• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

28 марта — 2 апреля
Москва

Первая Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Образовательная кинезиология – через движение к развитию, обучению и долголетию»

1 апреля
Москва

XXVIII Международная научно-практическая конференция «Научный форум: педагогика и психология»

2 апреля
Москва

Семейный инклюзивный фестиваль «#ЛюдиКакЛюди»

4 — 5 апреля
Екатеринбург

II Уральский форум психологов государственных структур и силовых ведомств

5 — 7 апреля
Краснодар

Конгресс «Психологическая помощь—2019»

13 апреля
Белгород

II Ассамблея практической психологии «Ощущение весны»

15 апреля
Новосибирск

XXI Международная научно-практическая конференция «Современная психология и педагогика: проблемы и решения»

Весь календарь

От Лиссабона до Алдернея

/module/item/name

Дорогие друзья!

Сейчас экспедиция Благовест находится в Северном море в Голландии. Мы уже прошли коварный Бискайский залив и непростой пролив Ла-Манш. Мы спешим успеть до того, как встанет лед, вернуться в наш родной яхт-клуб «Нева» в Санкт-Петербурге. По пути мы встречаем наших друзей и движемся в поле их дружеского участия. Нам осталось пройти Кильский канал и в Балтийском море, если удастся, сделать короткие остановки в Вентспилсе и Таллинне. Мы планируем быть в Санкт-Петербурге 18-25 ноября. Приглашаем вас всех на нашу встречу. Более точную информацию о прибытии мы разместим позднее. Приглашаем на наш сайт, здесь появились новые дневники с иллюстрациями и иллюстрации к предыдущим дневникам.

27 августа-5 сентября Лиссабон и Кашкайс

Мульсян трояцке!
(Долгая лета) - пожелание здравствовать по-молдавски.

Переход от города Фаро на юге Португалии до Кашкайса, пригорода Лиссабона, ничем особенным знаменит не был. Вернее нужно было бы сказать, что он был знаменит своим спокойствием и благодатью. Погода полностью благоприятствовала нам, что в последнее время случалось не часто. И от такой благодати на душе было светло и счастливо. Только мы бросили якорь на закрытом рейде Кашкайса, как к нам на лодочке подплыл голландец с соседнего голубого катамарана и поздравил нас с завершением кругосветки. Мы были в шоке, откуда он знает, может уже в новостях BBC слух прошел. Но оказывается, мы встретились и познакомились с ним в одном из испанских городков в начале нашего пути. Вот ведь как тесен парусный мир. Сейчас наш коллега начинает свою кругосветку и мы, от всего сердца  пожелали ему доброго пути.

Кашкайс  встретил нас солнышком и объятиями друзей. Мы попали в прямом смысле с корабля на бал. Был православный праздник - Успение Пресвятой Богородицы. Православная церковь находилась как раз на берегу, напротив того места, где мы бросили якорь. Церковь была небольшая, но по-домашнему уютная. Служил отец Иоанн, как и в Фаро, служба была величественная, обстоятельная и долгая. Отец Иоанн с дьяконом пели мощными вибрирующими голосами, и им очень красиво вторил хор, которым руководил наши товарищи-музыканты Виталий с  Татьяной. Пели в основном на молдавском языке, так как большую часть прихода составляли молдаване. После службы батюшка пригласил всех на освещение только что приобретенного дома. Две семьи - отца Иоанна и семья дьякона объединились и купили в кредит на тридцать лет двухэтажный домик с небольшим двориком. И сегодня вечером намечался праздник. Перед этим событием мы с Татьяной и Виталиком немного побродили по Кашкайсу, вспомнили дни, когда мы были тут в первый раз. Первое, что сразу притягивает взгляд и делает этот город отличным от других, это мощеные белым глянцевым камнем мостовые и тротуары. Это, конечно, не исключительная особенность именно этого города, поскольку это общепортугальская традиция, но сдесь камень был ну уж очень белый и главное с мозаичными узорами. Бродить по таким площадям и улицам сплошное удовольствие. Радовала глаз и изысканная архитектура домов, обилие и разнообразие цветов, которые украшали проемы окон и дверей, зеленые изгороди и целые стены. Как раз в это время, одним из центральных событий была международная парусная регата. Атмосфера спортивного праздника выплескивалась на улицы рекламными плакатами и белопарусными красавицами яхтами, которые каждый день с утра усеивали все море до горизонта. А так как город расположен на склоне пологой горы, то и наблюдать это красивое зрелище можно практически из любой его точки. Мне, как бывшему спортсмену, отдавшему свое детство и юность без остатка парусным соревнованиям, было очень близко чувство упоения от скорости полета над волнами и вдохновенного спортивного азарта парусной регаты. И все это еще больше поднимало нам и без того уже поднятое настроение.
 
Вечером мы поехали на праздник освещения нового дома. Там уже собрались множество гостей прихожан и просто знакомых.  В основном, это были молдаване. Надо сказать, что здесь в Португалии молдаване живут очень дружной семьей. Друзья и родственники помогают друг другу наладить жизнь, найти работу и обосноваться на новом месте. Конечно, во многом этому способствует и церковь. По-видимому в Молдавии несладко живется, если множество людей пытается перебраться сюда. Леденил душу рассказ одного человека, уже в возрасте, как он не имея ни денег на дорогу, ни визы, ни вообще каких-либо вещей, оставил работу на заводе в Молдавии, где проработал двадцать пять лет, и пустился в путь в Лиссабон. Кое-где он ехал на попутках, где-то шел пешком, и через границы тоже перебирался как мог. Несколько раз его ловили на границах, отправляли обратно, но он снова и снова переходил их в другом месте. Однажды, где-то в Сербии или Хорватии он прошел по минному полю, и его остановили уже с другой стороны. В Италии ему помог выжить русский иммигрант, а уже в Португалии его соотечественники помогли устроить жизнь. Здесь  в Португалии очень мягкие законы  в отношении иммигрантов. По словам отца Иоанна, не получить вид на жительство может  только очень ленивый человек.

После церемонии освещения, батюшка и дьякон облачились в обыкновенные домашние наряды и присоединились к общему веселею. Застолье было по-нашему. Было множество всевозможных блюд в изобилии. Кстати, тут мы узнали, что традиционной молдавской едой являются голубцы. Были песни хором, и молдавские и русские. Батюшка произносил множество тостов в нашу честь, называя нас героями и выдающимся людьми. Нам даже стало неловко от такого внимания. И по каждому такому поздравительному поводу дьякон начинал петь, а весь народ хором подхватывал Мульсян Трояцке, что в переводе на русский означает Многие Лета - традиционное церковное поздравление здравствование. Потом Виталий с Татьяной дали еще небольшой концерт, и все разошлись только за полночь. Дети всех семей, от мала до велика, предоставленные самим себе на полянке перед домом, под предводительством одного заводилы без спросу залезли в большой надувной бассейн, и поставили перед взрослыми факт своего дрожания и стекающей мокроты. В общем, никто не скучал.    Так, в атмосфере непрерывного праздника, прошел наш первый день пребывания  в Кашкайсе.

 От Кашкайса до Лиссабона всего сорок минут на поезде, да и Виталик с Таней ездили играть туда почти каждый день. Так что мы имели возможность навещать Лиссабон. Этот город встретил нас как старый приятель. Все было приятно узнаваемо здесь. И в один из вечеров мы даже сыграли концерт в Ириш баре, как и тогда, когда первый раз побывали тут. Наши новые друзья, Лена с сыном Данилой, с которыми мы познакомились еще в Фаро, пригласили нас в гости пообедать и посмотреть их художественную мастерскую. Лена, ее папа и мама - художники. За пять лет житья здесь в Лиссабоне, они прошли путь от продажи акварелей на улицах до своей личной картинной галереи и достаточно широкой известности, как лиссабонских художников, творящих в своем особом неповторимом стиле. Конечно, это большие таланты, но прежде всего, это девяносто девять процентов пахоты, то есть непрерывного, самоотверженного труда. Впрочем, так и во всяком деле. Кто долго и упорно над чем-то работает, обязательно достигает своего. Родители Лены рассказали нам, сколько натерпелись лишений в первое время после приезда в Лиссабон. Им казалось, что нищенскому, копеечному существованию не будет конца,  Но количество, по неизменному закону, все же перешло в качество, и теперь вся их большая семья живет творческой достойной жизнью. 

В самом Лиссабоне сейчас есть еще одна православная церковь, которой еще не было, когда мы начинали наше путешествие. Служит там тоже молодой батюшка, отец Арсений. Батюшка очень вдохновенный человек. Он только что вернулся из путешествия по монастырям Финляндии, и после службы живо и эмоционально делился с прихожанами своими впечатлениями от путешествия. И в целом, лиссабонский приход живет очень наполненной и дружной жизнью. Например, после воскресной службы многие прихожане собираются и едут куда-нибудь за город, провести выходные у костерка за теплыми беседами, перекусить ароматными шашлыками под гитарные переборы, позагорать и искупаться в океане. Все происходит по-дружески и душевно, и главное, что всему этому соприсутствует искренняя православная атмосфера, в создании которой не последнюю роль играет личность самого отца Арсения, несмотря на его молодость, а может быть и благодаря ей. Перед нашим отходом мы снова организовали вечер уже для лиссабонского прихода и всех других желающих. Думали, что придет немного человек, а было около шестидесяти. Много было и молдаван и русских. Присутствовали оба батюшки, отец Иоанн и отец Арсений. Опять  мы радовались, что Благовест дарит людям радость общения и встреч. Мы немного рассказали о нашем путешествии, женщины приготовили всякие вкусности, мужчины тут же наловили рыбу и пожарили ее на углях. Кто-то попросил у меня аккордеон, и на носовой палубе начались молдавские танцы. В конце вечера, зная о нашем бедственном положении с деньгами, по русскому обычаю была пущена по кругу шапка, собраны деньги и всяческие подарки нам в дорогу.

Наутро мы уходили дальше, и два влюбленных дельфина, оторвавшись от стаи, в прозрачной голубой воде, крутили свои виртуозные пируэты прямо перед носом нашего судна. Так мы дошли до испанской Галисии, сначала до маленького курортного городка Байона, а затем и дальше до города Ла Корунья, расположенного на самом краю Бискайского залива. 

17 сентября - 12 октября
Ла Корунья

 «… И только немного завидуешь тем, другим,
 у которых вершина еще впереди.»
 Из песни В. Высотского

Уже больше недели стоим в городе Ла Корунья, что находится на юго-западном краю Бискайского залива и «ждем у моря погоды». Бискайский залив славится своей дурной славой среди капитанов яхт и даже больших кораблей. В лоции для яхтсменов Джима Корнелла настоятельно рекомендуется пересекать залив только до середины лета. Сложность его пересечения состоит в том, что в другое время тут постоянно свирепствуют шторма, которые рождают циклоны, идущие из Северной Америки к Англии. Волны, разгоняемые штормами на просторах северной Атлантики, начинают дыбиться на резком перепаде глубин (так называемом материковом шельфе), который проходит как раз в середине Бискайского залива. Эти высокие опрокидывающиеся волны и несут самую главную опасность не только для маленьких яхточек, но и даже для больших танкеров. Однако, в этот год вместо идущих один за другим циклонов над Англией осенью висят, сменяя друг друга, огромные антициклоны - медленные атмосферные вихри, вращающиеся в северном полушарии по часовой стрелке (циклоны же, наоборот, вращаются против часовой). На огромной территории, от Исландии до Балтики,  они создают хорошую погоду, и только нам не штормовой, но постоянный сильный встречный ветер. Нам же нужно всего три с половиной дня попутного ветерка для преодоления всего каких-то трехсот миль, но его нет и нет.

Для себя мы определили крайние сроки, после которых нужно будет «поворачивать оглобли назад» и идти зимовать на юг Португалии. Чтобы эта новость не навалилась непереносимой ношей  сразу, мы пытаемся говорить о ней как о совершенно нормальной реальности. На последние деньги мы купили солярки для того, чтобы быть готовыми к переходу. И теперь живем только на то, что я зарабатываю музыкой на улицах Ла Коруньи. При игре два часа днем и вечером получается около 30 евро в день. Из духовой дудочки с клавишами я сделал электромузыкальный инструмент с тембром похожим на кларнет и аккордеон одновременно. Колонка с автомобильным усилителем и  встроенным аккумулятором усиливает звук и играет аккомпанемент. Репертуар, в основном, это русские  романсы и романтические джазовые  композиции. Эта деятельность доставляет мне огромную радость и внутреннее удовлетворение, и я вижу и чувствую, что людям тоже нравится, то, что я играю. Репертуар постоянно обновляется, ведь играть одно и тоже скоро надоедает.

В целом, этот заработок внушает уверенность в завтрашнем дне, ведь нам не нужно платить ни за квартиру, ни налоги (здесь можно бесплатно стоять на якоре в акватории порта), а на еду уходит только 40 евро в неделю на двоих, одежда и обувь тоже недорогая. Визу тут в Испании и Португалии, по нашему опыту и по рассказам наших многочисленных друзей, живущих в этих странах, никто никогда не спрашивает.

Так мы себя успокаиваем, продолжая, все же верить в реальность возвращения в этом году.
Неопределенное это ожидание скрашивают встречи с нашими друзьями, с которыми мы познакомились еще в начале нашего пути. Две очень приятные семьи еще тогда и теперь проявляют к нам отеческую заботу и дружеское участие. Мы ходим в гости, даже ночуем у них, приобщаясь к будням и праздникам береговых жителей, которыми тоже станем в скором будущем.
Вера с с аргентинцем Марсело - семья музыкантов, они приехали жить в Испанию уже очень давно и насовсем. Вера работает в консерватории преподавателем, а Марсело музыкантом в оркестре. Для того, чтобы получить работу в государственной консерватории, где, кстати, платят гораздо выше частных школ, Вере пришлось готовиться и сдавать множество экзаменов - по языкам (испанскому и галисийскому), теории преподавания, играть часовой концерт,  писать и защищать дидактическую работу на 60 листах. Зато теперь есть стабильная любимая работа и уверенность в завтрашнем дне. Но все-таки Ла-Корунья город небольшой и культурная жизнь тут не очень. И это для искушенных москвичей, а Вера долгое время жила в Москве, рождает своего рода культурный вакуум. Его хочется заполнить чем-то, хотя бы воскресными  посиделками или выездами на природу всем вместе с детьми (у ребят два сына, Сережа и Саша), но не тут то было. Испанцы, по словам Веры очень консервативный народ. Вытащить их в гости, а особенно на природу или какое-то иное мероприятие совершенно нереально. Работа и семья – вот их кредо. По выходным только дома у телевизора. И так тут везде. Все наши испанские друзья совершенно неподъемны, и даже не понимают как это можно еще чего-нибудь желать. А русских в этом городе очень мало. Да, нелегко жить здесь настоящим романтикам.

Другая семья Саша и Вика и их сын Дима – живут здесь меньшее время, всего около пяти лет. Но за это время ребята своим трудом добились устроенной жизни в относительно достатке. Саша, пройдя несколько рабочих мест, от собирателя винограда и ремонтника добился устройства на государственном предприятии – известном заводе по изготовлению рыбных консервов «Кальве». Как и в случае с Верой попасть туда было непросто, но работа на государственном предприятии для иммигранта из России это очень серьезный шаг. Это уверенность в завтрашнем дне, социальные гарантии и хороший, стабильный заработок.

Рядом с нашим судном на короткое время останавливаются яхты, идущие из Европы и Англии зимовать на юга. Только одни мы пытаемся идти обратно в зиму.

Один дедок, голландец, умудрился намотать на винт старую рыбацкую сеть. Его друзья, тоже голландские старички с соседней яхты приехали просить помочь. Вся проблема состояла в ужасно холодной, просто ледяной воде. Нормальных гидрокостюмов у нас не было. Пришлось напялить на себя простые штаны, свитера, куртки и нырять во всем этом обмундировании. Слава Богу, все удалось к бесконечной радости старичков. Я подумал тогда, а что бы делали мы, оказавшись вот в такой же ситуации, когда тоже будем в возрасте. И для себя решил, что до конца буду пытаться все делать сам, какие бы сложные задачи не ставила жизнь.
 
Здесь же мы познакомились с уникальной немецкой семьей, которая находится на старте своего «Большого Приключения». Папа, мама, сын и дочь построили катамаран из фанеры и отправились на нем в далекое плавание, возможно вокруг света. Уже пережив несколько сильных штормов в Северном море, они полны энергии и решимости увидеть новые страны и открыть новые земли. Трогая рукой прогибающуюся палубу их, такого на вид хлипкого, судна, я вспоминал нас в самом начале путешествия. Мы тоже были полны вдохновляющей решимости, и верили, что нам все по плечу. Это сейчас  мы «по бывалому» опытные, уставшие от преодолений и покорений, хотим хотя бы временного земного покоя у домашнего очага и уюта.

Глядя на них, я не сомневался, что они смогут сделать задуманное. Ведь Сила и Успех не в крепости судна, не в продуманности маршрута и не в количестве денег. Совсем нет. Мы видели множество примеров, когда богатые люди, на красивых современных яхтах, со всеми рассчитанными перерассчитанными рисками терпели фиаско по причине малодушия, душевного разлада или конфликта в экипаже. И наоборот, бедные люди на невзрачных на вид лодочках творили чудеса мужества. Взять хотя бы для примера наших, Евгения Гвоздева или Леонида Иванова. Да и зарубежных их коллег тоже немало. Сила и Успех в крепости Духа, в вере в себя и свой экипаж, в умении терпеть неудобства ради достижения задуманного, в преданности своей идее и в тоже время в способности пожертвовать своим ради другого. 

Все это вместе с милой наивностью, которая иногда гораздо сильнее любого профессионализма, было у этих людей. И потому я не просто верил, а знал, что они добьются своего. Расставаясь, мы в шутку пожелали друг другу встретиться через несколько лет на этом месте, когда они многоопытные морские волки будут уже возвращаться домой после кругосветки, а мы, только начинать наше новое «Большое Приключение».

Как знать, может быть, все так и будет.

21 октября
По законам гостеприимства

"Не корысти ради, а токмо…".
Ильф и Петров «12 стульев»

 
Три недели пришлось нам ждать ветра на краю Бискайского залива в испанском городке Ла Корунья. И вот, когда мы уже совсем отчаялись, вдруг прогноз показал едва уловимую возможность все же пересечь это проклятое место. Едва уловимую, потому, что до половины залива ветер дул с востока , а нам нужно было двигаться как раз на северо-восток. Лавируемся мы плохо, практически никак, и идти несколько дней носом к большой волне  занятие очень неприятное, если не сказать опасное. Судно испытывает большие нагрузки, и, не дай Бог, если что-то случится, унесет в открытую Атлантику и поминай как звали.

И все же мы решили рискнуть, поскольку это могло оказаться нашим последним шансом в этом году увидеть родину. Спешно попрощавшись с друзьями, рано утром 12 октября мы тронулись в путь.
И действительно, согласно прогнозу, первые два дня нас мотало и швыряло как щепку, волны ходили по палубе и приходилось все время нести штормовые паруса. Настроение наше было тревожным, не хотелось иметь проблем в конце столь долгого путешествия. Но на третий день пришел предсказанный западный ветер, небо очистилось от туч,  и в душе засветился лучик надежды, что и на этот раз все окончится хорошо. В конце четвертого дня пути 16 октября вдали в темноте засверкал разноцветными маяками, как разукрашенная новогодняя елка,  остров Оуесант,  самая северо-западная точка Европы, и мы поняли, что последнее большое испытание для нас осталось позади. И успели мы точно в срок. Как только Благовест вошел в пролив Ла-Манш, ветер как по команде повернул на встречный, опоздай мы на несколько часов, пришлось бы уходить внутрь залива «не солоно хлебавши», а так нам просто пришлось искать закрытую гавань для нового ожидания.
 
Напротив оказалась речка, и французская  деревенька с мудреным названием Абер Врах. Мы вошли в бухту, как только забрезжил рассвет и стали видны фарватерные буи. Проход в речку неширокий, а приливы и отливы в этих местах огромные, до семи метров, и на низкой воде обнажаются рифы и подводные скалы, так что осторожности ради лучше было все видеть глазами, а не только приборами. Встали у небольшого яхт-клуба на якоре. День мы приводили в порядок себя и судно после перехода. А на завтра, как только мы собрались поближе познакомиться с провинциальной Францией, к нам подъехал на моторной лодочке такой на вид простецкий человечек и ни с того ни с сего сразу пригласил на ланч в свой дом, стоящий на берегу как раз напротив  нас. Мы были в приятном шоке.  Человечком оказался мой тезка – тоже Андрей. Мы познакомились, рассказали ему о нас, а он немного о себе. Андрей был сыном фермера. В его большой семье отец поделил наследство между двумя братьями и сестрой. Одному сыну, брату Андрея, досталась ферма, сестре дом, а Андрею холм с видом на море, на котором он и построил свой собственный дом. Как подарок в детстве отец купил Андрею курс обучения в парусной школе, и с тех пор он серьезно «заболел» морем и парусом. Мы немного поговорили еще, и поехали на берег, где Андрей сначала повел нас в местные бары пропустить по стаканчику сока, и заодно познакомить со всеми его приятелями и приятельницами, а это были практически каждый первый человек на улице и в барах. Все встречающиеся нам французы были настолько милы, симпатичны и приятны, что казалось, мы уже давно живем тут среди старых добрых друзей. Улыбки и внимание было исключительно искренними, а люди  просты и естественны. Андрей каждому рассказывал краткую историю нашего плавания, которую мы успели ему поведать, и, вскоре мы оказались неожиданными героями. Назавтра был приглашен репортер местной газеты для того, чтобы увековечить факт нашего геройства в местной прессе. Мы были просто в шоке от такого быстрого и внезапного взлета нашей славы, совершенно без усилий с нашей стороны. Потом Андрей повел нас к себе домой на ужин.
 
По профессии наш новый знакомый был повар. За свою жизнь он успел поработать во многих местах и странах. Не только как повар, но и как владелец последовательно нескольких ресторанов. Только недавно он продал свой последний ресторан и сейчас готовился к своему очередному путешествию. Как оказалось, страстью Андрея были дальние морские путешествия под парусом. Он уже три раза ходил на своей яхте вокруг Атлантики, был в Шотландии, Норвегии, на севере Америки и в Канаде, и еще много где. Вечер, проведенный в его уютном доме с прекрасным видом на море, был полон всяких вкусностей, поскольку Андрей был великолепный повар, а также удивительных историй, поскольку он был, также  прекрасный рассказчик и много где побывал, видел и, как говорится, «имел приключения на свою ж…».  В частности, Андрей, рассказал об удивительном гостеприимстве, которое он встретил на Северо-Американском материке во время своих путешествий. Например, рассказывал он, это было около границы с Канадой, в небольшом провинциальном городке, я беседовал со случайным прохожим, стоя на борту своей яхты, припаркованной около городской набережной, и он, после традиционных расспросов, поинтересовался, что я собираюсь делать завтра. Я сказал, что собираюсь в соседний городок за продуктами. Это был совершенно незнакомый мне человек, только что узнавший, что я приплыл из далекой Франции. Назавтра с утра незнакомец разбудил меня, подвел к новенькой с иголочки машине, открыл дверь и сказал: «вы можете пользоваться сколько и как вам угодно, ведь до города довольно далеко».  В другом месте, на небольшом островке около Америки, который принадлежит, Франции, я был также неожиданно приглашен в гости, а потом хозяева  специально для меня организовали воздушную экскурсию по соседним островам на собственном самолете. Это было незабываемое зрелище. После этих рассказов, мы поняли, что энергия мировой цепочки гостеприимства, начавшаяся в далекой Америке сейчас замыкается на нас, и мы неявно принимаем на себя обязательство нести ее посыл дальше и дальше.

Когда разговор зашел об интересных и выдающихся людях, то Андрей поведал историю об одной английской леди, которая всю свою жизнь работала фермером и никогда не была связана с морем, и вот выйдя на пенсию, она купила яхту и одна отправилась в путешествие вокруг света. Уже одно это делает ей честь. Перейдя Панамский канал, пожилая леди  отправилась в переход через Тихий океан. Через восемьсот миль пути, примерно в районе Галапагосских островов, ночью она проснулась от страшного удара. Выскочив на палубу и посветив фонарем в темноту, она увидела  рядом с яхтой кита, половина головы которого была в кровавых ранах от столкновения с яхтой. Однако, долго рассматривать это жуткое зрелище ей не удалось, ее яхта стремительно набирала воду, все что она успела сделать, это столкнуть на воду надувную лодочку, схватить со стола бисквит и свое вязание, а с палубы канистру из под бензина. И яхта ушла под воду. Почти три месяца  ее мотало по морю, пока, наконец, не прибило к одному из Галлапагоских островов. Как же удалось выжить этой пожилой женщине, всю свою жизнь проработавшей на земле фермером. Оказывается, свой бисквит и канистру она использовала очень мудрым образом. Прорезав в канистре квадратное отверстие, она опустила ее в воду и очень долго прикармливала бисквитом рыбу, на это ушло несколько дней и весь бисквит. И вот, наконец, рыба  потеряла бдительность и была поймана. Дальше, пошло проще. Часть рыбы шло на приманку, часть в пищу. Действительно,  как доказал в свое время великий француз Ален Бомбард, который специально пересек океан на простой надувной лодочке, при кораблекрушении люди погибают в основном от ужаса и безысходности, а не от реальной опасности. Никогда не стоит терять веры в собственные силы и надежду на спасение. Как известно, уныние есть первый из грехов.

В конце вечера мы спросили, о чем сейчас мечтает Андрей, о каких дальних путях. Тогда он достал карту мира и показал нам маленький островок Сан Паул, затерянный в Индийском океане почти на уровне ревущих сороковых. Вот моя будущая цель, сказал он. Этот остров очень красив, богат лангустами (такие огромные вкусные раки) и кроме всего имеет очень печальную историю. В середине девятнадцатого века на этот островок, размерами чуть больше двух миль прибыла партия волонтеров из Франции, которые взялись заготавливать здесь лангустов. Лангустов тут можно грести лопатами, что и делали эти люди, закатывали их потом в огромные бочки и приготавливали для отправки на далекую родину. Раз в год, сюда приходил корабль, привозил необходимую снедь, забирал бочки с лангустами, и уходил обратно. Приходил он так редко потому, что плыть до этого островка нужно было несколько месяцев, да еще минуя полугодовой сезон ураганов. А люди приехали сюда с семьями, а значит с женами и детьми. И вот однажды про этих людей просто забыли. Как это произошло, мы не знаем, но факт в том, что корабль с какого-то времени перестал приходить. У людей не было никакой связи с землей, на острове не было растительности, и вся пища могла состоять только из пойманных лангустов. Вскоре  началась цинга и болезнь Бери-бери, тоже вызванная недостатком витаминов. Через некоторое время все жители его погибли. До сих пор на этом месте остались временные дома и приспособления для промысла. Туда никто кроме очень редких яхт не заходит. Андрей хочет по-своему отдать дань памяти своим соплеменникам.

Назавтра Андрей и его подруга Николь, которая приехала на выходные из Парижа, пригласили нас на вечеринку их друзей. По пути мы разговорились о жизни во Франции вообще. Николь рассказала, что сейчас в Европе, и конкретно во Франции становится угрожающе мало свобод. Еще в детстве и юности, а Николь еще довольно молодая женщина, родители говорили ей, что Франция это страна свобод. Еще не угас в ней дух двух великих революций. Достижение чего бы то ни было возможно. Только мечтай, действуй, развивайся, и ты достигнешь всего, что пожелаешь, и образование, и карьеру, и продвижение любой своей идеи. А сейчас такое ощущение, что с каждым годом это все труднее сделать. Столько появляется административных запретов и ограничивающих свободу законов, что дышать становится тяжелее. И вообще, Европа сейчас в целом испытывает идеологический энергетический и эмоциональный спад. Он чувствуется во всем, и проходит не только через цифры в кабинетах министров, но и через души и сердца простых людей. Во всяком случае, Николь очень хорошо ощущает его груз на себе.  

Мы поехали в Брест и там провели незабываемый вечер в обществе нескольких молодых пар. В принципе, ничего необычного в этом дружеском вечере не было. Все было очень просто, по-домашнему уютно и легко. Давние друзья общались между собой, закусывали разнообразными закусками, приготовленными заботливой хозяйской рукой. Пробовали французские вина из разных частей Франции, ели сырые шампиньоны с огурцами (по вкусу как наши сыроежки), смотрели регби по телевизору, шутили, общались друг с другом, поздравляли с состоявшимися событиями. И хотя все время кругом была французская речь, мы просто отдыхали от самого ощущения дружеской атмосферы, которая генерировалась искренней радостью встречи старых знакомых. Нас тоже не оставляли без внимания, и та часть французов, которая знала английский с интересом расспрашивала о нашем путешествии, переводя другим. Когда мы прощались, то у нас осталось такое же ощущение, как и от вечера, проведенного в кругу наших близких друзей.

Когда мы прощались с Андреем и Николь, они подарили нам на память фотографию их родного городка, и вручили от брата Андрея,  продолжающего семейную фермерскую традицию, целый мешок французского лука (мелкого, но очень вкусного).

Наутро с приливом, мы уходили дальше, унося в своем сердце замечательные ощущения от Франции, и такого естественно-милого гостеприимства ее жителей.


30 октября
По Ла-Маншу

«…это же элементарно, Ватсон!»
Из фильма о Шерлоке Холмсе

 
Наконец-то, время антициклонов сменилось временем циклонов, и мы обрели способность двигаться на восток. Циклоны - огромные атмосферные вихри, вращаются в северном полушарии против часовой стрелки и двигаются здесь с запада на восток. Диаметр их может быть от тридцати до двухсот миль, а то и больше. Так как циклон движется, то и ветер постепенно меняет свое направление, ведь он дует там по большому кругу. В отличие от антициклонов, подолгу зависающих на одном месте, антициклоны более мобильные существа. Для нас это означает то, что вслед за встречным ветром, обычно, довольно быстро следует попутный. Нужно только правильно попасть в это чередование. Кроме чередования ветров в проливе Ла-Манш существует, также, чередование течений. Течения здесь, в некоторых местах, просто сумасшедшие, например, около французского городка Шербур, они достигают 7 узлов (13 км/ч.). Направление течений меняются  на противоположные каждые шесть часов. Если нет правильного ветра, встречные течения нужно где-то пережидать. Таким образом, тактика движения по проливу состояла для нас в том, чтобы точно рассчитывать время правильных для нас течений и попутных ветров. В остальные неправильные течения или ветра нам предстояло искать якорные стоянки, так как использование двигателя ограничивалось для нас небольшими запасами дорогой солярки, докупать которую нам было не на что. Еще одним неприятным моментом в проливе Ла-Манш были корабли, в большом количестве двигающиеся в обоих направлениях, и стоячие волны с водоворотами в местах резкого подъема глубины, напротив мысов, островов и в узкостях. Все это приходилось постоянно учитывать соотносить и  правильно предсказывать. Каждый день по радио мы получали прогноз погоды на неделю. Файл с прогнозом называется Гриб (grib), и потому «сходить по Грибы» означает для нас заказать и получить погоду по радио. Когда мы говорим или пишем об этом друзьям, они иногда понимают нас буквально, думая, что родные постоянно нам шлют собранные ими грибы.  Течения мы рассчитывали по специальной компьютерной программе Total Tide. Основные места движения судов, опасные водовороты и стоячие волны вычисляли на электронных картах.

Мы вышли из французского местечка Абер Врах, расположенного в самом начале пролива и надеялись на попутном ветерке, который по прогнозу обещался дуть целых полутора суток, добраться до Шербура, расположенного почти в центре пролива. Город Шербур многие знают по известному фильму Шербурские зонтики, с популярной мелодией в нем. И то, зонтиков бы нам явно не помешало. Все небо было затянуто серыми тучами, которые, иногда, проливались холодным неприветливым дождем. Мы уже давно перебрались жить в кают-компанию. Опустили главный стол, превратив его вместе с окружающими диванчиками в спальное место, отгородили рубку двумя занавесками, чтобы тепло из кают-компании не улетучивалось и все равно ночами, порою, бывает очень и очень холодно. Машка, по этому поводу иногда, поднимает на нас глаза, и долго пронзительно смотрит, расширенными от немого укора зрачками, будто спрашивая, куда это вы меня гады завезли из теплой-то Панамы? Ночами Машка спит с нами под одеялом. Она сама открыла для себя эту теплую возможность, и теперь по  ночами мы боимся лишний раз пошевелиться, чтобы не разбудить или, не дай Бог, ненароком не травмировать нашего любимого зверя. А что делать, как говорится мы все в ответе за тех, кого приручили.

Так вот, мы взяли курс прямо на Шербур. Первые шесть часов попутного течения рождали в нас чувство гордости и превосходства над силами стихий. Следующие шесть часов встречного течения мы уныло стояли на месте как вкопанные под полной парусиной, и даже заведенный мотор никак не мог спасти положения. Ветер был немного хуже предсказанного по направлению для нас. На вторые сутки болтанки в море, мы поняли, что до изменения ветра на встречный, мы не успеваем не только добраться до Шербура, но вообще ни до какого боле менее приемлемого места стоянки рядом с ним. Пришлось повернуть назад и из пройденных вперед пятидесяти миль тридцать идти обратно, скрипя зубами от досады. Встали за небольшим островком, полностью покрытом будто бы игрушечными домиками. На следующий день рядом с нами остановился пограничный катер, и четыре бравых пограничника приплыли к нам на резиновой лодке.  После проверки документов выяснилось, что все-таки у нас есть небольшая проблема с шенгенской визой. Дело в том, что получили мы эту визу еще на Кипре на два месяца пребывания в Шенгене. Но там в визе, стояли, также время начала и конца ее действия, которые уже истекли. В Ла Корунье чиновник поставил нам штамп входа и успокоил нас, заверив, что именно с этого дня нужно считать время пребывания в Шенгене. А эти ребята долго звонили куда-то, выясняли так это или нет, а потом сказали, что дескать проблема все-таки есть, но если вам нужно сойти на берег, уведомите, пожалуйста об этом местную полицию, и всего делов. На берег мы пока сходить не планировали, поскольку в проливе между островом и материком гуляли сильные приливные течения, а мотор на нашей надувнушке был сломан. «Ну, на нет и суда, как говорится, нет», - обрадовано сказали нам погранцы и, пожелав удачи, отчалили. Выясните, на всякий случай, вопрос с вашей визой, когда будете в Амстердаме, сказал старший из них на прощанье.

На следующий день опять циклон встал к лесу задом, а к нам передом, и мы получили еще один шанс добраться до Шербура. Выйдя на попутном течении, почти при полном штиле, мы закончили наш путь за тридцать миль до этого города на маленьком французском островке Алдерней. Дальше идти было опасно. Начиналось встречное течение силой до семи узлов и попутный, но достаточно сильный ветер от 30 до 40 узлов. Такие противостояния между ветром и течением не сулят, обычно, ничего хорошего. Образуется короткая и высокая зыбь, а вкупе с водоворотами, которые были предсказаны за выдающимся в море мысом, зыбь эта обещала быть хаотичной и нерегулярной. Ночью в сильный  ветер попасть в такую зыбь,  значит обречь судно на бешеную пляску, которая может кончиться поломкой чего-нибудь важного. Мы уже имели подобный неприятный опыт пару раз, и повторять его не хотелось.

Так что решено было встать в гавани на острове, а затем, когда через сутки ветер спадет хотя бы до 25 узлов, пойти дальше. Было уже темно и на карте между островом, куда мы направлялись, и небольшим соседним была отмечено место, указанное как . Наш путь лежал как раз через это место. Все это не прибавляло оптимизма, но поворачивать назад было уже поздно, течение неумолимо втягивало нас в проход между островами. Мы стали успокаивать себя, что дескать, какие такие водовороты, течение и ветер пока совпадают, должно быть они указаны для времени смены течений, когда встречное течение уже началось, а попутное никак не может кончиться. Объяснения эти выглядели убедительно, хотя как говорится в простонародье, , то бишь на душе было неспокойно. Почему-то вспоминались страшные истории о Бермудском треугольнике, где утверждалось, что в водовороты могут затягиваться огромные суда. Что вода в них может начать сильно пузыриться и ее держащая сила потому резко падает, а корабль, оказавшийся поблизости  как бы зависает в воздухе и колом падает на дно. И какие только страшилки не могут прийти на ум в непроглядную штормовую ночь. Но  все, слава Богу, обошлось,  и мы припарковались в защищенной гавани острова Алдерней, зацепившись за буй с надписью Privat (личный), как наутро оказалось единственный  из множества  свободных Publik (общественных).

На следующий день нужно было выходить с течением рано с утра. Но ветер был столь неистов и яростен, что мы решили все же отложить выход на вечер до следующего благоприятного момента. К вечеру чуть поутихло, однако на порывах зашкаливало за 30 узлов. И все же рискнули выйти, поскольку шансы пройти пролив без долгого ожидания неизвестно где, по ветровому прогнозу, стремительно падали. Только мы вышли из гавани, как океанские волны, разогнанные вдоль пролива, серьезно взяли нас в оборот. Хорошо, что Аня спала и не видела огромных пенных валов, нависающих за кормой. Хорошо, что мы шли попутным курсом, а то бы не знаю, что стало бы с нашим суденышком. Впрочем, при таких волнах и ветре, только такой курс и был возможен. Но слава Богу и прогнозам, все когда-нибудь кончается, постепенно ветер упал до двадцати узлов, и наше движение стало предсказуемо плавным. И дальше мы проходили пролив уже на одном дыхании, сначала затянув стосорока-мильный галс к Англии, а потом сделав короткий пасс от английского Дувра к французскому Кале, как раз там, где находится самое узкое место пролива, где под водой проходит знаменитый тоннель, а по воде идут в обоих направлениях бесчисленные паромы, перевозящие машины и людей из Англии в Европу и обратно. Такой путь диктовала нам логика изменения ветров и график течений. Когда шли вдоль берегов Англии, вспоминали наших английских друзей. Как жаль, что мы не смогли в этот раз снова навестить их. У нас нет английской визы, да и зима дышит нам в спину. Наши друзья пишут из Питера, что уже скоро ожидаются заморозки. Мы очень волнуемся по этому поводу, боясь не успеть до холодов. И так уже сократили все места стоянок до минимума. Вся надежда, как, впрочем и всегда, только на Него.

Всех вам благ!

Андрей и Анна Фоминцевы

Опубликовано 7 ноября 2007

Материалы по теме

Москва: лекция «Сохранить себя в эпоху конформизма»
11.03.2019
13 негативных переживаний, которые приносят пользу
07.03.2019
Решение проблем клиента начинается с исследования
28.02.2019
Петербург: открытая лекция «Автопортрет для самопознания»
27.02.2019
Гармония семейных отношений. Как избежать конфликтов
15.02.2019
Москва: бесплатные консультации медицинских психологов
14.02.2019
Встреча смыслов. О ресурсном фестивале «Другая арт-терапия…»
07.02.2019
Социометрический инструмент «Шкала остроты в отношениях»
06.02.2019
Пороги как запреты и ограничения. Психологический смысл
28.01.2019
Москва: открытая встреча «Сказать не могу молчать»
25.01.2019
Тело равно судьба? Как определить свое предназначение
25.01.2019
Умалишеные и несчастные «дети». Часть первая
07.01.2019

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
25 марта 2019 , понедельник

В этот день

Юлия Борисовна Гиппенрейтер празднует день рождения ― 89 лет! поздравить!

Николай Иванович Косенков празднует день рождения ― 66 лет! поздравить!

Ирина Игоревна Осадчева празднует день рождения ― 58 лет! поздравить!

Лариса Александровна Цветкова празднует день рождения ― 57 лет! поздравить!

Ольга Валерьевна Лобза празднует день рождения ― 51 год! поздравить!

Скоро

28 марта — 2 апреля
Москва

Первая Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Образовательная кинезиология – через движение к развитию, обучению и долголетию»

1 апреля
Москва

XXVIII Международная научно-практическая конференция «Научный форум: педагогика и психология»

2 апреля
Москва

Семейный инклюзивный фестиваль «#ЛюдиКакЛюди»

4 — 5 апреля
Екатеринбург

II Уральский форум психологов государственных структур и силовых ведомств

5 — 7 апреля
Краснодар

Конгресс «Психологическая помощь—2019»

13 апреля
Белгород

II Ассамблея практической психологии «Ощущение весны»

15 апреля
Новосибирск

XXI Международная научно-практическая конференция «Современная психология и педагогика: проблемы и решения»

Весь календарь
25 марта 2019 , понедельник

В этот день

Юлия Борисовна Гиппенрейтер празднует день рождения ― 89 лет! поздравить!

Николай Иванович Косенков празднует день рождения ― 66 лет! поздравить!

Ирина Игоревна Осадчева празднует день рождения ― 58 лет! поздравить!

Лариса Александровна Цветкова празднует день рождения ― 57 лет! поздравить!

Ольга Валерьевна Лобза празднует день рождения ― 51 год! поздравить!

Скоро

28 марта — 2 апреля
Москва

Первая Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Образовательная кинезиология – через движение к развитию, обучению и долголетию»

1 апреля
Москва

XXVIII Международная научно-практическая конференция «Научный форум: педагогика и психология»

2 апреля
Москва

Семейный инклюзивный фестиваль «#ЛюдиКакЛюди»

4 — 5 апреля
Екатеринбург

II Уральский форум психологов государственных структур и силовых ведомств

5 — 7 апреля
Краснодар

Конгресс «Психологическая помощь—2019»

13 апреля
Белгород

II Ассамблея практической психологии «Ощущение весны»

15 апреля
Новосибирск

XXI Международная научно-практическая конференция «Современная психология и педагогика: проблемы и решения»

Весь календарь