16+
Выходит с 1995 года
21 мая 2024
Поздравляем Марка Евгеньевича Бурно!

14 марта 2024 года юбилей доктора медицинских наук, профессора, психиатра и психотерапевта Марка Евгеньевича Бурно. Марк Евгеньевич автор оригинальной классификации характеров на основе введенного им понятия мироощущения, он описал психопатологический симптом тревожных сомнений и его принципиальные отличия от навязчивых сомнений навязчивых. И создал уникальный метод-школу психотерапии — метод Терапии творческим самовыражением (ТТСБ), основатель Центра терапии творческим самовыражением (ТТСБ) с региональными отделениями в России и за рубежом и Реалистического психотерапевтического театра-сообщества для пациентов с трудностями общения. Автор уникальной психотерапевтической прозы и пьес. В течение многих лет Марк Евгеньевич преподавал на кафедре психотерапии, медицинской психологии и сексологии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования, стал основателем традиции ежегодных Консторумских чтений, возглавлял Комитет модальностей Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги и сейчас — его почетный председатель. Марка Евгеньевича Бурно поздравляют коллеги и ученики...

***

Борис Аркадьевич Воскресенский, доцент, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психиатрии и медицинской психологии лечебного факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова, доцент Свято-Филаретовского института, преподаватель центра дополнительного образования факультета психологии Российского православного университета святого Иоанна Богослова:

Марк Евгеньевич Бурно — совершенно особый, уникальный феномен современной психиатрии и психотерапии. Используя это могущее показаться суховатым слово, вкладываю в него противоположное качество, лучше будет сказать, противоположные проявления — безграничное многообразие, неисчерпаемость форм его творческой деятельности, многогранную душевную щедрость, уникальный жизненный — духовный опыт.

Академический — в лучшем смысле — клиницизм — исследование болезненных переживаний и переживаний больного (что далеко не одно и то же), самобытнейшая психотерапия творческим самовыражением, психотерапевтически и общекультурно-ориентированное литературное творчество, создание психотерапевтического театра, работы по истории психиатрии, психотерапии, мировой культуры, необъятная медико-преподавательская и просветительская деятельность, открытость для личного общения, каждое из которых всегда заканчивается для собеседника значимыми внутренними открытиями, — вот лишь далеко не полный перечень направлений деятельности Марка Евгеньевича.

Не сомневаюсь в том, что не только я, но абсолютно все, даже совсем немного знающие о Марке Евгеньевиче, желают ему здоровья, благополучия, по-прежнему не иссякающей творческой активности. А мы, дорогой Марк Евгеньевич, будем продолжать учиться у Вас, брать с Вас пример.

***

Виктор Викторович Макаров, профессор, доктор психологических наук, заведующий кафедрой психотерапии и клинической психологии Российской медицинской академии последипломного образования, президент Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги и саморегулируемой организации «Ассоциация развития психотерапевтической и психологической науки и практики «Союз психотерапевтов и психологов», главный редактор журналов «Психотерапия», «Вопросы ментальной медицины и экологии», «Psychotherapy World monthly practice and research journal», «Профессиональной психотерапевтической газеты»:

Знаю Марка Евгеньевича очень давно. Наверно, более 40 лет. Можно ли сказать, что я знаю его хорошо? Нет, этого сказать нельзя. Психотерапевт должен быть тонко чувствующим и чувствительным. Марк Евгеньевич, несомненно, самый тонко чувствующий и чувствительный. И фантастически скромный и застенчивый. Помню такой эпизод. Я конкурировал за кафедру психотерапии ЦОЛИУВ. Это была самая большая и официально главная кафедра в Советском Союзе, а затем Российской Федерации. Марк Евгеньевич работал много лет доцентом. Ему не дали защитить докторскую диссертацию и он оставил это занятие, отказываясь что-либо предпринимать. Я подробно изложил ему мой план развития кафедры. А затем сообщил ему, что условие моего прихода — если он защитит докторскую диссертацию и станет по праву профессором. Он сомневался, сомневался, сомневался и затем согласился. Его защита состоялась в институте имени В.М. Бехтерева в Санкт-Петербурге. На заседании диссертационного совета председательствовал заместитель директора института, профессор Юрий Васильевич Попов. Он изучил работу и вклад Марка Евгеньевича в психотерапию и, объявив защиту, не садился, слушал стоя доклад соискателя.

А затем Марк Евгеньевич говорил, конечно, что он и его работа не стоят такого высокого и публичного признания.

И ещё случай. На генеральном собрании Европейской ассоциации психотерапии в Лондоне случилась такая история. Мой тренинг поставили в одно время с общим собранием и очень далеко от места проведения общего собрания. Пока я проводил тренинг, по инициативе украинских, литовских и латвийских психотерапевтов общее собрание проголосовало за исключение полимодальной психотерапии из числа европейских методов психотерапии. Нам больше не выдавали европейских сертификатов психотерапевтов по этому единственному признанному ЕАП методу российского происхождения. Марк Евгеньевич, не обсуждая ни с кем, самостоятельно и скрытно написал большой убедительный текст о научных и фундаментальных корнях нашей психотерапии, лично передал этот текст генеральному секретарю ЕАП профессору Альфреду Притцу, разъяснил ему ситуацию. И на ближайшем собрании ЕАП мы были восстановлены в наших правах.

И ещё. Я только начинал работать на кафедре, а это было 25 лет тому назад. С удивлением обнаружил, что в конце встречи театра пациентов Марк Евгеньевич подходит к каждому из 25 человек и дает жетон на метро. И так каждую неделю.

Уже несколько лет Марк Евгеньевич на пенсии. Никому не удалось отговорить его и остаться на кафедре. Он активно работает. Публикуется, выполняет просьбы, общается с сотрудниками.

***

Татьяна Евгеньевна Гоголевич, кандидат медицинских наук, практикующий психотерапевт-реабилитолог, врач-психотерапевт ГБУЗ СО «Тольяттинский психоневрологический диспансер», член Профессиональной психотерапевтической лиги, Союза писателей России, Союза российских писателей:

Марк Евгеньевич Бурно — врач-психиатр и психотерапевт, педагог, писатель, доктор медицинских наук, профессор, почётный руководитель Комитета модальностей (методов психотерапии) Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, автор клинико-психотерапевтического метода «Терапия творческим самовыражением (М.Е. Бурно)» (ТТСБ), основатель клинического театра-сообщества в психиатрии, автор нескольких сотен публикаций, среди которых 7 монографий, дорабатываемых на протяжении нескольких десятков лет и выдержавших по 4–6 переизданий, пособия с примерами живой практики, многочисленные статьи; взыскательный и бережный редактор и автор практических руководств, каждое из которых представляет собой энциклопедию ТТСБ; основатель и на протяжении многих лет главный организатор ежегодной научно-практической конференции «Консторумские чтения» (проводятся на кафедре психотерапии и клинической психологии РМАНПО, соорганизатор — Независимая психиатрическая ассоциация России) в память об отечественном психиатре-психотерапевте С.И. Консторуме; автор уникальной психотерапевтической прозы и пьес; автор и редактор литературных сборников Российского общества медиков-литераторов, в которых также печатались его пациенты. В 2019 году сетевой научный журнал «Медицинская психология в России» присудил Марку Евгеньевичу Бурно награду «Раненый целитель», вручаемую «за выдающиеся достижения в области отечественной медицинской (клинической) психологии». 31 марта 2023 г. Международная академия научной психотерапии, созданная в Казахстане, присвоила М.Е. Бурно статус Почётного академика научной психотерапии.

Вся жизнь Марка Евгеньевича, родившегося и выросшего в семье психиатров и до 20-ти лет жившего с родителями на территории Больницы Кащенко в доме для сотрудников, посвящена психиатрии и психотерапии — «терапии средствами души», как говорил Марк Евгеньевич на лекциях врачам-курсантам. «Бывало, в детстве, собирал жуков и разговаривал с душевнобольными в саду отделения, которым заведовала мать», –рассказывал он о себе. «Смолоду хотелось психотерапевтически помочь людям с более или менее сложным, тягостным переживанием своей неполноценности». До поступления в институт работал санитаром в остром отделении ПКБ №1 им. П.П. Кащенко, последние годы учёбы фельдшером-воспитателем в детском отделении там же.

Марк Евгеньевич — врач с официальным 54-летним стажем (по сути, его лечебная работа продолжается по настоящее время), из них в течение 47 лет преподавал на кафедре психотерапии Центрального института усовершенствования врачей (позднее — Российская медицинская академия последипломного образования, ныне — Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования). По методу ТТСБ, и в том числе под руководством М.Е. Бурно, защищены 16 диссертаций (знакомые мне; возможно, их число больше).

Терапия творческим самовыражением (М.Е. Бурно) — естественно-научный клинико-психотерапевтический отечественный метод, базирующийся на традициях клинической классической психотерапии (ККП). Сущность ТТСБ основывается на клинической картине конкретного пациента, прежде всего дефензивного, диктуется его индивидуальными защитными силами и заключается в том, чтобы помочь человеку сообразно его природным душевным, духовным особенностям найти смысл своего существования, стать творческим собою, по возможности творчески выразить себя в общественной жизни. Целебный механизм ТТСБ — вдохновение, различно ощущаемое разными характерологическими основами.

ТТСБ создавалась для российских пациентов — сложно-дефензивных, психастенических и психастеноподобных пациентов, выросших на почве нравственной, совестливой, сострадательной российской духовной культуры. Психастеничность, психастеноподобность характерна вообще для русской природы, русской души; налет психастеноподобности част и в других характерологических радикалах людей, родившихся и (или) выросших здесь. Потому и многим моим аутистическим психастеноподобным пациентам ТТСБ глубинно созвучна. Настоятельно тут рекомендую статью М.Е. Бурно «О душевных свойствах пациентов, предрасположенных к самобытной русскоязычной (русской) психотерапии» (2010), в том числе опубликованную в 4-м издании «Терапии творческим самовыражением» М.Е. Бурно (2012, с. 408–414).

Согласна с Марком Евеньевичем: ККП (продолжением-развитием которой является ТТСБ) традиционна для России, где большинство российских страдающих психотерапевтических пациентов исторически не восприимчиво к «теоретической», «прагматической», психологически-ориентированной психотерапии. Здесь больше подходит опыт работы, накопленный отечественной одухотворенной ККП, ККП Корсакова, Ганнушкина, Консторума, в свое время обогащенной опытом немецкой ККП первой половины XX века (Крепелин и особенно Эрнст Кречмер). Позднее отечественная ККП развивалась сама по себе, а западная психотерапия стала главным образом теоретически-психологической.

Терапия творческим самовыражением (М. Е. Бурно) приобретает особенную ценность в наше время и как клиническая психотерапия посреди всё большей психологизации психотерапии, и как терапия духовной культурой на фоне последних жестких событий в мире, обесценивания личности и собственно человеческой жизни; всё меньше участвует современная духовная культура в общественной педагогике, психотерапии, психопрофилактике.

Близко знала Марка Евгеньевича Бурно в период 1993–2000 гг. (годы моей аспирантуры на кафедре психотерапии РМАПО, а также год до и после). Марк Евгеньевич был моим научным руководителем; в начале 1999-го года я защитила кандидатскую диссертацию по теме «Краткосрочная Терапия творческим самовыражением пациентов с шизоидной и психастенической психопатиями в стадии декомпенсации». Посчастливилось присутствовать на группах терапии творческим самовыражением для врачей-курсантов и пациентов, сеансах гипноза, проводимых Марком Евгеньевичем для пациентов перед лечебной группой, репетициях и выступлениях реалистического психотерапевтического театра-сообщества для пациентов, великолепных открытых клинических разборах на базе ПКБ №3 им. В.А. Гиляровского.

На группах пациентов Марку Евгеньевичу тогда помогала психотерапевтическая медсестра Елизавета Юльевна Будницкая, ныне покойная. Жива в душе приветливая обстановка психотерапевтической гостиной Марка Евгеньевича тех лет, со многими картинами, написанными людьми разных характеров, с разномастными, но такими удобными стульями и креслами, разноцветными чашками на разный вкус и большим самоваром. Слайд-проектор, светящееся окно слайда на экране. Бабочки огня над высокими свечами, теплый свет на лицах.

Красиво вёл Марк Евгеньевич группы! Ощущение полной естественности, непринужденности, и — ни одного лишнего слова, ни одной неверной интонации: каждое занятие — гениально сыгранная симфония. Строгий к себе и коллегам, с пациентами бесконечно мягкий и терпеливый; таким он был и остается.

Группы ТТСБ, психотерапевтический театр-сообщество, психотерапевтическая проза (рассказы, повести и пьесы) М.Е. Бурно — все это составляет часть психотерапевтического воспитания-лечения, тонко проработанного, наполненного любовью и смыслом. За всем этим стоят великий труд, незаурядный ум, душевные особенности и природный дар самого Марка Евгеньевича.

Как ученик Марка Евгеньевича, среди многих подробностей нашего общего одухотворенного лечебного дела главным выделяю его отношение к больным, врачебный безукоризненный такт, умение держать волшебную дистанцию, проходя по грани золотого сечения, а наипервейшим среди этого — удивительное уважение автора метода ТТСБ к личности пациента.

Высоко оцениваю психотерапевтическую прозу Марка Евгеньевича Бурно. По нравственной ценности, интеллигентности, корректности изложения богатого жизненного, врачебного, клинически достоверного материала М.Е. Бурно встает в один ряд с В.В. Вересаевым и А.П. Чеховым. Но проза М.Е. Бурно уникальна: она целебна. Об этом не раз говорили мне мои пациенты, и я сама, читая психотерапевтические тексты Марка Евгеньевича, ощущаю целебную тонкость, особенное ненавязчивое врачебное присутствие, облачное ощущение света, которое было и на занятиях в группах ТТС М.Е. Бурно для пациентов, помогающее пережить, прожить вместе с автором рассказ о вещах трудных. А каждый рассказ Марка Евгеньевича — часть школы, обучающей пониманию себя и других людей, умению жить, оставаясь собой. О том, что каждый из нас ограничен своею личностью (характером), но и силён этим.

Научная литература М.Е. Бурно обладает тем же светоносным действием — драгоценная психотерапевтическая база, по которой предстоит учиться не одному поколению психотерапевтов.

Бесконечно благодарна судьбе за встречу с автором метода ТТСБ, за личное знакомство, за возможность долгих лет одухотворенной переписки, совместные книги; с началом онлайн-конференций и онлайн-групп ТТСБ — возможность дальнейшей совместной работы в нашем общем деле.

Живое слово самого Марка Евгеньевича — из последних писем:

«Всю врачебную жизнь, погружаясь в лечебную практику, изучал и пытался развивать (как мог) Клиническую классическую психотерапию, традиционную и важнейшую, убеждён, для России. Консторумскую в своём современном состоянии. Существо ККП, как знаете, состоит в том, что психотерапевтом «руководит» не теория-концепция, а живая клиническая картина. Клиническая картина понимается в клиницизме как стихийная самозащита (самолечение) природы, организма от вредоносности (внешней и внутренней), самозащита, которую клиницист поправляет, если нужно, если может. Или только способствует ей. Метод ТТСБ углубляет знание клинициста в постижении личностной клинической картины. Личность, личностная почва пронизывает всю клинику, каждый симптом. И Личность (Характер) — это то, с чем, прежде всего, работает психотерапевт. Лечебная (клиническая) работа с подробностями личности пациента может быть только способствованием его личностному, творческому самовыражению. Т.е. патологические характеры, свойства характеров — это для нас та же клиника — как тревога, навязчивость и другие симптомы, присутствующие в клинической картине. Но, повторю, личность (личностная почва) сквозит (как каркас) в каждом симптоме, синдроме… Известные учёные считали, считают ТТСБ разновидностью арт-терапии или разновидностью экзистенциально-гуманистической психотерапии. Или, как и всю отечественную ККП, «предысторией психотерапии» с её примитивным материалистическим донаучным мироощущением. Одухотворённое сложное естественно-научное мироощущение в психотерапии — это для них что-то совсем не научное в психотерапии. Научное искусство? Не знаем такого, нигде такого нет в психотерапии на Западе. Слишком трудно доказать что-то своё психотерапевту, который чувствует и думает по-другому, тоже по-своему. И не хочу ничего никому доказывать. Хочу только объяснить себя тому, кто может почувствовать и понять меня среди моих российских пациентов и коллег, для которых ККП (вместе с ТТСБ в ней) — родное, наше.

Посмотрели и российскую карту: только в Дальневосточном федеральном округе нет известных мне психотерапевтов, работающих в духе ТТСБ. В последнем, «жёлто-зелёнообложечном» издании «Терапии творческим выражением» (2012) на сс. 464–465 есть список коллег, публиковавших работы по методу в разных городах и странах».

Дорогой Марк Евгеньевич, с Днём Рождения, с Юбилеем! Мои близкие люди, пациенты, ученики также поздравляют Вас с Новой Весной Вашей Жизни! Желаем крепкого здоровья, вдохновения, не проходящего светлого смысла существования, многих радостей и открытий, многих светлых лет! Необходимы ясный Ваш ум, светлая Ваша душа. Ждём Вашего Слова. Берегите себя ради нас и будьте с нами!

Низкий поклон Вашему Ангелу-Хранителю — Алле Алексеевне Бурно.

  • Март 2000 г. М.Е. Бурно в своем кабинете на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
    Март 2000 г. М.Е. Бурно в своем кабинете на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Август 1995 г., Санкт-Петербург. Международная конференция «Исследование творчества». Слева направо: участница конференции — австрийский психотерапевт, В.Е.Каган, М.Е. Бурно, Т.Е. Гоголевич. Из архива Т.Е. Гоголевич
    Август 1995 г., Санкт-Петербург. Международная конференция «Исследование творчества». Слева направо: участница конференции — австрийский психотерапевт, В.Е.Каган, М.Е. Бурно, Т.Е. Гоголевич. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
    Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
    Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
    Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Сентябрь 1997 г., Москва. П.В. Волков и М.Е. Бурно на Автозаводской в перерыве конференции ТТСБ. Из архива Т.Е. Гоголевич
    Сентябрь 1997 г., Москва. П.В. Волков и М.Е. Бурно на Автозаводской в перерыве конференции ТТСБ. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Март 2000 г. М.Е. Бурно в своем кабинете на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Август 1995 г., Санкт-Петербург. Международная конференция «Исследование творчества». Слева направо: участница конференции — австрийский психотерапевт, В.Е.Каган, М.Е. Бурно, Т.Е. Гоголевич. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Декабрь 1996 г., Москва. Группа ТТСБ в психотерапевтической гостиной на Автозаводской. Из архива Т.Е. Гоголевич
  • Сентябрь 1997 г., Москва. П.В. Волков и М.Е. Бурно на Автозаводской в перерыве конференции ТТСБ. Из архива Т.Е. Гоголевич

***

О профессиональном творчестве профессора М.Е. Бурно (к 85-летнему юбилею)

Людмила Васильевна Махновская, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психотерапии и клинической психологии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования, руководитель модальности «Клиническая классическая психотерапия» ОППЛ, член Московского общества психиатров:

Составляю этот очерк с теплым чувством благодарности к юбиляру — проф. М.Е. Бурно. Встреча с методом Терапии творческим самовыражением (ТТСБ) и его автором определила траекторию моего профессионального пути (с шестого курса медицинского института — 1994 год). С этого момента я всей душой увлеклась клинической характерологией и ТТС, пограничной психиатрией, клинической классической психотерапией. Все еженедельные кафедральные консультации пациентов, клинико-психотерапевтические разборы, лекции по психотерапии, группы ТТС, проводимые (на кафедре психотерапии и медицинской психологии РМАПО — прежнее название) профессором М.Е. Бурно, представляли для меня и для многих других последователей Марка Евгеньевича необычайную ценность. Все это воспринималось нами как уникально ценное, вбиралось по крупицам в душу, внутренне творчески перерабатывалось и формировало индивидуальный профессиональный творческий стиль каждого из нас.

При нашей кафедре многие годы существовало уникальное психотерапевтическое отделение с особой творческой рабочей атмосферой, создаваемой деятельным энтузиазмом М.Е. Бурно. Мне хотелось бы немного рассказать о периоде 1995–1999 годов, когда я была сотрудником отделения.

В отделении тогда работали врач-психотерапевт О.А. Островская (заведующая отделением), психотерапевтическая медсестра, сотрудник кафедры Е.Ю. Будницкая, ведущая студии целебной живописи, художница Р.Г. Кошкарова, ординаторы и аспиранты кафедры. Отделение работало по типу дневного стационара. Оно было предназначено для пациентов с разнообразными тревожно-депрессивными душевными расстройствами, среди которых большинство составляли сложные пациенты, страдающие шизофренией и шизотипическим расстройством. Также в отделении были пациенты, страдающие хроническим алкоголизмом. Многие эти пациенты вливались в особое психотерапевтическое сообщество (иногда на много лет) сотрудников кафедрального отделения и пациентов, где культивировалось человечески-уважительное отношение к пациентам, бескорыстное психотерапевтическое служение пациентам в духе консторумской клинической классической психотерапии, последователем которой является М.Е. Бурно.

Поступающие в отделение пациенты были «охвачены» психотерапией, самые сложные из них — на многие годы. Велась насыщенная работа, тон которой задавал М.Е. Бурно. Психотерапевтические мероприятия были расписаны по дням и часам. Сейчас мы бы сказали, что отделение работало по принципу «комплексного бригадного похода». Помимо индивидуальной психотерапии пациентов, проводимой врачами отделения, ординаторами и аспирантами кафедры, проводились разнообразные групповые занятия. Группа ТТС с предшествующим ей групповым сеансом гипноза-отдыха проводились М.Е. Бурно совместно с психотерапевтической медсестрой Е.Ю. Будницкой. Для пациентов, страдающих хроническим алкоголизмом, М.Е. Бурно проводил отдельно специальные «противоалкогольные» сеансы гипноза. Занятие клинического психотерапевтического театра-сообщества (как части метода ТТС) проводились М.Е. Бурно и его помощницей, художественным руководителем театра (в те годы) Е.Ю. Будницкой (Бурно М.Е. Клинический театр-сообщество в психиатрии, 2009). Елизавета Юльевна проводила также свои одухотворенные групповые сеансы релаксации, сопровождаемые специально подобранной музыкой (помнится, часто звучали светлые ноктюрны Шопена) и художественными фотослайдами природы, снятыми ею самой и пациентами отделения. Также Р.Г. Кошкаровой проводились занятия студии целебной живописи.

О Елизавете Юльевне Будницкой, ушедшей из жизни в феврале нынешнего года, хотелось бы упомянуть здесь отдельно. Это была одухотворенная, солнечно-синтонного склада, бескорыстно преданная психотерапевтическому служению психотерапевтическая медсестра и многолетняя соратница Марка Евгеньевича. Она согревала тяжелых пациентов своим душевным теплом, деятельно заботилась о них, практически помогала им в жизни, в быту, порою устраивала их на работу. Психотерапевтически «тормошила» и эмоционально оживляла тяжелых пациентов (в духе активирующей психотерапии С.И. Консторума), звоня по телефону домой, поднимая с кровати, призывая к целебной деятельности. Елизавета Юльевна привносила тепло и домашний уют на занятия группы ТТС и психотерапевтического театра, устраивая чаепития при свечах, подбирая классическую музыку, художественные слайды природы самих пациентов. А в этом так нуждались наши тяжелые, зачастую одинокие и неустроенные в быту пациенты. В том числе, и благодаря ее усилиям, психотерапевтические творческие групповые занятия становились праздничными и одухотворенными. Кроме того, она была внимательной и терпеливой собеседницей и утешительницей не только для пациентов, но и для аспирантов кафедры с их творческими муками и сомнениями в научной работе. Светлая ей память и благодарность!

Об учебной кафедральной работе Марка Евгеньевича: помимо лекций и занятий с курсантами кафедры, были также еженедельные консультации пациентов, обращавшихся на кафедру в большом числе, в присутствии врачей, ординаторов и аспирантов — своего рода консилиумы. На этих консультациях мы учились у М.Е. Бурно тонкостям психиатрической диагностики и клинической классической психотерапии. Клиническая картина болезни рассматривалась в естественно-научном ключе, как совокупность симптоматики душевной болезни и личностной почвы (характера и неповторимой личностной индивидуальности пациента).

На примере собственного душевного опыта могу утверждать, что на специалистов, способных к реалистическому клиническому вчувствованию в страдающего пациента, консультации М.Е. Бурно оказывали очень серьезное профессиональное влияние. Именно здесь в течение ряда лет на примере многочисленных клинических случаев совершался в душе сложный процесс соотнесения теоретических знаний по психиатрии и психотерапии с конкретными пациентами, особенностями их внешности, поведения, мимики, душевными переживаниями, личностной неповторимостью. В этом процессе не только анализируешь то, что видишь и слышишь, но и постепенно начинаешь чувствовать пациента, нарабатывается профессиональный опыт, который совершенствуется в последующем уже в самостоятельной психотерапевтической практике. И именно здесь можно было наблюдать и впитывать в себя искусство Мастера ведения диагностически-психотерапевтических бесед с самыми разнообразными пациентами и их родственниками, где каждое слово, интонация, пауза не случайны и наполнены емким смыслом и содержанием. Каждая такая беседа с пациентом — это лечебно-диагностическая исследовательская «лаборатория», где и психотерапевт, и пациент находятся в личностном уникальном взаимодействии (см. статью Л.В. Махновской в журнале «Психотерапия» №7 за 2019 г.).

Этот психотерапевтический стиль, основанный на клиницизме как научном искусстве (по М.Е. Бурно), когда помогаешь страдающему пациенту средствами своей души, исходя из уникальной клинической картины болезни, оказался лично мне глубоко созвучен (думаю, как и многим другим психотерапевтам-клиницистам). Я следую ему (уже по-своему) до сих пор. Здесь психотерапевтическая встреча с пациентом почти всякий раз вызывает глубокий исследовательский, личностный интерес и чувство творческого вдохновения. При таком подходе профессиональная заинтересованность не иссякает со временем, психотерапия никогда не превращается в рутину.

Также еженедельно на кафедре Марком Евгеньевичем проводились большие клинико-психотерапевтические разборы. Эти разборы в духе клинической классической психотерапии были также уникальны — они давали возможность разобраться, понять, почувствовать, как психотерапия выстраивается из неповторимой в каждом случае клинической картины болезни, каким образом работают природные защитные механизмы и как психотерапевт-клиницист помогает своими методами самой природе защищаться более совершенно (см. Бурно М.Е. Клиническая классическая психотерапия: сущность и методы)

На клинико-психотерапевтических разборах присутствовали и слушатели кафедры, и врачи диспансера (бывшая база нашей кафедры — НД №6 на ул. Автозаводской), и клинические ординаторы, аспиранты, а также приезжали из других медицинских учреждений все заинтересованные врачи, психологи. Обычно конференц-зал был полон. Это были классические разборы с предварительным докладом истории болезни и описанием проводимой психотерапии. Затем Марк Евгеньевич подробно беседовал с пациентом в психотерапевтическом ключе, то есть выясняя тонкости клиники и особенности личности, выясняя его интересы, обстоятельства жизни, расспрашивая, как пациент воспринимает лечение, что ему именно помогает в общении с психотерапевтом, на группе ТТС. Обычно этот разговор превращался для пациента в целебную просветляющую психотерапевтическую беседу с профессором, и он выходил из зала вдохновленный... Далее предоставлялось слово участникам конференции со своими размышлениями по поводу данного случая, заключение лечащего врача или ординатора. Увенчивался же разбор выступлением Марка Евгеньевича с заключительным словом, которое больше напоминало краткую исчерпывающую лекцию по теме конференции.

Еще одной формой обучения были психотерапевтические мастерские, когда членами группы ТТС становились сами врачи, ординаторы и аспиранты. Это происходило в психотерапевтической гостиной. На этих занятиях обсуждались все тонкости метода, и каждый участник мог прочувствовать метод изнутри, через свою личность. В какой-то степени это была и «личная терапия» (в форме групповой психотерапии).

Все эти формы занятий необыкновенно вдохновляли, побуждали к чтению по психиатрии, психотерапии и собственному профессиональному творчеству. Хотя надо сказать, что Марк Евгеньевич мог быть и строгим, и требовательным педагогом, можно предположить, что в той же мере, насколько был строг и требователен к самому себе. Он учил нас психотерапевтическому служению, особенно тяжелым душевнобольным!

И в настоящее время Марк Евгеньевич продолжает заочно свою творческую лечебную и научно-педагогическую деятельность. Выходят его прекрасные, как и всегда это было, — емкие, содержательные, несущие в себе клиническую правду, обобщающие его богатый клинический опыт статьи. На основе его статей-материалов для занятий группы ТТС мы и сейчас проводим эти одухотворенные психотерапевтические группы с нашими кафедральными пациентами. Стараемся поддерживать начатое им дело! Продолжается и традиция (вот уже почти 30 лет) проводимых ежегодно научно-практических конференций по клинической классической психотерапии «Консторумские чтения», основателем которых был Марк Евгеньевич.

Профессиональное творчество М. Е. Бурно так обширно, что его не уместишь в рамки данного очерка. Получилось упомянуть только его частицы то, что может быть более ярко отражается в моей душе. Многое еще предстоит осмыслить и прочувствовать в его творчестве! Чувство благодарности за все это бесконечно ценное велико!

Уважаемый Марк Евгеньевич! Поздравляю Вас с Днем рождения и Вашим юбилеем! Здоровья Вам и творческого вдохновения на многие годы!

Секция «Терапия творческим самовыражением» на конференции ОППЛ, примерно 2005 год. Последователи проф. М.Е. Бурно: (слева направо) врач-психотерапевт И.В. Долгушина, психотерапевтическая медсестра Е.Ю. Будницкая, проф. М.Е. Бурно, врач психиатр-психотерапевт Л.В. Махновская, врач-психотерапевт Л.А. Тарасенко; вторая справа врач онколог-психотерапевт Т.В. Орлова. Из архива Л.В. Махновской
Секция «Терапия творческим самовыражением» на конференции ОППЛ, примерно 2005 год. Последователи проф. М.Е. Бурно: (слева направо) врач-психотерапевт И.В. Долгушина, психотерапевтическая медсестра Е.Ю. Будницкая, проф. М.Е. Бурно, врач психиатр-психотерапевт Л.В. Махновская, врач-психотерапевт Л.А. Тарасенко; вторая справа врач онколог-психотерапевт Т.В. Орлова. Из архива Л.В. Махновской

***

Валерий Витальевич Васильев, доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии, наркологии и медицинской психологии Ижевской государственной медицинской академии:

С Марком Евгеньевичем Бурно я впервые встретился в далеком уже 1997 году, будучи совсем еще молодым, начинающим врачом-психиатром. В ту пору Марк Евгеньевич работал доцентом кафедры психотерапии и сексологии Российской медицинской академии последипломного образования, и он приехал к нам в Ижевск в составе группы преподавателей этой кафедры для проведения выездного сертификационного цикла по психотерапии. Я же был в числе слушателей этого цикла. Уже тогда меня (как и моих коллег) поразила широчайшая эрудиция Марка Евгеньевича, как профессиональная, так и общекультурная, его подлинная интеллигентность, глубокое знание и понимание предмета, выдающееся лекторское мастерство. В самом конце цикла Марк Евгеньевич кратко рассказал нам и о своем авторском психотерапевтическом методе — Терапии творческим самовыражением. Я тогда впервые услышал об этом методе, и он меня сразу заинтересовал, поскольку мне вскоре предстояла работа в новой для себя сфере, связанной с оказанием психотерапевтической помощи больным тяжелыми психическими расстройствами, в частности, больным шизофренией. А метод Марка Евгеньевича как раз и был ориентирован, в том числе, на таких пациентов. Я набрался смелости и уже после окончания цикла подошел к Марку Евгеньевичу с вопросом о том, что можно почитать о его методе, чтобы поподробнее с ним ознакомиться. При этом я рассчитывал всего лишь получить от него список необходимой литературы, но Марк Евгеньевич, с присущей ему доброжелательностью и душевной чуткостью, сразу же взял меня, начинающего специалиста, под свое крыло и окружил непрерывной заботой. На протяжении многих последующих лет он бескорыстно снабжал меня всей необходимой литературой (причем не только по своему методу, но и по клинической психотерапии в целом), помогал мне советами и словами поддержки, которые высказывал в своих мудрых письмах, находя для этого время в своем и без того насыщенном рабочем графике. Марк Евгеньевич не только постоянно был в курсе моих дел, но и знал многих моих пациентов, интересовался их состоянием и творческими успехами, иногда помогал в их лечении практическими рекомендациями, а порой даже присылал специально для них книги со своей художественно-психотерапевтической прозой. Так что многие мои пациенты до сих пор воспринимают Марка Евгеньевича практически как своего лечащего врача.

Со времени нашей первой встречи прошло уже более 25 лет. В моей жизни за эти годы, конечно, много чего изменилось. Я развивался как специалист, защитил две диссертации, из диспансера перешел работать на кафедру медицинского вуза. Теперь я сам преподаю и психиатрию, и психотерапию, руковожу научными работами аспирантов. И, понятное дело, Терапия творческим самовыражением Марка Евгеньевича Бурно — далеко не единственная сфера моей научной и педагогической деятельности. Но в своей лечебной практике с конца 90-х и до настоящего времени неизменно продолжаю использовать психотерапевтический метод профессора Бурно, постоянно убеждаясь в эффективности этого метода, наблюдая, как он меняет жизнь многих моих пациентов, наполняет ее новым смыслом, дает им надежду. Я бесконечно признателен Марку Евгеньевичу за то, что он создал свой замечательный метод, который так нужен и нам, профессионалам в области психического здоровья, и нашим пациентам. За прошедшие годы я несколько раз ездил на циклы повышения квалификации по Терапии творческим самовыражением, проводившиеся Марком Евгеньевичем совместно с его ближайшими учениками, и всякий раз привозил с этих циклов что-то ценное для своего профессионального роста. Со временем в клинике, на базе которой работает наша кафедра, удалось создать и свой психотерапевтический театр для пациентов, в котором мы ставим, в том числе, лечебные пьесы, написанные профессором Бурно, и за эти пьесы мы ему также чрезвычайно благодарны.

Должен, однако, сказать, что влияние Марка Евгеньевича на меня, как на специалиста, не ограничивается только областью моей психотерапевтической деятельности. Чтение книг профессора Бурно, посещение его лекций, наконец, личное общение с ним существенно способствовали и моему становлению в качестве врача-психиатра. Присущий работам Марка Евгеньевича глубокий клиницизм, тонкий психопатологический анализ, широкая психиатрическая эрудиция, его умение простым и, в то же время, образным языком изложить самые сложные аспекты психопатологии во многом помогли мне постичь эту непростую область медицины, сформировать свое клиническое мышление, развить в себе способность понимать пациентов и строить терапевтические отношения с ними. Я считаю Марка Евгеньевича одним из главных своих учителей как в психотерапии, так и в психиатрии, и думаю, что то же самое могут сказать о нем еще многие отечественные психотерапевты и психиатры.

Безусловно, вклад профессора Бурно в отечественную медицинскую науку и практику не ограничивается только разработкой его уникального психотерапевтического метода. Российскую клиническую психиатрию существенно обогатили и его великолепные описания разных характерологических типов больных алкоголизмом с вытекающими из них соответствующими терапевтическими подходами, и открытие им психопатологического симптома тревожных сомнений, принципиальное отличие которого от сомнений навязчивых Марк Евгеньевич убедительно показал в своих работах. Велик и его вклад в формирование общего учения о клинической психотерапии. Наконец, Марк Евгеньевич способствовал дальнейшему прогрессу клинической характерологии, разработав свою оригинальную классификацию человеческих характеров, в основе которой лежит введенное им понятие мироощущения. И все-таки именно создание метода Терапии творческим самовыражением остается на сегодняшний день главным достижением Марка Евгеньевича, делом всей его жизни, которое, вне всяких сомнений, уже серьезно повлияло на развитие всей отечественной психотерапии и, думается, долго еще будет на ней отражаться. Уже сегодня в нашей стране сформировалась целая школа из последователей данного метода, а специалисты, работающие в Терапии творческим самовыражением, есть во многих городах России. И хочется надеяться, что в дальнейшем применение метода профессора Бурно в нашей стране будет только крепнуть и расширяться, а сам метод будет развиваться и находить место во все новых областях психотерапии и психологии.

Отдельных слов заслуживает литературное творчество Марка Евгеньевича. Несмотря на то, что сам автор считает свои литературные произведения чисто терапевтическими, мне кажется, что его без преувеличения можно назвать настоящим художником слова, а его рассказы и повести представляют ценность не только для специалистов-психотерапевтов и их пациентов, но и для широкого круга читателей. Убежден, что литературный талант профессора Бурно оценен еще не до конца, и за настоящим его признанием будущее. Ну а для психотерапевтов, работающих в его методе, и для их пациентов проза Марка Евгеньевича уже сегодня является неисчерпаемым источником целебных душевных переживаний и путеводной нитью к более глубокому пониманию человеческой души и человеческой природы.

Ну и, конечно же, нельзя не упомянуть высоких нравственных качеств профессора Бурно. Его глубокая порядочность, подлинная человечность, исключительный такт, искреннее уважение к чужому мнению неизменно подкупают всех, кому доводится иметь с ним дело. Помимо этого, меня всегда восхищала та самоотдача, достигающая степени истинного подвижничества, которую Марк Евгеньевич проявляет в отношении своих пациентов. Занимаясь лечением больных тяжелыми психическими расстройствами, он не жалел на них ни сил, ни времени, искренне заботился не только о состоянии их здоровья, но и об их жизненных обстоятельствах, бытовых делах, в свое свободное время вел с ними домашнюю переписку, общался с их родственниками, мог предоставить проголодавшемуся пациенту свой рабочий кабинет, чтобы тот имел возможность перекусить перед групповым психотерапевтическим занятием. Даже сейчас, отойдя от активной работы, Марк Евгеньевич, насколько мне известно, продолжает помогать своим бывшим пациентам, переписывается с ними, беспокоится об их судьбе, хлопочет за них перед руководством психиатрических учреждений, в которых они наблюдаются. Думаю, что такое отношение к пациенту являет собой образец настоящего психиатрического врачевания в корсаковском духе, образец понимания врачебной профессии не как ремесла, а как призвания и может служить прекрасным примером для молодых врачей-психиатров и психотерапевтов.

В день славного юбилея хочется от всей души пожелать Марку Евгеньевичу здоровья, долгих лет жизни, душевной гармонии, благополучия всем его близким, ну и, конечно же, творческого вдохновения. Ведь и сейчас, несмотря на почтенный возраст, он продолжает писать прекрасные статьи по клинической психотерапии, столь нужные всем нам, и разрабатывать все новые и новые психотерапевтические занятия для своего метода, находящие применение в работе практикующих врачей-психотерапевтов и психологов. Дорогой Марк Евгеньевич, для нас, ваших учеников, Вы неизменно являетесь образцом врача и человека! С юбилеем Вас!

***

Григорий Таймуразович Борукаев, врач психотерапевт:

В день славного юбилея нашего уважаемого учителя, профессора Марка Евгеньевича Бурно позволю себе поделиться несколькими дорогими для меня воспоминаниями.

С методом Марка Евгеньевича Бурно я познакомился ещё в 1989 году, когда вышло первое издание «Терапии творческим самовыражением». Вернее, даже несколько раньше: когда выход книги был анонсирован, я сразу оформил подписку и стал с нетерпением ждать. Ещё почти ничего тогда не зная об авторе, я был пойман заглавием, в котором так просто и так удачно соединились вещи, которые тогда не давали нам покоя.

Вместе с моими товарищами, студентами-медиками Новосибирского медицинского института, мы интуитивно искали путей возвращения врачевания в семейство муз, покровителем которого у древних греков был Аполлон. В организованном нами клубе «Ключи» мы проводили литературными вечера, углублялись в историю культуры, устраивали встречи с артистами и студентами художественных и гуманитарных специальностей. Эти поиски гуманистической терапии многим тогда казались блажью. Нам не хватало системы и научного основания. Некоторые из наших преподавателей были блестяще эрудированы, культурно образованы и отличались талантами в разных областях искусства, но всё это было отдельно от лечебной работы, относилось исключительно к сфере досуга. Терапия (и психиатрия) представлялась полем сражения с болезнями, где орудуют исключительно шприцем, таблетками и режимными ограничениями.

Я думаю, что выход этой монографии отвечал тогда насущной потребности нашего общества в гуманизации и индивидуализации психиатрии. Время карательных психиатрических практик и жёсткого идеологического нормирования душевной и социальной жизни человека, казалось, ушло навсегда. Само представление о разнообразии характеров (т.е. о равноправии различных телесно-душевных способов организации жизни) располагало к терпимости, диалогу и взаимодополняющему сотрудничеству. Встреча врача и пациентов в обстановке уютной психотерапевтической гостиной возвращала к исходному значению латинского слова hospitalis — гостеприимный, радушный. Меня особенно подкупало в книге это неожиданное соединение естественнонаучного и духовного начал без их антагонистического противопоставления.

Наше очное знакомство с Марком Евгеньевичем произошло много позже, уже в 2000 или 2001 году (не могу сейчас воспроизвести точно), на декаде психотерапии в Новосибирске. Мне запомнилась одна комическая деталь: занятия проходили в аудиториях педагогического университета, и для Терапии творческим самовыражением отвели, по всей вероятности, кабинет истории, в котором на стенах были весьма натуралистично изображены какие-то первобытные людоеды, с аппетитом пожиравшие своих собратьев. Это казалось таким нелепым фоном для обсуждения тонкостей душевной жизни наших ранимых пациентов, что я поначалу даже испытывал неловкость. Но вот Марк Евгеньевич невозмутимо мягким голосом попросил погасить верхний свет, включил проектор, и на экране стали появляться портреты кисти Тропинина… Так природа, объединяющая нас с животным миром и растениями, — через творчество — была возвышена к духовным открытиям.

После этого короткого курса в Новосибирске образовалась группа энтузиастов (психотерапевтов и психологов), занявшихся всерьёз освоением метода М.Е. Бурно. Мне посчастливилось быть участником этой группы и обучаться на последующих курсах у Марка Евгеньевича вплоть до моего отъезда из Новосибирска в Санкт-Петербург.

В последующие годы я не раз имел возможность оценить достоинства метода как в индивидуальной работе с пациентами, так и в организованной мною на базе районного ПНД психотерапевтической гостиной для работы со смешанной группой пациентов. Никогда не забуду, как пожилая пациентка с тяжёлой ипохондрией, которой от любых лекарств неизменно становилось только хуже, упоённо рассказывала, что забывает про возраст и все свои болячки, когда каждый воскресный день вооружается фотокамерой и храбро преодолевает канавы и заросли, чтобы поймать нужный ей кадр в том необыкновенном освещении, которое никогда уже больше не повторится. Из моего знакомства с методом и опыта его практического применения я твёрдо усвоил, что отвлечение и развлечение могут быть хорошим лекарством, а увлечение — наилучшим из всех. Лечение творческой увлечённостью стало неотъемлемой частью моей личной и профессиональной жизни.

Пользуясь этим случаем, я хочу выразить автору замечательного метода отечественной психотерапии глубокую искреннюю благодарность и пожелать ему долгих лет плодотворной творческой жизни на его неповторимом пути.

***

Надежда Максимовна Бессонова, кандидат психологических наук, преподаватель психологии, член методического объединения «Терапия творческим самовыражением» г. Новокузнецка:

Я благодарна и горда, что на моем пути встретился такой Человек и Учитель, и счастлива, что могу поздравить Марка Евгеньевича Бурно с юбилеем.

Перелистываю альбомы фотографий... На одном снимке подсказка: близкое знакомство с Марком Евгеньевичем и с его удивительным направлением произошло 14 лет назад. Хотя, конечно, слышала, работала с коллегами, которые «дышали» вдохновенно методом ТТС, задолго до этого. И вот приглашение от Российской медицинской академии последипломного образования на учебный цикл «Терапия творческим самовыражением». Чудесная, красивая осень в Москве, 2010-й год. Попасть из Сибири на обучение к самому автору метода — большая удача. Помню свое первое впечатление от встречи. Высокий, худощавый, вдумчивое выражение лица. Удивил тихий голос. Неторопливость. Паузы непривычны. Сильное чувство от проникновенности, личного присутствия в том, что говорится. Конечно, не в первый раз рассказывал перед аудиторией Марк Евгеньевич о своем методе. Но как будто не рассказывает, а вместе с нами снова проживает и осмысливает и теоретические, и практические основы. Это впечатление живого, свежего проживания сохранялось на протяжении всех занятий: разбираем работы художника, и Марк Евгеньевич искренне восхищается, переживает вместе с нами творческую биографию, в которой просвечивается характер творца. И сейчас слышу, вспоминая, как читает Марк Евгеньевич отрывок из поэмы и останавливается на каких-то строчках, словах не только для нас, студентов, а и потому, что сам переживает открывающийся смысл давно знакомого, конечно, ему произведения; словно снова и снова находит для себя новые оттенки значений. А. Маслоу, описывая самоактуализирующуюся личность, отмечал среди прочих характеристик свежесть восприятия, позволяющую видеть в сотой радуге такую же красоту и величавость, как и в первой. Такое отношение к миру и творчеству заражает, конечно, и мы, вдохновленные, рассматривали, перечитывали, старались проникнуть в самые сокровенные движения души художника, учились характерологически чувствовать, находить созвучное, открывать свое мироощущение как неизведанный материк. Удивительная атмосфера терапевтического погружения в мир поэзии, живописи, художественных произведений становилась для нас доступной и, надеюсь, я храню ее в себе и стараюсь передавать дальше. Я училась и методу, и качеству преподавания, и отношению. Марк Евгеньевич вслушивается, спрашивает каждого из нас. Вопросы ставятся так искусно, чтоб мы остановились, вдумались. Не требует, но всем быстро становится понятно, что нужна дисциплина в познании теоретических основ, без этого нет профессионализма. Помню это чувство стыдной неловкости школьника перед учителем, когда пришла на занятие без подготовки. Это был серьезный педагогический урок для моей личности без всяких замечаний. Каждое занятие как откровение; метод переживается как сплав любви к науке, искусству, познанию людей и самопознанию. Одухотворенный стиль жизни Марка Евгеньевича — описания наблюдений, заметки, дневники, воспоминания, фотографии — все это захватывает своим примером. Вспоминаю, как рассказывал, что перестал совсем употреблять любого вида алкоголь, чтобы показать своему пациенту, что без этого жить можно. Такая редкая позиция... Заряд вдохновения от встречи с такой личностью и таким Учителем настолько сильный, что после четырнадцати лет погружения в метод у меня все еще чувство начала пути. В нашем городе работает методическое объединение психологов направления терапии творческим самовыражением. Почти двадцать лет с нами постоянно на связи Марк Евгеньевич. Пишет нам настоящие письма. Какой непередаваемой, особой теплотой отзываются в нас его написанные от руки письма, которые мы читаем всем составом. По состоянию это точь-в-точь те времена, когда семья собирается вместе, получив весточку от дальнего и очень дорогого родственника. Очень поддерживает искренний интерес Марка Евгеньевича к нашей работе и его забота о жизни профессионального сообщества. Немало времени нужно для чтения наших материалов, подробных ответов на вопросы.

Спасибо Вам, Марк Евгеньевич, за внимательное, заботливое и любящее многолетнее кураторство. Это огромная ценность и настоящее везение. Мы вас любим и очень дорожим нашей дружбой и сотрудничеством.

Здоровья и благополучия Вам и Вашим близким, Марк Евгеньевич!

***

Александр Анатольевич Филозоп, доцент, кандидат психологических наук, клинический психолог, доцент Воронежского государственного медицинского университета им. Н.Н. Бурденко:

Дорогой Марк Евгеньевич!

Поздравляю Вас с юбилеем!

Спасибо, что более двадцати лет я имею возможность общения с Вами.

Для меня Вы являетесь примером человечности и профессионализма, искренности и мужества быть самим собой.

Разработанная Вами Терапия творческим самовыражением стала для многих пациентов и специалистов (в том числе и для меня) не только эффективным методом психотерапевтической помощи дефензивным людям, но и основой личной философии жизни — творчески, сообразно природе своего характера, познавать собственное «Я», других людей, литературу и искусство, мир вокруг, и посильно, через служение людям, выполняя свое дело нравственно, привносить в него свою крупицу милосердия и добра, тем самым чуть-чуть меняя мир вокруг нас к лучшему.

Марк Евгеньевич! Здоровья Вам, света в душе и новых творческих проектов!

С глубоким уважением и благодарностью, А.А. Филозоп

***

Искренние поздравления юбиляру от коллег Красноярского края

Ирина Григорьевна Гагаркина, доцент, кандидат медицинских наук, врач педиатр, психиатр, семейный психотерапевт высшей квалификации, клинический психолог, специалист по социальной реабилитации, доцент кафедры общей и социальной педагогики Института педагогики, психологии и социологии Сибирского федерального университета, президент Красноярской региональной общественной организации «Институт семьи», член Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Красноярского края, заместитель председателя Общественного совета Министерства социальной политики Красноярского края:

Посчастливилось познакомиться с уникальным методом «Терапия творческим самовыражением» и работой Марка Евгеньевича Бурно. В Красноярском региональном отделении ОППЛ мы учились у профессора М.Е. Бурно, принимали участие в организации его выездных лекций и семинаров в рамках «декадника кафедры РМАНПО». Позже, во время обучения в Московском НИИ психиатрии, у меня была возможность после занятий посещать семинары и лекции Марка Евгеньевича, еще учиться его методу. В «гостиной» в Центре терапии творческим самовыражением, где ставились спектакли в «домашнем театре», М. Е. Бурно проводил консультации и сеансы гипноза для членов антиалкогольного клуба и обучал своему методу врачей и психологов на базе кафедры психотерапии и сексологии. На этих встречах иллюстрации лекционного материала музыкальными шедеврами, художественными полотнами, стихами и прозой писателей и поэтов расширяли кругозор. Анализ сказок, художественных полотен оказывал психотерапевтический эффект, вдохновляя, вселяя клиентам надежду и уверенность. Создаваемая профессионализмом, мудростью и харизмой Марка Евгеньевича уникальная обстановка доверия и умиротворенности вызывала принятие, сопереживание, чувство единения и защищённости, гармонии.

Метод «Терапия творческим самовыражением» М.Е. Бурно, предназначенный для помощи дефензивным личностям, показал свою эффективность в психотерапии, а также позволил применять его подходы в коррекции проблем межличностного общения, социальной дезадаптации. Создание такого метода стало возможным только глубокой, понимающей, чувствующей, очень талантливой личностью. Формирование и становление в первичной социальной среде — семье явно было благополучным, несмотря на военное и послевоенное время, в которое проходили детство и отрочество Марка Евгеньевича И это проявляется в его отношении к людям, детям. Это подтвердилось и для нас, когда на его семинарах «училась» со мной двенадцатилетняя дочь, с которой Марк Евгеньевич быстро нашел общий язык. Марка Евгеньевича вспоминает с благоговением. Брошюра с психотерапевтическими рассказами для детей, подаренная ей с пожеланиями и готовностью в будущем обучать своему методу, для нас бесценна. Дочь выбрала свой путь — художественное творчество и архитектуру и пробовала рисовать иллюстрации к психотерапевтическим рассказам М.Е Бурно, вдохновленная их образами и сюжетами. Хочется отметить природный писательский талант профессора. Его психотерапевтические рассказы, истории открывают его сердечную глубину и восприимчивость людей, событий, вызывают особый отклик.

Наблюдательный человек может увидеть в другом главные, особенные или уникальные черты личности. Многолетняя деятельность и изучение психологических и психических особенностей клиентов с разной психопатологией позволили юбиляру описать и классифицировать типы характеров. Его книги помогают мне не только в работе с клиентами, но и со студентами. Студенты с большим интересом изучают типы характеров людей, изучают и себя. Лекции и семинары на эту тему проходят заинтересованно и живо. В списке тем для самостоятельного выполнения курсовых работ студентами-психологами значится и метод «Терапия творческим самовыражением». И эта тема выбирается одна из первых.

Искренне поздравляем с юбилеем Марка Евгеньевича и желаем ему творческого вдохновения для новых рассказов, благодарных пациентов, любви близких, счастливых и радостных событий, здоровья.

***

Наталья Викторовна Грушко, доцент, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии факультета экономики, психологии, менеджмента Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского:

С юбилеем дорогого УЧИТЕЛЯ, ВДОХНОВИТЕЛЯ — Марка Евгеньевича Бурно!

Бывают судьбоносные встречи, которые меняют направление и содержание жизни. В моей судьбе — это незабываемая встреча сначала с методом «Терапия творческим самовыражением», а потом и с автором этого уникального и одухотворенного метода — Марка Евгеньевича Бурно. Реальная встреча произошла летом 2000 г. в Омске, когда на одном из циклов повышения квалификации я увидела элегантного мужчину в светлом костюме, узнала, что это автор полюбившейся мне книги «Терапия творческим самовыражением». Я стала участницей обучающего цикла, мы познакомились, и благодаря теплым и вдохновляющим письмам Марка Евгеньевича, его вниманию к моему профессиональному развитию я стала обладательницей книг и материалов, раскрывающих суть метода. Я бережно храню в копилке воспоминаний каждую личную встречу, встречи на обучающих циклах, когда можно было с восхищением погрузиться в богатейший материал и прикоснуться к высокому профессионализму в общении, подаче материала, просвещении.

Удивлялась и удивляюсь: как, когда этот активно участвующий в исцелении самых разных людей человек находит время для поддержки даже начинающих, еще только проявляющихся специалистов. Единственной мотивацией меня как практика к защите кандидатской стало именно это постоянное и серьезное внимание Марка Евгеньевича к моим скромным работам. Из года в год УЧИТЕЛЬ сопровождает меня на пути профессионального развития, внимательно и тщательно знакомясь с содержанием выступлений и публикаций в русле метода, наполняя их новым звучанием, помогая развивать уже теперь, с его благословления, внеклиническую версию метода — психокоррекцию творческим самовыражением. С большим волнением и радостью я каждый раз открываю письма, написанные таким знакомым и летящим почерком, находя в них поддержку и подсказки к развитию.

Удивительной особенностью метода как отражения личности дорогого моему сердцу Автора является глубина и бережность погружения в особенности характеров, как великих творцов, так и клиентов, с которыми вступаешь на путь знакомства и самоисследования через разработанные автором методики творческого самовыражения. За эти годы многие коллеги стали поклонниками и последователями этого одухотворенного и просветительского метода, добавляя в его содержание новые направления и методики. С глубокой благодарностью и любовью я и многие коллеги, студенты, клиенты желаем нашего дорогому юбиляру крепкого здоровья, благополучия и долгих лет жизни!

С любовью из Сибири, Наталья Грушко

***

Наталья Николаевна Бербер, кандидат психологических наук, доцент кафедры общегуманитарных дисциплин и массовых коммуникаций Московского международного университета, практикующий психолог, арт-терапевт:

С Марком Евгеньевичем Бурно я познакомилась через его работы, через его концепцию творческой помощи человеку — Терапию творческим самовыражением (ТТС). Это было лет пять назад. Мне откликнулось описание этого метода, и мы начали заниматься с его ученицей — О.Б. Левковской, клиническим психологом, арт-терапевтом. До сих пор вспоминаю с удовольствием эти неспешные, тихие и глубокие встречи, которые заставили меня по-новому взглянуть на литературные произведения, произведения художественного искусства и музыки. Это оказались не только культура и искусство, но и средство помощи и самопомощи. Было прекрасно, тепло и целительно. И это не могло не отозваться в моей душе. Я начала пробовать применять методики ТТС в своей жизни, в работе со студентами вуза, на практических занятиях с ними, в своей работе практического психолога. Я хорошо помню свою радость в тот момент, когда Марк Евгеньевич ознакомился с моим докладом на конференции, посвященной ТТС, и написал свое впечатление. Насколько мне тогда было светло от его внимания. Ведь оказалось, что это не только сухой метод, но за этим методом стоит живой и внимательный человек, который с интересом относится к работам в рамках ТТС и к авторам. И я поняла почему у этого метода столько последователей среди врачей и психологов и столько учеников у Марка Евгеньевича. Я как будто попала в такую теплую, почти семейную атмосферу профессионалов и очень увлеченных людей, где создана профессионально поддерживающая и развивающая среда. Ведь специалисты, работающие в этом методе, не только психологи, психиатры, психотерапевты, но еще и творческие личности, они пишут, рисуют, создают.

В ТТС меня заинтересовала методика творческого коллекционирования, мне показалось, что у нее есть интересные терапевтические аспекты. Впервые я попробовала поговорить о психологическом восприятии своих коллекций и о возможности творческого коллекционирования со студентами вуза на одном из семинаров. Я переживала, откликнется ли, ведь коллекционирование — это, казалось, что-то из прошлого. Но я получила много живых откликов. Это были и трогательные воспоминания о своих детских коллекциях, и соотнесение коллекции со своим характером, и придумывание коллекции мечты. Потом уже со своими клиентами в волнующие периоды их жизни я предлагала создавать такие творческие коллекции, как артефакты их счастья или значимых событий, созвучные их характеру и актуальным переживаниям. Я и сама ее создаю, эту творческую коллекцию, где каждый предмет наполнен смыслом для меня. Важно, что в этот период поисков я нашла в статье Т.Е. Гоголевич, психотерапевта, к.мед.н., формулировки «коллекционирование впечатлений», «коллекционирование интеллектуальных ценностей», и таким образом пазл сложился в более целостное представление о том, какое оно — творческое коллекционирование. И как я была рада, когда Марк Евгеньевич отправил по почте мне книгу о коллекционировании Э.Д. Грибанова. Это был момент понимания того, что автор концепции характеров в аспекте дефензивности и сам очень чутко, трепетно и бережно относится своему учению и тем крупицам знаний, которые вносят его последователи и ученики.

Читая работы Марка Евгеньевича, я чувствую живую мысль. Как будто автор рисует красивое кружево из слов и смыслов, и ты заворожен этим, и уже внутри этих смыслов, уже покорен этими смыслами. В этой теме, теме Терапии творческого самовыражения, хочется быть, быть в поле, которое создает сам автор — Марк Евгеньевич Бурно, которое создают его ученики. Я от всей души поздравляю Марка Евгеньевича с днем его рождения! Похоже, его широкая душа вместит всех страждущих и желающих прикоснуться с поэзией Терапии творческим самовыражением! Пусть тепло нашей любви и уважения согревает Вас на долгие годы! Здоровья, благополучия и творческих учеников!

***

Елена Викторовна Соколинская, кандидат психологических наук, клинический психолог Госпиталя для ветеранов войн №3 Департамента здравоохранения города Москвы:

Дорогой Марк Евгеньевич!

Я Благодарю Бога за то, что Он послал мне встречу с Вами и знакомство с методом-школой ТТСБ! Встречи с Вами и занятия в группе ТТС забыть невозможно, они изменили мой взгляд на себя и окружающих меня людей, сделали его более глубоким и понимающим. Ваш метод дает мне силы находиться в ресурсном состоянии (что в наше время особенно важно)! Я активно применяю в своей работе знания по характерологии, передаю их своим пациентам, помогаю им расширить свои горизонты, научиться принимать себя и окружающих, опираться на сильные стороны своего характера, развиваться в творчестве, в полете души, вдохновении!

Мы с коллегами с успехом применяли Ваш метод и в групповой работе по профилактике и терапии «синдрома эмоционального выгорания» у медработников и сами всегда вдохновлялись и исцелялись душой от соприкосновения с ним.

Ваш метод безбрежен и чист, развиваться в нем можно бесконечно! Я очень счастлива, что мне предоставилась прекрасная возможность выразить то, о чем я думаю и что чувствую, когда вспоминаю о Вас, дорогой Марк Евгеньевич! О Вашей неповторимости, доброте, деликатности, интеллигентности, отзывчивости, готовности всегда прийти на помощь в разрешении любых затруднений, служению науке, любви к своим пациентам, которым Вы посвятили свою жизнь!

Поздравляю Вас с Юбилеем, желаю всего самого доброго, светлого, Вечного!

С огромной благодарностью и уважением, Соколинская Елена Викторовна

***

Алла Владимировна Александрович, врач психотерапевт филиала №2 Научно-практического психоневрологического центра имени З.П. Соловьева Департамента здравоохранения г. Москвы, ведущая психотерапевтических групп:

Знакома с Марком Евгеньевичем Бурно почти 25 лет. Марк Евгеньевич один из немногих значимых людей в моей жизни.

Я отношусь к тем людям, которые остро чувствуют отсутствие инструкции о том, «как жить свою жизнь!». Первыми, кто мне её прописал — были родители, я им за это очень благодарна. Затем её дополняла сама жизнь и окружающие. Но существенно обновил (как говорят сейчас — апгрейдил) её именно Марк Евгеньевич. Более того, это, пожалуй, единственный человек, который тонко чувствует и понимает, как я работаю с пациентами. Именно его понимание моей работы делает её такой значимой для меня. Будучи, по сути, аутистической натурой, я через это понимание, как через зеркало, ощущаю значимость своей работы в материальном мире.

Много слов ещё скажут в честь Дня Рождения этого Большого человека, чьи-то слова будут похожи на мои.

Хочу ещё добавить важное для меня. Я отношу себя к патриотам отечественной психиатрии (в широком смысле), слежу за многочисленными публикациями Марка Евгеньевича, мне созвучна его озабоченность тем, что мы отрываемся от глубинной отечественной психиатрии, клинической психотерапии, а также тем, что, по крупному счёту — невозможно заставить реалиста жить на аутистический лад.

Творческих сил Вам, дорогой Марк Евгеньевич.

***

Ирина Петровна Маркова, врач психиатр, психотерапевт, психолог Самарской областной клинической больницы им. В.Д. Середавина и Самарского областного геронтологического центра:

Уважаемый Марк Евгеньевич! Дорогой Учитель!

Позвольте поздравить Вас с юбилеем! Сердечно желаю Вам крепкого здоровья, бодрости, долгих лет жизни, наполненных творческим вдохновением! Бесконечно благодарна Вам за свет и смысл.

Пишу эти строчки с душевным волнением, словно вернувшись на 25 лет назад, в весну, когда посчастливилось попасть на психотерапевтический декадник в Павлодаре. К тому времени я уже была знакома с методом Терапии творческим самовыражением по книге Марка Евгеньевича и по рассказам моей мамы, врача-психотерапевта, обучавшейся ранее на цикле повышения квалификации у Марка Евгеньевича.

И.П. Маркова и М.Е. Бурно на декаднике в Павлодаре. Из архива И.П. Марковой
И.П. Маркова и М.Е. Бурно на декаднике в Павлодаре. Из архива И.П. Марковой

Чувства, испытанные на занятиях в камерной обстановке группового пространства, сложно описать словами. В течение нескольких вечеров Марк Евгеньевич раскрывал перед слушателями удивительный мир характеров. Что-то таинственное чувствовалось в самой атмосфере занятий, проходивших в полутемной комнате при свете горящей свечи. На экране сменяли друг друга слайды, сопровождавшие рассказы Марка Евгеньевича о художниках, писателях, литературных героях... Палитра характеров раскрывалась многообразием оттенков, богатством, силой. Каждого героя ты начинал чувствовать живым, дышащим, наполняющим твою жизнь красотой и светом. Каждый характер раскрывался так, что невозможно было не полюбить его обладателя.

Помню, как после знакомства с каждым героем с его природным характером Марк Евгеньевич задавал нам вопрос: «Кто Вам ближе - Шишкин или Куинджи? С кем Вам хотелось бы разделить земной путь? Кого из героев Вы бы выбрали в спутники жизни?» Но как же можно выбрать кого-то из них? Ведь каждый прекрасен по-своему!

С тех вечерних занятий, с четырех подаренных Марком Евгеньевичем голубых книжечек начался мой путь в серьезное изучение Терапии творческим самовыражением — метода психотерапии, наполненного любовью, научающего любви и нахождению смысла.

Четыре голубые книжечки, подаренные Марком Евгеньевичем. Из архива И.П. Марковой
Четыре голубые книжечки, подаренные Марком Евгеньевичем. Из архива И.П. Марковой

Вспоминаю, как на одной из лекций во время прохождения цикла повышения квалификации по психотерапии один из слушателей задал Марку Евгеньевичу вопрос: «Мы изучаем на Терапии творческим самовыражением характеры. Но как же может человек, изучая характеры, научиться любить?» Марк Евгеньевич ответил тогда очень просто: «Изучая разнообразные человеческие характеры в глубоком погружении в искусство, литературу, природу, прошлое, повседневность, человек сначала научается любви в широком смысле. Что такое любовь в широком смысле? Это любовь к природе, искусству, людям, делу, которым занимаешься, к земле, на которой родился и живешь. И только тогда, когда человек научается любви в широком смысле, в его жизнь может войти любовь в узком смысле — любовь к одному человеку».

Благодарю судьбу за знакомство с Марком Евгеньевичем, за встречу, определившую мой профессиональный путь, мое личностное становление. За долгие годы много было пережито сложного, но Марк Евгеньевич всегда был рядом, даже в теплых письмах, поддерживающих и направляющих, помогающих снова и снова ощутить свет творческого вдохновения, любви к жизни и смысл. И это было самым важным — почувствовать свет и смысл, чтобы жить дальше и творить добро.

***

Елена Александровна Эннс, клинический психолог, практикующий психолог-консультант, старший преподаватель кафедры общей и педагогической психологии Пятигорского государственного университета:

Дорогой Марк Евгеньевич!

С большой благодарностью и уважением могу сказать что знакомство с Вами в 1999 году было самым важным событием моей дальнейшей профессиональной жизни. На последнем курсе института я попала к Вам на цикл занятий по Терапии творческим самовыражением. Записи тех занятий у меня хранятся до сих пор, да и помню я их почти дословно: знакомство с человеческими характерами, аккуратное бережное понимание своих особенностей, гипнотическая песня, замирание перед Вашим авторитетом и внушительностью, желание впитать как можно больше на встречах, разборах, знакомство с коллегами по методу. Я напросилась писать у Вас диплом, к моему удивлению, Вы согласились. На все мои самые наивные вопросы я получила все ответы, такой заботой Вы меня окружили — в мою заполярную Воркуту высылали мне книги, чтобы я могла опираться в своей работе на них. Мне посчастливилось еще несколько раз бывать у Вас на циклах переподготовки. Отчетливо могу сказать: в моей многолетней ежедневной консультативной работе я опираюсь на строгость клинического подхода, который во мне заложили Вы, на примеры гуманности и любви к своим пациентам и студентам, которые я видела в Вашей работе, понимание себя, принятие своих сильных и слабых человеческих сторон произошло при изучении Терапии творческим самовыражением. Все это стало большой частью меня, и я за это очень Вам благодарна! Хочу поздравить Вас с Днем рождения и пожелать здоровья и благополучия Вам и Вашим близким!

С уважением и замиранием, Эннс Елена

***

Тамара Валерьевна Сикорская, кандидат психологических наук, экзистенциальный терапевт, держатель Европейского сертификата психотерапевта, действительный член, преподаватель и супервизор ОППЛ:

Мое знакомство с Марком Евгеньевичем случилось задолго до реальной встречи. В начале 90-х я участвовала в семинаре по библиотерапии, где «лекарством» была книга неизвестного мне «О характерах людей». Мы читали про разные человеческие проявления, искали в них свое. Я помню, что пережила глубокое волнение и удивление от текста, в котором были так глубоко и с состраданием описаны переживания людей очень разных характеров. Я подумала тогда, что автор любит меня больше, чем я сама. Этот автор — Марк Евгеньевич. Несколько лет спустя я нашла его и была очень рада вживую присутствовать в его удивительно доброй атмосфере. И когда Марк Евгеньевич согласился обучать Терапии творческим самовыражением страждущих коллег в Сибири, мы были бесконечно рады этой встрече. Это было время щедрого и вдохновляющего погружения и проживания метода. Марк Евгеньевич приезжал к нам в разное время года, неутомимо открывал нам горизонты характеров и их проявлений в культуре и природе, окутывал нас своей искренней любовью к делу, к людям. Он разговаривал с нами, смотрел на каждого из нас серьезно, с уважением, как-то на равных. Это было так удивительно после многих предыдущих отношений с вышестоящими «профессорами». Думаю, что такое искреннее и любящее присутствие и вовлеченность Марка Евгеньевича для каждого из нас было целительными и гуманистичными. Эта особенная культура быть с человеком. Наверное, в первую очередь, этой этике я училась у него. И с благодарностью думаю о дорогом Учителе.

***

Кристина Валерьевна Голованова, психолог, сотрудник Научной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова, координатор деятельности метода «Терапия творческим самовыражением» М.Е. Бурно (группа ТТСБ ВКонтакте):

С Марком Евгеньевичем и его методом ТТС меня познакомила Инга Юрьевна Калмыкова. Это был 2005 год, я училась на психологическом факультете и засланным казачком ходила смотрела как консультируют разные психологи. Инга Юрьевна была лучшей из лучших, она мне и подарила книгу М.Е. Бурно. Потом уже я дарила его книги людям, и многие так делали и делают, потому что, погрузившись в эту клинически-духовную правду жизни, тебе хочется со всеми ею делиться. Группу ВКонтакте, посвящённую методу ТТСБ, я создала в 2009 году. Постепенно туда стали добавляться люди, которые знакомы с методом Марка Евгеньевича, и этот процесс продолжается по сей день. В работе с Марком Евгеньевичем (переписка, а раньше и беседы в кабинете) мне очень нравится, что он всегда ответственен и откликаем на все вопросы и сложности. Все скрупулезно найдет, пришлет, объяснит, поддержит. Это железно. В его личностном отношении я хочу выделить одну черту, которая меня (как циклоида) поражает. Марк Евгеньевич много говорит и пишет об «особом эмоциональном контакте» врача и пациента, и я это как-то раз видела. На одном из общих семинаров на кафедре одна пациентка немного невпопад и очень долго начала из зала что-то комментировать. Я уже и мысль ее давно потеряла, и долго все это очень, а Марк Евгеньевич не только не прерывал ее, но и, судя по вопросам, которые он ей задал потом, все это время внимательно слушал ее и понял! Фантастическое терпение и терпимость.

Я очень благодарна судьбе за знакомство с Марком Евгеньевичем и его методом, это одна из тех вещей без которых моя жизнь была бы пуста. С Днем рождения! Здоровья и творческого вдохновения! Спасибо за всё! Мой подарок — это 39 слайдов о результатах деятельности метода ТТСБ у различных специалистов, на которых кратко и емко отражена вся соль метода и его результаты для людей (альбом «Результаты метода ТТС М.Е. Бурно» в группе ТТСБ ВК — https://vk.com/club10778982?z=album-10778982_301678878)!

***

Юлия Валерьевна Позднякова, художник, педагог, воспитатель детского отделения Московского НИИ психиатрии — филиала ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России:

Рада возможности поздравить на этой странице уважаемого, дорогого Марка Евгеньевича с днём рождения, пожелать ему самого светлого, поблагодарить за то, что он сделал для клинической психотерапии, особенно для российской. Считаю этот вклад бесценным, для меня это так.

То, что создал Марк Евгеньевич, его практический метод Терапия творческим самовыражением — реалистически тёплый, одухотворённый, наполненный любовью, сочувствием пациентам, подробнейше разработанный во всех тонкостях, трезво опирающийся на жизнь, неотрывный от российской культуры, природы, крепко стоящий на клиницизме. То есть идущий от природы души, от характера, личности человека, которому помогает. (Личность звучит в симптомах, пронизывает всю клиническую картину. В симптомах угадывается и защита от страдания.)

Училась методу у Марка Евгеньевича на нескольких учебных циклах ТТСБ на кафедре психотерапии РМАНПО, погружалась в чудесную вдохновительную неповторимую атмосферу его групп. Метод не всеобъемлющ, он клинический, а значит, показан не всем. Метод помогает дефензивным, тревожно-депрессивным людям. И там, где он показан, — он работает глубоко, мощно. Мягко, бережно, но и мощно. Убеждаюсь и убеждаюсь в этом в своей многолетней работе художника-педагога, воспитателя в детском психиатрическом стационаре — со страдающими детьми, подростками. Вижу, как они тянутся к такой помощи, как хочется им прояснить себя, понять себя, опереться на что-то в жизни своё. Знакомясь (конечно, посильно в нашем случае) с характерами, душевными расстройствами, порой с облегчением узнают себя, свои трудные и сильные стороны, потому что «теперь ясно, что со мной», потому что «я теперь принимаю себя, а раньше думал, что совсем неправильный, и как же жить, я не такой, как нужно». Прояснение личности из тумана, а в тумане часто отчаяние подростка, непонимание, как жить, тревога за будущее, боязнь рассказать родным о своих расстройствах, переживаниях… Ребята после занятий говорят: «жалко, что в школе не изучают характеры людей, ведь и профессию было бы легче выбирать…»

Много лет на своих занятиях с подростками наблюдаю, как метод способен вытаскивать из депрессивных расстройств, как порой молчаливое недоумение или категорический отказ потихоньку сменяется робким согласием попробовать «по-своему» (нарисовать, написать, слепить из пластилина…), а через какое-то время видишь, как это «по-своему» уже поселяется в подростке как своё естественное желание, и вот он сам уже вглядывается в свой рисунок другими глазами: где там его душевное движение, переживание, характер… а если срисовывал с картины, фотографии — сам уже сравнивает: «вот, я другой, чем там, видите, здесь что-то моё получилось…» И хоть немного оживает душой, втягиваясь в творчество (я каждый раз надеюсь, что это оживление запомнится, останется светлым следом после выписки из стационара, и будет сильнее тяготение к целебному творчеству, развитие в нём). Но это не само собой получается, это получается вместе с проживанием занятий о творцах, например, художниках с их характерами, трудностями, расстройствами настроения, с тем, как они помогали себе творчеством (по-разному, по-своему), с их картинами, в которых угадывается автопортрет души. С внутренним характерологическим сравнением себя с ними.

Благодарна Марку Евгеньевичу за возможность помогать детям, подросткам, не будучи медиком, но имея в руках в рамках своей профессии такой хороший «инструмент» — Терапию творческим самовыражением. Всё время с большой благодарностью чувствую его бесценную помощь в моей работе статьями, мудрыми, ясными, точными советами. Учусь работать лучше, действовать (и оживлять художественным и театральным творчеством, и вдохновлять, и рассказывать характеры, и предлагать выбирать созвучное, и применять разные приёмы ТТСБ, методики) — исходя из особенностей личности, клинической картины. Учусь понимать лучше ребят клинически, настолько, насколько это доступно мне, не медику, чтобы не навредить, чтобы увидеть природные защитные механизмы, не мешать им, поспособствовать им в творчестве. Понимать, кому что лучше помогает. Не удержусь, приведу здесь пример: девочка-подросток с навязчивыми мыслями, в том числе мучительного контрастного содержания, тянется сама к рисованию и тщательно, «до тютельки», срисовывает с фотографий понравившиеся лица и лица близких ей людей, интересных или близких душевно, духовно. Я сначала пыталась, как мне казалось, увести её в творчество, пыталась просить её не привязываться так к деталям, больше свободы, больше по-своему. Она слушала, но говорила, что ей так больше нравится, хотя вроде бы она со мной соглашалась. Но с удовольствием подробно продолжала копировать лица и за пределами творческой комнаты, в палате, практически целый день. Подсказанная Марком Евгеньевичем самозащита: аморфное душевное напряжение депрессивное конкретизируется в навязчивости, становится легче (конкретное переживается легче аморфного), но навязчивости мучают своим содержанием. А здесь, в рисовании её — те же навязчивости, смягчающее тревогу навязчивое подробнейшее срисовывание, и не надо этому мешать, этой стихийной самозащите. Пожалуй, более совершенной, потому что как бы тщательно ни срисовывала эта сложная душой депрессивная девочка, но личность её всё равно невольно проявляется, проглядывает в рисунке, она больше чувствует себя собой. Потому и настроение у неё лучше от рисования. Важный для меня урок.

Благодарю Марка Евгеньевича за то, что метод помогает и мне самой строить свою жизнь, опираясь на свою природу, на свой характер, помогает яснее понимать происходящее вокруг, людей, понимать, что моё, а что не моё, в самых разных областях.

Благодарна за то, работа в Терапии творческим самовыражением так интересна погружением в самые разные области жизни, культуры в поисках созвучного, в прояснении и укреплении своего мировоззрения. В природу, в науку, в искусство — пожалуйста, с помощью характерологии, в поисках себя. И вместе с подростками, отправляясь от того, что им интересно. В литературе — пожалуйста: характеры Печорина, Максима Максимыча, Грушницкого, Базарова, Обломова, Татьяны Лариной, Онегина, Ленского, Пьера Безухова, героев Чехова, героев басен Крылова, героев народных сказок. В физике, например, экспериментальные открытия синтонного Галилея и теоретические — аутистических характером своим Коперника, Кеплера… Терапия творческим самовыражением Марка Евгеньевича Бурно — без потолка, потому что опирается на жизнь, а жизнь бесконечна разнообразием индивидуальностей… Это вдохновляет.

Благодарна судьбе за встречу с Марком Евгеньевичем.

Так важно, чтобы метод ТТСБ полнокровно жил в нашей российской психотерапии, ведь сейчас такая востребованность в ней, так много нуждающихся в помощи людей с тревожными, депрессивными расстройствами, работал — для помощи людям. Терапия творческим самовыражением с её чудесной, тёплой, благотворной атмосферой живых, за чаем, за одним столом, групп — она ведь неназойливо учит страдающих людей помогать себе, находить свои собственные целительные творческие дороги, жить со смыслом в душе, полезно для общества.

Дорогой Марк Евгеньевич, Вам и Алле Алексеевне всем сердцем желаю здоровья, душевных сил, вдохновения, всего самого доброго!

***

Наталья Анатольевна Холопенко, психолог отделения психолого-педагогической помощи Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Уютный дом», председатель Методического объединения «Терапия творческим самовыражением» в городе Новокузнецке (от имени всего методического объединения):

Поздравляем Вас, дорогой наш и любимый Марк Евгеньевич, с днем рождения и такой замечательной датой! Мы — это новокузнечане, участники методического объединения ТТС Алёхина Татьяна Васильевна, Бессонова Надежда Максимовна, Гилёва Татьяна Александровна, Зырянова Виктория Олеговна, Мальцева Лариса Александровна, Савина Светлана Валерьевна, Холопенко Наталья Анатольевна. Уверена, что многие педагоги и психологи города Новокузнецк, знающие Вас и применяющие метод Терапии творческим самовыражением в своей практике и жизни, присоединяются к нашему поздравлению.

Мы желаем Вам, Марк Евгеньевич, крепкого здоровья, энергии, бодрого настроения и долгих лет, наполненных творчеством и теплом близких. Интересных Вам встреч, новых открытий в Терапии творческим самовыражением (ТТСБ), новых выступлений и публикаций! Пусть всегда рядом с Вами будут Ваши близкие и родные люди, талантливые ученики, верные соратники и единомышленники в ТТС!

Мы благодарны за Встречу, за возможность быть в ТТСБ и общаться с Вами, Марк Евгеньевич! Встреча эта продолжается уже более двадцати лет. Познакомились мы в 2000 году во время семинаров по ТТСБ в Новокузнецке. Это была интенсивная напряженная работа, в которой принимали участие психологи и педагоги нашего города. Десять дней в ходе одного семинара с девяти утра до семи вечера мы знакомились с миром Терапии творческим самовыражением и миром искусства, со своим характером через созвучие с музыкой, поэзией, литературой, наукой, посредством неожиданного переживания близости с известными большими людьми. Это было увлекательное, захватывающее погружение в новый мир. И, конечно, это было знакомство с автором метода ТТС, с удивительным человеком и профессионалом. Марк Евгеньевич сначала поразил широтой своих познаний литературы, искусства, науки. А впоследствии мы увидели чрезвычайно скромного, очень внимательного, доброго, деликатного и простого в общении человека, интеллигентного в полном смысле этого слова. Впоследствии состоялось еще два семинара, таких же интенсивных, увлекательных и насыщенных.

С Марком Евгеньевичем связано очень много в моей жизни — и в профессиональной, и в личной. В личной — участие в семинарах стало для меня личной терапией. А в профессии у меня появился Учитель и новое направление — одно из оснований психологической практики — Терапия творческим самовыражением М.Е. Бурно.

По окончании семинаров участники не смогли расстаться, настолько оказался силен импульс и переживание созвучия через близость с ТТСБ. Мы объединились в Региональное отделение Центра ТТСБ города Новокузнецка, председатель Алёна Сергеевна Манюкова. Встречи и новые занятия, участие в городских и региональных конференциях, издание методического пособия по ТТС, публикации статей и программ, разработанных участниками объединения. Участники объединения продолжали обучение ТТС на кафедре психотерапии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования в Москве.

Сейчас нас гораздо меньше, чем вначале. В составе — психологи образования и социальной сферы, частные психологи. Основа нашего объединения по-прежнему ТТС М.Е. Бурно. Мы так же встречаемся, разрабатываем и проводим новые занятия, проникаем в особенности характеров, помогаем друг другу в решении сложных моментов в практике применения ТТСБ.

Главным отличием сегодняшнего Методического объединения ТТСБ Новокузнецка, на мой взгляд, является активное применение ТТСБ, особенно характерологической креатологии, в психологической практике — в индивидуальном и семейном психологическом консультировании, в групповой работе с дефензивными клиентами, в профилактике профессионального выгорания у психологов социальной и образовательной сфер, в психологическом просвещении клиентов и психологов.

И ещё — ТТСБ стала частью нас и нашей жизни. Мы продолжаемся приближаться к себе, учимся видеть свои характерологические особенности, идти своей дорогой в творчестве, в профессии и в жизни. Учимся понимать особенности характеров людей, их созвучие или отсутствие созвучия с нами. И это помогает видеть людей реально и учитывать окружающих такими, какие они есть.

Я психолог, много лет (более 20) провожу психологические консультации для людей, в основном здоровых, в связи с различными психологическими проблемами. Характерология помогает мне в понимании сути проблем, в разрешении семейных, супружеских и детско-родительских конфликтов. Есть в моей практике уникальный для меня случай многолетнего (8 лет) консультирования клиентки с инвалидностью (2 группа) по психиатрии (ШтРЛ). Клиентка разрешила назвать себя — Рамиля Кашапова (41 год). Она регулярно лечится в психиатрической клинике, наблюдается у психиатра и настойчиво продолжает ходить на наши консультации. Цель работы с этой клиенткой — социально-психологическая поддержка, но база нашего сотрудничества — это ТТСБ. Провожу на консультациях творческие мастерские в индивидуальном режиме. И это откликается и дает плоды. Да, по-прежнему бывают обострения, да, лечение не прекращается, но клиентка почувствовала целебный вкус творчества, и жизнь её преобразилась. Рамиля рисует — копирует иллюстрации книг, открытки; копирует, составляет свои книги и издаёт их (около пяти книг); несколько лет обучается в художественной школе; пишет книгу о своей жизни.

Рисунки Рамили Кашаповой
Рисунки Рамили Кашаповой

Клиентка живёт полноценной жизнью — работает, замужем и мечтает прожить до старости вместе с мужем; наладились отношения с родственниками и коллегами. Очень важно, что Рамиля все больше понимает и принимает свои особенности, связанные с заболеванием, и умеет себе помогать. Рамиля передаёт Вам, Марк Евгеньевич, свои поздравления и наилучшие пожелания и свои рисунки. Уверена, что многие наши клиенты могли бы присоединиться к такому поздравлению.

Такой опыт стал для меня возможным благодаря ТТСБ и Вам, дорогой наш Марк Евгеньевич. Ваше вдохновение и забота в трудные моменты сохранило наше объединение. Ваше незримое присутствие и ощутимая реальная поддержка: огромное количество книг, материалов, Ваши письма, разъяснения к новым занятиям, фотографии и милые открытки к праздникам, — всегда помогают и радуют. Терапия творческим самовыражением стала для нас способом высветлять жизнь, наполнять её смыслом и вдохновением с осознанием пользы для себя и для людей.

Марк Евгеньевич, Вы для нас пример Человека, жизнь которого проникнута духом Терапии творческим самовыражением, добротой, силой, человечным отношением к людям. Мы Вас любим и желаем Вам, дорогой наш Марк Евгеньевич, здоровья, стойкости, сил и позитивного настроя, чтобы как можно дольше быть с нами, быть в ТТСБ и Быть Собой.

С любовью, Ваши новокузнечане Алёхина Татьяна Васильевна, Бессонова Надежда Максимовна, Гилёва Татьяна Александровна, Зырянова Виктория Олеговна, Мальцева Лариса Александровна, Савина Светлана Валерьевна и Холопенко Наталья Анатольевна

***

Наталья Алексеевна Наружная, психолог отделения психосоциальной реабилитации Тамбовской психиатрической клинической больницы, режиссер, творческий руководитель психотерапевтического театра «Мы»:

От всей души поздравляю замечательного Человека, Врача, Педагога Марка Евгеньевича с юбилеем!

С 1997 года я работаю медицинским психологом в Тамбовской психиатрической больнице. В 2001 году мы открыли отделение психосоциальной реабилитации на базе которого был создан и функционирует до сего дня психотерапевтический театр «Мы», в основу которого положены идеи Марка Евгеньевича об изучении себя и окружающих людей через освоение учения о психотипических особенностях. За это время театр вырос, окреп. «Мы» выступали в Москве на Инклюзивном фестивале искусств «Нить Ариадны» со спектаклем «Мухи-цокотухи», на различных площадках города Тамбова с целью популяризации метода Марка Евгеньевича.

Сегодня, в это тяжёлое время, подход, разработанный Марком Евгеньевичем, актуален как никогда. Наш театр сейчас стал инклюзивным, и мы трудимся на базе общественной организации людей с ментальными расстройства совместно с Молодёжный театром Тамбова. 28 февраля «Мы» играли спектакль о героях СВО и героях прошлых лет, на котором присутствовали мамы погибших ребят, ребят с тяжёлыми ранениями и родственники тех, кто находится на выполнении боевого задания. В их сердцах нашли отклик идеи и мысли Марка Евгеньевича.

Огромная благодарность и низкий поклон Вам за Ваш труд, огромное человеческое сердце и тот свет психотерапевтической мудрости, который мы, Ваши ученики, будем стараться достойно нести людям.

***

Сократ нашего времени

Александр Матвеевич Кантор, кандидат исторических наук, культуролог, психолог, преподаватель, психоаналитический консультант:

С годами все очевиднее, что у каждого у нас в душе присутствует свой собственный Сократ и даже не один — авторитет, наставник, советник, оппонент. Он бывает взят из реальной жизни, создан воображением и др. Говоря учеными словами, он поддерживает наше глубинное Я, особенно в моменты жизненных кризисов и поворотов судьбы. Марк Евгеньевич Бурно — именно таковой для меня, уже лет эдак 45. В начале, будучи, условно говоря, его пациентом, поскольку я попал в его терапевтическую группу с помощью моего друга, врача Григория А., ведь Марк Евгеньевич отбирал реально больных людей. В то время мало кто знал о существовании такой практики исцеления души, как психотерапия. Правда, в юности я успел прочитать книгу Владимира Леви «Охота за мыслью», очень меня заинтересовавшую. Других подобных популярных книг еще не выходило. И я по-своему пытался претворить ее в собственную жизнь, пытаясь понять себя и мир вокруг в период работы на заводе, срочной службы в армии, учебы в пединституте, учительствуя в средней школе, воспитании т.н. «трудных подростков». А еще были заморочки в личной жизни. Кроме того, это было время позднего брежневизма, душной атмосферы лжи и расщепленности, согласно анекдоту тех лет: «то, чего вижу, не слышу; а то, о чем слышу, не вижу»; в общем, народный диагноз «развитого социализма».

Учение Марка Евгеньевича о характерах и сам Марк Евгеньевич стали для меня одной из важных жизненных основ, тем, что ныне называют созданием — новой — идентичности. Вопреки окружавшей агрессивной советской идеологии ложного коллективного Я, Марк Евгеньевич предлагал опору на собственный природный, базовый характер. Требовалось его познать и развивать его ресурсы. Характер понимался как естественный, наследственно заданный и, стало быть, по мнению Марка Евгеньевича, подлинный, по лекалам которого в дальнейшем происходили социальные роли, профессиональные позиции, в сущности, судьба. И не только личная, но также культурно-историческая. Нахождение подлинного Я исцеляло психические расстройства. Марк Евгеньевич приводил немало примеров из клинической практики, памятников искусства, литературы… Позднее мы узнали М.Е. как замечательного писателя неизвестного ранее жанра «психотерапевтической словесности» — эссе, повестей, драматургии и создателя психотерапевтического театра.

При этом Марк Евгеньевич всегда подчеркивал клиническую, медицинскую природу своей характерологии, ее связь с классической, немецко-русской традицией вопреки хлынувшими с перестройкой психологическими теориями и технологиями западных авторов, которых он считал более гуманитарными, социально-философскими, абстрактными, особенно его раздражал психоанализ. Надо сказать, это меня-гуманитария огорчало, я считаю, что общие линии западных учений во многом перекликаются с российской традицией психотерапии (на сей счет я написал статью, любезно размещенную Марком Евгеньевичем в сборнике характерологических текстов, написанных его учениками и приверженцами). Впрочем, реально Марк Евгеньевич всегда мыслил и терапировал шире каких-либо психологических и, полагаю, психиатрических канонов, тем самым стимулируя теоретический и практический поиск. Собственно, само его учение о характерах предназначалось, по его словам, для дефензивных личностей с пассивно-оборонительным, избыточно чувствительным психическим складом мышления и поведения, а реально — клиническая характерология М.Е. оказалась гораздо шире.

Память сохранила много больше эпизодов встреч с Марком Евгеньевичем, практически — жизни двух поколений. Надеюсь, еще удастся об этом вспомнить и написать. А сегодня, в честь юбилея Марка Евгеньевича, желаю ему многия лета здоровья, бодрости, благополучия и, конечно, всегдашнего творчества!!!

Навсегда Ваш — Саша Кантор

***

Александр Борисович Павловский, клинический психолог:

К юбилейным поздравлениям Марку Евгеньевичу я могу присоединить своё мнение и печатные труды. То есть то, что сложилось в тесном общении с МЕ в былые годы. Сейчас воспоминания тех лет кажутся ещё более светлыми, а тот трудовой период вылился в создание своего характерологического подхода к ТТСБ применительно к терапии тяжёлых депрессивных больных. Это описано в работе по десятилетнему опыту ведения специфических больных в острых отделениях психбольницы и знаменует собой практическую пользу метода Терапии творческим самовыражения Бурно с данным контингентом. Я сердечно поздравляю Марка Евгеньевича от имени всех просветлённых его методом душ.

Марк Евгеньевич идёт своим светлым путём, не только постоянно совершенствуясь в своём методе, но и просвещая им других. Не каждому автору удается оставаться в рамках своего (в данном случае клинически обоснованного метода), не изменяя себе и методу по конъюнктурным соображениям. Это доказывает жизнеспособность труда всей его творческой жизни. Метод предполагает определённое, интеллектуально-здоровое развитие всех тех, кто этим методом занимается в его классическом, клиническом виде без разных девиаций и толкований. Как мне недавно сообщили сторонние читатели книг по ТТСБ: «...я душевно присоединюсь к поздравлениям Марку Евгеньевичу в его юбилей, и желаю ему всего самого светлого. За последний год книги МЕБ были для меня лучшим открытием».

***

Григорий Юрьевич Канарш, кандидат политических наук, старший научный сотрудник сектора социальной философии Института философии РАН, главный научный сотрудник Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета:

С Марком Евгеньевичем Бурно познакомился в начале 2000-х гг., когда обратился на кафедру психотерапии РМАПО в связи со своими душевными трудностями. Помню, что несколько удивил его вопрос на консультации: «Что чувствуете первичным: Дух или материю?» Еще не понимал тогда, что Бурно творчески, по-своему, использовал эту классическую марксистскую дихотомию для понимания природы человеческих характеров. Ответил тогда что-то в духе «сейчас, в современной философии, этот вопрос уже не актуален». Постепенно, все больше погружаясь в Терапию творческим самовыражением, стал писать статьи, очерки, основываясь на клинической характерологии. Марк Евгеньевич, как правило, все читал и неизменно поддерживал такое творчество, нередко высоко отзываясь даже о совсем небольших работах. Постепенно наши отношения с профессором переросли изначальные отношения «врач — пациент»: я сам постепенно становился специалистом в характерологии и ТТС, начал использовать метод характерологической креатологии уже непосредственно в своей профессиональной деятельности (социальная философия). Марк Евгеньевич радовался таким моим успехам, всячески поддерживал на этом пути. Дарил свои книги с теплыми дарственными подписями, приносил оттиски своих статей. Все больше проникаясь характерологией и ТТС, вообще клиническим мироощущением, жадно читал работы Бурно, продолжая использовать метод ХК в своей работе. С годами сотрудничество с Марком Евгеньевичем и Центром ТТС и ХК ППЛ становилось все более серьезным: в начале 2010-х гг. при поддержке гранта РГНФ мы с коллегами по Центру сделали большой проект: интернет-сайт «Естественно-научные исследования творческого процесса» (http://www.characterology.ru/). Затем, по инициативе Марка Евгеньевича, осуществили другой большой проект: подготовили и издали коллективную монографию «Психотерапия здоровых. Психотерапия России» (Психотерапия здоровых. Психотерапия России: практическое руководство по характерологической креатологии / сост. и отв. ред. Г.Ю. Канарш; под ред. М.Е. Бурно и Г.Ю. Канарша. М.: Ин-т консультирования и системных решений, 2015). Можно сказать, что почти все десятилетие — 2010-е гг. — прошли в моей работе под знаком тесного сотрудничества с Центром ТТС.

Не могу не сказать и о том, что регулярное посещение групп творческого самовыражения, которые еженедельно проводил профессор, стало для меня настоящим источником творческого вдохновения, а сами группы по сути превратились в творческую лабораторию. Нередко получалось так, что идеи, которые рождались в группе, ложились в основу моих будущих научных работ. Результат этого плодотворного десятилетнего сотрудничества — множество статей по социальной философии, опубликованных в ведущих журналах, и итоговая монография (Канарш Г.Ю. Справедливость, демократия, капитализм: пути модернизации России в XXI веке. М.: Ленанд, 2020). Последняя почти полностью написана на основе использования метода характерологической креатологии. Марк Евгеньевич неизменно читал все выходившие статьи, всегда, несмотря на свою занятость, давал «обратную связь»: как правило, высоко отзывался о работах, отмечал главное, что, с его точки зрения, было сказано в статье, давал ценные характерологические советы и комментарии. Такие отклики сами по себе становились важным стимулом для дальнейшей работы. При том, что коллеги-философы крайне неоднозначно относились к использованию мной характерологии в научных исследованиях, результаты такой работы часто оказывались интересными и весьма нетривиальными: неслучайно даже такие журналы, как «Вестник Российской академии наук», заказывали мне статьи для публикации, а в 2017 г. я был приглашен ректором Казанского федерального университета для прочтения публичной лекции на тему: «Как национальность влияет на социально-экономическую модернизацию» (https://www.youtube.com/watch?v=lj3GAyHAK2w).

Таким образом, тесное общение и сотрудничество с профессором Бурно на протяжении более чем десятилетия стало для меня мощным источником творческого вдохновения, стимулировало мою научную деятельность, позволило достигнуть важных результатов в профессиональной деятельности, и в целом — открыло новый взгляд на мир, взгляд из клинической характерологии и психотерапии. Взгляд, который представляется мне очень ценным.

Моя бесконечная благодарность Марку Евгеньевичу, всем коллегам по Центру ТТС и ХК, пожелания здоровья и долгих лет жизни нашему любимому и уважаемому Учителю.

С Юбилеем, дорогой Марк Евгеньевич!

***

Вадим Петрович Руднев, профессор, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник кафедры философии языка и коммуникации философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова:

Здесь я хочу рассказать о своем знакомстве с моим учителем по психиатрии Марком Евгеньевичем Бурно. Знакомство это состоялось по телефону в конце декабря 1990 года. Телефон М.Е. мне дал рижский психиатр Александр Михайлович Фалькенштейн на тот случай, если мне в Москве будет тяжело. И вот когда мне стало тяжело, я позвонил М.Е. Он меня огорошил известием, что А.М. Фалькенштейн покончил с собой, выбросился из окна больницы. М.Е. поначалу отнесся ко мне сдержанно. На консилиуме он сказал буквально следующее: «У вас ничего страшного нет, и вы это прекрасно знаете, но жить вам трудно и помогать вам нужно!» Так я был принят в психотерапевтическую гостиную. Поначалу мне все не понравилось. М.Е. повторял: «У нас не искусствоведческий кружок!»; «Изучайте характеры!» Он подарил мне одну из своих лучших книг «Трудный характер и пьянство». Я нашел в ней себя — психастеноподобный шизоид. Потом М.Е. со своей ученицей Леной Добролюбовой придумали полифонический характер, и я был вписан туда. Я помню, был доклад о Родене. Когда спросили моего мнения, я ответил, что все биографии делаются по шаблону, жизнь замечательных святых, как сказал однажды Лотман. М.Е. был недоволен. Но потом я никогда не слышал от него ни одного дурного слова. Ведь он психотерапевт, и он научил меня писать психотерапевтические книги. Однажды я пришел к нему в растерянности и сказал: «М.Е., я закончил книгу. Что же мне теперь делать?!» «Как что? — невозмутимо ответил М.Е. — Писать новую!» С тех пор, когда у меня нет депрессии, я пишу одну книгу за другой; наверно, я уже написал и издал порядка 50 книг, не считая переизданий. Когда вышла моя первая московская статья «Основания философии текста», он с уважением сказал: «Какая серьезная наука филология и аутистическая!» С годами мое ученичество переросло в психотерапевтическую дружбу. Мы вместе с М.Е. выступали по телевидению у Саши Гордона в программе «Психопатическая личность». Я никогда не был дома у М.Е., о чем продолжаю мечтать, и никогда не видел его жену Аллу Алексеевну, знаю о ней по замечательной книге М.Е. «Целебные крохи воспоминаний». Я желаю Марку Евгеньевичу здоровья и долгих лет жизни.

***

Кира Вадимовна Тельминова, координатор волонтеров Ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ», аспирант Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена:

Моё знакомство с методом ТТСБ совпадает с началом моей профессиональной деятельности. По образованию я специалист по социальной работе, у меня детский церебральный паралич вследствие родовой травмы. С одной стороны, я стараюсь в своей работе основываться на определенном понимании своего состояния, его преломлении в социализационном процессе. С другой стороны, понимаю, что моё положение в некотором смысле делает меня чрезвычайно узким специалистом. Переписка с Марком Евгеньевичем всегда даёт мне сил и профессиональной уверенности.

Первые мои занятия в группе в новокузнецком центре психолого-педагогической помощи (ведущая психолог И.Ю. Курбатова) влюбили меня в метод ТТСБ. Как участник группы, я почувствовала очень большую силу в осознании «своего». Во всем. В музыке, литературе, кино. Когда ты находишь и чувствуешь это «свое», оно становится только твоим. Как у Бродского: «Многое можно разделить: хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную — но не стихотворение, скажем, Райнера Марии Рильке», и в этом есть обретение силы и уникальности, обретение себя.

Именно моменты принятия своей внешности через работу в ТССБ в ситуациях заболеваний, связанных с нарушением опорно-двигательного аппарата, представляется мне актуальной. Опыт такой индивидуальной работы, изложен в моей статье «Работа с образом в ситуации инвалидности, как один из вариантов применения метода Терапии творческим самовыражением (М.Е. Бурно)» (интернет-версия «Профессиональной психотерапевтической газеты», 2014 год, выпуск 4, рубрика «Обмен опытом»).

Интересно, что буквально с начала этого года я вернулась к этой теме, расширив её практическую часть. На практике это означает предъявление своего изменённого образа в социальных сетях (на моей странице ВКонтакте, начало: https://vk.com/k.telminova86?w=wall13808591_7399). И далеко не всегда это положительные, красивые образы. Соответственно, и обратная связь порой прямо негативна. Возникает вопрос о целесообразности подобных экспериментов. Для меня он в принятии. В сломе парадигмы «красиво, здорово». Через образы, порой прямо противоположные своему характеру, мне удаётся более точно приходить к себе. В негативных отзывах мне видится не момент слома, а честное отношение и оценивание реальности. После такого опыта предъявления себя, страх и сомнения в своем внешнем виде в реальной жизни, практически ушёл, что расширило свободу общения. Это только мой, индивидуальный опыт и я благодарна Марку Евгеньевичу за то, что сила оказалась в наиболее уязвимой части меня!

Поздравляю Марка Евгеньевича с днём рождения! Желаю крепкого здоровья, всего самого наилучшего!

***

Александр Владимирович Шувалов, кандидат медицинских наук, врач психиатр-нарколог, патограф, член Российского общества медиков-литераторов:

Марка Евгеньевича знаю с 1994 года. Познакомил меня с ним некий «трансперсоналист» Дмитрий Мельников (с последним связи давно прерваны; квартира была во Фрязино, но работал чаще в Москве в «разных местах».). На м. «Автозаводская» был какой-то отдел наркодиспансера, где у Марка Евгеньевича был свой кабинет, свой «театр» и «ТТС»; думаю, что все «выходцы» оттуда же.

Я к тому времени никаких других патографических статеек, кроме как в газете «Медицинская правда» и других помельче, не имел. Вот Мельников и представил меня Марку Евгеньевичу как «кладезь» патографической информации, которую негде публиковать и которая может пригодиться в работе самого Бурно.

Одна деталь знакомства. У Марка Евгеньевича в это время закончилось какое-то небольшое совещание или групповая психотерапия. Из кабинета вышло человек пять, там горел яркий свет, и Бурно со всеми за руку попрощался. Потом Мельников здесь же в коридоре представил меня. Марк Евгеньевич быстро развернулся, пригласив меня за собой, в кабинете выключил все лампы кроме одной «тускло-настольной», закрыл в кабинет дверь, пододвинул к столику два стула и внимательно уставился на меня. Тогда он ещё слышал хорошо, и я быстро изложил ему свой патографический подход к творчеству и возможную издательскую «диспозицию».

У меня было с собой четыре статьи: «Святые или больные?», а также: о Хлебникове, о художнике Федотове и о Данииле Хармсе. Он быстро просмотрел первые страницы, проявил свой интерес и заявил, что постарается опубликовать все в «Независимом психиатрическом журнале», в редакции которого состоял (возглавлял её Юрий Савенко). И за год-полтора все четыре статьи вышли и до сих пор на них авторы ссылаются, когда пишут об этих лицах.

Марк Евгеньевич предложил принять меня в Российское общество медиков-литераторов, т.к. у меня уже был десяток-другой готовых рассказов. Он же предложил обратиться в издательство «Познавательная книга» (оно вроде давно перестало существовать), с которого и начались мои многолетние странствия по другим редакциям, пока сотрудник этого первого издательства, который успел ознакомиться с частью моей рукописи, переписав на себя все доверенности (мне затруднительно было часто ездить в Москву из Фрязино), но, разумеется, оставив моё авторство, хорошо отредактировал громадный текст «Безумных граней талантов», нашёл ход в издательство «АСТ» (моей ноги там и не было). В 2004 г. вышла сама книга, 15 авторских экземпляров я получил около подъезда его дома…

Но это уже больше обо мне, а не о Марке Евгеньевиче. К сожалению. Так как все дальнейшие мои издательские «успехи» с ним уже не были связаны, не считая тех рассказиков, которые он пропускал в сборнички Общества «РОМ-Л».

Стоит упомянуть помимо первой встречи и последнюю, в «Домике Чехова». Год не вспомню, но это было сразу после смерти М.И. Буянова в 2012 г., когда постепенно Общество и сама медицина стали заметно разваливаться. Мы выразили свои сожаления друг другу, и Марк Евгеньевич сказал мне такую фразу (цитирую почти дословно): «Александр Владимирович, во всяком случае мы с Вами можем с чистой совестью сказать, что сделали для лечения и медицины всё, что смогли. И честно смотреть людям в глаза. А теперь уж…» И махнул рукой…

О его психологических чертах наверняка точнее и лучше напишут те сотрудники, которые с ним работали. А мне больше добавить нечего. Только то, что Марк Евгеньевич сожалел, что мы с ним «вместе не сработались»; всегда был тактичен и вежлив.

***

Владимир Владимирович Тимохин, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Российского государственного университета им. А.Н. Косыгина, и Анна Александровна Шапорева, кандидат психологических наук, семейный психолог:

Марк Евгеньевич, с юбилеем! Пусть свет и тепло, которое вы несёте в этот мир, не гаснут и озаряют вашу жизнь так же, как вы озаряете нашу.

Очень хочется поздравить не только Марка Евгеньевича с юбилеем, но и всех нас с Марком Евгеньевичем!

Всех нас, кто при любом упоминании Марка Евгеньевича не может сдержать улыбку, рождённую тёплой радостью, охотно просыпающейся в душе.

Всех нас, кто, даже мимолётно столкнувшись с ним на курсах повышения квалификации, почитает его, как своего учителя.

Всех тех, кто ловит себя на поиске максимально точных и полезных формулировок. Пусть не всегда изящных, а порой может быть и тяжеловесных, но точных, понятных и полезных людям, которым мы их несём.

Для кого он не какой-то абстрактный холодный нраственный идеал, а очень близкий и теплый нравственный образец, не требующий от тебя великих свершений, но мягко направляющий творить посильное и ежедневное добро.

Островок стабильности и света в этом сумасшедшем мире. Именно благодаря Марку Евгеньевичу и выросшему вокруг него сообществу понимаешь, что всё вот это вокруг, громыхающее и пугающее, лишь видимость, а истинное, вечное проходит красной линией от ранней психотерапевтической прозы юбиляра через рассказы коллег о своей работе на Консторумских чтениях и туда, в будущее, которое несомненно, именно этими трудами, будет светлым и добрым.

Марк Евгеньевич, дай Вам бог здоровья и долгих-долгих лет, а всем нам душевных сил нести вашу готовность помогать страждущим по мере сил!

***

Елена Владимировна Романенко, педагог-психолог детского сада №27 «Микки Маус» г. Сургута:

В юбилей Марку Евгеньевичу…

Марк Евгеньевич зашел тихой поступью
И свечу зажег синим пламенем.
И тихонько присев на край стульчика,
Заговорил он волшебным голосом!
А история та была очень длинная,
Длинная, да душевная!
Всколыхнула в душе нотки тонкие,
Тонкие, но очень прочные!
Вспоминая времена те далекие,
Далекие, да счастливые!
С благодарностью низко кланяюсь,
Уважаемый Марк Евгеньевич!
Пожелаю Вам в этот славный день
Здоровья — да крепкого!
Духа — сильного!
Сердца — бьющегося!
Взора — радостного!
Жизни — долгой,
Долгой да счастливой!

С уважением, Е.В. Романенко
Сургут, март 2024 г.

Фото: группа «Терапия творческим самовыражением М.Е. Бурно ТТС» ВКонтакте. М.Е. Бурно перед выступлением реалистического психотерапевтического театра-сообщества «Души серебряные звуки» на Первом объединённом евроазиатском конгрессе «Психотерапия без границ: прошлое, настоящее и будущее» (2013 г.); фотографии из архивов Т.Е. Гоголевич, Л.В. Махновской, И.П. Марковой

Статьи к юбилею М.Е. Бурно:

В статье упомянуты
Комментарии
  • Виктор Ефимович Каган
    Виктор Ефимович Каган
    Берлин, Германия
    14.03.2024 в 12:57:02

    Дорогой Марк Евгеньевич! Приятно видеть, как много людей хотят поздравить Вас. Всегда с теплом помню первые мои встречи с Вашими статьями в ранних 1970-ых - это была психиатрия не рода и вида человека, а живого тёплого человека - большая редкость тогда. И первую нашу живую встречу в Ленинграда в отделении детских неврозов, и потом в Ленинграде, Москве, Архангельске. И работу в Независимой Психиатрической Ассоциации России, и конгресс Американской Психиатрической Ассоциации в Нью-Йорке. И нашу многолетнюю переписку. Спасибо за радость встреч и общения, за то, что они так свежо остаются в памяти и продолжаются насколько позволяют времена и возраст. С юбилеем Вас! Пусть жизнь будет добра к Вам и Вашим.

      , чтобы комментировать

    • Илья Иосифович  Шабшин
      16.03.2024 в 11:42:02

      Уважаемый Марк Евгеньевич! Примите мои поздравления с юбилеем! Лет тридцать назад мне довелось побывать на Вашем консилиуме на Автозаводской в качестве пациента. Помню Ваше внимание, вопросы, намерение помочь. Рад, что в моей библиотеке есть подписанная Вами книга. Здоровья Вам и всего самого доброго!

        , чтобы комментировать

      , чтобы комментировать

      Публикации

      Все публикации

      Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

      Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»