Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь

Подходы к изучению психологического благополучия

/module/item/name

Благополучие является предметом исследования многих наук (психологии, социологии, философии, экономики, экологии и др.). Тем не менее вопросами внутреннего благополучия, счастья человека занимается психология. Актуализации интереса к проблеме благополучия человека способствовала позитивная психология как направление, которое занимается изучением того, что помогает человеку жить лучше и предотвращает серьезные нарушения. Изначально в данной проблематике центральным было понятие счастья, которое, по мнению М. Селигмана, потеряло свой смысл из-за чрезмерного использования, и на смену ему пришло понятие благополучия. Так благополучие стало основным предметом позитивной психологии. М. Селигман считает, что различие между счастьем и благополучием состоит в том, что благополучие является конструктом, что означает невозможность измерить его напрямую, требуется определить признаки и критерии, по которым его можно оценить. Данный переход Т. Кашдан и М. Штегер описали в своей книге в главе «От одержимости счастьем к многомерной матрице благополучия». Авторы также отмечают падение интереса к счастью как характеристике, которая отражает, по их мнению, правильность проживания жизненного пути. В то время как благополучие предполагает более широкий подход, который охватывает целую группу различных явлений (цель в жизни, осознанность, гибкость, компетентность и т.д.) [1].

Таким образом, в психологии стали рассматривать различные виды благополучия, подходы к его изучению и концепции, его описывающие. В целом благополучие является характеристикой, которая может отражать успешность человека в чем-либо и то, что способствует развитию человека.

Целью данного исследования является теоретическое рассмотрение благополучия в следующих аспектах:

  • виды благополучия в психологии;
  • подходы к психологическому благополучию;
  • теории психологического благополучия;
  • отечественные теории психологического благополучия.

Проведение подобного анализа позволит расширить и структурировать представления о благополучии в современной психологии.

Виды благополучия

В психологическом тезаурусе существуют различные виды благополучия. Это эмоциональное благополучие, физическое благополучие, социальное благополучие, профессиональное благополучие, общественное благополучие, психическое благополучие, духовное благополучие, сексуальное благополучие, психологическое благополучие, субъективное благополучие и др.

Рассмотрим отдельные виды благополучия.

Тики Дэвис выделяет эмоциональное, физическое, социальное, профессиональное и общественное благополучие.

Эмоциональное благополучие — это способность самостоятельно совладать со стрессом, быть жизнестойким, переживать эмоции, которые обеспечивают хорошее настроение. Эмоциональное благополучие зависит от таких навыков, как позитивное мышление, эмоциональная регуляция, осознанность, жизнестойкость и т.д. Когда человек эмоционально благополучен, он лучше справляется со стрессом и сильными эмоциями в проблемных ситуациях, с разочарованием. Все это позволяет получать удовольствие от жизни, быть счастливым и более эффективно достигать цели.

Физическое благополучие отражает способность к улучшению функционирования своего тела через здоровое питание и регулярные тренировки. Для формирования физического благополучия человек должен подобрать подходящую здоровую диету и оптимальную программу упражнений. Развитие физического благополучия позволяет чувствовать себя лучше, в том числе и в вопросах эмоционального благополучия, уменьшать количество проблем со здоровьем.

Социальное благополучие можно представить как способность общаться, создавать значимые отношения с другими людьми и сохранять уже существующие для преодоления чувства одиночества. Оно связано с такими качествами личности, как признательность, доброжелательность, коммуникативность, позволяющими облегчить взаимодействие с другими людьми, не чувствовать себя одиноким, озлобленным, отчужденным, а также ощущать значимую связь с другими.

Профессиональное благополучие представляет собой способность реализовывать свои интересы, ценности и цели для достижения смысла и развития в профессиональной среде. Профессиональное благополучие связано с тем, чем человек занимается, с важным для него делом. Это подразумевает развитие профессиональных навыков, которые помогут человеку осуществлять профессиональную деятельность более эффективно, а также реализовывать собственные ценности и поддерживать баланс между работой и личной жизнью. Профессиональное благополучие позволяет получать удовольствие от работы, помогая оставаться сосредоточенными, мотивированными и успешными. Когда человек достиг профессионального благополучия, его работа и, как следствие, повседневная жизнь становятся более насыщенными.

Общественное благополучие можно представить как стремление к улучшению общества, культуры, окружающей среды. Общественное благополучие связано со способностью человека чувствовать связь с окружающим миром, с его стремлением защищать окружающую среду, поддерживать общественные трансформации, стремиться к развитию позитивной культуры. Это позволяет ему ощущать себя частью чего-то большего и поддерживать других людей [2].

Далее рассмотрим такие виды благополучия, как психическое, духовное и сексуальное. Психическое благополучие связано со способностью человека противостоять психическим заболеваниям и способствует улучшению его здоровья и функционирования. Психическое благополучие охватывает как гедонистическое, так и эвдемоническое благополучие, речь о которых пойдет далее. Предполагается, что для обеспечения психического благополучия требуется интеграция этих видов благополучия [3]. Так, психическое благополучие включает в себя психологическое функционирование, а также когнитивные и эмоциональные аспекты благополучия [4].

Духовное благополучие рассматривается как показатель качества жизни в духовном измерении и как показатель духовного здоровья, а также как «утверждение жизни в отношениях с Богом, собой, обществом и окружающей средой, которые способствуют достижению целостности» [цит. по: 5, p. 21].

Дж. Фишер считал, что духовное благополучие образовано четырьмя сферами: личностной, общественной, окружающей среды, трансцендентной.

В личностной сфере человек внутренне связан со своей целью, жизненными смыслами, ценностями. Самосознание — это движущая сила или трансцендентный аспект человеческого духа в его поисках идентичности и самооценки.

В общественной сфере духовное благополучие отражается в качестве и глубине связей между человеком и другими людьми, относящихся к морали, культуре и религии и выражающихся в любви, прощении, доверии, надежде и вере в человечество.

Область окружающей среды подразумевает заботу о физическом и биологическом, чувство удивления перед ними; единение с окружающей средой.

Трансцендентная область — это связь с тем, что выходит за границы человека: космос, Бог, высшее дело (благо). Включает в себя веру, поклонение источнику Тайны Вселенной [5].

Относительно новым понятием в контексте изучения благополучия является сексуальное благополучие, применительно к которому нет четких представлений. Так, сексуальное благополучие рассматривалось с позиций удовлетворённости сексуальной жизнью, сексуальной тревоги и в качестве элемента общения в отношениях. Также существует подход, который предлагает рассматривать сексуальное благополучие как самовосприятие сексуального здоровья [6]. Сексуальное благополучие как удовлетворённость сексуальной жизнью и близостью связывают с такими факторами, как стыд, зависть, самосознание, доверие, любовь, привязанность, мотивация удовольствия и самооценка [7].

Можно предположить, что данные виды благополучия отражают состояние различных сфер жизни человека. Однако за рамками обзора осталось понятие психологического благополучия. Это связано с тем, что психологическое благополучие предполагает его рассмотрение с позиции, по меньшей мере, двух подходов и описывается различными концепциями. Наш дальнейший обзор будет посвящен анализу подходов к изучению концепций психологического благополучия.

Подходы к изучению психологического благополучия

Р. Райан и Е. Дейзи предложили рассматривать психологическое благополучие человека с позиции двух подходов: гедонистического и эвдемонического [8].

К гедонистическому подходу относятся теории, в которых психологическое благополучие характеризуется аффективным переживанием, отражающим состояние «удовлетворенности-неудовлетворенности», «удовольствия-неудовольствия», и основывается на балансе позитивного и негативного эффекта, соотношении положительных и отрицательных эмоций. Ключевым понятием для данного подхода является «субъективное благополучие», которое включает эмоциональный и когнитивный аспекты. Гедонистический подход подвергался критике по причине того, что положительные и отрицательные эмоции могут быть независимыми друг от друга. Другим основанием для критики стало положение о том, что чем больше человек потребляет удовольствий, тем большая их интенсивность ему требуется для удовлетворения в дальнейшем. Это приводит к избеганию обычного течения жизни, потребности в получении новых и более сильных эмоций, впечатлений и отношений [9].

Эвдемонический подход рассматривает психологическое благополучие как личностный рост, развитие собственной индивидуальности. В данном подходе делается акцент на том, что события, не обеспечивающие удовольствие, способствуют достижению психологического благополучия. Это связано с пониманием человеком своих жизненных целей, увеличением осмысленности жизни, способности к сопереживанию. В рамках эвдемонического подхода одним из основных факторов психологического благополучия является смысл жизни. Его отсутствие (с учетом социально-демографических факторов, стилей жизни, симптомов и способов контроля здоровья и удовлетворенности жизнью) положительно коррелирует со смертностью [10].

Эвдемонический подход к благополучию был эмпирически подтвержден норвежскими учеными при помощи факторного анализа. Также экспериментальные интервенции с каждодневными упражнениями частично подтвердили данные результаты [11].

Стоит отметить способы достижения гедонистического и эвдемонического благополучия. S. Zuo и коллеги определили, что у стремящихся к гедонистическому благополучию людей более выражен сенсорный и аффективный опыт, в то время как у людей, стремящихся к эвдемоническому благополучию, более выражен интеллектуальный, поведенческий и духовный опыт [12].

Концепции психологического благополучия

Теоретические основы психологического благополучия заложены Н. Брэдберном, который вводит понятие психологического благополучия, отделяя его от психологического здоровья и сопоставляя с ощущением счастья и удовлетворённостью жизнью в целом. С точки зрения Н. Брэдберна, содержательно психологическое благополучие отражается через континуум «болезнь — здоровье», и описать данные характеристики можно при помощи терминов, отражающих состояние счастья или несчастья, субъективных переживаний удовлетворенности или неудовлетворенности жизнью.

Модель психологического благополучия в исследованиях Н. Брэдберна представляет собой баланс, который достигается постоянным взаимодействием позитивного и негативного эффекта. События человеческой жизни, которые несут радость и ощущение счастья, повышают позитивный эффект, и наоборот, события, которые огорчают человека, повышают негативный эффект. Разница между данными эффектами является показателем психологического благополучия и отражает переживание удовлетворённости жизнью. Так, когда уровень позитивных переживаний превышает уровень негативных, человек чувствует себя счастливым и удовлетворённым и, как следствие, имеет высокий уровень психологического благополучия. Если же количество негативных переживаний превышает количество позитивных, человек ощущает себя несчастливым и неудовлетворенным и имеет низкий уровень психологического благополучия. Важным положением теории Н. Брэдберна является то, что позитивный и негативный эффект не взаимосвязаны друг с другом: имея данные о состоянии позитивного эффекта, мы не знаем, является ли негативный эффект больше, меньше или равным позитивному [13].

Другим автором, чьи взгляды внесли весомый вклад в понимание вопроса психологического благополучия, является Э. Динер. Он вводит в тематику психологического благополучия понятие «субъективное благополучие», которое близко по содержанию к подходу Н. Брэдберна. Субъективное благополучие состоит из трех элементов: приятные эмоции, неприятные эмоции, удовлетворенность, — которые вместе создают единый показатель. Э. Динер рассматривал субъективное благополучие как совокупность эмоциональной (наличие хорошего или плохого настроения) и когнитивной (оценка удовлетворенности различными аспектами своей жизни) сторон самопринятия. Подход Э. Динера предполагает, что люди оценивают все происходящее с ними при помощи характеристик «хорошо — плохо», и данная когнитивная оценка строится на соответствующей эмоциональной основе.

По мнению Э. Динера, субъективное благополучие отражает не только погруженность человека в депрессивные и тревожные состояния, но и демонстрирует, насколько один человек субъективно счастливее другого. Продолжая традицию Н. Брэдберна, автор отождествляет субъективное благополучие с состоянием счастья. Так, человек имеет высокий уровень субъективного благополучия, если он по большей части удовлетворен собственной жизнью и в редких случаях испытывает грусть или злость. При низком уровне субъективного благополучия человек неудовлетворен жизнью, редко испытывает чувства любви и счастья, для него типичны отрицательные эмоции [14].

Теории Н. Брэдберна и Э. Динера относят к гедонистическому типу благополучия, они схожи между собой, однако последний не считал их аналогами. Э. Динер рассматривал субъективное благополучие в качестве элемента психологического благополучия, акцентируя внимание на том, что для описания психологического благополучия необходимо исследовать дополнительные характеристики, и ссылался на работы К. Рифф как на удачный пример такого подхода.

Автор, предложивший отличную от предшествующих теорию психологического благополучия, — К. Рифф. Ее теория продолжает традиции, заложенные Н. Брэдберном, но при этом критически пересматривает данный подход к психологическому благополучию как балансу позитивного и негативного эффекта. К. Рифф, считая, что гедонистическая ориентация психологического благополучия страдает ограниченностью, создает собственную теорию, которая строится на основе концепций, касающихся позитивного функционирования человека (теории А. Маслоу, К. Роджерса, Г. Олпорта, К.Г. Юнга, Э. Эриксона, Ш. Бюлер, М. Яходы и др.). Данный подход позволил описать шесть основных компонентов психологического благополучия: самопринятие, позитивные отношения с окружающими, автономия, управление окружающей средой, цель в жизни, личностный рост.

Самопринятие отражает позитивную самооценку себя и своей жизни в целом, осознание и принятие не только своих положительных качеств, но и своих недостатков. Противоположность самопринятия — чувство неудовлетворенности собой, характеризующееся неприятием определенных качеств своей личности, неудовлетворенностью своим прошлым.

Под позитивными отношениями с окружающими подразумевается как умение сопереживать, так и способность быть открытым для общения, а также наличие навыков, помогающих устанавливать и поддерживать контакты с другими людьми. Кроме того, данная характеристика включает в себя желание быть гибким во взаимодействии с окружающими, умение прийти к компромиссу. Отсутствие этого качества свидетельствует об одиночестве, неспособности устанавливать и поддерживать доверительные отношения, нежелании искать компромиссы, замкнутости.

Человек, обладающий высокой автономией, способен быть независимым, он не боится противопоставлять свое мнение мнению большинства, может позволить себе нестандартное поведение и мышление, он оценивает себя, исходя из собственных предпочтений. Отсутствие достаточного уровня автономии ведет к конформизму, излишней зависимости от мнения окружающих. Такому человеку тяжело самому принимать решения, его поведение и образ мысли сильно подвержены влиянию социума.

Управление окружающей средой подразумевает наличие качеств, которые обусловливают успешное овладение различными видами деятельности, способность добиваться желаемого, преодолевать трудности на пути реализации собственных целей. При недостатке этой характеристики наблюдается чувство собственного бессилия, некомпетентности, присутствует неспособность что-то изменить или улучшить, чтобы добиться желаемого.

Другой важный компонент психологического благополучия — наличие жизненных целей — сопряжен с переживанием осмысленности собственного существования, ощущением ценности того, что было в прошлом, происходит в настоящем и случится в будущем.

Личностный рост предусматривает стремление развиваться, учиться и воспринимать новое, а также наличие ощущения собственного прогресса. Если по каким-то причинам личностный рост невозможен, то следствием этого становится чувство скуки, стагнации, отсутствие веры в свои способности к переменам и овладению новыми умениями и навыками, при этом уменьшается интерес к жизни.

К. Рифф отмечает, что предложенные компоненты психологического благополучия соотносятся с различными теориями, которые касаются позитивного функционирования личности. Так, самопринятие соотносится не только с понятиями «самоуважение» и «самопринятие», введенными и разработанными А. Маслоу, К. Роджерсом, Г. Олпортом и М. Яходой, но и включает в себя признание человеком своих достоинств и недостатков, соотносимое с концепцией индивидуации К.Г. Юнга, а также позитивную (в основном) оценку человеком собственного прошлого, описанную Э. Эриксоном как часть процесса эго-интеграции [15].

Данная теория стала основой для оригинального метода психотерапии — терапии благополучия (well-being therapy). На данный момент методика «The scales of psychological well-being» («Шкала психологического благополучия») получила признание и интегрировалась в различные направления исследований. На данный момент изучены закономерности психологического благополучия, связанные с возрастом, полом и культурной принадлежностью, а также продолжаются исследования по определению особенностей и детерминант психологического благополучия. Так, в ходе исследований, в которых применялся опросник «Шкала психологического благополучия», было установлено, что психологическое благополучие имеет определенную возрастную динамику. Исследование, которое проводилось в США, показало, что с возрастом происходит увеличение показателей по шкалам «Автономия» и «Управление средой», в то же время показатели по шкалам «Личностный рост» и «Цели в жизни», имеющие большие значения у представителей молодого возраста, испытывают снижение. Характеристики «Позитивное отношение с окружающими» и «Самопринятие» не показали каких-либо изменений, а значит, не обусловлены возрастом.

Другое направление исследований нацелено на изучение закономерностей и различий, связанных с полом. Было установлено, что женщины всех возрастов имеют более высокие показатели позитивных отношений с окружающими и личностного роста.

Исследовалось и влияние культуры на психологическое благополучие. Гипотеза гласила, что люди западного общества будут иметь более высокие показатели самопринятия и автономии, в то же время люди, принадлежащие к традиционной культуре восточного типа, будут отличаться высокими показателями позитивных отношений с окружающими. Сопоставление эмпирических данных американской и южнокорейской выборки кросскультурного исследования в целом подтвердило данную гипотезу. Южнокорейская выборка отличалась более высокими показателями по шкале «Позитивные отношения с окружающими», а показатели шкал «Самопринятие» и «Личностный рост», напротив, были значительно ниже, чем у представителей американской выборки. Интересным представляется тот факт, что структура гендерных различий была идентична в обеих выборках, что говорит об отсутствии культурного влияния на гендерные особенности структуры психологического благополучия.

Исследования связи психологического благополучия и соматического здоровья К. Рифф и Б. Сингреа показало, что включенность человека в близкие доверительные отношения с другими предотвращает опасность высокого кровяного давления, способствует повышению иммунитета, снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний, сосудистых расстройств, инсульта [16].

Стоит также обратить внимание на теорию самодетерминации Р. Райана и Э. Диси. Ключевым понятием данной теории является личностное благополучие с его базовыми психологическими потребностями — потребностями в автономии, компактности, связи с другими.

В данной теории под автономией понимается восприятие своего поведения как конгруэнтного внутренним ценностям и желаниям личности. В основе автономии лежит поддержка и отсутствие контроля со стороны других людей.

Потребность в компетентности — это склонность к влиянию на свое окружение и к эффективной деятельности в нем, она поддерживается средой, которая ставит перед человеком задачи оптимального уровня сложности и дает ему положительную обратную связь.

Под потребностью связи с другими понимается стремление к близости с другими людьми, она развивается, если человек получает тепло и заботу от окружающих. Удовлетворение этих потребностей напрямую связано с актуальным социальным подтекстом: если он способствует удовлетворению потребностей, то уровень благополучия повышается, если нет, то уровень благополучия снижается [17].

Р. Райан и Э. Диси соотносили свою теорию с предложенной К. Рифф, акцентируя внимание на схожести трактовки благополучия: функционирование человека как личности, а не получение удовольствия. Другое сходство заключается в значимости для благополучия автономии, компетентности и связанности с другими людьми. Отличие в подходах выражается в том, что в теории К. Рифф выделено 6 компонентов, образующих психологическое благополучие, в то время как в теории самодетерминации автономность, компетентность и позитивные отношения предполагаются как его предпосылки [18].

Отечественные теории психологического благополучия

Проблема психологического благополучия разрабатывалась не только в зарубежной, но и в российской психологической науке. Опираясь на теорию К. Рифф, П.П. Фесенко рассматривает психологическое благополучие как сложное переживание удовлетворенности собственной жизнью, отражающее одновременно как актуальные, так и потенциальные аспекты жизни личности. Учитывая, что существует разрыв между тем, чем человек является, и тем, чем он может быть, П.П. Фесенко выделяет актуальное и идеальное психологическое благополучие.

Актуальное психологическое благополучие — переживание, характеризующее отношение человека к тому, чем он является по его собственному мнению, отражающее степень реализации основных компонентов позитивного функционирования личности, степень удовлетворенности своим становлением.

Идеальное психологическое благополучие характеризует потенциальные аспекты функционирования личности, степень направленности на реализацию компонентов позитивного функционирования.

Очевидно, что актуальное и идеальное психологическое благополучие могут не совпадать друг с другом. Идеальное благополучие представляет собой определенный уровень, по отношению к которому может проявляться изменение каждого компонента актуального психологического благополучия. Также компоненты идеального психологического благополучия рассматриваются как зависящие от обстоятельств жизни человека, но тем не менее в большей степени оно связано с ответственностью человека за свою жизнь, с его стремлением к реализации различных позитивных аспектов собственного функционирования как личности. Расхождение между интегральным показателем и степенью выраженности каждого из компонентов актуального и идеального психологического благополучия также может свидетельствовать о том, насколько человек считает желанным или возможным реализовать себя в жизни [19].

Автор концепции эмоционально-личностного благополучия Л.В. Карапетян характеризует данный феномен «…как комплексную динамическую систему — целостное экзистенциальное переживание состояния гармонии между внутренним и внешним миром, возникающее в процессе жизни, деятельности и общения человека. Результатом снижения уровня такой гармонии является переживание состояния эмоционально-личностного неблагополучия» [20]. Автор предлагает девятифакторную модель эмоционально-личностного благополучия, которая делится на три группы факторов.

Первая группа — это позитивные факторы, направленные на внутренний мир человека и формирующие позитивный эмоциональный компонент благополучия, который можно охарактеризовать как отношение человека к своей жизни, установки по отношению к своему прошлому и будущему, чувство защищенности или незащищенности. К данной группе факторов относятся оптимизм, счастье и везение, которые в самооценке человеком своего внутреннего благополучия находят выражение в представлении о себе как о счастливом, везучем человеке.

Вторая группа факторов — это позитивные факторы, направленные на внешний мир и формирующие личностный компонент благополучия, который можно охарактеризовать как отношения с людьми (друзьями, близкими и т.д.), а также деятельность и ее качество. К данной группе факторов относятся надежность, успех и компетентность, которые при оценке своего внутреннего благополучия находят выражение в представлении о себе как надежном, успешном и компетентном человеке.

Третья группа факторов — это негативные факторы, имеющие связь как с внутренним, так и с внешним миром, снижающие уровень благополучия через неактивное отношение человека к различным аспектам своей жизни и взаимодействию с миром. К данной группе факторов относятся пессимизм и несчастность (ориентация на внутренний мир), зависть (ориентация на внешний мир), которые в самооценке внутреннего благополучия создают представления о человеке как о пессимистичном, несчастливом, завистливом.

В целом автор характеризует эмоционально-личностное благополучие как комплексную динамическую систему, имеющую трехкомпонентную и трехуровневую структуру, опираясь на которую возможно оказывать воздействие на него с целью оптимизации [20].

А.В. Воронина создала уровневую модель психологического благополучия. Автор представляет ее следующим образом: на разных уровнях человеческого бытия, которые формируются в различных деятельностях, создаются внутренние интенции. Они формируются в качественно различные уровни психологического благополучия человека, которые имеют иерархическую связь. Это уровни психосоматического здоровья, социальной адаптивности, психического здоровья и психологического здоровья. Автор предполагает, что каждый следующий уровень формируется в процессе развития и воспитания, позволяет человеку видеть самого себя, мир и себя в мире и по этой причине находить возможности для реализации замыслов, творческой активности, обретать большую «степень свободы» для выбора способов адекватного реагирования.

Первым уровнем бытия А.В. Воронина представляет биологический, в котором человек обозначен как индивид, биологическое существо. Условием его формирования выступает способность к защите биологических систем организма, повышающая возможности его психической адаптации. Объективная характеристика этого уровня — соответствие образов отражаемой действительности, соответствие психических реакций влиянию среды, отсутствие болезненных психических проявлений. Психологическое благополучие на данном уроне представляется как психосоматическое здоровье, выступающее отражением процесса взаимосвязи психического и соматического.

Следующим уровнем бытия человека выступает социально-педагогический, на котором происходит социализация как усвоение общественных норм и требований. Условиями формирования данного уровня являются предметная деятельность человека, взаимодействие и общение с разными социальными группами. Объективные характеристики данного уровня — соответствие реакции человека социальному воздействию, осознание себя в качестве члена общества, проявление социального интереса, толерантность к социальным требованиям. Психологическое благополучие на данном уровне представлено социальной адаптированностью, которая характеризуется как состояние гомеостаза с обществом. Субъективными Я-критериями социально-педагогического уровня являются: степень принятия других людей (Я как часть микросреды), адекватность или неадекватность общественного поведения, удовлетворенность своим социальным статусом (Я как носитель социальной роли); навыки поведения в малых группах, необходимые для вступления в группу, навыки поведения в конфликтной ситуации, эмпатия по отношению к другим людям и социальным группам.

Третий уровень бытия человека в данной теории — это социально-культурный, на котором происходит ценностно-смысловое самоопределение человека в осознаваемых культурных нормах. Условием формирования данного уровня является познание, направленное на постижение достижений культуры и приобщение к ним. Объективной характеристикой данного уровня выступает способность совладать с кризисными ситуациями и справляться с личными трудностями, независимость, критичность, способность к планированию на тактическом и стратегическом уровне, стремление к достижению целей, осознанность внутренней жизни, вера в себя. Психологическое благополучие на данном уроне представлено как психическое здоровье, проявляющееся в виде внутренней цельности, постоянства и гармонии человека с внешним миром, зрелости личности. Субъективными Я-критериями данного уровня являются: способность к принятию мира и его правил (Я как часть социума), самопознание как знание своих сильных и слабых сторон, особенностей ценностно-мотивационной сферы, самоопределение, которое проявляется как готовность к выбору, независимость от общества, нонконформизм, удовлетворенность в жизненных сферах, способность к самовыражению.

Последним уровнем бытия в данной модели является духовно-практический, который отражает гуманистические ценности, познание истины. Данный уровень формируется в творческой и продуктивной деятельности, познании философских и этических достижений культуры. Объективными характеристиками этого уровня являются открытость переживаниям, стремление к творчеству и познанию бытия, уникальное мировоззрение, дающее неповторимый взгляд на мир, чувство единения с человечеством и вера в него. Психологическое благополучие на данном уровне представлено психологическим здоровьем при наличии противоречий в поисках смысла жизни. Субъективными Я-критериями данного уровня являются: социально значимая деятельность, вершинные переживания, отсутствие страха перед смертью и завершением бытия, экзистенциальная наполненность жизни [21].

Выводы

Благополучие является многомерным феноменом, который затрагивает все сферы жизни и области функционирования человека, охватывает как эмоции, так и действия, позволяет человеку ощутить полноту жизни и стремиться к развитию и самореализации. Теоретические исследования данной проблемы становятся базой для эмпирического изучения благополучия различных категорий населения и охватывают разные сферы их жизни — семью, образование, трудовую и общественную деятельность. В конце ХХ — начале ХХI в. увеличилось количество и усилилось влияние стрессогенных факторов, действию которых подвергается буквально каждый человек. Это, несомненно, сказывается на психологическом благополучии людей. Для оказания им психологической и социальной поддержки и помощи дальнейшее изучение проблемы психологического благополучия представляется нам актуальной и важной задачей.

Литература

  1. Леонтьев Д.А. Позитивная психология: повестка дня нового столетия // Психология: журнал Высшей школы экономики. 2012. Т. 9, № 4. С. 36–58.
  2. What Is Well-Being? Definition, Types, and Well-Being Skills. Available at: https://www.psychologytoday.com/us/blog/click-here-happiness/201901/ what-is-well-being-definition-types-and-well-being-skills (accessed: 26.08.2020).
  3. Hunter S.C., Houghton S., Wood L. Positive mental wellbeing in Australian adolescents: evaluating the Warwick-Edinburgh mental wellbeing scale //Australian Educational and Developmental Psychologist. 2015. Vol. 32, iss. 2. P. 93–104.
  4. Tennant R. et al. The Warwick-Edinburgh mental well-being scale (WEM‑ WBS): development and UK validation // Health and Quality of life Outcomes. 2007. Vol. 5, iss. 1. P. 63.
  5. Fisher J. The four domains model: Connecting spirituality, health and well-being // Religions. 2011. Vol. 2, iss. 1. P. 17–28.
  6. Lorimer K. et al. A Rapid Review of Sexual Wellbeing Definitions and Measures: Should We Now Include Sexual Wellbeing Freedom? // The Journal of Sex Research. 2019. Vol. 56, iss.
  7. P. 843–853. 7. Wylie K. Sex education and the influence on sexual wellbeing // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2010. Vol. 5. P. 440–444.
  8. Deci E.L., Ryan R.M. Hedonia, eudaimonia, and well-being: An introduction //Journal of happiness studies. 2008. Vol. 9, iss. 1. P. 1–11.
  9. Водяха С.А. Современные концепции психологического благополучия личности // Дискуссия. 2012. № 2. С. 133–138.
  10. Becchetti L., Bachelet M., Pisani F. Poor eudaimonic subjective wellbeing as a mortality risk factor // Economia Politica. 2019. Vol. 36, iss. 1. P. 245–272.
  11. Thorsteinsen K., Vittersø J. Now you see it, now you don’t: Solid and subtle differences between Hedonic and Eudaimonic Wellbeing // The Journal of Positive Psychology. 2020. Vol. 15, iss. 4. P. 519–530.
  12. Zuo S. et al. The behavioural paths to wellbeing: An exploratory study to distinguish between hedonic and eudaimonic wellbeing from an activity perspective // Journal of Pacific Rim Psychology. 2017. Vol. 11. DOI: https:// doi.org/10.1017/prp.2017.1
  13. Bradburn N.M. The structure of psychological well-being. Aldine, 1969.
  14. Emmons R.A., Diener E. Personality correlates of subjective well-being // Personality and Social Psychology Bulletin. 1985. Vol. 11, iss. 1. P. 89–97.
  15. Ryff C.D., Keyes C.L.M. The structure of psychological well-being revisited //Journal of personality and social psychology. 1995. Vol. 69, iss. 4. P. 719.
  16. Ryff C.D., Singer B. Psychological well-being: Meaning, measurement, and implications for psychotherapy research // Psychotherapy and psychosomatics. 1996. Vol. 65, iss. 1. P. 14–23.
  17. Deci E.L., Ryan R.M. Self-determination theory: A macrotheory of human motivation, development, and health // Canadian psychology. 2008. Vol. 49, iss. 3. P. 182.
  18. Козлова Н.С., Комарова Е.Н. Особенности субъективного благополучия личности в зависимости от уровня ее образования // Интеграция образования. 2015. Т. 19, № 1 (78). C. 60–64.
  19. Фесенко П.П. Осмысленность жизни и психологическое благополучие личности: автореф. … дис. канд. псих. наук. М., 2005. 28 c.
  20. Карапетян Л.В., Глотова Г.А. Эмоционально-личностное благополучие: монография. Екатеринбург: Урал. ин-т Гос. противопожар. службы МЧС России, 2017. 211 с.
  21. Воронина А.В. Проблема психического здоровья и благополучия человека: обзор концепций и опыт структурно-уровневого анализа // Сиб. психол. журн. 2005. № 21. С. 142–147.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19‑013‑00431 «Личностная мобильность как предиктор сохранения профессионального здоровья в пожилом возрасте».

Источник: Борисов Г.И. Подходы к изучению психологического благополучия // Психология образования: современный вектор развития: монография. Екатеринбург: Изд‑во Урал. ун‑та, 2020. С. 157–174. DOI: 10.15826/B 978‑5‑7996‑3101‑7

Опубликовано 19 января 2023

В статье упомянуты

Материалы по теме

Я-концепция как механизм собирания себя
10.10.2022
Холистическая модель когнитивно-ноэтического развития личности
19.09.2022
Наедине с собой: уединение и одиночество
03.02.2022
Психологический туризм как способ разрешения внутренних конфликтов
27.09.2021
Компоненты представлений о самоэффективности специалиста
25.09.2021
Психологическая антропология: от истоков в будущее
02.06.2021
Самораскрытие способностей: понятие, основные функции и условия развития
03.05.2021
Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
08.02.2021
Профессиональная самореализация в условиях неопределенности рынка труда
13.07.2020
С Компанией «Иматон» мечты сбываются!
07.02.2020
Эмоциональный интеллект и искусство владеть собой
08.11.2019
Феномен любви в контексте психологической науки
14.10.2019

Комментарии

Оставить комментарий:

6 февраля 2023 , понедельник

Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь
6 февраля 2023 , понедельник

Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь