16+
Выходит с 1995 года
19 мая 2024
Гомосексуальность*. Часть II (* ЛГБТ-движение признано экстремистской организацией и запрещено в России. — прим. ред.)

Первая часть статьи

Гомосексуализм* и общественное мнение

Общественное отношение к сексуальности, её проявлениям постоянно претерпевает изменения. Особенно это заметно по отношению к гомосексуализму*.

Крушение тоталитарного режима, демократические тенденции привели к тому, что в декабре 1991 года, сразу после обретения независимости Украина, первая из бывших республик СССР отменила уголовное наказание за гомосексуальные* отношения между совершеннолетними мужчинами без применения насилия [17]. В России гомосексуальные* отношения уголовно не преследуются только с 1993 года, а окончательно это закреплено в новом уголовном кодексе РФ, вступившим в силу лишь с 1 января 1997 года [13]. Демократизация коснулась и медицинских взглядов на гомосексуализм* как на декомпенсированную психопатию, требующую насильственной госпитализации в психиатрические больницы и лечения психофармакологическими средствами. Это, безусловно, положительные результаты демократизации общества.

Однако есть и другая крайность, связанная с либерализацией сексуальной морали. В декабре 1973, а затем в апреле 1974 года в США состоялись события, получившие название «эпистемологического (греч. επιστήμη – знание, λόγος – слово, учение) скандала»: разрешение научного вопроса о том, является ли гомосексуализм* патологией или его следует исключить из реестра психических расстройств, решился путем голосования членов президиума Американской психиатрической ассоциации, а потом в результате проведенного референдума. В результате в официальной американской классификации психических болезней (DSM) гомосексуализм* как форма парафилий отсутствует. В 1993 в том же направлении пересмотрела свою классификацию болезней Всемирная организация здравоохранения, в которой принято определение нормы как этического стандарта, модели поведения, рассматриваемых как желательные, приемлемые и типичные для той или иной культуры. Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) подчеркивает, что «сама по себе сексуальная ориентация не рассматривается как расстройство». Позднее многие другие страны также приняли эту классификацию (Россия - в 1999). Таким образом, наметилась общемировая тенденция, по крайней мере, на официальном уровне «депатологизировать» гомосексуализм* и, в отличие от других форм сексуальных девиаций, придать ему особый статус, получивший название «иной, или нетрадиционной сексуальной ориентации». Однако многие серьезные ученые не согласны с ней.

Заслуженный деятель науки и образования, академик Российской академии естествознания, профессор кафедры сексологии и медицинской психологии Харьковской медицинской академии последипломного образования Г.С. Кочарян считает, что изменение отношения к гомосексуализму* не имеет научной аргументации, игнорирует биологический компонент нормы и опирается лишь на определённый социальный заказ, направленный на легализацию сексуальных меньшинств и являющийся результатом издержек демократизации общества. Идея терпимости по отношению к гомосексуалам* и принятия гомосексуальности* как объективно существующей реальности не должна уступать место идее о гомосексуализме* как о норме [17].

Главный редактор журнала «Сексология и сексопатология», руководитель лаборатории судебной сексологии Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, профессор А.А. Ткаченко рассматривает депатологизацию гомосексуального* влечения как попытку пересмотра основополагающих понятий психиатрии, в частности, дефиниции “психического расстройства” как такового. При этом он считает, что с точки зрения объективной научной методологии, обсуждающиеся аргументы pro и contra нормальности гомосексуализма* выглядят наивными, а само решение, по меньшей мере, опрометчивым [29. – С. 354-355].

Президент Независимой психиатрической ассоциации России А.А Савенко видит в этом извращенное представление и о науке, и о правах человека, недоумевает, отчего речь идет только о гомосексуализме*, ведь другие расстройства сексуальных предпочтений (фетишизм, эксгибиционизм, вуайеризм) “ничем не хуже” [27].

Директор Белорусского республиканского научно-практического центра психического здоровья профессор Сергей Игумнов и председатель правления Белорусской ассоциации психотерапевтов полагает, основываясь на многочисленных объективных нейрофизиологических и нейропсихологических данных о сходных паттернах гомосексуализма* и иных форм парафилий, а также других форм девиантного поведения, что истинный гомосексуализм* является одной из форм сексуальных девиаций. При этом он подчеркивает недопустимость какого-либо преследования или дискриминации лиц из-за иной сексуальной ориентации [6. – С. 364].

Многие, но не все ученые придерживаются таких позиций, дискуссия продолжается. Между тем её результаты имеют не только отвлеченное сугубо теоретическое, а практическое значение. От представлений о гомосексуальности* родителя, психолога, врача зависит отношение к его проявлениям у подростка, ребенка, последующие действия. Специалисты-практики видят, что для большинства родителей гомосексуальность* их детей нежелательна, поэтому, будь их воля, они настаивали бы на её профилактике, коррекции [2]. Признание справедливым утверждения И.С. Кона, согласно которому ни в одной цивилизованной стране гомосексуальность* не считается болезнью и не лечится [15], делает бессмысленными усилия родителей по формированию у ребенка половой роли, соответствующей его анатомическому строению, если любая роль «правильная». При появлении признаков гомосексуального* влечения не нужно принимать никаких мер. В то же время сам И.С. Кон признаёт, что гомоэротизм не обязательно превращается в гомосексуальную* идентичность и приводит сведения о том, что количество американских подростков школьников 12-18 лет, не уверенных в своей сексуальной ориентации, уменьшается к 18 годам с 26% до 9%, а геями*, лесбиянками* или бисексуалами* считают себя только 1,3%. [15].

У подавляющего большинства детей процесс гендерной социализации направлен на формирование гетеросексуальности, которая считается необходимым аспектом половой / гендерной идентичности. Если в нём происходят какие-то сбои, у ребёнка появляется большое количество психологических проблем, проблем социальной адаптации, что чревато возникновением невротических расстройств [35]. При формировании нетрадиционной сексуальной ориентации отмечался повышенный риск возникновения суицидального поведения, депрессии, тревоги, поведенческих расстройств и никотиновой зависимости [38].

Иллюстрацией нелёгкой жизни гомосексуалиста* может отрывок их автобиографической книги популярного российского певца: «…у меня другая любовь. Другая любовь к человеку мужского пола. Это не похоть физическая. Мне нужно увидеть человека, несущего добро... Должно быть взаимопонимание. Вот - главное! ... Всю жизнь я ищу то, что не получил от отца. Защищенности. … Среди мужчин я не знаю любви. Не может быть мужской любви. Всё это увлечения. Баловство. Душевное баловство. Это баловство от одиночества, от ненужности. Понимаешь? Я пытался создать с мужчиной семью. Были попытки. Но они заканчивались трагедией» [23. – С. 294-295].

Гуманная идея устранить социальную дискриминацию людей с гомосексуальной* ориентацией, основанная на том, что приятие гомосексуала* как человека не может произойти без одобрения гомосексуальности*, оказалась антигуманной. Она отпугивает. Люди, испытывающие дискомфорт, не обращаются за помощью. Отказ от терапии гомосексуалов*, основанный на исключении гомосексуализма* из категории патологии, привел к тому, что началась дискриминация тех из них, кто хотел бы стать гетеросексуальным. Гей-активисты* становятся все агрессивнее, пропагандируют свой образ жизни, устраивают гей*-парады.

Почти на всём постсоветском пространстве то в одной, то в другой республике возникают скандалы, связанные с запрещением гей*-парадов, со столкновениями поборников репрессивной и либеральной сексуальной морали. И те, и другие жалуются на происки внешних врагов. Шум, поднимаемый вокруг проблемы гомосексуализма*, делает актуальной цитату из поэмы В.В. Ерофеева: «А надо вам заметить, что гомосексуализм* в нашей стране изжит хоть и окончательно, но не целиком. Вернее, целиком, но не полностью. А вернее даже так: целиком и полностью, но не окончательно. У публики ведь сейчас что на уме? Один только гомосексуализм*. Ну, ещё арабы на уме, Израиль…» [7. – С. 104]. Многим склонным к демонстративности гомосексуалистам* только этого и надо. И.С. Кон отмечает, что в шоу-бизнесе и некоторых сегментах молодежной субкультуры гомосексуальность* стала модной, отдельные звезды поп-культуры ею даже бравируют, вызывая возмущение консервативной части общества, которая видит в этом «пропаганду гомосексуальности*» и угрозу «духовному здоровью нации» [15]. Певец-гомосексуалист* откровенничает: «Я провокатор. Я сам провоцирую какие-то ситуации, нагнетаю вокруг себя эту ненависть. Для чего? Для того чтобы познать истинное отношение к себе, его надо спровоцировать, облив себя грязью… в моей жизни много провокаций. Кстати я сам от них и страдаю. Ведь люди от этого шарахаются … я это делаю специально. Не назло, а специально» [23. – С. 58]. И далее: «После статьи в «Аргументах и фактах» «Борис Моисеев любит богатых мужчин» у меня пошел такой триумф, такой бум, у меня ломились залы… А ведь я пошёл на публикацию этой статьи, где я пишу, что я, там, «голубой», что люблю мужчин, только чтобы получить эту сцену. А это все – треп! Не было ни секса, ни богатых мужчин! Я не был проституткой, я играл проститутку. … Я все это сам придумал. Я же жил на Западе. Я уже знал, что такое пиар. Как заработать деньги и имя, не вкладывая ни копейки. И у меня получилось. Да! Но сейчас я дико страдаю. Это отвратительно… Меня все время травят и не дают спокойно жить» [23. – С. 113]. Человек страдает, ведя такой образ жизни, чувствует себя одиноким. Кстати, чувствуя, что демонстрация сексуальности убивает искренность, эротику, интимность, он выступает против гей*-парадов: «…гей*-парад. Ведь это даже не эпатаж. Это такой, знаешь, рынок утильсырья. Ведь так можно любовь превратить в утильсырье. А это же серьезные отношения, серьезная любовь. И у геев* тоже. Просто не надо её совать всем в лицо. Не надо людей натравливать на эту любовь. Не надо. Это же вызывает только негатив! Это не призывает людей к добру, к гуманности, милосердию. Когда напоказ – тогда это и сесть порок. Это грязный порок – напоказ!» [23. – С. 307]. Никому не приходит в голову устраивать парады гетеросексуалов или, например, любителей орального, анального секса. В то же время, осуждая открытые проявления сексуальности, можно прослыть не «политкорректным», этого боятся. В Америке рассказывают анекдот: чтобы победить на выборах, нужно быть одноногой чернокожей лесбиянкой*. Страшно за такую не проголосовать!

Доводы, якобы подтверждающие нормальность гомосексуального* влечения на основании того, что оно не лечится, несостоятельны. Успешность или неуспешность терапии не могут быть критериями для определения нормы. В противном случае получается, что если что-то нельзя отремонтировать, то оно не сломано. Диагноз того или иного расстройства нельзя отменить только из-за отсутствия эффективного средства для его лечения [41]. Постепенно взгляды на необходимость лечения гомосексуального* влечения (разумеется, при желании пациента) возвращаются. Приведем некоторые факты, свидетельствующие об этом.   

Профессор Колумбийского университета Р. Шпицер (Spitzer R.L.), который когда-то и принимал решение об исключении гомосексуализма* из списка психических расстройств в Американском классификаторе психических болезней (DSM), обратился к профессионалам в области психического здоровья с рекомендацией отказаться от запрета терапии, направленной на изменение сексуальной ориентации. В 2003 году он опубликовал исследования, согласно которым гомосексуальная* ориентация может измениться в результате терапии. Он призвал Американскую психиатрическую асоциацию прекратить применять двойной стандарт: переориентирующую терапию, она считает вредной и неэффективной, и гей*-аффирмативную терапию, поддерживающую гей*-идентичность, всецело одобряет [42].

Бывший президент Американской психологической ассоциации доктор Роберт Перлов (Robert Perloff), активно поддерживающий депатологизацию гомосексуализма*, на конференции в 2004 году заявил, что нужно уважать свободу выбора человеком своей сексуальной ориентации, в том числе, и желание гомосексуалов* трансформировать свою сексуальность в гетеросексуальную. Он позитивно отозвался о работе врачей, которые им помогают, осудил попытки гей*-лоббистов замолчать или подвергнуть критике эти факты. Также он сообщил о нарастающем числе исследований, которые противоречат популярной в США точке зрения, согласно которой изменение сексуальной ориентации невозможно [16].

Президент Американской психологической ассоциации, отвергающей возможность лечения гомосексуалов*, доктор Геральд Кукер (Gerald P. Koocher) в августе 2006 года заявил, что поменял свое мнение, и с этих пор поддерживает специалистов, помогающих тем, кто обеспокоен нежелательным гомосексуальным* влечением [16; 36].

Приведенные примеры показывают, что серьезнее ученые постепенно отходят от либеральной позиции в оценке гомосексуальности*, приближаясь к позиции «золотой середины».

В марте 1977 года автору этих строк посчастливилось прослушать в институте имени В.М. Бехтерева краткий курс лекций И.С. Кона «Введение в сексологию», который он прочёл для врачей и психологов Ленинграда. Этот курс впоследствии послужил основой книги того же названия, изданной в России лишь в 1988 году [11]. Мультидисциплинарный подход автора к проблеме, его эрудиция создавали особый эффект как бы стереоскопического освещения темы. Все, кому удалось попасть на этот курс, высоко оценили его. Заканчивая последнюю лекцию, Игорь Семенович рассказал о том, как проявляются в отношениях к разным аспектам половой жизни три типа этических установок морализации: репрессивный, либеральный и «золотой середины». При этом он очень убедительно показал, что репрессивная и либеральная установки неконструктивны. Только установка «золотой середины» помогает разобраться в проблеме. Найти оптимальный вариант её разрешения. Многим этот подход очень помог в дальнейшей работе.

Прошло много лет. Изменились наша страна, социальные условия, люди и их отношения. Представляется интересным оценить по схеме, предложенной И.С. Коном, перемены этических установок к гомосексуализму*, которому он в своих лекциях уделял достаточно внимания, однако, не рассматривал отношения к этому явлению различных типов установок морализации половой жизни. В то время отношение к гомосексуализму* скорее соответствовало установкам репрессивной морали, процветала, так называемая, гомофобия. Отмечалось презрение к гомосексуалистам*, их считали либо больными, требующими изоляции и лечения, либо просто сексуально распущенными, развратными. Работала пресловутая 121 статья Уголовного Кодекса РСФСР. Чем интенсивнее вмешательство культурных запретов, тем неотвратимее расплата за её подавление [19]. Приближение к репрессивному полюсу обнаруживает либо тенденции к сексуальным извращениям, либо к разного рода предрассудкам и суевериям. Но аналогичные тенденции проявляются и при приближении к либеральному полюсу.

Установки либеральной этики поощряют гомосексуальную* ориентацию, призывает воспринимать её как признак особой утонченности, одаренности, делают её модной. Многие телевизионные передачи, имеющие сейчас высокий рейтинг, пользуются большим спросом не в связи с их художественными достоинствами, которых нет, а потому, что отвечают внутреннему запросу снижения тревоги многих телезрителей. Подобные телепередачи сопровождаются снятием границ их участникам, и это - своеобразный эксгибиционизм… Дефицит высокой эротики в жизни приводит к невротическому способу решения экзистенциальной задачи либидо. Вместо того чтобы повышать свою значимость, самооценку, снижать тревогу, строя доверительные отношения с любимым человеком (я нужен, я доверяю, мне доверяют, я могу быть естественным, меня таким принимают), проще посмотреть телепередачу, создающую иллюзию обладания, безнаказанного внедрения в чужую жизнь, безопасного нарушения чужих границ при сохранении своих. С этим и связана инфляция любви, эроса, секса, в обществе с гедонистическими установками, в нашем обществе потребления, исповедующим либеральную сексуальную мораль. Либеральная сексуальная мораль приводит к доступности порнографии, избытку информации о теле, противоположном поле, сексуальных проявлениях, и это повышает базальную тревогу. Она не должна быть основой программы полового воспитания. Отсутствие системы полового воспитания в стране, переживающей либерализацию сексуальной морали, приводит к негативным последствиям. Школа должна противостоять средствам массовой информации, рекламе, пропагандирующим секс, агрессивной сексуальной атмосфере [25].

С сожалением следует заметить, что И.С. Кон, отмечавший, что либеральная эскалация эротизма, сопровождается его инфляцией, низводит сексуальность до уровня развлечения [11], во многих своих работах, посвященных проблеме гомосексуализма*, придерживается не установки «золотой середины, а именно либеральной. Это нашло отражение в таких книгах, как «Сексуальная культура России: клубничка на берёзке» (1997), и «Лунный свет на заре» (1998) [12; 13; 14].  В последней И.С. Кон обращает внимание на замену «медицинского и вследствие этого имманентного дискриминационного термина «гомосексуалисты*» на термин «гей*». Это слово, с точки зрения автора, «означает не просто сексуальную ориентацию, но и определенный тип социального самосознания, принадлежность к определенной субкультуре, которой можно гордиться» [13].

Этика «золотой середины» считает гомосексуализм* сугубо личным делом двух взрослых людей, имеющих одинаковые склонности. Никто не вправе осуждать и преследовать гомосексуалистов*, если они не совращают малолетних и не применяют насилия. Сексуальная ориентация геев* и лесбиянок* имеет равное с обычной право на существование. Но гомосексуальный* образ жизни не должен рекламироваться, пропагандироваться, как и гетеросексуальный, и бисексуальный*. В любви очень важна эротика, интимность, ощущение единственности партнера и единственности для партнера.

В 1977 году после курса лекций И.С. Кона мы с коллегами с сожалением констатировали, что живем в эпоху разгула репрессивных установок морализации половой жизни. Именно с этими установками были связаны многие проблемы семейной жизни, нервно-психические расстройства. Часто целью психотерапии в подобных случаях являлась выработка у пациентов установок, соответствующих этике «золотой середины». Сейчас из одной крайности мы впали в другую, либеральные установки создают новые личностные семейные проблемы, а цель психопрофилактики, психотерапии осталась прежней: «золотая середина». Именно установки этики «золотой середины» предупреждают отклонения психосексуального развития, в том числе и многие гомосексуальные* реакции.

И ученым, и педагогам, и врачам, и родителям целесообразно придерживаться при решении сексуальных проблем, возникающих в процессе психосексуального развития, установок морали «золотой середины». С этой точки зрения, медицинская нормализация гомосексуализма*, которая, несомненно, имеет политическую и волюнтаристскую подоплеку, научно необоснованна. Нормой является гетеросексуальность, а гомосексуальность* относится к расстройствам сексуального предпочтения (парафилиям). Это мнение не исключает необходимости противодействовать гомофобным установкам и проявлениям (страхом перед гомосексуальностью* и ненавистью к её носителям), что будет препятствовать развитию у гомосексуалов* других психических расстройств и способствовать их социальной адаптации [18].

Литература
1.    Алексеев Б.Е. Сексуальное здоровье и программа его сохранения // мат. научно-практ конференции «Актуальная сексология». – СПб.: ГАРДЕН-СИТИ, 2012. – С. 72-76.
2.    Бейлькин М.М. Медицинские и социальные проблемы однополого влечения. – Челябинск: Издательство: Урал ЛТД, 2005. – 260 с.
3.    Бухановский А.О. Транссексуализм*: клиника, систематика, дифференциальная диагностика, психосоциальная реадаптация и реабилитация. – Автореф. дис. … д-ра мед. наук. – Ростов-на-Дону, 1994. – 36 с.
4.    Добряков И.В. Общая психопатология детей и подростков. Влечения. // гл. 8. Детская психиатрия: Учебник /под ред. Э.Г. Эйдемиллера. – СПб.: Питер, 2005. – С. 286-330.
5.    Добряков И.В. Современные вопросы психосексуального развития и полового воспитания // «Подросток – наше будущее»: российско-шведский семинар. – СПб.: Дворец Молодёжи, 2006. – С. 21-26.
6.    Добряков И.В., Игумнов С.А. Глава 7. Отклонения в сексуальном поведении // Егоров А.Ю., Игумнов С.А. Расстройства поведения у подростков: клинико-психологические аспекты. – СПб. Речь, 2005. – С. 333-369.
7.    Ерофеев В.В. Москва – Петушки. Поэма. – М.: Изд-во «Х.Г.С.», 1996. – 408 с.
8.    Исаев Д.Д. Подростковая сексология // Подростковая медицина: Руководство. /Под ред. Л.И. Левиной, А.М. Куликова – СПб.: Питер, 2006. – 544 с.
9.    Каган В.Е. Воспитателю о сексологии. – М.: Педагогика, 1991. – 256 с.
10.    Калинченко С.Ю. Транссексуализм*. Возможности гормональной терапии. – М.: Практическая медицина, 2006. – 192 с.
11.    Кон И.С. Введение в сексологию. – М.: Медицина, 1988. – 320 с.
12.    Кон И.С. Сексуальная культура России: клубничка на берёзке. – М.: ОГИ, 1997. – 464 с.
13.    Кон И.С. Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. – М.: Олимп; ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1998. – 496 с.
14.    Кон И.С. Сексуальность и культура. – СПб.: СПбГУП, 2004. – 104 с.
15.    Кон И.С. О гомосексуальности* // Энциклопедия "Кругосвет". – http://nauka-i-religia.narod.ru/gomosexual/kon-1.html.
16.    Кочарян Г.С. Гомосексуальные* отношения и современная Америка // Здоровье мужчины. – 2007. – №4 (23). – С. 42-53.
17.    Кочарян Г. С. Гомосексуальные* отношения и постсоветская Украина // Журнал психиатрии и медицинской психологии. – 2008. – 2 (19). – С. 83–101.
18.    Кочарян Г. С. Гомосексуальные* отношения и современная Россия // Журнал психиатрии и медицинской психологии. – 2009. – 1 (21). – С. 133-147.
19.    Лем С. (Lem St., 1991) Секс и культура // Психосексология: Хрестоматия / сост. К.В. Сельчёнок. – Мн.: Харвест, 1998. – С. 178 – 209.
20.    Лявшина Г.Х. Психосексуальное здоровье детей. – СПб., 2000. – 83 с.
21.    Мастерс У. (Masters W.H.), Джонсон В. (Johnson V.E.), Колодны Р. (Kolodny R.C.) Мастерс и Джонсон о любви и сексе. В 2-х ч., ч.1./ Пер. с англ. – СПб.: «Ретур», 1991. – 264 с.
22.    Мастерс У. (Masters W.H.), Джонсон В. (Johnson V.E.), Колодны Р. (Kolodny R.C.) Мастерс и Джонсон о любви и сексе. В 2-х ч., ч.2./ Пер с англ. – СПб.: «Ретур», 1991. – 296 с.
23.    Моисеев Б. Птичка. Живой звук. – М.: АСТ; Астрель, 2007. – 317 с.
24.    Розанов В.В. Люди лунного света: Метафизика христианства (1913). – М.: Дружба народов, 1990. – 304 с.
25.    Розин В.М. Любовь и сексуальность в культур, семье и взглядах на половое воспитание. – М.: Логос; Высшая школа, 1999. – 208 с.
26.    Руководство по предупреждению насилия над детьми // под ред. Асановой Н.К. – М.: ВЛАДОС, 1997. – С. 51.
27.    Савенко Ю.С. О предмете психиатрии/ – «Независимый психиатрический журнал», 2003. – №2. – http:// www.npar.ru/journal/subject.htm.
28.    Сексопатология: Справочник / Васильченко Г.С., Агаркова Т.Е., Агарков С.Т. и соавт. – М.,1990.
29.    Ткаченко А.А. Сексуальные извращения – парафилии. – М.: «Триада – Х», 1999. – 461 с.
30.    Фрейд З. (Freud S., 1914) (Freud S.) Психология сексуальности. – Вильнюс, «Поликолор-Интеграф», 1996. – 126 с.
31.    Частная сексопатологи: (Руководство для врачей) / Под ред. Г.С. Васильченко. – Т.2. – М.: Медицина, 1983. – 352 с.
32.    Щеглов Л.М. Основы сексологии. – СПб.: изд. Грошев, 2010. – 336 с.
33.    Ясперс К. (Jaspers K., 1913) Общая психопатология. Пер. с нем. – М.: Практика, 1997. – 1056 с.

34.    Adams K.M. Silently Seduced: When Parents Make Their Children Partners: Understanding Covert Incest. – Health Communications Inc., 1991. – 116 р.
35.    Blumenfeld W.J., Raymond D. Looking at Gay and Lesbian Life. – Boston: Beacon, 1988.
36.    Dean Byrd A. Former APA President Supports NARTH's Mission Statement, Assails APA's Intolerance of Differing Views//www.narth. com/docs/perloff.html
37.    Dobryakov I., Malashonkova E. Stages of the family life cycle and Laius complex. – Neuropsychiatrie de l’enfance et de l’adolescence / Juillet 2012. – Vol. 60. – №5S. – S. 191.
38.    Fergusson D.M. et al. Is sexual orientation related to mental health problems and suicidality in young people // Arch. Gen. Psychiatry, 1999. V. 56. – P. 867-874.
39.    Gooren L.J.C. Biological Determinants of Sexual Orientation Psychoneuroendocrinology, 1990; 15 (1). – Р. 3-14.
40.    Gottlieb B. «Insert: Therapeutic Intervention in a Unique Form of Sexual Abuse». In Warner, C. (ed.), Rape and Sexual Assault, pp. 121-140. Germantown, Md.: Aspen Systems Corp., 1980.
41.    Nicolosi J. Reparative therapy of male homosexuality. A new clinical approach. – Lancham, Boulder, New York, Toronto, Oxford: A Jason Aronson Book. Rowman & Littlefield Publi-shers, Inc., 2004. – XVIII, 355 p.
42.    Spitzer R.L. Can some gay men and lesbians change their sexual orientation? 200 participants reporting a change from homosexual to heterosexual orientation // Archives of Sexual Behavior. – 2003. – Vol. 32, No.5. – P 403-417.

И.В. Добряков является руководителем программы дополнительного профессионального образования «Клиническая перинатальная психология, психопатология, психотерапия».

* ЛГБТ-движение признано экстремистской организацией и запрещено в России. — прим. ред.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»