16+
Выходит с 1995 года
20 июля 2024
Эволюция ценностей семьи и традиций семейного воспитания

В наиболее распространенной трактовке термин семья означает союз людей, объединённых близкими кровно-родственными связями, духовно-мировоззренческой и бытовой общностью, основанный на браке мужчины и женщины и совместном воспитании ими детей [217]. Если же в смысловой центр трактовки поместить «семейные отношения», получится следующее определение: «Семья представляет собой малую социальную группу, объединенную отношениями, формируемыми в совместной деятельности, и соответствующую исторически сложившимся нормам и ценностям. Система семейных отношений включает отношения супругов между собой, родителей к детям и детей к родителям, а также детей между собой, проявляющиеся в любви, привязанности, заботе, интимности» [11]. В данном определении на первый план выступают социально-психологический и культурно-исторический аспекты семьи. Раскроем эти аспекты в их взаимосвязи и тем самым рассмотрим эволюцию семьи как сложный путь формирования семейных ценностей и традиций, в т.ч. традиций семейного воспитания.

Важно заметить, что совокупность семейных отношений в различные периоды человеческой цивилизации всегда представляла собой иерархическую структуру со строго регламентированными семейными позициями и выполняемыми семейными функциями: мужскими — женскими, родительскими  — детскими, братскими — сестринскими, сыновьими — дочерними, старшими — младшими членами семьи и пр. Установленная иерархия отношений позволяла избегать внутрисемейных противоречий и конфликтов, выступая тем самым основой семейных ценностей и традиций.

Являясь единицей общественной структуры, семья устанавливает межличностные отношения между людьми: мужа и жены по отношению ко всем членам семьи и друг к другу; детей к родителям и друг к другу в соответствии с социально приемлемыми нормами и культурными образцами. Эти структурные характеристики семьи, имея относительную независимость, представляют собой ее социально-психологическое и ценностное единство. С такой точки зрения полноценной семьей является та, которая имеет в наличии все структурные компоненты отношений: супружеские, родительско-детские, детско-родительские, сиблинговые (от англ. siblings — термин, используемый в этнологии, социальной антропологии и других науках, который обозначает детей одних родителей). Вместе с тем в реальности семья может быть неполной или расширенной (с прародителями, другими родственниками); супружеской, если детей еще нет или они уже покинули родное гнездо, а также структурно традиционной (патриархальной) или эгалитарной (партнерской).

Наиболее распространенной формой неполной современной семьи является семья без супружества, когда лишь один из родителей (обычно мать) воспитывает ребенка / детей. В настоящее время достаточно распространенным явлением выступает бездетная семья (семья без родительства), в которой супруги не могут или не хотят иметь детей. Также возможна, хоть и редко, многодетная семья, состоящая из уже повзрослевших старших сиблингов, заботящихся о младших братьях и сестрах, если родители отсутствуют, и старшие дети способны осуществлять заботу (опеку) о младших [11].

Исторически сложилось так, что предметом исследования различных наук: социологии, демографии, сексологии, этнографии, психологии и пр. — выступают, как правило, диады отношений «муж — жена» и «родители — дети». В то же время важнейшая характеристика семьи с позиции детей остается за пределами научного исследования. Поэтому при изучении эволюции семейных ценностей и традиций не принимаются во внимание отношения детей к своим родителям и семейному укладу, не рассматриваются их взаимоотношения между собой (братьев и сестер), не выявляется их удовлетворенность от принадлежности к семье как социальной группе. Какова же семья «снизу», с точки зрения ребенка? Как позиция ребенка менялась в семье на протяжении социогенеза? Ответы на эти вопросы помогут расширить научные представления о трансформации ценностного профиля семьи и эволюции традиций семейного воспитания.

Исторические периоды развития семьи, трансформация статуса ребенка в обществе

Первый период становления и развития семьи. В древнейшем сообществе (в эпоху первобытности) — в силу строгих половых табу — во всех сферах деятельности существовало обособление мужчин от  женщин [172]. Поэтому маленький ребенок в первые дни / месяцы своей жизни находился с матерью, а спустя некоторое время, когда она приступала к выполнению своих обязанностей в общине, переходил под присмотр женщины (или девочки-подростка), не занятой в общественном труде по ряду причин (болезнь, увечье и др.). Своего отца ребенок не знал. Таким образом, «родовая коммуна» (община), состоящая из мужской и женской групп, была той организацией, которая обеспечивала уход (заботу, вскармливание) и первичное воспитание ребенка на самых ранних этапах социогенеза. При этом за жизнь, здоровье и первичную социализацию ребенка отвечали все члены общины.

В силу половозрастной стратификации общества ребенок последовательно переходил из одной социально-возрастной группы в другую, меняя свой статус и социальные роли на основе деятельности, совместной с другими членами общины. Уже в пятилетнем возрасте он включался в детский трудовой коллектив, а по достижении семилетнего возраста — в достаточно самостоятельные группы как прообразы современных школ, клубов, творческих союзов и пр. Можно предположить, что в первобытные времена группа сверстников выступала для ребенка первичным институтом социализации задолго до возникновения родительской семьи. Поэтому детское сообщество может рассматриваться как генетически более ранняя форма социальной организации, чем моногамная семья. Подтверждением тому является существующая практически во всех так называемых архаичных культурах половая сегрегация — традиционная форма раздельного воспитания детей разного пола.

В европейских странах мужские дома эволюционировали в рыцарские союзы, тайные общества, а затем в «мужские клубы». Что касается женских домов, то они кое-где сохранились лишь в странах Юго-Восточной Азии, Центральной Африки, а в Японии переродились в институт гейш.

Второй период развития семьи. Следующий этап семейного развития — возникновение парной семьи — относительно стабильного союза мужчины и женщины на основе дарообмена (пережиток этого явления сегодня — обмен кольцами, подарками). До этого этапа дети женщины имели покровителя и кормильца в лице дяди — брата матери, т.е. мужчины, которого род уполномочивал заботиться о детях сестры; такое покровительство называлось «родья». Но муж матери был человек из другого рода, поэтому парная семья была с самого начала такой структурой, которая находилась вне рода и даже противостояла ему.

Как менялся статус ребенка в парной семье? Кто из кормильцев был для него предпочтительнее — родной дядя (брат матери) или муж матери (чужого рода и часто временный), которого можно было бы называть отцом? Историко-лингвистическая реконструкция показывает синонимичность терминов «дядя» и «отец», поскольку во всех индоевропейских языках первоначальный смысл слова «отец» — кормилец, а не родитель, слово «брат» также восходит к значению «кормить, поддерживать». Вероятно, в силу большей «личной заинтересованности» мужа матери по сравнению с ее братом, лучшим кормильцем оказался именно муж, поэтому древняя парная семья оказалась более значимой и популярной, чем родья, и для ребенка это оказалось лучшим вариантом, поскольку он обрел отца.

Третий период развития семьи. Следующий этап эволюции семьи связывается с возникновением частной собственности и появлением моногамной патриархальной семьи, основанной на экономической и психологической зависимости жены от мужа и детей от родителей. Ребенок, приобретая единственного кормильца в лице родителя — отца, оказывался объектом попечения большого количества родственников со стороны отца и матери, однако утрачивал ту меру самостоятельности, которой обладал ранее, поскольку его мать также лишалась многих привилегий и свобод, попадая в тотальную зависимость от мужа.

Четвертый период развития семьи. В Новейшее время женщины обрели юридическое равноправие, что способствовало возможности «брака по любви» (до этого брак был по преимуществу экономической сделкой двух семейных кланов), но положение ребенка в семейной структуре существенно не изменилось, поскольку экономически и психологически он зависел от близких взрослых (родителей и прародителей).

Историко-культурные предпосылки трансформации традиций и ценностей семейного воспитания

По мнению американского историка и психолога Ллойда Демоза, особенности развития цивилизации в конкретный исторический период обусловливают и типичные для этого периода модели отношения между родителями и детьми, воспитания ребенка. И если на начальных этапах развития человечества доминировали модели, характеризующиеся насилием в отношении детей, практикой передачи родителями детей на воспитание третьим лицам, то на рубеже ХVII–ХVIII веков произошли значимые изменения в отношениях к ребенку. Этот период характеризуется началом вытеснения практики физических наказаний и началом понимания потребностей ребёнка. В XIX — первой половине XX века, согласно Л. Демозу, доминировала социализирующая модель, которая характеризуется массовым распространением педагогических знаний, а также начального и среднего образования. С середины XX века преобладает помогающая модель, которой присущи индивидуализация процесса воспитания и равноправные отношения между родителями и детьми [59]. Описанные выше процессы наблюдались в странах Западной Европы и России, отражая сходные черты эволюции семейных ценностей и традиций.

Изменение механизма первичной социализации в сторону признания за ребенком особого места в структуре общества (и в первой социальной группе — семье), появление исследований детского творчества, детского фольклора, игр и пр. стало началом тех шагов в признании прав ребенка, приведших в конце ХХ века к принятию Международной Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989, вступила в силу для СССР 15.09.1990). Все это послужило формированию нового психотипа человека, осознающего свою индивидуальность и в то же время социализированного в соответствии с общепринятыми нормами и правилами своей социальной группы. Новая этика и новый эмоциональный строй в сфере отношений родителей и детей были важными итогами многообразных процессов, преобразовывавших европейское общество по мере того, как оно все дальше уходило от Средневековья.

Необходимо отметить, что в последние десятилетия в Европе преобладает традиция, основанная на признании ценности личности каждого человека (независимо от пола), — отсутствие деления обязанностей на мужские и женские. В европейских семьях можно увидеть, что папы (мужья) играют с детьми разного возраста и пола, готовят еду на всю семью и вполне могут решить любые вопросы семьи в отсутствии мамы (жены). Европейские семьи часто состоят из представителей разных национальностей и культур, которые уживаются друг с другом, приспосабливаются к комфортной жизни в стране проживания и оставляют для себя какие-то принимаемые обеими сторонами традиции своей культуры, ничего не навязывая друг другу.

В России к XVIII веку сложилась семья, состоящая из двух-трех и более поколений родственников по прямой линии. Русская патриархальная семья — очень большая и достаточно сплоченная социальная группа. Она включала в себя родных по крови людей и дальних сродников — двоюродных, троюродных и пр., и потому совокупно у них были внушительные по площади земельные наделы, аграрные инструменты и скот. Поэтому такая семейная общность имела несколько домов и насчитывала свыше двухсот человек вместе с детьми. При этом детей было, как правило, 60–70% от общего числа членов семьи. Многодетность была традиционной и устойчивой в российских семьях, основывалась на чадолюбии при внешне сдержанном эмоциональном отношении к детям. Демографические установки и традиционные представления о семье отражают следующие поговорки: «Брак и дети — святое дело», «Холостое состояние в зрелом возрасте — безнравственно», «Дети — Божья благодать», «Развод — невозможен, повторный брак — только в случае вдовства» [98, с. 151]. Вместе с тем строгое воспитание, домашний труд и наказания детей присутствовали повсеместно.

С проведением аграрных преобразований после отмены крепостного права в 1861 году начались трансформации крестьянской семьи и семейных традиций, обусловленные массовыми миграциями семей на новые земли.

После вступления в силу нового земельного устройства распределяли землю на всех членов крестьянской семьи — по едокам. При этом едоками считалось, например, в Поволжье лишь мужское население — мужчины и мальчики, что вызвало, с одной стороны, семейные разделения, когда женатые братья с семьями отделялись и жили собственным хозяйством, а с другой стороны, наблюдались и обратные процессы, когда отделившиеся семьи родственников стремились к объединению, чтобы получить большой надел земли. В том же Поволжье семьи достигали 20-ти и более человек и могли владеть десятками домашних лошадей и коров, большим количеством сельхозинвентаря, пасекой и даже небольшой маслобойней. Все это оказывало влияние на становление семейного уклада и традиций семейного воспитания, когда воспитанием детей младшего возраста зачастую занимались старшие дети (братья и сестры), вовлекая их в разные игры, трудовые поручения, домашние обязанности, обряды и другие семейные события. Большую роль при этом продолжала играть земледельческая обрядовость (народный календарь), задающая содержание и ритмы семейной жизни.

В городах в конце XIX — начале XX вв. численность рабочей семьи была различна: от трех-шести человек в крупных городах до восьми-десяти в мелких городах и городских поселениях при фабриках и заводах.

В первой трети ХХ в. революционные процессы повлияли семейный уклад, трансформацию (в т.ч. утрату) многих семейных традиций, обусловленную внешними причинами (политическими, экономическими, социокультурными). Социальные потрясения, ослабление роли церкви, женская эмансипация и др. причины привели к малодетности, позднему вступлению в брак или осознанному безбрачию, ослаблению чадолюбия, росту детской беспризорности и безнадзорности в семьях. Все это существенным образом повлияло на изменение традиций семейного воспитания.

Во второй половине XX века процессы урбанизации и индустриализации повлияли не только на социально-экономические аспекты индивидуальной, семейной и общественной жизни, но и на характер и способ ведения домохозяйства, внутрисемейные отношения, демографическое поведение, структуру и размер семей, способствовали становлению малых (нуклеарных) форм семьи, состоящих из супругов и их несовершеннолетних детей (или только супругов), живущих отдельным домом (без старшего поколения). В нуклеарной семье на первый план выходят отношения между членами семьи.

По мнению А.Г. Вишневского, «современную семью можно назвать детоцентристской, это явление новое, практически неизвестное в прежних эпохах. В такой семье впервые в истории дети занимают центральное положение, превращаясь в стержень, вокруг которого организовывается вся жизни семьи» [40]. В семье при этом воспитывается чаще всего единственный ребенок, который, получая все плюсы от подарков, внимания и заботы, чувствует себя одиноко, а общество в  конечном итоге получает проявление социального инфантилизма, безответственности, эгоистического понимания жизни в значимых ситуациях и равнодушие к близким людям, прежде всего родителям.

Известные ученые И.А. Гундаров, A.B. Дмитриев, И.Б. Орлов и др. в рамках междисциплинарного исследования демографического кризиса в современной России разработали теоретическую и государственно-управленческую модель развития Российского государства в демографической сфере, где в первую очередь анализируется роль ценностей и идейно-нравственного фактора. Исследователи отмечают «недостаточную разработанность проблемы, рассматривающей в комплексе вопросы содержания и выстраивания определенной структуры ценностных ориентаций семьи сегодня, прослеживающей взаимосвязь процесса трансформации современного российского общества и основных его институтов, в частности, института семьи, функционирования в его основе семейных и внесемейных ценностных ориентаций, а также воздействия на повышение норм многодетности в российском обществе» [29, с. 56].

Рассмотрим важнейшие из них. Во второй половине XX века в индустриальных странах мира фактически произошло разрушение расширенной многодетной семьи — наступил кризис семейной социализации. Этому способствовали модернизация общественных отношений, изменение установок и ценностей. Процесс депопуляции развивается не только в России, но и во всем западном мире. Ему дают различные объяснения — социальные, экономические, забывая более существенный — экзистенциальный. Депопуляция является результатом глобальных общественных трансформаций, изменения места и роли семьи в современном обществе. В качестве нормы выступает малодетность, появляется движение чайлдфри (семейная жизнь без детей).

Статистика показывает, что в современной России только около 6% семей воспитывают трех и более детей (в Западной Европе — 12–15%), тогда как для простого воспроизводства населения примерно 35% всех семей должны иметь трех детей, а 23% — четырех и более. С точки зрения воспроизводства населения (замещения поколений) именно многодетная семья вносит весомый вклад в улучшение демографической ситуации в стране. «Русский крест» — превышение количества смертей над количеством рождений — это страшный итог людских потерь России в лихие девяностые и «нулевые» начала нового века. Это не только цифры смертности / рождаемости, но и разводов, миграции, а прежде всего утрата смысла жизни и ценности бытия у людей. Ценностный аспект — самое важное в демографическом кризисе. Для того чтобы «модель трехдетной семьи была распространена среди основной массы населения, необходимо воздействовать на ценности и установки граждан нашей страны в целях укрепления института семьи и поддержания семейного образа жизни, преодоления демографического кризиса, закрепления норм массовой многодетности как основного вида репродуктивного поведения среди населения» [12].

Изменения в традициях семейного воспитания

На каждом этапе развития общества существовали несколько функций (социальная, воспитательная, хозяйственно-бытовая, психологическая и другие), которые осуществляла семья. Одна из важнейших функций — передача из поколения в поколение традиций и опыта.

Традиции семейного воспитания в многопоколенной семье претерпели существенные изменения в процессе эволюции. В современной семье отсутствует четкая иерархия отношений прародителей, родителей и детей. Тенденция такова, что значение прародителей уменьшается, а роль родителей увеличивается, при этом зачастую семья живет «ради детей» (проповедуя детоцентризм), стараясь выполнять все обязанности, связанные с детьми, вплоть до их прихотей.

В настоящее время все близкие взрослые (родители и прародители) предъявляют к ребенку требования в образовательном плане, оценивают его способности и личностные качества. При этом основную финансовую нагрузку несут родители, и они определяют воспитательную стратегию в семье. Тогда передача традиций в большинстве случаев от прародителей оказывается под вопросом, им отводится роль второстепенная в принятии решений относительно не только ведения домашнего хозяйства, но и воспитания детей. У отцов и дедушек во многих семьях традиционно преобладает строгий стиль воспитания: они действуют силовыми, директивными методами, настойчиво навязывая свою систему требований. У матерей и бабушек преобладает объяснительный стиль воспитания, когда взрослый хочет пробудить в ребенке совесть, убедить его в необходимости того или иного действия, поступка, чем уравнивает как бы его в правах с собой. Анализ характера коммуникаций в семье свидетельствует, что у прародителей и детей опосредованные отношения, у родителей и детей в большей степени прямые контакты. В сфере межличностных отношений ребенка с близкими взрослыми можно увидеть, что в большинстве своем дети выбирали мать. Для детей дошкольного и младшего школьного возраста мама является наиболее референтным лицом. В подростковом и юношеском возрастах мамы могут уступить главенствующее место прародителям, особенно бабушам и дедушкам, проживающим в сельской местности, отдельно от внучат, они зачастую приобретают особую притягательность для молодого поколения в силу неосуждающего и более попустительского отношения.

Если семья живет тремя поколениями, она разделяется на три подсистемы. Первая подсистема, в которой выстраиваются тесные отношения, — родители и ребенок, дети, вторая — прародители и ребенок, дети, третья — прародители и их дети (взрослые сын / дочь и их престарелые родители). При этом даже старшеклассники зачастую выбирают в друзья бабушек и дедушек (реже), а не родителей. Анализ иерархии семейных отношений показал, что в большинстве случаев родители являются главными членами семьи, которые принимают решения относительно не только ведения домашнего хозяйства, но воспитания детей, а прародителей часто считают «отставшими от воспитательного прогресса» и отвергают их жизненный опыт.

Обобщая результаты исследования, отметим характерные признаки трансформации ценностей семьи и традиций семейного воспитания на рубеже XX–XXI веков:

  • снижение значимости института семьи, увеличение количества разводов, что обусловлено отказом от традиционной патриархальной модели семьи, смещением ценностных ориентаций современной молодежи на профессиональную деятельность и карьерный рост, личную и материальную независимость;
  • высокая степень разобщенности и, как следствие, нарушение преемственности поколений, разрушение семейных традиций, деформация семейных ценностных ориентаций, массовая безнадзорность детей, что обусловлено нуклеарным характером современной семьи, стремлением молодых семей отделиться от старшего поколения (бабушек и дедушек);
  • утрата ценности брака как союза мужчины и женщины, отвечающего требованиям человеческой природы и служащего продолжению рода, что обусловлено добрачными или внебрачными сексуальными отношениями; ростом числа незарегистрированных, так называемых гражданских («пробных») браков;
  • демографический кризис, одной из основных причин которого является снижение рождаемости (ориентация молодых семей в современной России на малодетность или намеренную бездетность).

Выводы

Исследование показало, что кризис института семьи в России носит системный характер, поскольку реальная ценность семьи девальвирована, возможно, до наиболее низкого уровня за всю историю страны (несмотря на то, что формально в структуре ценностей граждан семья доминирует).

Основная причина институционального кризиса семьи и процесса депопуляции в России заключается в трансформации традиционных устоев и системы ценностей российского общества, а также в изменении ценностных ориентаций в структуре индивидуального сознания и поведения, которые приводят к утрате ценности семьи как на институциональном уровне, так и на индивидуальном уровне, когда семья для конкретного человека выступает в качестве «убежища от жизненных невзгод и одиночества, и как остатку рая на земле».

Понимая и признавая важность полноценной, крепкой, дружной семьи для современного человека, необходимо актуализировать аксиологический аспект ее влияния на личность каждого человека. С этой целью необходимо всемерно сохранять и укреплять традиции семейного воспитания, поскольку именно они выступают эффективным способом приобщения детей и взрослых к базовым ценностям семьи и российского народа.

Источник: Абраменкова В.В. Эволюция ценностей семьи и традиций семейного воспитания // Семейное воспитание в условиях новой социальной реальности: отечественный и зарубежный опыт: коллективная монография / Под ред. И.А. Лыковой, А.А. Майера. М.: ФГБНУ «ИИДСВ РАО», 2022. С. 28–36.

Фото: сайт «Вера и время»

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»