16+
Выходит с 1995 года
18 июня 2024
Характер Лисы

Со временем некоторые тревожно-депрессивные пациенты в группе творческого самовыражения чувствуют, что и сами могли бы подготовить какое-нибудь занятие и провести его в гостиной. Занятие, помогающее постигать свои характеры (характерологические радикалы). Какое-то занятие о природе, о культуре (писателе, художнике), о повседневной жизни людей — «через характеры».

Самое лучшее — если тема этого занятия рождается в душе пациента. Но чаще занятие сделать хочется, а тема не придумывается. Тогда можно предложить выбрать близкую тему из нескольких, многих возможных [3]. Или предложить что-то самое простое, пояснив, что простого в нашем деле, в сущности, не бывает, но может быть «первый, пробный шаг», а далее, в последующем занятии, можно уже дать поглубже.

Для примера приведу простое занятие о характере Лисы по башкирской народной сказке «Лиса-сирота» (в литературной обработке Андрея Платонова).

Кратко пересказываю сказку.

Медведь, Волк, Собака и Заяц построили избу на лесной поляне. Купили корову, пасли её, доили и собрали к осени целый батман топлёного масла. (Мне удалось узнать, что батман — это старинный башкирский деревянный сосуд, в котором готовили кумыс.) Поставили батман «на избу, под крышу», чтобы зимой брать масло понемногу и «жарить картошку». Попросилась в избу жить Лиса как «одинокая сирота». Приняли её, «скромную и тихую», «в свою семью». Узнала Лиса о спрятанном «батмане с топлёным маслом» и стала отлучаться из дома, как объясняла, то «дать имя новорождённому барсуку», то другому новорождённому. Сама же в это время найденное масло из батмана ела. Об именах новорождённых дома сообщала: «початок», «серёдка», «последок». Ударил мороз, а батман оказался пустым. Медведь придумал развести костёр, чтобы у вора масло в теле растопилось и потекло наружу. Одна лиса не заснула у костра, «стёрла масло с себя и обмазала им спящего Медведя». Медведь, проснувшись, предложил «развести костёр ещё жарче». Потом, «по своей зимней привычке, опять захрапел. А Волк, Собака и Заяц притворились спящими». «Вот где настоящий вор! А ещё прикинулась тихоней-сиротой!» — закричали притворившиеся спящими, заметив, что Лиса «начала стирать с себя масло и натирать им Медведя». Лиса стала отказываться, что ела масло. Тогда Лису связали и «стали держать близко к огню за лапы и хвост. Масло с неё так и потекло на костёр». «Дружная семья» выгнала Лису из избы.

Пересказав сказку, напоминаю, что есть до смешного общее в характерах людей и животных. Это даже изучают учёные [2, с. 104-105]. И это народ с древних времён рассказал в мудрых сказках.

Из прежних занятий о характерах, конечно же, все в нашей гостиной вспомнили, что у Лисы демонстративный характер с притворством.

Тут и притворство (я «одинокая сирота»), и живая хитрость (обмазала маслом Медведя), лживость («я не ела масла»).

Подумайте, спрашиваем, в чём ещё выразился демонстративный характер с притворством. Тут и притворство («я одинокая сирота»), и живая хитрость (обмазала маслом Медведя), лживость («я не ела масла»).

Подумайте, спрашиваем, в чём ещё выразился демонстративный характер у лис из сказок других народов. Сказок, совсем краткие пересказы которых можно прибавить к пересказу башкирской сказки.

Старуха в корякской (Камчатка) народной сказке «Лисичка» обманула Лисичку (сказала, что сала ей даст). А сама схватила её и убила. Сварила кусками лисье мясо и ушла шить на крышу землянки. Сын-мальчик зовёт её из землянки, чтобы Лисичку есть, а то она опять целой стала. Старуха-мать не торопится. А как пришла в землянку, заглянула в котёл, там — «только мясной отвар остался». «… куски лисьего мяса слиплись вместе, оделась лиса в свою шкуру и убежала».

В адыгейской сказке «Волк и Лисичка» Лисичка незаметно прогрызла в бочке Возчика дыру, и они с приятелем Волком по очереди съели из дыры весь мёд. Потом Лисичка вымазала спящего Волка мёдом. Когда Возчик и Волк проснулись, Волку пришлось признаться, что это он съел весь мёд, и Возчик его до полусмерти побил.

В сказке Индии «Как Лиса Волку отомстила» Лиса вогнала властителя джунглей Льва в ипохондрию и объяснила ему, что «опухоль» (волдырь от укуса комара) можно вылечить только тем, что приложить к ней сердце Волка, заместителя Льва. Жестокая вышла месть.

В народных сказках Лиса вообще обманывает, оставляет в дураках туповато-прямолинейного Волка. Во французской народной сказке «Волк и Лиса» Лиса после рыбалки уговорила Волка разрешить ей привязать к его хвосту тяжёлую корзину с наловленной рыбой. Когда волчий хвост оборвался (от тяжести), Лиса, чтобы Волк её за это не съел, потащила его, рассвирепевшего, Куцего, лечится к Кузнецу. Приказала Кузнецу раскалённый «железный хвост» приставить к Волку. Волк взвыл и, бесхвостый, удрал.

В немецкой народной сказке «Лиса и Кот» (из «Сказок братьев Гримм») рассказывается о насмешливом высокомерном отношении Лисы к Коту, пожелавшему познакомиться с ней, имеющей, по её словам, высокое образование, «полный мешок хитростей». У Кота была только одна хитрость — прыгнуть от собак на дерево. Лиса надменно пожалела за это Кота, но вскоре оказалась в зубах у собак, а Кот с дерева кричал ей, чтобы развязала свой мешок хитростей.

А в русской народной сказке «Овца, Лиса и Волк» (Из «Сборника Афанасьева») изображена изощрённая жестокая хитрость Лисы. Волк говорит: «А что, Овца, ведь на тебе тулуп-то мой?» Тогда Лиса заставляет Волка побожиться в этом и «поцеловать присягу». Волк готов, и Лиса указывает ему для поцелуя место — скрытый в зарослях капкан на тропинке. Капкан ухватил Волка за морду, а Лиса с Овцой убежали.

Японская народная сказка «Лиса по имени О-САН». Лиса-оборотень состарилась и уже не могла молодых парней морочить, превращаясь в молодую красавицу. Но однажды всё-таки превратилась она в юную девушку, чтобы подшутить над путником. Пригласила его ночевать к себе, накормила, а он вдруг увидел, что у неё из рукава торчит лисья лапа. И схватил девушку за руку. Огорчилась Лиса, и, жалкая, старая, пообещала уже больше никого так не морочить.

Все вместе в группе находим в этих сказках, что Лиса снова проныра (вымазала спящего Волка мёдом). Она может быть и утончённо жестокой в своей мстительности (посоветовала Льву вылечить комариный укус, приложив к нему сердце Волка). Но узнали, что Лиса может и сама быть обманутой (Старуха обещала Лисичку покормить, а сама сварила её в котле). И может быть жалкой, беспомощной (старая, не способная уже молодого путника обморочить, одурачить). Может быть, сравнительно безобидных Лис и называют в сказках чаще «Лисичками»?

Так тропою сказок подбираемся к человеческому демонстративному характеру и помогаем поставить вопросы для группы.

Вопросы всем присутствующим в психотерапевтической гостиной

  1. В чём самое существо демонстративного характера?
  2. Несёт в себе этот характер добро или зло?
  3. Как возможно попытаться поправить, смягчить тяжёлые для людей свойства такого характера?

К заключительному слову ведущего занятие

1. Существо демонстративного характера (склада, радикала) — в преобладании у взрослого человека живой красочной чувственности над одухотворённостью, склонностью к размышлению. Эта природная юношескость располагает к увлечённому, порою «детскому» позированию, тщеславию (стремление к славе вместе с высокомерием), способностью не думать о том, о чём не хочется, верить во что хочется, располагает к стремлению быть в центре внимания, к детской и не-детской хитрости, к душевно-холодноватой эгоистичности (в отличие от моложавых тёплых сангвиников (синтонных)), даже порою к стервозности [3, с. 103–104]. Всё это (в болезненных случаях — характерологически-истерическое), если только не в близких, домашних отношениях, не всегда затрудняет жизнь других людей. Не затрудняет, а даже радует своей демонстративно-театральной, демонстративно-писательской, поэтической чувственно-красочной, лирической незаурядностью. Всем этим демонстративные люди как бы платят остальным людям за трудности, неудобства, разочарования в житейских отношениях, в личном общении с ними.

Демонстративность — это почти постоянное осознанно-неосознанное желание нравиться. Проще всего, особенно в молодости, — нравиться, демонстрировать себя, свою внешность, косметику, игривость, актёрство. Многим зрителям это мало запоминается. Кстати, глубокие не демонстративные актёры (например, аутистические, психастенические) способны изображать, тоже на сцене, сложнейшие человеческие переживания, благодарно запоминающиеся потом созвучным им зрителям на всю жизнь.

Так называемые «чистые» демонстративные характеры встречаются гораздо реже, нежели разнообразные другие характеры с присутствием в них (с «примесью») демонстративного радикала. Этот демонстративный радикал способен прикрывать собою синтонную (сангвиническую), аутистическую, напряжённо-авторитарную характерологическую основу (стержень), как и другие основы.

В каждом из нас, как знаем, живут в «снятом» виде все животные дарвиновской эволюции, из которых мы произошли (рыбы, земноводные, млекопитающие и т.д.). Но, может быть, в демонстративных людях «живёт» побольше лис. «Лисье» в зачаточном своём виде тут и там присутствует, проглядывает в них, побуждая не только вспоминать народные сказки, но и побуждая к обычным житейским выражениям: «Ах, ты лиса хитрая!», «Ах, ты бабочка-красавица!» и т.п. [2, с. 105–107].

2. Добро или зло? Повторю наше старое: нет добрых и злых, дурных характеров, народов. Тема нравственности — глубокая, сложная тема. Она у нас впереди. Есть полнокровно-конкретные добрые и злые, недобрые полнокровно-конкретные люди (чаще добро и зло сложно перемешано в душе человека). Так же, как есть любимые, необходимые и вредные для человека конкретные животные.

Демонстративных людей множество. И нередко они трудны для многих в непосредственных, личных, жизненных отношениях с ними. Бывает, такому человеку остаётся служить в случае его высокой, талантливой художественной ценности для общества. Помогает во всех случаях вообще — научиться относиться к таким людям, затрудняющим нашу жизнь, терпеливо-снисходительно, как к детям. Научиться к пожилым из них относиться с сочувствием как к людям, способным всю жизнь радоваться лишь юности (юношескости) своей души и тела, презирающим увядание и ценности старости (старая Лиса-оборотень). Нередко они серьёзно трудны и для себя — к примеру, уродующими их косметическим операциями, в которых сами виноваты.

3. Возможно ли поправить, смягчить это неудобное для многих людей в демонстративном характере? Возможно, но, в основном, в детстве, юности ( в зрелости, старости это почти уже невозможно). Суть этой сложной психотерапевтической работы в таких болезненных случаях — помочь, во-первых, найти демонстративному своё общественно-полезное, яркое, сообразное его складу, место в жизни и служить ему.

Во-вторых, убедительно-дружелюбно показать-доказать, что для того, чтобы стоять в жизни как можно выше, как им хочется, — важно сделаться в известной мере противоположным себе. То есть, постараться воспитать в своём общении с людьми, вообще в образе жизни, пусть трудную для своего характера, но, хотя бы внешнюю, скромность со стремлением душевно и по-всякому помогать близким, вообще нуждающимся в твоей помощи.

Литература

  1. Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением (отечественный клинический психотерапевтический метод). — 4-е изд., испр. и доп. — М: Академический Проект; Альма Матер, 2012. — 487 с., илл.
  2. Бурно М.Е. О характерах людей (Психотерапевтическая книга). — изд. 7-е, испр. и доп. — М.: Институт консультирования и системных решений, Общероссийская профессиональная психотерапевтическая лига, 2019. — 592 с., илл.
  3. Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением / Под ред. М.Е. Бурно, Е.А. Добролюбовой. — М.: Академический Проект, ОППЛ, 2003. — 880 с., илл.

Художник: П.П. Репкин, диафильм «Лисичка со скалочкой» (1955)

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»