• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

29 октября
Онлайн

Круглый стол «О жизни Ученого, Психолога, Учителя и Человека — к 100-летию со дня рождения Льва Ильича Уманского»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

6 декабря
Москва

Съезд дошкольных и школьных психологов в области образования

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь

Незримое Солнце Самости: наброски идей и мыслей

/module/item/name

«На данный момент я не обнаружил никакого устойчивого
определенного центра в бессознательном,
и я не верю, что такой центр может существовать.
Я верю, что то, что я называю Самостью,
является идеальным центром… мечтой о целостности».
К. Юнг [1]

«Я не хочу вводить в заблуждения,
будто бы мне что-то известно о природе «центра» (самости) —
потому что самость попросту непознаваема…»
К. Юнг [2]

В своих работах о Самости Юнг осознавал, по крайней мере на теоретическом уровне, что самость принципиально непознаваема, хотя бы потому, что нельзя познать себя в терминах себя, впрочем, как и познать себя в терминах других — зеркало отражения сознания вернет отражение того же своего сознания, но не реальность, которую она не способна адекватно отразить. И, тем не менее, символы Самости — реальны. Мандалы, астрологические гороскопы, Золотой Цветок, лилия, темный пруд, озеро и т.п., — все это символы, которые в юнгианской аналитической психологии относят к символам архетипа Самости или Я-сам — центрирующего, ядерного психического объекта личности, обретающего символику очертания круга с обозначенным или предполагаемым центром внутри. Но каким образом в психическом пространстве личности зарождается архетип Самости и его символы? Вопрос, казалось бы, очевидный, но ответ на него по своей сложности подобен поиску ответа на вопрос о происхождении и природе феномена сознания. Для современной психологической науки этот вопрос упирается как в решение известной психофизической проблемы, обозначенной Р. Декартом в XVII веке, так и серьезные ограничения существующих научных методов исследования природы психического.

Саммит
Сергей Иванович Сергеев
июнь 2021 года
Мастер-класс
Возвращение к истокам
Путь к целительным источникам индивидуального и коллективного бессознательного

Мы подойдем к поиску ответа на этот вопрос с позиций психоаналитического подхода З. Фрейда и глубинной аналитической психологии К. Юнга и их последователей, которые открыли закономерности и механизмы (проекция — интроекция, перенос — контрперенос, архетипы, комплексы и констелляции и пр.), работающие в сфере психического, и дали возможность, пусть временного, но баланса болезненно пограничной области психофизиологической проблемы познания психической природы себя.

Мысли, идеи и размышления, изложенные в данной статье, предлагают сделать небольшое вдумчивое путешествие внутрь пространства жизни свой психики и посмотреть на ее устройство глазами ребенка, спрашивающего маму: «Мама, откуда я появился?» Мама обязательно ответит, но словами, которые будут понятны только уровню познания ребенка: «в капусте нашли», «аист принес», «из моего животика» и т.п. Конкретно-образное мышление ребенка и авторитет матери на время снимут этот вопрос, но по мере развития личности он вновь будет выходить на передний план поисков понимания себя и своей природы и раскрывать различные уровни ответов, которые на какое-то время будут снимать его остроту и актуальность, но только на время, ибо ответы на него — это бесконечный путь к Истине.

В данной статье мы постараемся минимизировать терминологическую сложность и не «умничать» в терминах научных парадигм с четким соблюдением критериев доказательств предлагаемых гипотез и видения, хотя и не без этого. Иначе нам придется поднять огромный пласт философских, психологических теорий и воззрений, как и подвергнуть работы уважаемых авторов учений и идей грамотной критике и анализу и только потом иметь право сказать что-то новое. Соблюдение принципа научности в этой статье — не наша цель. Наша цель — поиграть в «песочнице» жизни своего разума с гипотезой базовой связи единства внутреннего и внешнего мира человека через Солнце как звезды, создавшей во Вселенной планетарную систему под своим именем и давшей на одной из ее планет жизнь живым существам, включая вид Homo Sapiens — человека разумного, живого существа, несущего в себе отражение структуры и потенции его прародителя — Солнца.

Аналитическая психология К. Юнга и его доказательства объективности существования психических объектов, включающих понятие о коллективном бессознательном, архетипах и их символах, аллегориях, аллюзиях, метафорах и прочих манифестаций внутренней жизни человека и внешних ее проявлениях, дают нам подтверждение герметического единства внутреннего и внешнего мира в отношении Солнца. В этой связи хотелось бы акцентировать внимание читателей на том, что буквальная трактовка терминов и образов, которыми мы используем в статье, недопустима. Наши рассуждения и мысли изложены языком символов, метафор и аналогий. Другим языком, к сожалению, не представляется возможным отразить природу глубинного внутреннего мира личности.

Мы будем использовать метафорический, образный и символический язык нашего «правополушарного» сознания. Поэтому любая «левополушарная» знаковая буквальность в интерпретации используемых нами терминов здесь неуместна и недопустима.

Если возникнут вопросы, на которые читатель не сможет найти ответа, или этих вопросов станет больше, чем было до ее прочтения, то для нас это будет говорить о том, что «путь того, кто грядет» [3] открыт!

Вначале была звезда под именем Солнце [4], которая себя называла мамой

Солнечный круг, небо вокруг —
Это рисунок мальчишки.
Нарисовал он на листке
И подписал в уголке:
Пусть всегда будет солнце!
Пусть всегда будет небо!
Пусть всегда будет мама!
Пусть всегда буду я!
Лев Ошанин (1962 г.)

В 60-х годах в Советском Союзе и далеко за его пределами пронеслась песня Льва Ошанина «Пусть всегда будет Солнце», которая простыми, незамысловатыми словами и рифмами воспевала детскую, искреннюю дань своей маме и солнцу. Ее исполняли на немецком, английском, испанском, шведском, иврите и даже китайском языке. Смысл песни настолько прост, понятен и близок каждому человеку, что его не трудно было перевести на любой язык практически без искажений, и у многих из тех, кто слышал или сам исполнял эту песню в детстве, она до сих пор вызывает трогательные воспоминания. В России, как и когда-то в Советском Союзе, и поныне живет традиция проведения в каждом детском садике ежегодных конкурсов детских рисунков на эту тему (см. рис. 1).

Рис. 1. Пусть всегда будет мама! Конкурсный рисунок трехлетнего мальчика, детский сад

Тезис 1. Нам представляется, что жизнь символам Самости дает бессознательная интроекция матерью в психический мир младенца единого источника жизни на Земле — Солнца, его света и тепла.

Мать [5] для младенца, как и Солнце для Земли и всего живого на Земле, — это существо, неосознанно несущее в себе цельность единого прародителя — его свет и дух (мужское начало) и животворящее тепло (женское начало). Мать как источник зарождающейся новой жизни не может не нести в себе природу Солнца, которая своими истоками уходит вглубь начала начал образования жизни на Земле и насчитывает миллионы лет [6]. В этом заключается ее великая миссия — вынашивать и рождать новую жизнь, несущую в себе истоки своего прародителя — Солнца, начиная с клетки, несущей в себе геном своих родителей, и кончая взрослым организмом человека с его внутренним и внешним, социально обусловленным психическим миром. Здесь Солнце не сводится к символу мужского начала — свету и силе его Логоса, а представляется символом целостности, непрерывной конъюнкции мужского и женского начал, воспроизводящих целостность во всем и вся: и в царстве живой природы (клетки и организмы), и неживой природы (атомы, кристаллы и молекулы), и в тонких, эфирных мирах души и духа (см. рис. 2).

Рис. 2. Mylius. Philosophia Reformata, Frakfurt 1622. Mylius Series_0001.
Вдохновлено эмблемой II из «Убегающей Аталанты» Михаэля Майера (1617–1618 г.).
Дитя Философии питается Молоком (Меркурием) Земли Мудрых

В этом смысле можно перефразировать известный текст Библии: «Вначале было слово и»… этим словом было слово Мама.

Действительно мать или тот, кто берет на себя ее функции для новорожденного, — это бог.

Если это так, то почему то, что неосознанно передает мать, не позволяет напрямую пользоваться ее детям неисчерпаемым источником света, энергии, тепла и жизни? Почему же так труден путь луча внутреннего Солнца в нашу жизнь, или мы тенями своей персоны затрудняем этот путь? Ведь поиск и реализация себя в жизни, включая поиск ее смысла и своего высшего предназначения или миссии, можно обозначить простым и понятным для каждого человека базовым стремлением «найти свое место под солнцем» [7]. Правда, здесь необходимо определиться: под каким «солнцем» — внешним, экстравертированным, т.е. связанным с внешними благами социального и материального мира людей и общества, или внутренним, интровертированным и связанным уже с богатствами внутреннего мира и его источником жизни, или, в терминах Юнга, — индивидуацией? Что мешает использовать переданное нам наследие матери — Солнце — напрямую? Что заставляет каждого из нас идти по тернистому пути к себе — к своему внутреннему светилу и насколько оно — наше, это внутреннее светило? И, наконец, есть ли это путь?

Интроекция Солнца в психический мир младенца. Формирование Самости

С утра, одевая брата в садик, загадал загадку:
— Кто рано встаёт, детям спать не даёт?
Ответ был неожиданный:
— Мама [8].

Каждое утро, когда мы пробуждаемся ото сна, теплые и согретые теплом внутреннего Незримого Солнца, вместе с нами пробуждается наше эго. Его внимание переключается на внешний свет. Незримое Солнце внутреннего мира заходит за горизонт, разделяющий мир на внутренний и внешний, и незаметно, а порой очень быстро трансформируется во внешнее Солнце уже проявленного физического мира или того, что его заменяет и, как «свет в оконце», наполняет жизнь желаниями, силой и энергией двигаться в его направлении: будь то любимый человек, работа, друзья, дети, внуки, идеи и пр. Правда, «солнце» внешнего мира может быть закрыто «дымкой облаков», а то и «свинцовыми тучами» жизненных невзгод. Тогда мы оказываемся в ситуации психологического ненастья.

Из практики консультирования [9]:

Мужчина, 70 лет, образование высшее техническое, подозрение на онкологию: потеря веса, нарушение сна с частыми пробуждениями от учащенного сердцебиения и поднятием давления, нарушения перистальтики нижнего отдела кишечного тракта, сопровождающегося запорами и ощущениями постоянной тяжести. Объективно: отсутствие онкомаркеров в крови и отрицательные результаты биопсии.

Пациент: Смерти я не боюсь — это нормальный исход любой человеческой жизни. Я с этой мыслью смирился, и она меня не волнует, но почти каждую ночь я просыпаюсь от дрожи и сумасшедшего биения сердца. А днем меня накрывают мысли о том, вдруг умру и это создаст проблемы для близких, которые уезжают в отпуск.

Я: Значит, внутри вас кто-то очень боится смерти и от страха сжимается в комочек в области вашего живота. На кого он похож?

Пациент: На маленького беззащитного ребенка.

Я: Вы, как взрослый муж, отец, можете его защитить?

Пациент: Да!

Я: Как вы к нему будете обращаться?

Пациент: Солнышко мое, не бойся. Я тебя никому не дам в обиду. Ты — в безопасности, я с тобой!

Я порекомендовал пациенту, говоря эти слова, нежно поглаживать свой живот, и он (живот) вдруг громко заурчал и продолжал урчать в течение всего сеанса…

Здесь для меня прозвучали ключевые слова: «солнышко мое» — слова из далекого детства, когда мама физически и искренне ощущала спроецированное в свое дитя Незримое Солнце своей Самости, которое его грело и оберегало. Казалось бы, забытое воспоминание переживаний своего раннего детства через обращение «солнышко мое» и характерные круговые тактильные движения вокруг живота, что также символизирует солнечный круг, активизировало у 70-летнего пациента внутренние ресурсы восстановления безопасной среды, в которой вегетативная нервная система переключает режим своей активности с симпатической, стрессовой, стимуляции, на парасимпатическую стимуляцию, обеспечивающую работу внутренних органов, включая кишечник. Эго пациента получило неосознаваемый доступ к тому, что дает ему жизнь, — внутреннему Незримому Солнцу.

Обучение
Сергей Иванович Сергеев
Психотерапевтическая мастерская
Исцеляющие возможности бессознательного. Практика алхимического гипноза на основе метода Д.Кьюгли
Участвовать

Переведем романтическое видение Незримого Солнца в плоскость идей и теорий аналитической психологии и психоанализа.

Тезис 2. Материнская грудь или соска с бутылкой молока, питающие младенца, являются объектом, центрирующим его жизнь, наподобие Солнца и его роли в поддержании жизни на Земле.

Тезис 3. Круглая форма Солнца, материнской груди или соски на бутылке с молоком, имеющие четкий центр — сосок, — абсолютно совпадают с символом золота в алхимии, что может говорить о неслучайном характере данного совпадения.

Тезис 4. В раннем младенчестве (3–4 мес.) параноидно-шизоидная позиция ребенка [10] расщепляет исходный источник его жизни — мать, материнскую грудь — на «плохую» и «хорошую», порождая основы четверичной Самости — внутреннего ядра личности и ее психического мира.

Тезис 5. Самость, как центр (ядро) личности и внутренней психической жизни эго, является результатом интроекции Солнца, как физического объекта, в специфику природы психического мира и остается невидимым в силу доминирования хеморецепторов в формировании первичного опыта плода и младенца о себе и внешнем мире.

Новорожденный младенец целиком и полностью зависит от своей матери, которая обеспечивает его питанием, теплом и защитой во внешнем мире. Правда, роль матери может исполнять и отец, и даже дикие животные — импринтинг младенца мало разбирается в родстве генетической природы его родителей и, тем более, гендерных различиях того, кого он посчитает своей «мамой».

В то же самое время сразу же после рождения жизнь младенца целиком и полностью оказывается в критической зависимости от активности оральных инстинктов, которые вынуждают его некритично тащить все в рот и всасывать-обсасывать все доступные объекты, разделяя их на «хорошие» и «плохие». Критериями подобного разделения для младенца являются анализаторы вкуса и обоняния [11], которые относятся к хеморецепторам — анализаторам, стимулирование которых, минуя сознание, вызывает непосредственные, «вшитые», биохимические и чувственно-эмоциональные реакции. Зрение, слух и осязание влияют на подобное разделение в гораздо меньшей степени. Подобная сенсорная дифференциация объектов на «хорошие» и «плохие» может говорить о том, что ядерный психический объект, центрирующий жизнь, невидим, неслышим и неосязаем, но его присутствие дается в виде «чутья» — атрибута анализаторов запаха и вкуса, которые по присутствию нескольких молекул в объеме воздуха или жидкости определяют присутствие в нем какого-либо объекта: будь то представители мира неживой природы и их стихий (огня, воды, земли, воздуха [12]) или представители мира растений и животных, включая человека и его социальную и духовную природу. Другое дело, что это «чутье» у современного человека постоянно сбивается более сильными визуальными и аудиальными стимулами культуры и моды современного мира, усугубленными цифровыми технологиями виртуальных реальностей. В результате человек в поисках себя ищет там, где есть свет — свет его сознания, но не там, где находится его истинная природа.

В оральной фазе развития либидо [13] подкрепляется уже расщепленный опыт младенца по отношению к миру, в котором он живет, который его питает и развивает. Этот опыт им получен еще на стадии своего внутриутробного развития, когда плод сталкивается как с позитивной, так и негативной стороной своего взаимодействия с окружающей средой — маткой, ее «плохой» и «хорошей» природой [14], проявление которой обусловлено, как физиологической и гормональной индивидуальной природой протекания беременности в организме матери, так и внешними — психологическими и физическими аспектами ее поведения в период беременности. И, тем не менее, нервная система плода уже сохраняет свою внутреннюю и внешнюю центрированность через появившуюся чувствительность миелиновой оболочки нервных клеток к вибрациям ритма своего сердца и вибрациям ритма сердца матери. В этом, акустическо-вибрирующем, смысле появления центра — «маяка» жизни становится понятным библейское описание создания Господом мира: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».

Для нас здесь «Слово» — это ритмичная вибрация сердца матери, а для плода — это знак присутствия Бога, который его создал.

Итак, грудь матери подкрепляет полученный младенцем в своем внутриутробном развитии опыт: с одной стороны, она его питает, а с другой стороны, может вызывать раздражение и недовольство ее неудобной формой, содержанием (вкусом молока), затруднением дыхания при сосании, насилием ее предложения и отрывания. Психика младенца не способна справиться с подобной амбивалентностью. Включается механизм психологической защиты, вытесняющий целое, давшее ему жизнь, в глубины бессознательного.

Формирующийся психический мир младенца, как и генетически обусловленная природа его организма, по своей структуре не может не дублировать природу своего «родителя» и воспроизводит наследственные гелиоцентрические или подобные ему ядерные структуры, но уже в психической реальности внутреннего мира.

Мы можем предположить, что формирующиеся основы эго-сознания младенца, расщепляя грудь на «хорошую» и «плохую», сохраняют ее «божественную» целостность как объекта за счет вытеснения этой целостности за пределы ее сенсорного противоречивого проявления. Со временем вытесненная целостность фиксируется в форме ядерного образования формирующейся психической структуры Самости как центра психического пространства личности, все глубже вытесняясь в основы бессознательного, и становится недоступной непосредственному восприятию развивающегося эго-сознания младенца, а затем и ребенка, не говоря о взрослой личности. Но, будучи источником внутреннего развития эго и став незримым центром его психической жизни, вытесненный объект — материнская грудь — теперь уже как архетипический символ продолжает реализовывать свою интроецированную природу и функции единственного источника жизни — Солнца — в развивающейся структуре внутреннего психического пространства личности, в котором эго становится одним из психических объектов его обитания (см. рис. 3) [15].

Рис. 3. Тепло и свет внутреннего Солнца. Младенец имеет с ним непосредственную связь. А взрослый?

Рис. 4. Природа и стадии процесса объектной интроекции Солнца в психический мир личности

В подтверждение этой гипотезы говорит психоаналитическая теория объектных отношений [16]. Один из ее авторов, Мелани Кляйн, пишет:

«Некоторые умозаключения Фрейда косвенно указывают на то, что Эго развивается путем интроекции объектов. Что касается наиболее ранней ситуации, то «хорошая» грудь, интроецированная в ситуации счастья и удовлетворения, становится, на мой взгляд, жизненно важной частью Эго и укрепляет его способность к интеграции. Эта внутренняя «хорошая» грудь образует также полезный и доброкачественный аспект раннего Супер-Эго, укрепляет способность младенца любить и доверять хорошим объектам, усиливает побуждения к интроекции хороших объектов и ситуаций и является, следовательно, неотъемлемой составляющей процесса обретения уверенности в борьбе с тревогой; она становится полномочным представителем инстинкта жизни внутри психики ребенка. Хороший объект способен, однако, выполнять эти свои функции только в том случае, если он ощущается младенцем как «неповрежденный», т.е. подразумевается, что объект был переведен во внутренний план преимущественно в обстановке любви и удовлетворения» [17].

И далее:

«Младенец проецирует свои любовные импульсы и приписывает их удовлетворяющей его («хорошей») груди точно так же, как он приписывает фрустрирующей («плохой») груди проецируемые на нее деструктивные импульсы. Одновременно с этим посредством интроекции «хорошая» грудь и «плохая» грудь формируются внутри психики младенца».

И, наконец:

«Ранние методы расщепления существенно влияют на способы, которыми на несколько более поздних стадиях осуществляется вытеснение, а это, в свою очередь, определяет степень взаимодействия между сознанием и бессознательным. Иначе говоря, степень, в которой различные части психики остаются проницаемыми в отношении друг друга, во многом определяется силой или слабостью ранних шизоидных механизмов».

Для нас интроецированные младенцем объекты внутри психического пространства личности трансформируются в символы коллективного бессознательного, которые, как отметил К. Юнг, в своей основе имеют двойственную природу и множественность значений.

К расщеплению целостности восприятия материнской груди присовокупляется фактор освещенности внешнего физического пространства — его свет и темнота, что приводит к вертикальному расщеплению целостности на верхнюю («рай») и нижнюю («ад») части. Младенцы, в силу причин, обусловленных особенностями их питания и ухода в послеродовом периоде, в своем опыте закрепляют пространственно-чувственные значения верха и низа. Материнское молоко, как «манна небесная», поступает сверху, т.к. мать прикладывает младенца к своей груди снизу; помощь, ласка, забота и голос матери также идет сверху (см. рис. 5). Поэтому уже во взрослом возрасте мы взываем о помощи и благе, устремляя свой взор и руки вверх — к небу. В то же самое время у младенца все болезненное, неприятное и тяжелое оказывается внизу — там, где по отношению к верху блага находится его тело и негативные проявления его жизни, будь то результаты «пи-пи» или «а-а», как и болезненный живот или неприятные ощущения, связанные с опрелостями. В дальнейшем эта пространственно-чувственная дифференциация в процессе развития и воспитания ребенка дополняется и усиливается ментальными установками родителей, которые привносят в нее нравственную и духовную основу. Это приводит к тому, что стыд, позор, грех, ад и прочая мерзость мира оказываются внизу, а все добродетели и рай, впрочем, как и угроза кары (наказания родителей) — вверху. В результате возникает четверичная психическая надструктура целостного ядра Незримого Солнца, которая является пространственной основой формирующегося архетипа Самости и его архетипического окружения, включающих как двойственную природу базовых архетипов Великой Матери и Отца, так и их «подопечных» архетипов — обитателей «Олимпа» коллективного бессознательного.

Рис. 5. Икона Богоматери, Млекопитательница. Афон, VI в.

Древнегреческая обитель богов — Олимп — это тот же символ Самости, обитателям которого (богам-архетипам) дает жизнь Незримое Солнце. И это не Аполлон — бог Солнца. Он — это одна из ипостасей Незримого Солнца Олимпа, который светом своего совершенства уводит внимание его обитателей от истинного владыки мира — Солнца. Олимпийские древнегреческие боги-архетипы коллективного бессознательного заняты вопросами «бытовых» разборок их «коммунальной» жизни под лучами света невидимого для них Солнца. Они озабочены своими внутренними интригами, но никак не тем, что видит Солнце над ними, которое по-родительски воспринимает их недетские забавы и игры и ведет к убийству [18] и разрушению их храмов смертными людьми, к которым они относились с пренебрежением.

Период проявления первичной активности эго-сознания ребенка в познании себя, вследствие природы и особенностей работы второй сигнальной системы нервной системы человека и ее функции отражения внешнего мира, во многом связанной с активизацией зрительного и слухового анализатора в формировании второсигнальных форм объектов реальности — их символов и знаков, часто знаменуется появлением у ребенка страхов темноты. В раннем младенчестве, когда зарождается и формируется эго [19, 20], формирующееся эго-сознание ребенка все больше обособляется («отпочковывается») от внешнего физического мира в объекте эго или я-сам и, вместе с тем, все глубже интериоризирует базовые аспекты своего единства с миром, но теперь уже со светом и звуками. Поэтому, оказываясь в темноте, ребенок в ужасе теряет свою мать и ее защиту. Его источник света разделился на внешний и внутренний: внешний источник света выключается, а доступ ко внутреннему источнику еще не открыт. Представьте, что вдруг вместо одной из частей своего тела — рук или ног, а то и головы — при выключении света вы видите темную пустоту и слышите пугающие звуки собственных страхов — шелест, шорох, скрежет и т.п. Какой ужас вы переживете вместе со страхами воображения тех или того, кто это мог бы сделать? Так происходит потеря ребенком своей целостности и все большее разделение мира на его внутреннюю и внешнюю составляющую. Внутренний мир для ребенка — это мир желаний и актуальных потребностей организма и развивающегося сознания эго личности, а внешний мир — это мир возможностей для их удовлетворения. Наступает период борьбы за «место под солнцем» — поиск и реализация себя во внешнем, социальном мире и мире живой природы с его актуальными ценностями и привилегиями. Это период занимает первую половину жизни.

Луна и Солнце. Воображение и «пустышка» материнской груди

Когда заходит солнце и на темнеющем небе все больше проявляется свет луны и загораются звезды, мы оказываемся во власти иного — «подлунного» мира. Этот мир открывает нам завораживающую бесконечность глубины Вселенной и жизни, но какую?

Тезис 6. Символика Луны может отображать не только аспекты женской природы психического, но и быть символом воображения — Логоса отраженного света Солнца, который относится к мужской природе психического.

Тезис 7. Метод активного воображения К. Юнга — это пример алхимической конъюнкции (иерогамоса) Луны (воображения) и внутреннего Солнца Самости.

Если продолжать тему символики, основанную на теории объектных отношениях М. Кляйн, то встает вопрос о значении символики Луны, которая, как и Солнце является источником света, но света, отраженного от Солнца, ушедшего за горизонт пространства вращающейся поверхности Земли. Иными словами, должен существовать некий внешний реальный объект, который отражал бы свет материнской груди-Солнца и заменял бы мать на время ее отсутствия. Этим объектом, несомненно, является соска-пустышка или большой палец младенца (рис. 6, 7) [21]. Она не греет и не питает, как материнская грудь, но воспроизводит объектное ощущение ее присутствия. Таким образом, возможно, активизируется и получает развитие психическая функция воображения, которая позволяет младенцу справиться с тревогой и инстинктивным страхом «потери» матери. Интроекция соски-пустышки или большого пальца со временем проецируется на Луну, которая появляется в вечернем или ночном небе, когда мать из-за темноты находится вне зоны видимости младенца, если, конечно же, она не спит с ним рядом.

Рис. 6. Плод, 20 недель. Фото Леонарда Нильсона. Журнал Life, апрель 1965 г.

Рис. 7. Луна–«пустышка». Символический коллаж

У Луны, как и у пустышки-квазигруди, присутствуют не только общие объектные черты, но и общие динамически-ритмичные процессы. Пустышка, как и Луна, проходит через одни и те же фазы своего проявления:

  • фаза полной Луны: изначальная форма пустышки, наполненная «молоком» воображения «грудь» матери, активизация «сосательного» рефлекса;
  • фаза убывающей Луны: уменьшение пустышки в объеме, всасывание «молока» воображения соски-«груди», т.е. содержания воображения;
  • фаза «темной» Луны: уменьшение формы пустышки до ее минимального объема, ощущение пустоты;
  • фаза растущей Луны: восстановление пустышкой своей изначальной формы, новая волна наполнения воображения содержанием.

Эти фазы характерны для процесса любого питания, направленного на удовлетворение потребностей человека, начиная с базовых (пища, безопасность, размножение) и кончая духовными потребностями. Здесь воображение заменяет реальное удовлетворение жизненно важных потребностей человека суррогатом предлагаемых современным миром фетишей, трендов и моды. Воображение, как «соска-пустышка», — это основа торговли и потребительской психологии современного общества. «Соска-пустышка» никогда не заменит полноценного питания материнским «молоком» света и тепла Солнца Самости и не даст человеку ощущение насыщения. Поэтому он всегда будет голоден и продолжать сосать воображаемые суррогаты содержания «сосок-пустышек» в терминах престижности, успешности, «правильности», «здоровья» и «здорового образа жизни», «личностного роста», «духовности», «гуманности» и т.п., которые в своей основе преследуют одну цель — получить прибыль, статус и власть, но не питать и взращивать человеческое в человеке и человечестве, как и не работает на углубление понимания сущности себя, своей природы, миссии и предназначения. Иначе не было бы серьезных проблем с мучительным поиском себя. Солнце Самости современного человека с раннего детства заменяется «соской-пустышкой», и если мать может отлучить ребенка от своей груди, то от соски-пустышки она его может отлучить только формально, потому что сама сосет «соску-пустышку» своего воображения.

В то же самое время символику Луны относят к женскому началу психической природы человека — к ее, с одной стороны, таинственной, мистической и чарующей основе, а с другой стороны, — к темным, греховным, стихийными и неуправляемым силам природы. Последнее говорит о негативном младенческом опыте эго, который дает о себе знать на протяжении всей жизни. Позитивный опыт младенца, связанный с символом Луны, наоборот, активизирует исследовательский инстинкт, любопытство и выход за пределы порой ложной четкости и ясности ограничивающих принципов видения себя и мира.

На рис. 8 из зороастрийского манускрипта Clavis Artis (1789 г.) [22] можно увидеть аллегорию полета воображения в виде женщины, которая отталкивается от Солнца, дающего всему жизнь, погружая его в глубины моря-океана (чувств) меж двух берегов суши-земли — между противоположностями твердыни Логоса. Воображение поднимается над всем земным и сущим в небеса благодаря темному парусу — движущей силе и энергии воображения. Здесь, на наш взгляд, «темный парус» — это символ воображения, которое активизируется в темноте: будь то закрытые веки глаз или темное, ночное время суток; а женщина с обнаженной грудью — материнский аспект ее функции питания. Правая рука женщины управляет «черным парусом» воображения, а левая указывает на объект получения эротического наслаждения или удовольствия от полета воображения.

Рис. 8. Зороастрийский манускрипт Clavis Artis MS.Verginelli-Rota, т. 2. Национальная библиотека, Академии деи Линчеи, Рим

Насколько символика Луны затрудняет или, наоборот, помогает движению к Самости? На наш взгляд, символический аспект Луны как соски-пустышки или квазигруди матери — это искусственное Незримое Солнце Самости, которая, как игрушка, помогает внутреннему ребенку эго личности поиграться с ней и обрести навыки, позволяющие в дальнейшем взаимодействовать с реальным внутренним психическим миром и обрести себя. Хотя многие, увы, за пределы игры воображения, фантазий и иллюзий так и не выходят.

Две половины жизни. Красное Солнце глубин К. Юнга

«…В полдень жизни наша удивительная человеческая природа
осуществляет переход из первой половины жизни во вторую.
От состояния, в котором человек является лишь орудием инстинктивной природы,
к другому состоянию, где он не является более чьим-то орудием,
но становится самим собой: происходит преобразование природы — в культуру, инстинкта — в дух».
К. Юнг [23]

Во второй половине жизни человека — где-то с 35–40 лет [24] — в ее восприятии и оценке начинают происходить удивительные метаморфозы: то, что раньше привлекало, грело, светило, было предметом ее гордости и смыслом, вдруг перестает быть таковым. Постепенно, с нарастающим эффектом, а то и в одночасье совершается оборот ожиданий от жизни на 180 градусов: внешнее уже не привлекает, а то, что полярно ему, еще не открылось. В царстве растений — это обычный жизненный цикл, который начинается со стремления ростка вверх — к свету и теплу солнца и завершается своим апогеем — цветением и оплодотворением. Но затем, оплодотворив и созрев свои семена, головка цветка под их тяжестью склоняет свой лик вниз — к земле, которая произвела их на свет, чтобы направить свои семена в то место, где они обретут возможность своего возрождения [25]. Неужели у людей все как-то по-другому, включая их сложный и мало познанный внутренний психический мир? Может ли Самость, оплодотворив плоды результатов деятельности эго ценностями признания / непризнания во внешнем мире, воспроизвести себя через свои семена в личности других? Эго — может [26]! Самость — нет! Быть может, у людей, как и у цветов из царства растений, внимание эгосознания под тяжестью созревших плодов их внешних социальных достижений под действием законов природы уже психического мира меняет направленность взора эго-сознания на содержание своей внутренней жизни — той до сих пор не осознаваемой природы психического мира, которая дала жизнь и незримо поддерживала развитие эго личности, а теперь, во второй половине жизни, требует возвращения к ее истокам, чтобы позволить Самости воссоединиться с тем, что ее породило? Не отсюда ли и остро ощущаемая необходимость реализации себя внутри себя?

Что-то внутри психического мира человека действительно заставляет его расти и реализовывать себя не только во внешнем мире, но и во внутреннем. Что-то не дает современному человеку возможности самоуспокоиться и самоутвердить себя в своих внешних достижениях. Вокруг чего-то вращается внутренняя жизнь его эго. И это что-то — не абстракция, а реальные ощущения неполноты своей жизни и ее недореализованности (см. рис. 8 [27]). Нам представляется, что этим центрирующим началом является внутреннее Незримое Солнце — интроекция внешнего Солнца — мамы [28] всего живого мира (см. рис. 1), которая дает жизнь и центрирует движение планет в ее системе. Но во внутреннем, психическом, мире оно невидимо, потому что всегда находится позади малопрозрачного зеркала эго-сознания личности. Оно с самого детства порождает тени ее персоны и уходит на задний план, чтобы оттуда освещать пространство эго-сознания на пути поисков и реализации себя. Оно заботится о том, чтобы эго не заблудилось и не потерялось на этом отрезке своего жизненного пути. Оно, как грамотный родитель, никогда не будет слепить глаза своим светом и маячить перед своим ребенком, чтобы его на что-то сподвигнуть или чему-то научить. Оно всегда будет располагаться сзади. Детское эго, освещенное внутренним Солнцем и внешними источниками света и тепла его родителей, как и восхищением и умилением взрослых в процессе своего развития, все больше будет фундаментировать оболочку личности, придавая ей свойства непрозрачности для всего, что угрожает с позиции эго свету, теплу и жизни его внутреннего психического мира. Но здесь происходит подмена внутреннего Солнца Самости объектом растущего и развивающегося эго, которое затеняет собой то, что ему дает жизнь. Детский эгоцентризм — это непременная и необходимая фаза развития личности, которая иногда в силу разных причин фиксирует эгосознание на эго, приводя к эгоизму — качеству, которое со временем станет серьезным препятствием реализации себя в жизни, когда эго, как «пуп» жизни, исчерпает ресурсы своей внешней успешности и начнет упираться в свои же жесткие границы, разделяющие мир на две реальности — внутреннюю и внешнюю, и, теряя смысл ценностей внешней жизни, оказывается в ситуации потери себя.

Рис. 9. Меланхолия I. Дюрер, 1514 г.

Из практики консультирования:

  1. Женщина, 42 года, успешный руководитель и бизнесмен. Ее запрос был озвучен следующей фразой: «Надоело быть сильной, хочу быть слабой, нормальной женщиной. Я больше не могу и не хочу так жить!»
  2. Мужчина, 45 лет, один из руководителей крупного банка: «Не вижу смысла в том, чем занимаюсь и чем живу. Есть все: и семья, и дети, и роскошный дом, и деньги, и статус, и любовницы. Но все это — пустое и не греет».

Приведенные примеры запросов так или иначе связаны не только с комплексами и тенями персоны, но и назревшей потребностью личности обратиться к своему внутреннему психическому миру с его уникальным устройством и жизнью под светом и теплом внутреннего Незримого Солнца Самости.

Кризис среднего возраста и серьезные метаморфозы, связанные с его прохождением, — это неизбежный и длительный период в жизни каждого человека современного общества, прохождение которого во многом будет предопределять содержание его второй половины жизни.

Мы рассмотрим некоторые символические аспекты прохождения этого кризиса на примере видений К. Юнга, которые он описал в своей «Красной Книге».

У К. Юнга начало этого периода пришелся на 1913-й год. Ему тогда было 37 лет. Они с З. Фрейдом возвращались на корабле из Америки в Европу [29] и серьезно повздорили из-за того, что З. Фрейд отказался от психоанализа К. Юнга, хотя до этого они договорились о взаимном психоанализе: вначале Фрейд анализирует Юнга, а потом Юнг Фрейда. Это событие послужило триггером запуска процессов кризиса среднего возраста у К. Юнга, который продолжался почти 7 лет. В результате Юнг не только обрел себя и обозначил природу и основные принципы индивидуации личности, но и создал новое направление — аналитическую психологию. И этот кризисный период в переживаниях К. Юнга больше походил на кошмар, бред сумасшедшего и никак не вписывался в стандарт личности, обремененной научной степенью доктора наук.

Рис. 10. К. Юнг. Красная Книга. Глава V. Схождение в ад Грядущего

В «Красной Книге» К. Юнг пишет:

«Следующей ночью воздух был заполнен множеством голосов. Чей-то громкий голос кричал: «Я падаю». Другие голоса между тем возбужденно кричали: «Куда? Чего ты хочешь?» Должен ли я вверить себя этому хаосу? Меня охватила дрожь перед этой устрашающей глубиной. Хочешь ли ты, чтобы я вверил себя воле случая, безумию моей собственной темноты? Куда? Куда? Но ты падаешь, и я хочу падать с тобой, кем бы ты ни был.

И тогда дух глубин открыл мне глаза, и я узрел вещи внутреннего мира — мира моей души, многогранного и меняющегося.

Я вижу серые отвесные скалы, вдоль которых я погружаюсь в великие глубины. Я стою по щиколотки в черной грязи у входа в тёмную преисподнюю. Меня окружают тени. Я охвачен страхом, но я знаю, что должен идти вглубь. Я ползу через узкий проход в скалах и достигаю внутренней пещеры; ее дно покрыто черной водой. Но там, на дальнем берегу, я замечаю проблеск светящегося красного камня: я должен добраться до него. Я перехожу вброд грязную воду. Пещера переполнена ужасным шумом пронзительных голосов. Я беру камень: он закрывает темное отверстие в скале. Я держу камень в руке, вопросительно оглядываясь вокруг. Я не хочу слушать голоса — они сбивают меня с пути. Но я хочу знания. Здесь есть нечто, что хочет быть услышанным. Я прикладываю ухо к отверстию: слышу течение подземных вод; в темном потоке я вижу окровавленную человеческую голову — там плавает чьё-то израненное, мёртвое тело. Содрогаясь, я долго рассматриваю этот образ. Я вижу большого черного скарабея, проплывающего в темном потоке.

Из самой глубины потока, просвечивая через темную воду, сверкает красное солнце. Я смотрю, и меня охватывает ужас: на темных каменных стенах я вижу клубки змей, стремящихся в глубины, где бледно светит солнце — тысячи змей переплелись, закрывая солнце. Наступает глубокая ночь, а потом появляется красный поток крови: густая красная кровь медленно поднимается, а потом опускается. Я охвачен страхом. Что это было?» [30].

Интерпретация символики образов и сюжета приведенного фрагмента «Красной Книги» — это тема отдельной статьи. Для нас интересно появление «красного солнца», закрытого клубком переплетающихся тысяч змей. На наш взгляд, «красное солнце» в данном видении К. Юнга — это проблески внутреннего Незримого Солнца Самости, а «тысячи змей» — это тысячи мыслей-сомнений-страхов-соблазнений, которые закрывают путь к себе.

В авторских рисунках, приведенных в «Красной Книге», которая являет пример прохождения К. Юнгом собственной индивидуации, можно насчитать более 40 явных или косвенных символов солнца, не говоря о прямом или косвенном присутствии солнца в тексте, а то и целых главах, которые ему посвящены. В заданных нами рамках данной статьи мы не будем углубляться в эту, несомненно, интересную и познавательную тему. Всему свое время.

Незримое Солнце Самости в пространстве сновидений и видений

Тезис 6. Источник света, позволяющий увидеть образы сновидений и видений, — внутреннее Незримое Солнце.

Тезис 7. Внутреннее Незримое Солнце, за исключением редких случаев, всегда полярно направленности внимания эго-сознания сновидца.

Тезис 8. Видение во сне Незримого Солнца несет в себе нуминозные переживания, что может говорить о единой природе Незримого Солнца и Бога.

В практике анализа снов моих клиентов и знакомых, впрочем, как и в собственной практике сновидений я не припомню случая, чтобы в образах сновидений на небе светило или появлялось Солнце. Тем не менее, пространство сновидения точно так же, как и внешнее, физическое пространство Земли, освещено, иначе наше сновидческое эго ничего бы не увидело. И это не свет сознания: наше сновидческое эго-сознание лишь может зафиксировать наличие освещенности пространства сновидения. Следовательно, источник света в пространстве сновидений невидим и скрыт от нашего взора, и можно предположить, что источник этого света — внутреннее Незримое Солнце. В силу его невидимости с определенной долей условности его можно было бы назвать темным Солнцем внутреннего, психического пространства личности. Здесь термин «темное» означал бы не цвет, а природу его невидимого и отвергаемого присутствия в психическом пространстве нашего эго-сознания. Но здесь мы ограничимся термином «невидимое», а термин «темное» оставим для анализа алхимических процессов терапии и индивидуации.

Метафорически можно предположить, что внутреннее Незримое Солнце не может отражаться в зеркале эго-сознания, потому что всегда светит из его внутренней стороны — той, что всегда противоположна направленности внимания эго-сознания; как и можно предположить, что «свет» эго-сознания в состоянии бодрствования — это не поток «света», излучаемого внутренним Незримым Солнцем, а сфокусированный луч «лампочки» маяка сознания-внимания, освещающего участки «карты» второсигнальной, знаковой системы отражения внешнего и внутреннего мира. Это «лампочка» маяка питается энергией внутреннего невидимого Солнца, наподобие источника света, получающего энергию от солнечных батарей — нейронной «светочувствительной паутины» мозга, обеспечивающей работу сознания за счет преобразования энергии внутреннего Солнца в свет сознания. В состоянии бодрствования эта энергия отражается на энцефалограмме в виде бета-ритма работы мозга. В сновидениях «солнечные батареи» эго-сознания переходят на другой режим работы. Пропадает необходимость преобразования сенсорных образов в знак, поэтому свет идет непосредственно от его внутреннего источника — внутреннего Солнца, освещающего обыденные или же удивительные, а порой немыслимые мистические символические формы и сюжеты жизни внутреннего психического мира и его глубины, что на энцефалограмме отражается доминированием альфа-ритма работы мозга.

В связи с этим для нас представляет интерес описание сновидений, в которых присутствует Незримое Солнце, и одно из таких описаний мы находим в библейской истории о сне Иакова (рис. 11, 12):

«… и пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте. И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; (не бойся). Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе. Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал! И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные» (Быт. 28:11-19).

Рис. 11. Сон Иакова. Лютер Терри, 1871 г.

Рис. 12. Сон Иакова Хосе де Рибера, 1639 г.

В описании этого сна нет прямого указания на божественный свет, исходящий от Господа, но художники изобразили присутствие Бога именно наличием света, идущего от Него. Можно предположить, что нуминозный свет Господа, отображенный в рисунках художников, и Незримого Солнца Самости — это один и тот же источник света. Тогда становится понятной не только внешняя, но и внутренняя природа поклонения людей солнцу и его символам в своих ритуалах и верованиях, начиная с древних культур. В приведенном библейском тексте о сне Иакова возникает еще одна интересная ассоциация: не являются ли слова Господа, обращенные к Иакову, благословлением пути его индивидуации? Логично возникает мысль, что путь к раскрытию своей Самости — это путь познания бога в себе или путь бога к людям через их раскрытие своей Самости. И одним из критериев правильности этого пути является нуминозный свет внутреннего Незримого Солнца. Именно об этом писал и К. Юнг в «Красной Книге», утверждая, что мы нужны Богу, чтобы он через нас мог реализовать себя. Но как божественное в человеке еще может обозначить себя, если не в символах солнца и его света? Поэтому тема солнца в «Красной Книге» К. Юнга, которая посвящена пути его индивидуации, — центральная, начиная с главы о пустыне (глава IV. Пустыня) и заканчивая изображением кабиров (глава XXI. Маг. См. рис. 13). Именно вокруг внутреннего солнца глубин — Незримого Солнца Самости, несущего природу познания божественного, — разворачиваются все удивительные метаморфозы индивидуации К. Юнга, описанные в его «Красной Книге».

Рис. 13. Кабиры. К. Юнг «Das Rote Buch», стр. 169

Символы Незримого Солнца Самости в религиях и культурах

Когда я вхожу в христианский или буддийский храм, то первое, что меня включает в его божественное таинство, — это свет. Он исходит отовсюду: от зажжённых свеч и лампад; от ликов святых, изображенных на иконах; от скульптур Христа и Божьей Матери; от света, пробивающегося сквозь цветные или простые витражи окон; от небесного свода купола храма; наконец, не всегда, но от отдельных его обитателей и посетителей (см. рис. 14 [31]). Какова природа этого света? Не резонирует ли он с источником моего внутреннего света — внутренним Солнцем Самости?

Рис. 14. Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры, Санкт-Петербург

Тезис 9. Символика Солнца в том или ином виде присуща всем культурам, религиям и традициям, начиная с истоков исторического периода развития цивилизации людей [32].

Тезис 10. Изображения Солнца и его символов в артефактах исторических культур, их религий и традиций имеет тенденцию к смещению своей локализации с верхней части композиции артефактов в наиболее древних культурах к позиции над головами и с тыльной стороны образов богов, царей или простых людей, достигших при жизни святости (в христианстве) или просветления (в буддизме) [33].

Действительно, на христианских иконах и скульптурах неизменно присутствует атрибут или изображение светящегося нимба над головами тех, кто причислен к окружению Господа, — символ их принадлежности к божественному началу. Видят ли они свой нимб — это вопрос? Мы полагаем, что, скорее всего, нет. Чувствуют ли они его присутствие? — несомненно! Нуминозные переживания в опыте людей, на наш взгляд, более ощущаются, нежели видятся, хотя и трактуются в терминах видения света [34]. Хотя не факт, что в определенных психотических состояниях нуминозные переживания человека не обретут именно видения «божественного» света, но он, в абсолютном большинстве случаев, увы, не откроет им путь к себе — свету Незримого Солнца Самости [35].

Поклонение Солнцу, пожалуй, является одним из самых древних ритуалов в известных нам культурах. На рис. 15 приведены примеры изображения солнца и его символов, начиная с самой древней известной науке культуры — шумерской культуры древней Месопотамии. В хронологии изображений можно отследить одну интересную закономерность: по мере развития цивилизации и культур изображения и символы солнца сдвигают свою локализацию к голове божеств или правителей, вплоть до совпадения их геометрических центров: например, образы нимбов святых (рис. 5, 14) или образ буддийского Ботхисаттва Матрея (рис.15-4).

Возможно, это говорит о закономерности психической интроекции Солнца как центра и источника жизни на Земле и стадиях трансформации этой интроекции в культурный слой коллективного бессознательного.

Рис. 15. Генезис локализации изображения символов солнца в различных культурах и религиях

Начальная стадия этого процесса активизируется в первобытно-общинной форме сосуществования людей, объединенных видовой принадлежностью, общей территорией, совместной борьбой за выживание и необходимостью обретения общей смысловой картины понимания своей природы и природы окружающего их мира [36]. На этом этапе интроецированное Солнце выступает в форме поклонения идолам и тотемным животным. Здесь работают те же механизмы, что и в аналитической теории объектных отношений М. Кляйн и др. (см. главу 2), только в социальном контексте. Материнская грудь или тотемное животное — все это объекты импринтинга центра жизни, за которыми стоит Солнце — первооснова ее зарождения и развития. В индивидуальном, психологическом аспекте развития личности ребенка это проявляется в его привязанности к любимой игрушке — фетишу материнской груди, символизирующей Солнце.

По мере развития общины людей, которое может насчитывать тысячи лет, идолов и тотемов сменяют более адекватные изображению Солнца объекты и их символы.

Исключительную связь с ними присваивают себе как духовные, так и наследственные правители общества — цари, жрецы, шаманы и т.д. (см. рис. 15–1). Через мифы и легенды они утверждают о своей избранности и в это верят другие (см. главу 2. Луна и Солнце. Воображение и «пустышка» материнской груди). Это вторая стадия трансформации интроекции Солнца в мир коллективного бессознательного. На этой стадии появляются религии и их боги, а также письменность, которая позволяет как сохранять самобытную культуру в ее мифах и преданиях, так и ее развивать. На этой стадии, как и на первой, неизменно выражена центрирующая функция материализованного объекта поклонения, которая выступает смысловым и духовным центром жизни людей, придавая жизни божественный смысл. Но коренное отличие от первой стадии заключается в том, что здесь на символическом уровне происходит возврат к реальному источнику центра и энергии жизни — Солнцу. Но оно высоко и далеко, а жизнь и ее трудности и невзгоды — рядом. Нужен посредник и проводник. И этим проводником-посредником становится правитель или жрец. В индивидуальном, психологическом плане развития внутреннего психического пространства личности ребенка эта стадия характеризуется формированием образов и символов внешних реальных и воображаемых идеалов силы, красоты, добра, как и их антиподов, которых живут в озвученных взрослыми преданиях, мифах, легендах и сказках.

Третья стадия интроекции Солнца в культурный слой коллективного бессознательного общества — персонификация [37] (см. рис 15-2, 15-3). На этой стадии символы солнца перемещаются к головам богов и правителей, становясь их неизменным атрибутом в виде корон, венцов, кругов и т.п. В индивидуальном, психологическом плане развития личности это характеризуется появлением эгоцентризма с «аурой» своей исключительности как «центра мира» — центра жизни семьи, общества или государства. Атрибуты символов солнца на этой стадии присваиваются через право силы и власти.

Четвертая стадия — обозначение символами света Солнца Самости простых смертных, которые при жизни обрели присутствие божественного (рис. 15-4, 15-5, 15-6) и подтвердили его как удивительными событиями в своей жизни, так и образом жизни и своими поступками, которые становятся объектом преклонения, подражания и почвой для создания мифов, легенд и преданий теми, для кого божественное присутствие еще не снизошло: в христианстве — это мессия Иисус, его апостолы, мать и святые; в буддизме — сам Будда и все достигшие своего просветления. В индивидуальном, психологическом плане развития личности это период интроверсии — воссоединения разбросанных ценностей «солнца» внешнего мира в единый объект внутреннего мира личности — его Самость — и обретение нуминозного присутствия Незримого Солнца, которое стремится воссоединиться со своим внешним прародителем.

Здесь можно отметить один интересный факт. Символика изображения Незримого Солнца в виде ауры-нимба-круга за головами богов, святых или людей, достигших состояния просветления, наиболее четко проявляется только в двух мировых религиях: христианстве и буддизме. Для этих же религий характерна и другая особенность направленности духовного развития и прижизненного обретения «божественной благости» или «нирваны» — это уход от мирской тяжести обыденной жизни в жизнь, которая становится доступной только через серьезные испытания пустыней и одиночеством в христианстве [38] или достижение безмолвной медитативной тишины в буддизме. Этот уход открывает жизнь под небом другого Солнца — внутреннего Незримого Солнца Самости — и познания божественности источника жизни своего внутреннего мира. Исходя из этих рассуждений, можно предположить, что по мере развития цивилизации интроекция Солнца как объекта физической реальности в область коллективного бессознательного общества людей, а затем и в область внутреннего психического пространства личности индивида со временем неизменно приводит к актуализации потребности в индивидуации и раскрытии божественных тайн внутреннего психического пространства, которое оказывается таким же внутри, как и снаружи [39]. И если в древности это было уделом только избранных или посвященных людей по праву наследования царственных кровей или «чудачеств» отдельных личностей, то в Средние века в Европе оно затронуло уже все слои образованных и творчески одаренных людей, породивших эпоху Ренессанса и расцвета алхимии; в ΧΧ веке — большую часть людей науки и творческих профессий, а в конце ΧΧ века — начале ΧΧΙ — всех мало-мальски образованных и думающих людей, которые вынужденно сталкиваются с серьезными испытаниями прохождения кризиса среднего возраста и болезненным путем навстречу своему внутреннему свету — Незримому Солнцу Самости. Этот путь К. Юнг назвал путем индивидуации личности.

К. Юнг в своих работах по аналитической психологии осознанно не пошел дальше познания и исследования архетипа Самости:

«Я больше не с Богом, а наедине с самостью.

Теперь закройтесь, бронзовые двери, что я открыл, чтобы разрушительный поток, открытый повивальной бабкой Бога, не уничтожил и не убил всех людей.

Закройтесь двери! Пусть накроют их горы и над ними раскинутся моря. Я пришел к самости…»

(К. Юнг. Красная Книга. Глава XXI [40].)

Мы же попытались нырнуть в глубины раскинувшихся морей и приоткрыть «бронзовые» двери.

Вместо заключения. История одного удивительного выздоровления

С одним из моих близких друзей в начале 90-х годов приключилась одна интересная история. Он попал на операционный стол по поводу прободения язвы двенадцатиперстной кишки и последовавшего перитонита. Умелый хирург сделал все, чтобы спасти ему жизнь, но организм никак не хотел принимать пищу и питался собой.

Шло время: неделя, вторая, третья, но организм упорно ничего не принимал. Мой друг превращался в подобие «узника Освенцима» и никакие увещевания врачей и близких не действовали. Он все понимал, но ничего не мог сделать — вся принятая через катетер пища через рвоту возвращалась обратно.

Дело было ранней весной. Большое окно палаты выходило на южную сторону, и в один из погожих дней на небе появилось весеннее солнце. Оно привлекло внимание моего истощенного друга, жизненные силы которого уже были на исходе. Он попросил своих соседей по палате перенести его постель на подоконник, благо тот был широким. Лежа на подоконнике, он впитывал в себя свет и тепло весеннего солнца. В этот момент в палату зашел профессор в окружении врачей и студентов. Увидев голую решетку кровати, он сильно удивился. «А где больной?» — спросил он у обитателей палаты. Они указали на подоконник. «Не будем ему мешать», — сказал профессор и вместе со своей свитой удалился.

Солнце светило два дня и, о чудо, организм моего друга заработал и стал принимать пищу. Прошло более четверти века. Мой друг больше никогда не страдал от язвенной болезни и особо ни в чем себя не ограничивал в плане соблюдения диеты. Правда, и жизнь его претерпела серьезные и качественные изменения.

Он мне рассказывал о своих галлюцинациях, которые, возможно, были вызваны действием бессонницы и обезболивающих препаратов. Наиболее интересное касается его отчетливого видения и ощущения присутствия двух молодых мужчин, которые лежали по обе стороны, тесно прижавшись к его телу.

«Кто это?» — возмущенно воскликнул он. «Это два спортсмена. Им надо подзарядиться», — ответил чей–то мужской голос. «Так у меня и так нет сил», — возмутился друг. «Так надо», — ответил тот же голос.

На наш взгляд, сагиттальный разрез брюшной полости во время хирургической операции — от эпигастрия до паха — разделил целостность восприятия эго своего тела на две половинки. Возможно, хирургически разделенная часть эпигастрия, или «солнечного сплетения» [41], повредило на уровне ощущений целостность интроецированного матерью Солнца, что привело к потере внутреннего центра жизни и системному сбою организма в приеме пищи. Его Самость не была повреждена, но был поврежден ее энергетический центр — «солнечное сплетение», без которого жизнь организма теряла центр управления. Впитывание (интроекция) моим другом лучей и тепла весеннего солнца «перезагрузило» этот разрушенный центр жизни.

P.S. Сон.

Для получения согласия моего друга на описание его клинического случая как примера целительных возможностей внешнего и внутреннего солнца я дал ему почитать почти законченный вариант своей статьи. На следующий день он звонит мне и возбужденным голосом рассказывает сон, который ему приснился этой ночью:

«Сновидение проявилось как вспышка — без прелюдии и каких-либо предшествующих образов. Я оказываюсь в совершенно пустынном месте, но это не пустыня, а какая-то просто бескрайне пустая плоская желтая поверхность земли. У меня возникает предчувствие, что сейчас произойдет нечто подобное ядерному взрыву. Я ищу место укрытия, но ничего подходящего не нахожу. Как вдруг на поверхности этой пустыни как бы ниоткуда появляется стальной корпус электрического шкафа, окрашенного в серый свет. Эти шкафы — непременный атрибут у стен домов советской эпохи. Его размер — небольшой, и мне за ним, конечно же, не укрыться от «ядерного взрыва», который, я знаю, непременно произойдет. Я ложусь на землю головой к шкафчику и понимаю, что его тени будет недостаточно, чтобы защитить все тело от потока испепеляющего света и радиации… И вот я вижу вспышку на небе — это не «гриб» ядерного взрыва, а огромное ослепительное солнце. Потоки его света хлынули на землю. Я их чувствую и пытаюсь оставаться в тени шкафчика, но его размера явно не хватает, чтобы полностью защитить мое тело. Огромное солнце не стоит на месте и начинает двигаться. Вместе с ним двигается и тень шкафчика. Я пытаюсь перемещать свое тело вслед за тенью, чтобы хоть как-то оставаться под ее защитой, хотя и понимаю, что от полученной дозы радиации я обречен».

Я предложил своему другу возможные варианты интерпретации его сна и не настаивал ни на одном из них — время покажет. Поэтому я оставлю читателям также возможность самим разобраться в трактовке символов и сюжета этого сна и их значений. И все они, надеюсь, будут правильными.

Примечания:

  1. Цитата из книги Мигеля Серрано «Карл Юнг и Герман Гесс» (Miguel Serrano, «C.G. Jung and Herman Hesse: A Record of Two Friendships», tr. F. MacShane. New York: Schocken Books, 1968, p. 50).
  2. Jung, CW 12, p. 327 / Карл Юнг. Психология и Алхимия.
  3. Название 1-ой главы «Красной Книги» К. Юнга.
  4. Название песни Виктора Цоя (1987 г.), написанной им к кинофильму «Кино». Сам Виктор Цой, отвечая на вопрос корреспондента «Комсомольской правды» о том, на что или на кого он намекал в песне, неуверенно ответил, что «скорее, на нечто неопределенное, чем на себя».
  5. Здесь под термином «мать» мы подразумевает не только ее функции и способности зачать, вынашивать, рождать, питать, лечить, защищать и воспитывать, но и передавать «гены», т.е. природную основу происхождения себя, уходящую в глубины происхождения жизни с самых ее истоков.
  6. Мы полагаем, что, несмотря на критику и даже отрицание в современной биологии биогенетического закона Геккеля — Мюллера («онтогенез повторяет филогенез»), его экстраполяция на психическую природу онтогенеза и филогенеза развития личности является более обоснованной и адекватной, чем его биогенетический аспект.
  7. Очень часто это утверждение трактуется как жизненная необходимость борьбы и завоевания «места под солнцем», т.е. «место под солнцем» ограничено, как на пляже котиков, пингвинов, моржей и прочих обитателей животного мира, что, на наш взгляд, обязательно ведет в витальный тупик, когда цель — «место под солнцем» или обретение себя — подменяется средством достижения цели — борьбой и приводит к образованию зависимости и потребности в борьбе.
  8. Из Интернета.
  9. Описанный пример из практики консультирования представлен в виде «выжимки» диалога одночасовой сессии.
  10. См. теорию объектных отношений М. Кляйн.
  11. См. главу 3 «Психическое развитие» книги «Введение в психологию» (Р. Л. Аткинсон, Р. С. Аткинсон, Э. Е. Смит, Д. Дж. Бем, С. Нолен-Хоэксема; под общей редакцией В.П. Зинченко. 15-е международное издание, Санкт-Петербург, изд-во «Прайм-Еврознак», 2007).
  12. Здесь имеется в виду учение Аристотеля о четырех стихиях.
  13. Здесь под понятием либидо мы будем понимать его юнговскую трактовку, т.е. энергию жизни, или китайское ци, уходя от фрейдовской концепции наполнения содержания либидо всеобщим принципом удовольствия и его сексуальной энергией.
  14. Здесь имеется в виду теория С. Грофа, основателя трансперсональной психологии, основанной на гипотезе существования четырех базовых перинатальных матриц и базовых соответствующих им травм личности, первой из которых является период внутриутробного развития, когда плод оказывается в ситуации «рая» или «ада» матки и вынужден «сражаться» с «плохой» маткой за свое выживание (см., например, книгу С. Грофа «Области человеческого бессознательного», пер. с англ. В.Н. Михейкина и Е.И. Антоновой, Москва, изд-во Трансперсонального Института, 1994).
  15. Интерпретация приведенных стадий как объектной интроекции Солнца во внутренний психический мир личности, так и трансцендентной проекции Незримого внутреннего Солнца и реализации его трансцендентной функции, объединяющей внутреннюю и внешнюю реальность, — это тема отдельной статьи или главы книги. Здесь мы ограничимся лишь своим видением, как она реализуется.
  16. Теория объектных отношений — модель, система психологических взглядов, существующая в рамках психодинамического подхода и отталкивающаяся от предположения, что психика состоит из «внутренних объектов», представляющих собой интернализированные внешние объекты: людей и ситуаций (Википедия). Первые работы в рамках этой теории (20-е — 30-е годы XX в.) были написаны Мелани Кляйн, Рональдом Фэйрбейрном, Дональдом Винникоттом и Майклом Балинтом.
  17. Кляйн М. Развитие в психоанализе. М.: Академический проект, 2001.
  18. См. «Красную Книгу» К. Юнга, глава 7 «Убийца героя» и глава 8 «День первый».
  19. Возраст зарождения эго — спорный. Здесь мы будет ориентироваться на начало формирования эго-сознания ребенка, которое по своей воистину безграничной психической природе подстраивается под мир своего родителя, хотя и не без влияния своих генетических особенностей, несущих в себе некое ролевое предназначение. Отсюда берет начало и феномен «маугли», и природа непринятия древнегреческими богами тех, кто родились от смешанных браков богов Олимпа с людьми — земными обитателями. Здесь работают механизмы импринтинга. Это возраст примерно около 2-х лет.
  20. В понимании эго здесь мы будем следовать пониманию К. Юнга — как комплексу (хотя нам не нравится этот термин в силу его нагруженности своим отрицательным значением в его современном звучании), включающему всё содержимое сознания, входящего в структуру психики наряду с бессознательным, состоящим из личного и коллективного бессознательного. (К. Г. Юнг, «Aion», гл. 1). «…это комплекс данных, конструированный прежде всего общей осведомленностью относительно своего тела, своего существования и затем данными памяти; у человека есть определенная идея о его прошлом бытии, определенные наборы (серии) памяти. Эти две составляющие и есть главные конституэнты ЭГО. Поэтому можно назвать ЭГО комплексом психических факторов. Этот комплекс обладает огромной энергией притяжения, как магнит, он притягивает содержания из бессознательного, из этой темной неведомой области; он также притягивает впечатления извне, и когда они входят в связь с ЭГО, то осознаются». (Юнг К. Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: её теория и практика / пер. с англ. В. И. Менжулина. — М.: АСТ, 2009. — 252 с.).
  21. Ультразвуковые обследования, особенно на последних стадиях беременности, часто фиксируют сосание плодом большого пальца одной из своих рук. Это может свидетельствовать не только об активизации и тренировке сосательной функции, но и о формировании психофизиологической базы психического процесса воображения.
  22. Clavis Artis (лат.) — ключи (секреты) искусства.
  23. Юнг К. Г. Брак как психологические взаимоотношения. М., 1996. С. 183.
  24. Раньше это был возраст Иисуса Христа, когда он начал проповедовать в Иерусалиме, т.е. 33 года. Современный мир и его культура замедлили взросление личности — для ее созревания требуется все больше времени, и эта тенденция, на наш взгляд, в обозримой перспективе еще будет оказывать серьезное влияние на изменение возрастных рамок в сторону их увеличения.
  25. Есть интересное наблюдение в контексте физической и ритуальной, символической направленности нашего тела в момент его рождения и ухода из жизни: наше тело рождается головой вперед — к свету внешней жизни, а после смерти его выносят вперед ногами — к свету после жизни. Таким образом, наше тело где-то в середине его жизни медленно, но уверенно совершает кувырок на 180 градусов. В начале жизни мы идем головой вперед, т.е. рациональный ум, заточенный под ценности внешнего мира, управляет нашим развитием и самореализацией, руководствуясь видением, что вся жизнь — впереди, а смерть — сзади. Мы бежим от смерти, чтобы жить (стратегия «избегания неудач»), или просто вытесняем ее присутствие, ориентируясь исключительно на радости, счастье и свет внешнего мира (стратегия «стремления к успеху»). Но во второй половине жизни — и чем дальше, тем отчетливее — мы начинаем осознавать, что на самом деле жизнь уже позади, а впереди — смерть. Может ли жизнь, находясь сзади, с такой же силой мотивировать наше дальнейшее развитие и движение вперед, как смерть? Это вопрос, на который приходится отвечать каждому, кто переступил невидимый Рубикон своего возраста. Начинается он с поиска смысла жизни, а заканчивается обретением себя — Самости. И это путь, который К.Г. Юнг обозначил термином «индивидуация».
  26. Примером этой репликации служат выражения восприятия кого-то как «точной копии своего отца» (матери, бабушки, дедушки и т.п.) или «весь в отца» (мать и т.д.), не говоря о подражаниях кумирам и руководителям. К. Юнг в «Красной Книге» этот аспект обозначил термином «обезьянничание», которое мешает обрести себя — свою индивидуальность.
  27. Дюрер создал эту картину в возрасте 43 лет. На ней четко обозначено Солнце, а перед ним — радуга, которую можно интерпретировать как верхнюю часть символа Самости. Сидящий в ожидании ангел, как и его дремлющая собака, — символ божественного проводника к небесному миру Самости, а окружающие его предметы символизируют отработавшие свое ментальные и материальные инструменты успешности реализации себя во внешнем мире. Название картины «Ностальгия I» может говорить о характерном эмоциональном состоянии человека в начальном, латентном, периоде развитии кризиса среднего возраста.
  28. Здесь под «мамой» мы будем подразумевать не ее женский, материнский аспект физиологической или психической природы объекта, а архетипическое слияние противоположностей женского и мужского начала, воспроизводящее и взращивающее само себя во всех возможных своих проявлениях. Это резонирует с понятием Бога внутри и вне нас. Но в этой статье мы ограничимся лишь предположением архетипического единства Незримого Солнца и Бога.
  29. Очень символичная синхрония: З. Фрейд и К. Юнг возвращались из «Нового Света» в «старую матушку Европу» на одном корабле… «Новый Свет — это пространство, сформированное духом Времени, а Старый Свет нес в себе дух глубин» (см. К. Юнг «Красная книга»). Я не буду здесь развивать эту аналогию — она обретет прозрачность в дальнейших наших рассуждениях.
  30. Фрагмент 5-й главы «Схождение в ад Грядущего» «Красной Книги» К. Юнга (перевод С. Сергеева в редакции О. Бессмельцевой, готовится к изданию в России в 2020 г.).
  31. Любой православный храм наполнен символами Солнца как внутри своего убранства, так и снаружи. Архитектура куполов православных соборов, как и древнеиндийских храмов, очень похожа на форму материнской груди, которая привлекает прихожан светом символов Солнца, а серебряный перезвон колоколов православных храмов — это звуки биения сердца матери, которая призывает на службу тому, кто дал жизнь всему живому, или же набатом предупреждает о смертельной опасности (см. главу 2 и наши рассуждения о центрирующей функции сердцебиения матери).
  32. Началом исторического периода развития цивилизации принято считать появление письменности. Наиболее древними памятниками письменности считается шумерская клинопись IV–III тысячелетия до н.э.
  33. Исключение составляют изображения символов солнца в алхимических трактатах, где изображение солнца в основном несет другую символическую нагрузку — не символа того, что дает жизнь и центрирует пространство вокруг нее, а символику мужской природы алхимического опуса.
  34. Здесь я апеллирую к опыту читателя, если таковой имел место в его жизни. Приводить примеры из известных и авторитетных источников для меня кажется излишним.
  35. Нас не перестает удивлять то количество талантливых людей прошлого и настоящего, которые несли в себе свет Незримого Солнца, и попались в «ночной» период своей жизни в ловушку «светлячков», излучающих «свет»: будь то наркотические и психоделические вещества или «гуру-учителя», а то и воплощенные «боги» в личности откровенных мошенников или «больных на голову» людей, которые увлекают своих адептов в свой мир — мир их иллюзий. Их мир — подобие реального мира света Незримого Солнца человека, но он перекрывается мощностью и привлекательностью «света» их биохимических и социальных стимулов — это «светлячки», которые приманивают искусственным светом свои жертвы. И они, увы, обречены. Сколько талантов полегло на этом поприще столкновения миров реального мира света Незримого Солнца и света «светлячков»!
  36. Вид Homo Sapience, т.е. Человека Разумного, подразумевает его принадлежность к живым существам, которым присуща способность и жизненно важная потребность придавать всему происходящему в мире смысл, даже там, где его нет.
  37. Возможно, этот термин не совсем адекватно отражает сущность этой стадии, но мы, за неимением другого, остановимся на нем.
  38. Здесь имеется в виду христианская практика затворничества или отшельничества, которая помогает наладить общение с Богом.
  39. Известное высказывание Гермеса Трисмегиста.
  40. Перевод автора.
  41. Лат. Plexus coeliacus — нервное сплетение, совокупность нервных элементов, концентрирующихся в брюшной полости вокруг начала чревной и верхней брыжеечных артерий человека.

Статья была написана в 2019 году для сборника текстов и лекций русских юнгианских аналитиков и аналитических психологов «Около слов», выпускавшегося под редакцией супервизора ЕКПП О.В. Лавровой.

Опубликовано 4 мая 2021

В статье упомянуты

Материалы по теме

Михаил Решетников. Избранные статьи в двух томах
05.07.2020
XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
06.06.2019
М. Решетников номинирован на Нобелевскую премию
29.04.2019
120 лет назад мир впервые услышал о психоанализе
30.03.2016
130 лет Московскому психологическому обществу
02.10.2015
Николай Евграфович Осипов: очерк жизни и трудов
20.10.2014
Проект закона «О психологической помощи в Российской Федерации»: мнения специалистов
07.08.2014
Российская психология и российская психотерапия: единство и борьба противоположностей
14.10.2021
Смысл и время. Размышлениями делится Дмитрий Леонтьев
14.09.2021
Парадоксы краткосрочной психодинамической терапии
03.09.2021
Общая теория психотерапии
07.07.2021
Конструктивный потенциал плацебо: в поисках имплицитных копинг-механизмов
30.06.2021

Комментарии

 

Уважаемые коллеги! В тексте моей статьи обнаружилась ошибка, которую я пропустил при подготовке текста: "вегетативная нервная система переключает режим своей активности с парасимпатической, стрессовой, стимуляции, на симпатическую стимуляцию, обеспечивающую работу внутренних органов, включая кишечник." Правильный текст: "вегетативная нервная система переключает режим своей активности с симпатической, стрессовой, стимуляции, на парасимпатическую стимуляцию, обеспечивающую работу внутренних органов, включая кишечник." Мои извинения за этот ляп. Сергей Сергеев

09.05.202111:40:05

 

Исправила в тексте статьи, Сергей Иванович.

09.05.202112:07:38

 

Анна Григорьевна, спасибо огромное!

09.05.202112:40:32

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
23 октября 2021 , суббота

В этот день

Скоро

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

29 октября
Онлайн

Круглый стол «О жизни Ученого, Психолога, Учителя и Человека — к 100-летию со дня рождения Льва Ильича Уманского»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

6 декабря
Москва

Съезд дошкольных и школьных психологов в области образования

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь
23 октября 2021 , суббота

В этот день

Елена Валерьевна Хомякова празднует юбилей! Поздравить!

Татьяна Николаевна Щербакова празднует день рождения! Поздравить!

Елена Васильевна Драпак празднует день рождения! Поздравить!

Марина Ростиславовна Битянова празднует день рождения! Поздравить!

Елена Николаевна Морозова празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

29 октября
Онлайн

Круглый стол «О жизни Ученого, Психолога, Учителя и Человека — к 100-летию со дня рождения Льва Ильича Уманского»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

6 декабря
Москва

Съезд дошкольных и школьных психологов в области образования

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь