• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

Весь календарь

Эффективность программ для совершающих насилие в близких отношениях

/module/item/name

Во время режима изоляции и карантина, связанных с пандемией коронавируса, может возрасти число случаев домашнего насилия, отметила спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович. В связи с этим, психологам, работающим с насилием в близких отношениях, важно иметь в виду возможность регресса у клиента и нужно быть готовыми оказать помощь как жертвам, так и агрессорам.

О том, как оценить эффективность терапии в работе с агрессорами, рассказала Марина Булавская, социолог, директор программ Автономной некоммерческой организации «Мужчины 21 века». Она выступила с докладом «Опросник IMPACT – оценка эффективности коррекционных программ для совершающих насилие в близких отношениях. Адаптация и внедрение IMPACT в стандартные процедуры центра "Альтернатива"»

«Опросник IMPACT – это способ оценки эффективности программ для тех, кто совершает насилие. Он может использоваться и для разговора о насилии, понимания того, какие виды насилия существуют и как говорить об этом с клиентами.

Мы понимаем, что эффективность программ достаточно субъективна. Работа эффективна, если насилие прекратилось или насилия стало меньше? А если характер насилия изменился? Это те вопросы, которые нам нужно задавать и на которые IMPACT не сможет полностью ответить. Он сможет показать тенденцию того, как изменяется характер насилия, степень его применения, как себя чувствуют клиенты и пострадавшие в процессе прохождения терапии и после нее.

Анкета была разработана, чтобы мы могли понять характер и частоту проявления насилия, оценить степень безопасности пострадавших от насилия. Степень безопасности – тоже субъективная оценка, которая приходит из нашего общения с пострадавшими. Опросник IMPACT разработала Европейская сеть по работе с совершающими насилие, нам очень интересно перенимать их опыт и смотреть, как мы можем адаптировать его под российский контекст. Данная анкета была разработана в 2013–2014 годах и уже применяется в нескольких центрах в Европе, например, в Италии. Используя эту анкету, мы можем сравнить результаты нашей работы с результатами европейских коллег и понять, насколько этот опросник в принципе нам подходит, какой характер насилия преобладает в России, а какой – в других странах. Мы также можем обмениваться мнениями и данными.

Обучение
Станислав Александрович Хоцкий
9–10 сентября 2020
Вебинар
ВЕБИНАР: Управление гневом. Практика коррекционной работы с лицами, проявляющими деструктивно-агрессивное (насильственное) поведение в близких отношениях
3 800 руб.
Участвовать

IMPACT – достаточно большая методология, которая включает в себя два типа анкет: анкета клиента, человека, совершающего насилие в близких отношениях, и анкета партнёра. Данная анкета подходит для оценки близких отношений между двумя взрослыми людьми. У нас была попытка адаптировать IMPACT для насильственных детско-родительских отношений, но пока мы не нашли такого формата, который бы нам подошёл.

Разные формы опросника выдаются клиенту или партнёру в определённое время прохождения программы. Форма Т0 заполняется до начала программы, она подходит тем программам, в которых есть некий предварительный период, например, интервью перед тем, как специалист решает браться ли за эту работу. 

Форма Т1 заполняется в начале программы, она полностью совпадает с формой Т0. Но если период перед вступлением в программу существенный, то мы также можем видеть динамику от момента, когда человек решил добровольно обратиться в терапевтическую программу, до её начала.

Форма Т2 заполняется в середине программы, форма Т3 – в конце программы, форма Т4 – через шесть месяцев после прохождения программы. Важность формы Т4 в том, что у нас появляется возможность отследить среднесрочные изменения в поведении клиента и понять, сохранился ли эффект от терапевтической программы.

Анкета клиента и анкета партнёра в целом очень похожи. В самом начале анкеты идёт биографическая информация – пол, возраст, доход. Это важно с точки зрения организации наших социологических знаний. Дальше мы спрашиваем у клиента: «Как вы узнали о программе?» и «Почему решили обратиться в программу?», на второй вопрос есть такие варианты ответа: а) я хочу улучшить отношения с детьми, б) я хочу перестать применять насилие, в) я не хочу, чтобы партнёр меня боялся, г) я хочу, чтобы партнёр чувствовал себя в безопасности рядом со мной, д) я хочу улучшить отношения с партнёром. Как мы видим, здесь два основных аспекта – отношения клиента с партнёром и отношения с детьми. У партнёра, пострадавшей стороны, мы спрашиваем, каковы его надежды на программу, каких результатов он ждёт.

Следующий большой блок – о характере насилия: эмоциональное, физическое или сексуализированное. Финансовое насилие в этой анкете скорее входит в раздел эмоционального насилия, например, там есть вопросы о том, как клиент контролирует бюджет, заставляет ли он отчитываться партнёра о том, куда он тратит деньги.

В анкете есть определённый набор вопросов, который, на мой взгляд, позволяет расширить представление клиента о насилии: есть действия, которые могут не казаться ему насильственными или контролирующими в начале программы, хотя являются таковыми.

Следующий раздел: «Почему вы совершали насилие?». Есть варианты, что не смог сдержаться, что это связано с употреблением алкоголя. Из работы коллег я знаю, что алкоголь является частой причиной насилия, которую декларируют сами клиенты. Дальше мы просим оценить, как насилие, по мнению клиента, повлияло на партнёра, на детей. Мы спрашиваем, как партнёр чувствует себя на данный момент. Это важно для разных временных промежутков прохождения анкеты, чтобы мы могли видеть, как это состояние меняется через три месяца, шесть месяцев.

Последний раздел достаточно важный, он про будущее отношений. Ожидает ли клиент, что партнёр останется с ним или уйдёт? В анкете IMPACT нет необходимого условия, что партнёры должны остаться вместе, нет намёка, что отношения должны продолжиться…».

Выступление Марины Булавской состоялось на конференции по случаю создания Ассоциации консультантов, работающих с авторами насилия в близких отношениях.

Опубликовано 2 апреля 2020

Материалы по теме

Арт-терапия в работе с насилием в близких отношениях
07.04.2020
Мужские мифы как конструкции маскулинности
24.03.2020
Под «колпаком». Приёмы поведения в эмоциональном конфликте
24.04.2020
Онлайн-консультирование субъектов насильственного поведения в условиях изоляции
21.04.2020
Грани работы с авторами домашнего насилия
06.04.2020
В основе работы с авторами домашнего насилия лежит сострадание
11.03.2020
Против насилия в семье: консультирование обидчиков
15.08.2018
Как проводить диагностическое интервью на первой встрече психолога с клиентом?
29.05.2020
Как бороться с агрессией и депрессией из-за стресса во время самоизоляции?
18.05.2020
Сергей Ениколопов о том, как жестокие фильмы учат агрессии
23.04.2020
Хорошая мама. Почему не нужно идеализировать материнство?
09.04.2020
Правительство просят принять меры для защиты жертв домашнего насилия в изоляции
03.04.2020

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
31 мая 2020 , воскресенье

В этот день

Виктор Петрович Кисляков празднует день рождения ― 63 года! поздравить!

Скоро

Весь календарь
31 мая 2020 , воскресенье

В этот день

Виктор Петрович Кисляков празднует день рождения ― 63 года! поздравить!

Скоро

Весь календарь