16+
Выходит с 1995 года
23 февраля 2024
О профилактике противоправного поведения подростков в России

Проблема профилактики противоправного поведения подростков является актуальной в любом обществе во все времена. В 60–80-х годах ХХ века профилактика заключалась преимущественно в психолого-педагогическом воздействии в системе образования, а также в рамках деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, органов опеки и попечительства и т. д. В макросоциальном масштабе в России существовал административно-карательный подход к предупреждению правонарушений, совершаемых подростками, в результате которого «с 1968 по 1988 гг. преступность несовершеннолетних выросла на 200%» (Беличева 2018, 19). В начале 90-х годов прошлого века во времена перестройки в России ученые отмечали увеличение доли несовершеннолетних в структуре общей преступности, их омоложение, а также всё большее количество девочек с ненормативным поведением. Под руководством С.А. Беличевой была разработана межведомственная охранно-защитная Концепция предупреждения девиантного поведения детей и подростков, реализация которой в 1990-х годах показала эффективность, так как преступность среди несовершеннолетних снижалась на 3–4% в год с 1994 года в течение нескольких лет. В связи с этим был принят Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.1999 № 120-ФЗ (Федеральный закон… 1999).

Со второй половины 2000-х годов С.А. Беличева, прикладывающая большие усилия по внедрению концепции в систему образования, службы социальной защиты и др., констатирует уход от исполнения основных положений в связи с «оптимизацией», резким снижением финансирования. Это повлекло за собой негативные последствия в виде не только характерных для детей и подростков девиантных форм поведения и увеличения числа правонарушений, но и появления новых форм противоправного поведения, например случаев вооруженного нападения на соучеников и педагогов.

Среди несовершеннолетних наибольшее распространение традиционно занимают преступления против собственности. Также все сотрудники, работающие с несовершеннолетними правонарушителями, отмечают большую латентность показателей подростковой преступности и придерживаются мнения, что регистрируется только одно из трех-четырех совершаемых ими преступлений.

На сегодняшний день юристы также отмечают, что две трети преступлений составляют кражи и грабежи, но, «в отличие от событий 10–15-летней давности, сегодня указанные преступления совершаются подростками более агрессивно и жестоко, темпы их роста остаются высокими» (Ульянова, Николаева 2017, 158); «в последнее время ситуация в молодежной среде усугубляется, подрастающее поколение вступает в группировки экстремистской направленности, субкультуры и прочие асоциальные объединения» (Спасибина 2019, 170); «появляются новые виды делинквентного поведения подростков: хакеры… циничные преступления ради удовольствия, убийства от скуки, избиение детей и пожилых людей в целях самоутверждения» (Бородина, Мушкина, Садилова 2014, 32), что усугубляется негативным влиянием на поведение детей и подростков средств массовой информации с демонстрацией насилия, сексуальной распущенности, употребления психоактивных веществ, в том числе Интернета, «когда дети сопрягают виртуальную “жизнь” с реальностью» (Белоусова, Осипов 2019).

Специалисты, включенные в практическую работу с подростками, отмечают, что на устойчивость любой формы девиантного поведения, в частности противоправного, решающее значение оказывают такие факторы, как более младший возраст и повторяющиеся образцы асоциального и антисоциального поведения (Морозов, Никитов 2017).

Итак, проблема профилактики противоправного поведения у подростков не теряет своей актуальности и должна совершенствоваться в соответствии с изменениями в обществе и изменениями в характере преступности детей и подростков. В связи с этим цель данной статьи заключается в систематизации сведений об основных направлениях профилактики противоправного поведения несовершеннолетних в современной России.

Материалы и методы

В обзор включались статьи, содержащие теоретические и эмпирические результаты, форма которых позволяет соотнести авторские выводы с дизайном проведенного теоретического исследования. Поиск литературы был осуществлен весной 2020 года посредством электронной библиографической базы данных eLibrary.ru. Поисковый запрос включал следующие слова и словосочетания: «профилактика, девианты, подростки». Было идентифицировано 1015 статей. Так как все эти статьи релевантны тематике данного исследования, то ввели ограничение по году издания статей, а именно за последние шесть лет (в период с 2014 по 2020 гг.).

Результаты

По результатам анализа данных, представленных в статьях, соответствующих критериям отбора, были выделены четыре основных направления, которые определяют содержательный характер профилактических мер, направленных на предотвращение противоправного поведения несовершеннолетних: клиническое, педагогическое, психологическое, социально-психологическое.

Клиническое направление

Данное направление связано с эмпирическими исследованиями какого-либо вида дизонтогенеза и особенностей поведения в виде определенного устойчивого синдрома, детерминирующего, в частности, противоправное поведение. При этом отмечается, что в последнее время наблюдается увеличение числа детей и подростков с нарушениями психического развития, влияющими на отклонения в их поведении. Так, статистические данные свидетельствуют о том, что у детей с гиперактивностью и дефицитом внимания, с неудовлетворительными детско-родительскими взаимоотношениями риск противоправного поведения выше в пять раз по сравнению с детьми без этих проблем (Тронева 2018).

Предлагаются к рассмотрению биомедицинский, социо-психологический, воспитательный и комплексный медико-психологический подходы коррекции нарушений поведения у детей и подростков с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (Кузьмина, Чижова 2019). В данном случае профилактика нарушений поведения и его коррекция носит симптомологический характер, эффективность весьма относительна. Достаточно перспективным для разработки эффективной программы предупреждения преступности лиц с психическими девиациями (начиная с подросткового возраста) является «изучение индивидуальных психопатологических и патопсихологических механизмов для разработки мер дифференцированной профилактики социально опасного поведения» (Гомонов, Труш, Тимохов 2018, 163). Обычно предлагается применять при работе с детьми и подростками с разными формами девиантного поведения групповые формы личностно-ориентированной (реконструктивной) психотерапии (Никитов 2016), позволяющие учитывать их психологические особенности и состояния (Халфина, Сафронова, Сафронов 2020).

В последнее время появляется все больше нейропсихологических исследований, в частности подростков с отклоняющимся поведением, где выделяются два основных нейропсихологических синдрома: первый обусловлен работой префронтальных отделов головного мозга и характеризуется недостаточной произвольной регуляцией поведения, на фоне которой наблюдаются «трудности контроля над эмоциями… недостаточная сформированность “социальных” эмоций (чувство долга, вины за проступки и пр.)… знают правила, но не выполняют их… сочетание агрессивности по отношению к сверстникам с негативизмом по отношению к взрослым» (Рахманина, Овсянникова, Тайсаева 2019, 51). Второй нейропсихологический синдром обусловлен недостаточностью левого полушария и дисбалансом в функциональном развитии правого полушария, при котором отмечаются такие особенности поведения, как сильное упрямство, вспыльчивость, «истеричность», низкая восприимчивость к поощрению или наказанию, негативизм, повышенная тревожность и т. д., «подростки живут и действуют полностью “здесь и сейчас”, не ориентируясь ни на возможные последствия своих поступков, ни на мнение окружающих» (Рахманина, Овсянникова, Тайсаева 2019, 52), а также не учитывая эмоциональные реакции близких людей (Султанова 2017). В данном случае профилактические и психо-коррекционные мероприятия носят относительный, неустойчивый характер.

Педагогическое направление

В рамках педагогического направления, при котором любая форма девиантного поведения связывается с недостатками воспитания, традиционно проводят мероприятия, направленные на профилактику и коррекцию девиантного поведения у детей и подростков, проверка эффективности которых осуществляется в процессе проведения формирующего эксперимента.

Так, анализируя различные подходы и формы превенции противоправного поведения подростков, некоторые авторы делают вывод о том, что большую роль играют: «Школа правовых знаний», где детей информируют о приемлемых формах поведения в обществе, допустимых границах поведения и последствиях их нарушения; создание групп волонтерской помощи, одной из целей которых является воспитание ответственности, сострадания, формирование духовных ценностей у самих привлеченных к волонтерской деятельности подростков; молодежный дискуссионный клуб «Прометей»; кружок «Толерантный мир» (Боташев 2018).

Еще одним направлением профилактики девиантного поведения является организация досуговой деятельности детей и подростков, в первую очередь для детей из семей группы риска. Здесь практические работники отмечают две основные трудности: недостаточное информирование о существующих формах и доступности досуговой деятельности, а главное, отказ самих подростков и их родителей от педагогического и/или психолого-педагогического взаимодействия со специалистами на фоне недостаточного регламентирования деятельности ряда социальных служб (Кревиц 2019).

Опытные сотрудники правоохранительной системы в рамках психолого-педагогического сопровождения несовершеннолетних осужденных и бывших воспитанников детских домов с инфантилизмом для профилактики совершения ими противоправных действий считают необходимым составлять комплексные индивидуальные программы, которые включают в себя нравственное и правовое воспитание, возможность получения образования, соблюдение традиций, изучение постулатов различных религий и т. д. (Сочивко 2020). При этом необходимо применять личностно-ориентированный подход, при котором личность рассматривается как продукт общественно-исторического развития и носителя культуры, «поэтому основная задача педагога-психолога в работе с подростками-девиантами — это создание условий для удовлетворения потребности подростков в самореализации и развитии их творческого потенциала» (Кривова, Пшеничнова 2020, 64).

Помимо этого, целесообразно включение в профилактическую работу лиц, значимых для подростков, и «активизация нравственной стороны любого вида деятельности, в который включаются подростки (спорт, туризм, творчество и т. д.)» (Федорова 2017, 69). Это мнение в какой-то мере перекликается с воззрениями других авторов, которые считают, что профилактика отклоняющегося поведения должна заключаться в духовно-нравственном воспитании с усвоением религиозных ценностей как базиса общественной морали в православной парадигме как превалирующей религии в нашей стране. Здесь речь идет о воспитании чести, совести, справедливости, ненасилии, признании прав и свобод личности и т. д. «Очень важно установить личную связь детей с православной культурой; русские духовные ценности должны стать ценностями молодежи…» (Теричева 2018, 268).

Психологическое направление

В рамках психологического направления считается, что наибольшая эффективность профилактических мер может быть достигнута только при обращении к личности детей и подростков с девиантным поведением, особенностями которой являются деформации ценностно-мотивационной системы, проблемы саморегуляции, неадекватная самооценка, низкий уровень развития рефлексии и т. д. Очевидна необходимость учета возрастных закономерностей развития детей и подростков.

Представляется интересным исследование эффективности различных психо-коррекционных воздействий на детей 7–10 лет и подростков 11–13 лет с разной степенью интенсивности девиантного поведения: достаточно убедительно показано, что наиболее эффективным является тренинг развития коммуникативных навыков, в результате которого наблюдаются «позитивные личностные изменения (повышение самооценки, самопринятия, повышение уровня эмоционального контроля, саморегуляции и т. д.), снижающие степень девиантности» по сравнению с арт- и сказкотерапией (Вяткин, Невструева, Терехова и др. 2016, 496).

Другие авторы с опытом работы в психологической службе отдела воспитательной работы с осужденными УФСИН России по Воронежской области достаточно убедительно аргументируют необходимость прорабатывать различные аспекты жизненных перспектив подростков с противоправным поведением, так как выявили «противоречивое отношение к прошлому, настоящему и будущему, выраженный разрыв между ними; предпочтение функции исполнителя…; низкий уровень осознанности своих жизненных предназначений; низкий уровень реалистичности и согласованности временной перспективы… живут одним днем, планируют будущее только на ближайшие пять лет…» (Красненкова, Маркова 2018, 116).

Также появились программы профилактики в парадигме диспозиционного подхода с попытками установить значимые взаимосвязи между свойствами личности и особенностями поведенческих актов с прогностической оценкой вероятности определенных форм поведения, в частности противоправного.

Исследования показали, что из пяти интегральных диспозиций — «экстраверсия», «нейротизм», «склонность к согласию», «добросовестность», «открытость опыту» — противоправное поведение детерминирует такая диспозиционная черта, как «склонность к согласию» (Mededović 2017); в случае антисоциальной креативности у подростков отрицательным предиктором является «добросовестность» (Мешкова, Ениколопов, Кудрявцев и др. 2020).

Вследствие этого одной из основных задач профилактической работы с подростками, направленной на предотвращение противоправного поведения, является регуляция установок, воздействие «на систему различных внутренних побуждений, регулирующих и корректирующих личностные качества, характеризующие отношение к действиям и поступкам людей» (Кириллова 2020, 192), а также развитие умения противостоять воздействию со стороны и вырабатывать собственную, независимую линию поведения (Рождественская 2015).

Итак, одной из ведущих мишеней профилактики противоправного поведения и риска повторения противоправных деяний подростками является обращение к их личности, формирование жизненной перспективы на основе способности к краткосрочному и долгосрочному планированию своих действий, осознания причинно-следственных связей и ответственности за свои решения и т. д.

Социально-психологическое направление

В настоящее время к социально-психологическим профилактическим мероприятиям относят программы, направленные на усвоение социальных норм и правил поведения как у самих подростков, так и у их окружения. При данном подходе на первый план выступает информирование о принятых в обществе нормах поведения.

По мнению некоторых авторов, «девиантное поведение… есть слепок с социальных отношений в обществе» (Небежева, Гогицаева 2018, 548), поэтому «одним из основных видов коррекции девиантного поведения детей подросткового возраста является демонстрация замещающего образца — образца правильного социально-приемлемого поведения (например, демонстрируемого в формате художественного произведения — фильма, рассказа)» (Зауторова 2018, 55) с параллельным проведением занятий в образовательных учреждениях для детей и подростков по темам «Предупреждение групповых преступлений несовершеннолетних», «О вреде энергетических и слабоалкогольных напитков», «О вреде насвая» и пр. (Полевая 2016, 22).

В рамках социального контроля предлагается другой подход, заключающийся в идее воссоединяющего стыда (Ярошевич 2019), где во главу угла ставятся профилактические мероприятия по формированию у подростка внутреннего порицания своего поведения и «признание страдания» у жертв его поведения с опорой на значимых других, близких ему людей, которые являются его социальным ресурсом.

В последнее время появляются принципиально иные подходы к профилактике девиантного поведения у детей и подростков, ориентированные не только на тех, кто уже совершил правонарушения, но и на тех, кто входит в группу риска. Здесь речь идет о кибергигиене и/или кибербезопасности, так как, с одной стороны, «в офлайн-жизни подростки подвергаются кибербуллингу (52%), попадают в неприятные ситуации (7%), имеют опасный онлайн-контакт (23%) при использовании сайтов соцсетей» (Жукова, Айсмонтас, Макеев 2019, 126), с другой стороны — они сами инициируют различные варианты буллинга, хакерство, кибермошенничество и т. д. (Antipina, Bakhvalova, Miklyaeva 2019; Богдановская 2014). Главное, они не понимают, что их действия в интернет-пространстве являются агрессивными в реальном режиме в отношении других людей, поскольку «кибербуллинг… может иметь замещающий характер и включать в себя элементы фантазии (представления кибербуллера о реакции жертвы), что сближает его с иллюзорно-компенсаторными свойствами аддиктивного поведения» (Дозорцева, Кирюхина 2020, 86). Все это требует разработки нового или модифицированного подхода к профилактике противоправного поведения подростков в интернет-пространстве.

Обсуждение

Предпринимаемые меры, к сожалению, не приводят к снижению преступности у несовершеннолетних, что отразилось в разработке Концепции развития системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на период до 2020 г. и закреплено в Распоряжении Правительства РФ от 22.03.2017 г. № 520-р (Распоряжение Правительства РФ… 2017). К основным причинам относят:

  1. слабую профилактическую работу;
  2. плохую организацию общественной работы с несовершеннолетними;
  3. отсутствие воспитательной функции в системе обучения;
  4. недостаточную организацию системы безопасности учебных заведений;
  5. проблемы межведомственного взаимодействия;
  6. излишне мягкую ответственность за совершение преступления;
  7. отсутствие системы пробации (форма условного осуждения, при котором осужденный должен исполнять определенные правила поведения, а сотрудник службы пробации — осуществлять контроль за исполнением этих правил) (Ульянова, Николаева 2017, 162).

Следует отметить, что, несмотря на многолетние обсуждения, служба пробации пока не создана.

Анализируя профилактическую работу с несовершеннолетними правонарушителями в современной России, ряд авторов обращаются к опыту А.С. Макаренко и констатируют, что «никакое педагогическое средство не может быть объявлено постоянным, полезным и одинаково эффективным во всех жизненных ситуациях» (Гутова, Лицук, Пенкина и др. 2020, 76), тем самым объясняя недостаточную результативность применяемых профилактических мер и обосновывая необходимость разработки и внедрения новых программ с учетом психологических особенностей современных подростков и социального контекста их развития. Другие авторы во главу угла ставят профессионально-психологическую готовность сотрудников правоохранительных органов к разработке и участию в мерах по профилактике противоправного поведения у детей и подростков, в частности, прокурорских работников с высоким уровнем коммуникативной компетентности, эмоциональной устойчивостью и доминированием внутренней мотивации к данному виду работы (Фалкина 2019).

Скорее всего, одна из наиболее значимых причин недостаточной эффективности предлагаемых профилактических мероприятий заключается в разном видении специалистами различных служб среднестатистического портрета детей и подростков с противоправным поведением, что затрудняет взаимодействие между ними при решении общей задачи.

В Санкт-Петербурге в середине 2010-х годов проведено исследование подростков с девиантным поведением с позиций социального контроля исходя из дискурсов субъектов, его осуществляющих, в виде конструирования ими образа нарушителя норм. Так, полицейские отмечают правовой нигилизм, авторитет группы, ситуативность поведения с отсутствием временной перспективы, эмоциональные нарушения, более глубокие и стремительно формирующиеся нарушения поведения у девочек по сравнению с мальчиками; учителя рассматривают неблагополучные условия семейного воспитания детей с пятого по девятый класс в сочетании с часто встречающейся задержкой психического развития; сотрудники государственных социо-защитных служб описывают безволие, лень подростков и их группирование вокруг лидера с криминальной направленностью, ориентацию социальной активности на получение удовольствия с утратой осознания последствий своих действий на фоне отсутствия гендерных различий (Шипунова 2017).

Исходя из описываемых дискурсивных образов подростков с ненормативным, противоправным поведением у сотрудников разных служб возникают отличающиеся друг от друга представления о содержательной части предлагаемых профилактических программ, разное видение методологических основ превентивных мер. Единственное, что их объединяет, — это стремление добиться от детей и подростков соблюдения принятых в обществе социальных норм поведения.

Представляется перспективным функционально-ролевой подход, в соответствии с которым каждый человек вне зависимости от возраста, «хочет он того или нет, должен выполнять в меру своих сил, способностей и возможностей ролевые функции» (Селиваненко 2019, 42), «выполнению этих ролевых функций, по сути, посвящена жизнь каждого человека, кем бы он ни был… как он выполняет их, зависит от того, как он подготовлен к ним, какие он имеет знания, умения, навыки, опыт» (Зуйкова, Сафронов 2015, 161). Иными словами, появляются конкретные цели профилактических мероприятий.

В последнее время предлагается структура профилактической работы с девиантными подростками в образовательных учреждениях для несовершеннолетних с обоснованием методологических основ, перечислением требований к организации психопрофилактики, предложением использовать алгоритм в виде «цикла деятельности психолога» в рамках межведомственного взаимодействия (Богданович, Делибалт 2020). Отдельно акцентируется внимание на многоплановости, сложности взаимосвязи между теоретической и практической деятельностью; предлагается предметно-ориентированная парадигма в виде «гексагона, вершины которого занимают: криминальная психология, правовая психология, девиантология, судебная психология, превентивная психология» (Клейберг 2020, 164).

Возможно, следует вернуться к межведомственной охранно-защитной Концепции предупреждения девиантного поведения детей и подростков, которая была разработана группой специалистов под руководством С.А. Беличевой, внедрена в практику в масштабах страны и доказала свою эффективность.

Выводы

В результате обзора публикаций за последние шесть лет, посвященных проблемам профилактики противоправного поведения у подростков, выделено четыре направления работы в зависимости от области теоретической и практической деятельности: клиническое, педагогическое, психологическое и социально-психологическое. Обобщая сведения, представленные в проанализированных публикациях, можно констатировать, что практически все авторы отмечают необходимость разработки программ профилактики девиантного поведения у несовершеннолетних и их внедрение. Наряду с этим обращается внимание на недостаточную эффективность представленных программ, так как отмечается не только рост противоправных деяний, совершаемых подростками, но и омоложение преступности, изменение мотивации, появление новых форм, повышение тяжести преступлений и т. д. Отмечается необходимость комплексного межведомственного подхода к профилактике противоправного поведения подростков.

Литература

  1. Беличева, С. А. (2018) Переход в России от административно-карательной к охранно-защитной превенции отклоняющегося поведения несовершеннолетних. В кн.: С. И. Беленцов (ред.). Социальное здоровье подростков и молодежи: основа нравственного благополучия современного общества: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции, 01–02 ноября 2018 г., Курск. Курск: Университетская книга, с. 19–21.
  2. Белоусова, И. В., Осипов, В. М. (2019) К вопросу о девиантном поведении подростков. В кн.: Н.Ю. Гуляев (ред.). Современное образование: Актуальные вопросы, достижения и инновации. Пенза: Наука и Просвещение, с. 127–129.
  3. Богданович, Н. В., Делибалт, В. В. (2020) Профилактика девиантного поведения детей и подростков как направление деятельности психолога в образовательных учреждениях. Психология и право, т. 10, № 2, с. 1–14. DOI: 10.17759/psylaw.2020100201
  4. Богдановская, И. М. (2014) Подростковые мифы как предпосылки саморазрушающего поведения в современных социокультурных условиях. Научное мнение, № 10-2, с. 51–62.
  5. Бородина, Н. В., Мушкина, И. А., Садилова, О. П. (2014) Анализ отечественного и зарубежного опыта в профилактике делинквентного поведения подростков. Путь науки, т. 2, № 9 (9), с. 31–37.
  6. Боташев, Э. С. (2018) Психолого-педагогические особенности профилактики молодежных девиаций в ходе обучения и воспитания. Экономические и гуманитарные исследования регионов, № 6, с. 21–28.
  7. Вяткин, А. П., Невструева, Т. Х., Терехова, Т. А., Санина, Л. В. (2016) Методы психокоррекции личности несовершеннолетних в системе раннего предупреждения их преступного поведения. Всероссийский криминологический журнал, т. 10, № 3, с. 487–498. DOI: 10.17150/2500-4255.2016.10(3).487-498
  8. Гомонов, Н. Д., Труш, В. М., Тимохов, В. П. (2018) Личность преступника с психическими девиациями. Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и Право, № 5, с. 156–164.
  9. Гутова, С. Г., Лицук, А. А., Пенкина, Н. В. и др. (2020) Социально-культурные, информационные и правовые ресурсы развития современного общества. Нижневартовск: НВГУ, 168 с.
  10. Дозорцева, Е. Г., Кирюхина, Д. В. (2020) Кибербуллинг и склонность к девиантному поведению у подростков. Прикладная юридическая психология, № 1 (50), с. 80–87.
  11. Жукова, Н. В., Айсмонтас, Б. Б., Макеев, М. К. (2019) Цифровое детство: новые риски и новые возможности. В кн.: О. Н. Усанова (ред.). Инновационные методы профилактики и коррекции нарушений развития у детей и подростков: межпрофессиональное взаимодействие: Сборник материалов I Международной междисциплинарной научной конференции 17–18 апреля 2019 г. М.: Когито-Центр, с. 123–128.
  12. Зауторова, Э. В. (2018) К вопросу о коррекции и профилактике девиантного поведения подростков. Образование и наука в России и за рубежом, т. 44, № 9, с. 52–55.
  13. Зуйкова, А. А., Сафронов, А. И. (2015) Применение психосемантического подхода в диагностике личностных качеств выпускника образовательных организаций с позиций квалификационных требований ФГОС. Российский научный журнал, т. 46, № 3, с. 124–128.
  14. Кириллова, Е. Б. (2020) Личностные психологические детерминанты предрасположенности подростков к девиантному поведению. Диссертация на соискание степени кандидата психологических наук. М., Академия управления МВД России, 231 с.
  15. Клейберг, Ю. А. (2020) Теоретико-методологические обоснования психологии девиантного поведения. В кн.: В. Козлов, А. Карпов, В. Мазилов, В. Петренко (ред.). Методология современной психологии. Вып. 11. Ярославль: ЯрГУ им. П. Г. Демидова, с. 149–165.
  16. Красненкова, С. А., Маркова, И. И. (2018) Социально-психологические особенности жизненных перспектив делинквентных подростков. Вестник института: преступление, наказание, исправление, № 1 (41), с. 111–117.
  17. Кревиц, А. В. (2019) Индивидуальное сопровождение несовершеннолетних и их семей, находящихся в конфликте с законом, как психолого-педагогическая проблема. Вопросы педагогики, № 6–1, с. 53–56.
  18. Кривова, Ю. Е., Пшеничнова, И. В. (2020) Личностно-ориентированный подход в работе педагога-психолога с подростками с девиантным поведением. European Journal of Natural History, № 2, с. 62–66.
  19. Кузьмина, Т. И., Чижова, А. О. (2019) Многообразие подходов к исследованию и коррекции нарушений поведения у детей и подростков (на примере синдрома дефицита внимания с гиперактивностью). Клиническая и специальная психология, т. 8, № 1, с. 1–18. DOI: 10.17759/cpse.2019080101
  20. Мешкова, Н. В., Ениколопов,С. Н., Кудрявцев, В. Т. и др. (2020) Возрастные и половые особенности личностных предикторов антисоциальной креативности. Психология. Журнал Высшей школы экономики, т. 17, № 1, с. 60–72. DOI: 10.17323/1813-8918-2020-1-60-72
  21. Морозов, А. В., Никитов, Н. И. (2017) Формирование адекватных нравственных ориентиров у несовершеннолетних как фактор профилактики девиантного и делинквентного поведения. В кн.: Д. В. Сочивко (ред.). Научное обеспечение психолого-педагогической и социальной работы в уголовно-исполнительной системе. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 25-летию со дня образования психологической службы уголовно-исполнительной системы. Рязань: Академия права и управления ФСИН России, с. 666–679.
  22. Небежева, А., Гогицаева, О. У. (2018) Причины девиантного поведения подростков. В кн.: А. В. Шаболтас, С. Д. Гуриева (ред.). Психология XXI века: психология как наука, искусство и призвание: Сборник научных трудов участников международной научной конференции молодых ученых: в 2 т. Т. 1. СПб.: ВВМ, с. 548–555.
  23. Никитов, Н. И. (2016) Социально-психологические аспекты девиантного поведения несовершеннолетних. В кн.: В. В. Козлов (ред.). Психология XXI столетия. Новые возможности: Сборник по материалам ежегодного Конгресса «Психология XXI столетия». Ярославль: Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского, с. 167–169.
  24. Полевая, Н. М. (2016) Социально-профилактическая работа, осуществляемая с подростками-девиантами. Научное отражение, № 2 (2), с. 21–23.
  25. Распоряжение Правительства РФ от 22 марта 2017 г. № 520-р «Об утверждении Концепции развития системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на период до 2020 года». (2017) [Электронный ресурс]. URL: https://legalacts.ru/doc/rasporjazhenie-pravitelstva-rf-ot-22032017- n-520-r-ob-utverzhdenii/ (дата обращения 05.08.2020).
  26. Рахманина, И. Н., Овсянникова, Т. Ю., Тайсаева, С. Б. (2019) Особенности нейропсихологического пространства подростков с отклоняющимся поведением. Вестник психотерапии, № 72 (77), с. 46–57.
  27. Рождественская, Н. А. (2015) Девиантное поведение и основы его профилактики у подростков. М.: Генезис, 216 с.
  28. Селиваненко, А. А. (2019) Теоретические основы исследования социально-психологических технологий преодоления отклоняющегося поведения. Научные вести, № 5 (10), с. 38–43.
  29. Сочивко, О. И. (2020) К вопросу о ресоциализации личности осужденных. Прикладная юридическая психология, № 1 (50), с. 68–72.
  30. Спасибина, Е. С. (2019) Актуальные модели позитивной профилактики девиантного поведения обучающихся в современных социокультурных условиях. Образование и наука без границ: фундаментальные и прикладные исследования, № 9, с. 170–173.
  31. Султанова, А. В. (2017) Нейропсихологический подход к обеспечению психического здоровья детей и подростков. Медицинская психология в России, т. 9, № 1 (42), статья 7. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mprj.ru/archiv_global/2017_1_42/nomer07.php (дата обращения 13.07.2020).
  32. Теричева,Т. В. (2018) Роль православной культуры в профилактике асоциального поведения несовершеннолетних. В кн.: С. И. Беленцов (ред.). Социальное здоровье подростков и молодежи: основа нравственного благополучия современного общества: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции, 01–02 ноября 2018 г., Курск. Курск: Университетская книга, с. 266–268.
  33. Тронева, В. Н. (2018) Девиантное, делинквентное и аддиктивное поведение несовершеннолетних. Научный вестник Волгоградского Филиала РАНХИГС. Серия: Юриспруденция, № 2, с. 38–46.
  34. Ульянова, А. А., Николаева, О. В. (2017) Динамика и состояние преступности несовершеннолетних: региональный аспект. В кн.: В. Е. Степенко (ред.). Современные проблемы уголовного права и процесса: Сборник научных трудов. Хабаровск: ТГУ, с. 158–165.
  35. Фалкина, С. А. (2019) Профессионально-психологическая готовность прокурорских работников к деятельности в сфере профилактики правонарушений несовершеннолетних. В кн.: О. Д. Ситковская (ред.). Юридическая психология. Сборник научных трудов университета прокуратуры РФ. Вып. 5. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, с. 185–194.
  36. Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (ред. от 03.07.2016). [Электронный ресурс]. URL: https://base. garant.ru/12116087/ (дата обращения 13.07.2020).
  37. Федорова, Г. Г. (2017) Делинквентное поведение несовершеннолетних и пути его профилактики. Социальная педагогика, № 4–5, с. 61–69.
  38. Халфина, Р. Р., Сафронова, Е. В., Сафронов, А. М. (2020) Психологические особенности склонности к делинквентному поведению подростков. Вопросы психического здоровья детей и подростков, № 1, с. 75–79.
  39. Шипунова, Т. В. (2017) Дискурсивная презентация нарушителя норм в коммуникативной модели социального контроля. Вестник Санкт-Петербургского университета. Социология, т. 10, № 4, с. 441–453. DOI: 10.21638/11701/spbu12.2017.405
  40. Ярошевич, Е. А. (2019) Концептуальная рамка социально-педагогической профилактики подростково-молодежной девиантности как элемента рестриктивного социального контроля. В кн.: Е. К. Сычовая (ред.). Итоги научных исследований ученых МГУ им. А. А. Кулешова 2018 г. Материалы научно-методической конференции, 25 января — 7 февраля 2019 г. Могилев: МГУ им. А. А. Кулешова, с. 175–177.
  41. Antipina, S., Bakhvalova, E., Miklyaeva, A. (2019) Cyber-agression and problematic behavior in adolescence: Is there connection? Communications in Computer and Information Science, vol. 1038, pp. 635–647. DOI: 10.1007/978-3-030-37858-5_54
  42. Mededović, J. (2017) The profile of a criminal offender depicted by HEXACO personality traits. Personality and Individual Differences, vol. 107, pp. 159–163. DOI: 10.1016/j.paid.2016.11.015

Финансирование: Статья подготовлена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 20-013-00437).

Источник: Горьковая И.А. Направления профилактики противоправного поведения подростков в России // Психология человека в образовании. 2020. Т. 2. №3. С. 265–276. DOI: 10.33910/2686-9527-2020-2-3-265-276

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»