Скоро

8 июня
Пермь, online

XVII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Будущее клинической психологии – 2023. Тревожное общество XXI века»

13 — 14 июня
Москва, online

III Научно-практическая конференция «Ценность каждого. Жизнь человека с психическими нарушениями: сопровождение, жизнеустройство, социальная интеграция»

15 — 16 июня
Москва, Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Личностные и регуляторные ресурсы человека в условиях социальных вызовов»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

22 — 24 июня
Санкт-Петербург

IX Научно-практическая конференция с международным участием «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

22 — 23 июня
Москва

II Всероссийская научно-практическая конференция «Инклюзия XXI века: теория и практика российского образования детей с особыми образовательными потребностями»

27 июня
Москва, online

Всероссийская научная конференция «Николай Иванович Жинкин — выдающийся ученый и основатель отечественной психолингвистики: к 130-летию со дня рождения»

29 — 30 июня
Online

Международная научно-практическая конференция «Социально-философские и психологические проблемы формирования безопасного образовательного пространства»

7 — 9 июля
Владивосток

XII Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

21 — 23 сентября
Арзамас

Всероссийский методологический семинар по истории психологии и исторической психологии «Арзамасские чтения – 5»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

12 — 14 октября
Москва

Всероссийская научная конференция «Человек, субъект, личность: перспективы психологических исследований», посвященная 90-летию со дня рождения А.В. Брушлинского

18 — 20 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения – 2023. Человек в современном мире: потенциалы и перспективы психологии развития»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

8 — 10 ноября
Казань

IV Всероссийская научная конференция с международным участием «Психология состояний человека: актуальные теоретические и прикладные проблемы»

9 — 10 ноября
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы психологии искусства»

10 — 11 ноября
Москва

Международный съезд психологов в сфере образования

20 — 24 ноября
Ярославль

Всероссийская конференция «Век психологии в ЯГПУ им. К.Д.Ушинского»

Весь календарь

Влияние внешнего облика супругов на развитие семейно-брачных отношений

/module/item/name

Предлагаем вниманию читателей фрагмент коллективной монографии «Социальная психология внешнего облика: теоретические подходы и эмпирические исследования» под научной редакцией В.А. Лабунской, Г.В. Серикова, Т.А. Шкурко «Влияние внешнего облика супругов, его ценности, значимости на становление и развитие семейно-брачных отношений разного типа».

Внешний облик партнеров имеет различную ценность и значимость на различных этапах брака. В большинстве исследований, посвященных изучению внешнего облика супругов, фиксируется его роль при выборе брачного партнера (Gui, 2017; Zajonc, Adelmann, Murphy, Niedenthal, 1987; Анташко, 2012; Дементий, Варлашкина, 2010 и др.). Так, в исследовании Т. Gui (Gui, 2017), проведенном в больших городах Китая, показано, что более молодой возраст и привлекательный внешний облик считаются активами для женщин, для мужчин же капиталом считается образование и более высокий доход. В работе Л.И. Дементий и Е.А. Варлашкиной (2010), посвященной выявлению специфики представлений о внешней привлекательности, обусловленных особенностями русской культуры, на материале анализа русских пословиц и поговорок («Девка красна до замужества», «Коса — девичья краса» и т.п.) также фиксируется «непродолжительность периода внешней привлекательности женщин и его конечность (до замужества)» (там же, с. 252).

В работе Ю.А. Анташко (2012) на большой выборке московских студентов (400 человек в возрасте от 18 до 25 лет) изучался образ идеального романтического партнера. Факторный анализ различных его характеристик показал, что параметры внешнего облика партнера вошли в один из восьми основных факторов, названный автором «общая привлекательность и открытость». Последующий анализ значимости выделенных факторов для молодых людей показал, что в «особо важные» факторы вошли «ориентация на партнера» и «сила»; в категорию «значимые факторы» — «общая привлекательность и открытость», «терпение»; в категорию факторов «средней значимости» вошли «вежливость и дисциплина», «гедонизм и стимуляция», «самодостаточность»; наименее важным оказался фактор «без вредных привычек». Обнаружены гендерные различия в приоритетных характеристиках потенциального брачного партнера у мужчин и женщин, подтверждающие аналогичные различия, полученные в зарубежных исследованиях. Женщины ориентированы на параметры «ориентация на партнера» (по этому фактору между мужчинами и женщинами нет различий, он одинаково важен и для тех, и для других), «сила», «самодостаточность», затем «общая привлекательность», на последнем месте — «отсутствие вредных привычек». Для мужчин, помимо фактора «ориентация на партнера», в приоритете «общая привлекательность», затем «сила», на последнем месте — «самодостаточность». Анализ значимости различий показал, что для мужчин более значимы факторы «без вредных привычек» и «общая привлекательность и открытость», для женщин — «самодостаточность» и «сила».

Интересна в данном контексте работа экономистов Я.М. Рощиной и С.Ю. Рощина «Брачный рынок в России: выбор партнеров и факторы успеха» (Рощина, Рощин, 2006). В ней предпринят экономический подход к заключению и расторжению брака. Он предполагает рассмотрение поведения потенциальных брачных партнеров как поведение на «брачном рынке», а заключение ими брака — как экономическую сделку, как экономическое решение. Форма контракта соотносится с типом брака, выбранным супругами (например, зарегистрированный брак / незарегистрированный брак / гостевой брак), его длительностью, условиями его расторжения, санкциями за нарушение условий договора и т.п. При этом подходе в качестве детерминант выбора партнера для заключения брака, помимо экономических параметров (уровень дохода, профессиональный статус, тип занятости), рассматриваются также и его социальные, демографические, физические характеристики. Авторы в качестве теоретического обоснования данного подхода приводят концепцию Г. Беккера (2003), в рамках которой внешний облик участников брачного рынка является такой их характеристикой, которая повышает их рыночные качества. Авторы обсуждают эмпирическую модель вступления в брак, в которой, наряду с полом, возрастом, образованием, доходом, зарплатой, здоровьем, национальностью, «оптимизмом» и ценностями, в качестве детерминант модели выступает внешний облик. С точки зрения экономической теории брака, высокие значения параметров «доход» (для мужчин) и «красота» (для женщин) снижают вероятность развода и, в случае если он все-таки произошел, повышают вероятность повторного брака.

На обширном материале Российского мониторинга экономики и здоровья за 9 лет (с 1995 по 2003 годы) авторами проведен анализ факторов, влияющих на вероятность вступления в брак. Для сопоставления характеристик супругов и проверки гипотезы о выборе брачного партнера по сходству (или различию) авторами из общего массива данных были отобраны 900 пар, которые вступили в зарегистрированный или незарегистрированный брак в течение изучаемого периода. Из 24 характеристик супругов, данные которых имелись для анализа у авторов исследования (их социально-демографические, профессиональные, экономические характеристики, самооценки своего материального положения и статуса, привычки), нами были отобраны 5 характеристик, которые можно отнести к параметрам внешнего облика, а именно: вес, рост, избыточный вес (вес/рост–100); «носит ли очки»; возраст. Первые три характеристики относятся к устойчивым компонентам внешнего облика, к «физическому» внешнему облику, к особенностям телосложения человека; четвертая характеристика — к среднеустойчивому компоненту, к оформлению внешнего облика. Проведенный авторами расчет парных корреляций всех 24 характеристик показал, что 22 из них (включая все характеристики, относящиеся к внешнему облику) имеют положительную корреляцию, что интерпретировано авторами как склонность мужчин и женщин к подобию (в том числе подобию параметров внешнего облика), а не к комплементарности при выборе брачного партнера. Относительно связи возраста жены и доходов мужа была получена обратно пропорциональная связь: авторы пишут о том, что высокий доход мужа как бы «обменивается» на молодость жены. Проведенный регрессионный анализ данных, полученных на выборке в 12698 респондентов, касающихся вероятности вступления в брак, показал, что наиболее высокие шансы вступить в брак имеют рослые мужчины крепкого телосложения. Это доказывает тот факт, что внешний облик является весьма серьезным «брачным капиталом» мужчины, наряду с уровнем его дохода и другими характеристиками. При этом авторы не обнаружили аналогичной закономерности на выборке женщин. Рост и фигура женщин не являются значимыми параметрами, влияющими на вступление в брак.

Рассмотренный выше экономический подход к выбору супруга, при котором внешний облик участников брачного рынка является «ресурсом», «капиталом», своеобразной «инвестицией» в общее дело, имеет сторонников среди психологов. Широко известна теория элементарного социального поведения Д. Хоманса (1984), в которой социальное взаимодействие рассматривается как обмен материальными и нематериальными ценностями. Для анализа социального взаимодействия человека используются термины «плата» (издержки взаимодействия) и «выгода» (разница между вознаграждением и издержками). В рамках данной концепции траты мужчин / женщин на коррекцию / омоложение своего внешнего облика могут быть рассмотрены как издержки, а получаемые в результате увеличение привлекательности, изменение статуса и, в конечном итоге, повышение вероятности вступить в брак — как вознаграждение. Л.Я. Гозман* (1987) на основе значительного массива данных, полученных отечественными и зарубежными исследователями, выделяет теорию фильтров, которая «характеризуется все большим «учетом» внутреннего мира другого человека. … партнер воспринимается вначале как объект, носитель определенных свойств, и лишь потом формируется отношение к нему как к субъекту, с которым создается общая (совместная) картина мира» (Гозман*, 1987, с. 101). При прохождении первого фильтра (на первом этапе развития отношений, этапе знакомства, этапе возникновения аттракции) человек предстает как объект, обладающий определенными характеристиками (в первую очередь, визуально воспринимаемыми параметрами внешнего облика), которые оцениваются другим человеком в зависимости от их социальной ценности, особенностей социальной ситуации и самого субъекта отношений. На втором фильтре играет роль определенный уровень сходства между партнерами, который, по мнению Л.Я. Гозмана*, необходим для обеспечения их психологической безопасности. На следующем этапе развития отношений в паре (следующем фильтре) возникает необходимость в совместной деятельности и «ролевом» соответствии. Л.Я. Гозман* подчеркивает, что, по мере развития отношений в паре их детерминация все больше и больше индивидуализируется.

Приведенные выше результаты современных исследований показывают, что на ранних этапах развития семейно-брачных отношений внешний облик партнеров играет значительную роль. Также в ряде работ (Евтух, 2016; Иванченко, Щепина, 2014; Ma-Kellams, Wang, Cardiel, 2017) фиксируется различная значимость привлекательного внешнего облика в зависимости от стажа совместной жизни супругов.

В исследовании Т.В. Евтух (2016) показано, что для супружеских пар, состоящих в браке меньшее количество времени (7–9 лет), значимость внешней привлекательности супруга выше, чем для партнеров, находящихся в более длительных отношениях (13–16 лет). При этом на выборке мужчин, находящихся в браке 7–9 лет, обнаружена обратно пропорциональная взаимосвязь между значимостью внешней привлекательности партнера и удовлетворенностью браком. Менее удовлетворены браком те мужчины, для которых в качестве приоритетной семейной ценности выступает внешняя привлекательность партнера. Обсуждая вопрос ассортативности супругов (совпадения различных характеристик у мужа и жены), авторы приводят такие данные: у пар со стажем 7–9 лет нет совпадений по семейной ценности «внешняя привлекательность», а у пар с более длительным стажем отношений выявлены внутрипарные сходства по представления супругов о значимости в семейной жизни внешней привлекательности партнеров.

В работе В.А. Иванченко и В.В. Щепиной (2014) обнаружено, что привлекательность собственного внешнего облика и внешнего облика партнера более важны на первых годах совместной жизни для женщин, чем для мужчин. На последующем этапе (этапе освоения родительских ролей) различия между мужчинами и женщинами обнаружены только на уровне притязаний, а не ожиданий от партнера. Так, для женщин становится более важна ценность своего внешнего облика, она уже не ожидает от мужчины, что он будет соответствовать моде и образцам внешнего облика.

В исследовании Л.В. Карапетян и Я.В. Жильцовой (2009) на достаточно большой выборке супружеских пар (недифференцированных с точки зрения стажа брака) также показано, что женщины в большей степени, чем мужчины, озабочены своей внешней привлекательностью для супруга.

При этом в работе К. Ма-Келламс с коллегами (2017) продемонстрировано, что оцениваемые как наиболее привлекательные мужчины находятся в браке более короткие сроки и чаще остальных разводятся с супругами. В проведенной авторами серии исследований с участием более чем 650 респондентов было доказано, что привлекательный внешний облик предсказывает вероятность распада отношений, а также большую уязвимость к угрозам отношений (склонность к выбору альтернативных отношений).

Также в работе J.K. McNulty с коллегами (2008) относительная разница между уровнями привлекательности партнеров оказалась наиболее важной для прогнозирования семейного поведения: так, оба супруга вели себя более позитивно в отношениях, в которых жены были более привлекательными, чем их мужья, и более негативно в отношениях, в которых мужья были более привлекательными, чем их жены.

В ряде работ показано, что отношение к внешнему облику партнера является прогностическим «маркером» различных нарушений в функционировании семьи. Так, S. Alirezaei с коллегами (2018) показано, что удовлетворенность / неудовлетворенность внешностью супруга является одним из факторов, влияющих на сексуальную дисфункцию у бесплодных женщин. S. Pournaghash-Tehrani (2011) обнаружил, что отношение к внешнему облику жены участвует в прогнозировании реакции мужчин на насилие со стороны супруги.

Также изучается роль внешнего облика партнеров в удовлетворенности браком (Твердоступ, 2014). На супружеских парах в возрасте до 30 лет, находящихся в браке в среднем 5 лет, обнаружена взаимосвязь удовлетворенности браком (как мужчин, так и женщин) и согласованности супругов по параметру значимости семейной ценности «внешняя привлекательность». Оказалось, что согласованность по данному параметру семейных ценностей имеет самую высокую значимость взаимосвязи с удовлетворенностью, чем какая-либо другая семейная ценность (значимыми оказались также связи с согласованностью в области родительско-воспитательных ценностей, ценностей общности интересов и ценности эмоциональной поддержки в браке).

Кроме того, в исследованиях фиксируется связь между самооценками внешнего облика мужей и жен, а также между самооценками внешнего облика мужей / жен и оценками их внешнего облика другим супругом (Oh, Damhorst, 2008). Эта закономерность была выявлена на пожилых парах (старше 60 лет).

Подводя итог проведенному обзору современных исследований, можно заключить, что на этапе знакомстве, развития отношений в паре, при принятии решения о заключении брака, на различных этапах брака внешний облик, оценка его привлекательности, ценности и значимости (как своего внешнего облика, так и партнера) играют исключительно важную роль. Учеными обнаружен ряд закономерностей:

  1. совпадение формальных оценок параметров внешнего облика (особенностей телосложения) мужчин и женщин, вступающих в брак. Также на пожилых парах (старше 60 лет) обнаружена связь между самооценками внешнего облика мужей и жен, а также между самооценками внешнего облика мужей / жен и оценками их внешнего облика другим супругом. Пары с более длительным стажем отношений обнаруживают сходство представлений о значимости в семейной жизни внешней привлекательности партнеров;
  2. имеются гендерные различия в оценке значимости привлекательного внешнего облика потенциального партнера: для мужчин привлекательность внешнего облика потенциального брачного партнера является наиболее значимой его характеристикой, а для женщин — не такой значимой (более значимы «самодостаточность» и «сила»). При этом привлекательность собственного внешнего облика и внешнего облика партнера более важны на первых годах совместной жизни для женщин, чем для мужчин. Также обнаружен парадокс: для мужчин особенности телосложения (рост, вес) участвуют в прогнозировании вероятности его вступления его в брак, а для женщин эта характеристика является несущественной;
  3. обнаружена динамика ценности привлекательного внешнего облика в связи со стажем брака: она снижается с ростом продолжительности отношений в браке;
  4. для прогнозирования динамики отношений в паре имеют значение привлекательность внешнего облика, особенно для мужчин (чем более привлекателен внешний облик, тем большая вероятность распада отношений и уязвимость его носителя к угрозам отношений); а также относительная разница между уровнями привлекательности партнеров (наиболее благоприятный прогноз имеют пары, в которых жены более привлекательны, чем их мужья, наименее благоприятный — в которых мужья более привлекательны, чем их жены). В целом, отношение к внешнему облику партнера является прогностическим «маркером» различных нарушений в функционировании семьи;
  5. высока роль внешнего облика партнеров в удовлетворенности браком: чем выше согласованность супругов по значимости семейной ценности «внешняя привлекательность», тем они более удовлетворены браком. Также менее удовлетворены браком те мужчины, для которых в качестве приоритетной семейной ценности выступает внешняя привлекательность партнера (обнаружено на выборке мужчин, находящихся в браке 7–9 лет).

Отдельный блок научных исследований посвящен анализу специфики ценности, значимости внешнего облика в контексте семейно-брачных отношений разных типов. Так, в диссертационном исследовании П.М. Хозяиновой (2018) обнаружены значимые различия семейных ценностей женщин в полных и неполных (одинокие матери) семьях. Так, для матерей, воспитывающих ребенка в неполной семье, ценность внешней привлекательности значительно выше, чем для женщин из полной семьи; при этом различия по этому виду семейных ценностей — самое значительное из всего перечня изучаемых семейных ценностей. Также обнаружены различия ценности привлекательного внешнего облика как на уровне ожиданий (от партнера), так и притязаний (стремление женщины самой соответствовать стандартам моды и красоты, иметь привлекательный внешний облик). На наш взгляд, эти данные можно в контексте изучаемой проблематики интерпретировать двояко: с одной стороны, для одиноких матерей, находящихся опять на этапе выбора нового брачного партнера, ценность его и своего внешнего облика повышается; с другой стороны, повышение ценности внешней привлекательности можно расценить как косвенный признак личностной незрелости одиноких матерей. Данное предположение отчасти подтверждается результатами исследования автора. Обнаружено, что ценность привлекательного облика на уровне притязаний (то есть ожидание внешней привлекательности от партнера) в выборке одиноких матерей связана с такими переменными, как требовательность, контроль, тревога за ребенка и последовательность; а в группе женщин из полной семьи никак не связана с изучаемыми личностными переменными.

В работе А.И. Тащевой и Л.Е. Киреевой (2011) получены интересные данные относительно ценности внешней привлекательности в системе ролевых ожиданий / притязаний супругов из «некарьерных» и «двухкарьерных» браков. Так, для того и другого типа брака ценность внешней привлекательности является одной из самых важных семейных ценностей на уровне ожиданий: для «некарьерного» брака это «эмоционально-психотерапевтическая ценность» (93% супругов имеют высокие показатели по данной шкале) и «внешняя привлекательность» (85%); для супругов из «двухкарьерного» брака на первых двух местах «социальная активность» (88%) и «внешняя привлекательность» (85%).

Значимые различия получены на уровне притязаний супругов. Для супругов из изучаемых двух типов брака ценность привлекательного внешнего облика является одной из двух доминирующих, наряду с «социальной» активностью», при этом интенсивность ее выраженности различается. В «некарьерном» браке высокие показатели по ценности «социальная активность» характерны для 90% супругов, по ценности «внешней привлекательности» — для 58%; для супругов из «двухкарьерного» брака — 100% и 83%, соответственно. Значимость различий доказана авторами статистически. Также авторы с помощью регрессионного анализа доказали влияние данной семейной ценности (на уровне притязаний) на удовлетворенность браком (F=5,71 при р=0,02).

Также нами обнаружены интересные данные (Крылова, 2013) о выраженности ценности внешнего облика в супружеских парах, находящихся в зарегистрированном (имеет названия в литературе «официальный», «законный», «юридический») и незарегистрированном («фактический», «гражданский» брак, «незарегистрированное сожительство» (Ковалева, 2009)) браке. У супругов, состоящих в незарегистрированном браке, ценность внешней привлекательности выше как на уровне ожиданий, так и на уровне притязаний.

Таким образом, рассмотренные выше исследования фиксируют различную ценность, значимость привлекательного внешнего облика в семейно-брачных отношениях различного типа: полные семьи / одинокое материнство, «некарьерные» / «двухкарьерные» браки, зарегистрированный / незарегистрированный брак. Обнаружено, что для супругов, ориентированных на карьеру, на расширение социальных контактов и связей; для одиноких матерей; супругов в незарегистрированном браке возрастает значимость внешней привлекательности вообще и, в первую очередь, ориентированность на свою внешнюю привлекательность. Как писал М.М. Бахтин о внешнем облике: «…моя внешность, только другим видимая и для других существующая» (Бахтин, 1986, с. 127). Каждый из вышеназванных типов семейно-брачных отношений предполагает семью как открытую систему с точки зрения социальных контактов и связей: одинокое материнство предполагает привлечение других членов семьи для восполнения тех или иных семейных функций, а также повторный брак; двухкарьерный брак предполагает параллельную профессиональную карьеру супругов; незарегистрированный брак является формой брака, в которой «свобода личных интересов превышает интересы пары в целом» (Гаврилова, 2010, с. 176). То есть с включением в систему отношений брачных партнеров других людей или даже воображаемых других, возможных других (как в случае с гражданским браком) возрастает ценность, значимость внешнего облика.

Проведенный анализ позволяет также констатировать, что отношение к своему внешнему облику и внешнему облику партнера в контексте легитимизации отношений в паре (зарегистрированный брак / незарегистрированный брак) практически не изучено. При этом современное состояние института брака таково, что доля незарегистрированных брачных союзов увеличивается, а популярность традиционного зарегистрированного брака падает (Heuveline, Timberlake, 2004; Ковалева, 2009; Лежнина, 2016). Также мало данных о взаимосвязях отношений супругов к своему внешнему облику и внешнему облику партнера с другими элементами системы отношений: к себе, другим людям, миру, а также социальными потребностями...

Источник: Социальная психология внешнего облика: теоретические подходы и эмпирические исследования: коллективная монография / под научной редакцией проф. В.А. Лабунской, доц. Г.В. Серикова, доц. Т.А. Шкурко. Ростов-на-Дону: Мини-Тайп, 2019. С. 194–205.

* Леонид Яковлевич Гозман признан иноагентом (6 мая 2022 года его имя внесено в реестр иностранных средств массовой информации и лиц, выполняющих функции иностранного агента, на сайте Министерства юстиции Российской Федерации) — прим. ред.

Опубликовано 6 марта 2023

В статье упомянуты

Материалы по теме

Особенности семейных ценностей представителей различных поколений
17.05.2023
Методика изучения супружеских отношений на основе идей гендерного подхода
15.05.2023
Е.В. Иоффе о сексуальности и виртуальной реальности
16.03.2023
Особенности материнского отношения в связи с формированием ценностных ориентаций современных подростков
08.03.2023
Демографическая ситуация в контексте (не)здоровья, (не)безопасности и психологического (не)благополучия женщин
10.02.2023
Межпоколенная трансмиссия ценностей в современном поликультурном мире
13.01.2023
«Непустеющие гнёзда»: родительские семьи с «детьми-бумерангами»
30.10.2022
Семейное предательство: человек — семья — общество
28.09.2022
Нормы женского поведения: традиционная и современная модели
15.05.2022
Конфликт поколений: вчера, сейчас и всегда!
18.05.2023
О факторе телесности в проживании беременности и материнства
16.05.2023
Скованные одной цепью: Мать и дитя. Травма и любовь
13.04.2023

Комментарии

Оставить комментарий:

6 июня 2023 , вторник

В этот день

Скоро

8 июня
Пермь, online

XVII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Будущее клинической психологии – 2023. Тревожное общество XXI века»

13 — 14 июня
Москва, online

III Научно-практическая конференция «Ценность каждого. Жизнь человека с психическими нарушениями: сопровождение, жизнеустройство, социальная интеграция»

15 — 16 июня
Москва, Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Личностные и регуляторные ресурсы человека в условиях социальных вызовов»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

22 — 24 июня
Санкт-Петербург

IX Научно-практическая конференция с международным участием «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

22 — 23 июня
Москва

II Всероссийская научно-практическая конференция «Инклюзия XXI века: теория и практика российского образования детей с особыми образовательными потребностями»

27 июня
Москва, online

Всероссийская научная конференция «Николай Иванович Жинкин — выдающийся ученый и основатель отечественной психолингвистики: к 130-летию со дня рождения»

29 — 30 июня
Online

Международная научно-практическая конференция «Социально-философские и психологические проблемы формирования безопасного образовательного пространства»

7 — 9 июля
Владивосток

XII Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

21 — 23 сентября
Арзамас

Всероссийский методологический семинар по истории психологии и исторической психологии «Арзамасские чтения – 5»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

12 — 14 октября
Москва

Всероссийская научная конференция «Человек, субъект, личность: перспективы психологических исследований», посвященная 90-летию со дня рождения А.В. Брушлинского

18 — 20 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения – 2023. Человек в современном мире: потенциалы и перспективы психологии развития»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

8 — 10 ноября
Казань

IV Всероссийская научная конференция с международным участием «Психология состояний человека: актуальные теоретические и прикладные проблемы»

9 — 10 ноября
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы психологии искусства»

10 — 11 ноября
Москва

Международный съезд психологов в сфере образования

20 — 24 ноября
Ярославль

Всероссийская конференция «Век психологии в ЯГПУ им. К.Д.Ушинского»

Весь календарь
6 июня 2023 , вторник

В этот день

Наталья Львовна Москвичева празднует юбилей! Поздравить!

Ирина Владимировна Дубровина празднует день рождения! Поздравить!

Алексей Николаевич Гусев празднует день рождения! Поздравить!

Игорь Эльбрусович Марзаев празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Викторовна Александрова празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

8 июня
Пермь, online

XVII Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Будущее клинической психологии – 2023. Тревожное общество XXI века»

13 — 14 июня
Москва, online

III Научно-практическая конференция «Ценность каждого. Жизнь человека с психическими нарушениями: сопровождение, жизнеустройство, социальная интеграция»

15 — 16 июня
Москва, Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Личностные и регуляторные ресурсы человека в условиях социальных вызовов»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

22 — 24 июня
Санкт-Петербург

IX Научно-практическая конференция с международным участием «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

22 — 23 июня
Москва

II Всероссийская научно-практическая конференция «Инклюзия XXI века: теория и практика российского образования детей с особыми образовательными потребностями»

27 июня
Москва, online

Всероссийская научная конференция «Николай Иванович Жинкин — выдающийся ученый и основатель отечественной психолингвистики: к 130-летию со дня рождения»

29 — 30 июня
Online

Международная научно-практическая конференция «Социально-философские и психологические проблемы формирования безопасного образовательного пространства»

7 — 9 июля
Владивосток

XII Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

21 — 23 сентября
Арзамас

Всероссийский методологический семинар по истории психологии и исторической психологии «Арзамасские чтения – 5»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

12 — 14 октября
Москва

Всероссийская научная конференция «Человек, субъект, личность: перспективы психологических исследований», посвященная 90-летию со дня рождения А.В. Брушлинского

18 — 20 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения – 2023. Человек в современном мире: потенциалы и перспективы психологии развития»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

8 — 10 ноября
Казань

IV Всероссийская научная конференция с международным участием «Психология состояний человека: актуальные теоретические и прикладные проблемы»

9 — 10 ноября
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы психологии искусства»

10 — 11 ноября
Москва

Международный съезд психологов в сфере образования

20 — 24 ноября
Ярославль

Всероссийская конференция «Век психологии в ЯГПУ им. К.Д.Ушинского»

Весь календарь