под воздействием  мало понятного, но сильного эмоционального импульса, порывистость. Опять же часто  приводит к неожиданным, к тому же нежелательным последствиям. Такое поведение в народе называется «наломать дров».

Разочарован и неуверен в себе, так как не накапливает опыта достижений, но имеет много незавершенных начинаний, опыта неудач и своей неуспешности.

Другой вариант – полный отказ от действий вообще, ступор (из-за страха «наломать дров»). Что тоже влечет сильную неудовлетворенность, в том числе собой.
Атака на границы терапии.

Испытывает сильную потребность нападать и всячески воздействовать на установленные терапевтом правила работы в терапии;

При этом часто клиент отрицает свою враждебность и агрессию, не видит её, проецирует на терапевта.
Основные трудности связаны с контактом, доверием, властью и  границами. Часто является следствием ранних (до трех лет) травм развития и нарушения привязанности. Недолюбленность и нарушение базового доверия к Миру.

В жизни склонен отыгрывать сценарии по типу «Жертва – тиран»;

Слабо тестирует и почти не может выдерживать свои ограничения, а также несовершенство мира и ограничения других людей. Отсюда – много недовольства «несправедливостью» мира, «садизмом» людей, жалоб на эксплуатацию.

Свою потребность эксплуатировать других чаще отрицает.

В жизни всё это обычно проявляется в виде проблем с дружбой, с построением парных отношений и отношений с детьми.

Часть вторая...

Источник

Опубликовано 19 июня 2015

Материалы по теме

Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
08.02.2021
Профессор Е. Сапогова об онтологии в консультировании
28.12.2020
Тревожное реагирование и ПТСР: диагностика и лечение
23.09.2020
Компания «Иматон»: 30 лет практической работы и 3 дня фестиваля
13.02.2020
Психологи о статистике и предотвращении суицидов в России
02.12.2019
XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
06.06.2019
Перфекционизм и целостность при расстройствах пищевого поведения
16.05.2019
«Медицинский психолог, психотерапевт, психиатр: трое в лодке?!»
27.12.2018
Психологическая помощь после трагедий и катастроф
01.10.2018
Татьяна Караваева. Лекция о неврозах
26.09.2018
Кризисная помощь: работа с ОСР и ПТСР
24.11.2017
Медицинская психология: история и современность
18.10.2017

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
26 июля 2021 , понедельник

В этот день

Скоро

28 августа
Онлайн

I Онлайн-конференция с международным участием «Щегловские чтения»

7 — 8 октября
Онлайн

IV Международная научно-практическая конференция «Герценовские чтения: психологические исследования в образовании»

14 — 15 октября
Москва

III Международная научно-практическая конференция «Современное состояние и перспективы развития психологии труда и организационной психологии»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь
26 июля 2021 , понедельник

В этот день

Константин Сергеевич Лисецкий празднует день рождения! Поздравить!

Наталья Евгеньевна Пурнис празднует день рождения! Поздравить!

Герман Борисович Карельский празднует день рождения! Поздравить!

Наталия Александровна Донина празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

28 августа
Онлайн

I Онлайн-конференция с международным участием «Щегловские чтения»

7 — 8 октября
Онлайн

IV Международная научно-практическая конференция «Герценовские чтения: психологические исследования в образовании»

14 — 15 октября
Москва

III Международная научно-практическая конференция «Современное состояние и перспективы развития психологии труда и организационной психологии»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь