16+
Выходит с 1995 года
25 мая 2024
Стратегия освоения возраста женщинами 25–30 и 45–50 лет

Исследование личностных характеристик людей зрелого возраста является одной из тем наших предыдущих работ [6; 7; 8]. Актуальность изучения психологии взрослых и пожилых связана с наличием значительного количества подходов к пониманию причин старения и характеристик этих периодов жизни человека при незначительном количестве эмпирических данных. Особый интерес, на наш взгляд, представляет осознание взрослой личностью факта собственной зрелости, изменений в своих возрастных характеристиках, а также приближающегося старения. Взрослость как середина жизни, «день жизни», как назвал этот период Г. Юнг [10; 12], является интересующим нас периодом, который анализируется в данной статье.

На основе понятия «структура жизни», основанного на специфических взаимосвязях индивида с обществом, D.A. Levinson [13] предложил классификацию «взрослости», выделив следующие периоды: переход к ранней взрослости 17–22 года, ранняя взрослость 22–28 лет, переход 30-летия 28–33 года, ранняя взрослость 33–40 лет, переход к средней взрослости 40–45 лет, начальный период средней взрослости 45–50 лет, переход 50-летия 50–55 лет, кульминационный период средней взрослости 55–60 лет, переход к поздней взрослости 60–65 лет, эра поздней взрослости 60– … лет. На всех этапах возрастного развития взрослых людей прослеживаются гендерные различия (Б.Г. Ананьев [1], Л.А. Головей [5]; Г. Крайг, Д. Бокум [3]).

Психологии женщин среднего возраста, как отмечает Г. Крайг [3], посвящено незначительное количество исследований, по сравнению с мужчинами, в то время как для женщин середина жизни является временем перехода и переоценки. Они сильнее, чем мужчины, реагируют на физическое старение, начинающееся в средней взрослости, тем более что общество реагирует на внешний вид женщины. Для того чтобы считаться успешной, здоровой, коммуникативно и профессионально интересной, она должна молодо выглядеть, хотя появляются очевидные признаки старения. В профессиональном плане возраст 45–50 лет также приносит ролевое напряжение, поскольку даже при успешной профессиональной карьере можно считать, что это возраст «высокого плато», или «поколения руководителей», которому предшествовали десятилетия профессионального становления и роста. Именно с работой для человека среднего возраста связана, вероятно, большая часть его идентичности. При этом приходит осознание приближающегося пенсионного возраста и адаптации к возможному прекращению работы. Э. Эриксон [9; 11] полагает, что люди среднего возраста начинают решать проблемы грядущей старости, и средняя взрослость выполняет подготовительную функцию перехода к «вечеру жизни». В целом в периоде средней взрослости возрастает склонность к самоанализу, и человек начинает чётче осознавать многогранность собственной личности и ближайшие перспективы старения. Актуальность данной работы объясняется отсутствием специальных исследований осознания женщинами начального периода средней взрослости 45–50 лет, который приносит напряжение и приближающуюся рефлексию старения. На базе основных подходов и некоторых важнейших положений, характеризующих среднюю взрослость и специфику психологии женщин этого возраста, предметом нашего исследования является изучение готовности к освоению возрастно-временных изменений у женщин средней взрослости 45–50 лет.

Основная гипотеза нашей работы заключается в том, что у женщин 45–50 лет отчетливо проявляются компоненты осознания возрастных изменений, прежде всего в физиологической и социальной сферах самосознания.

Г. Олпорт [4] отмечал, что восприятие и самопознание личности в целом отличаются эффективностью и точностью, т.е. зрелость не искажает реальность, чтобы приспособить ее к потребностям и фантазиям человека.

Пик интроспекции и рефлексии «Я», по мнению В. Neugarten [14], приходится на период 50–60 лет, являясь ресурсом для преодоления физических изменений и социальных стрессов, которые могут возникать в это время. Большинство современных исследователей (Diener, Seligman, 1999) сходятся в том, что позитивный образ «Я» связан с субъективным благополучием, в котором выделяются аффективные, когнитивные и соматические показатели. Экспериментальные исследования показали, что глобальные самооценки имеют тенденцию оставаться положительными в течение периода от средней взрослости до старости, в то время как некоторые специфические (проблемно-зависимые) снижаются с увеличением возраста.

По данным теоретического анализа, в связи с проблемой самосознания взрослого человека Н.С. Глуханюк и Т.Б. Гершкович [2] предложили понятие «готовность к освоению возрастно-временных изменений», т.е. интегративное психическое образование, определяющее осознание личностью факта собственного старения, толерантное отношение к нему и проявляющееся в активном поиске продуктивных стратегий адаптации к этому процессу.

Модель готовности к освоению возрастно-временных изменений включает в себя четыре компонента: физиологический, социальный, личностно-психологический, профессиональный, — в соответствии с основными аспектами старения, которые реализуются на трех уровнях — когнитивном (осознание и понимание происходящих возрастных изменений, знание способов их преодоления и освоения), аффективном (переживание эмоционального отношения к происходящим изменениям), мотивационном (активный поиск и использование продуктивных стратегий адаптации к возрастным изменениям).

Для определения сформированности готовности к освоению возрастно-временных изменений Н.С. Глуханюк и Т.Б. Гершкович разработали опросник «Готовность к возрастным изменениям», позволяющий диагностировать готовность к физическим, социальным, личностно-психологическим и профессиональным изменениям на когнитивном, аффективном и мотивационном уровнях.

В опроснике показателями готовности к освоению возрастно-временных изменений являются компоненты и уровни.

Компоненты: физиологический компонент (ФК), социальный компонент (СК), личностно-психологический компонент (ЛК), профессиональный компонент (ПК).

Уровни: 1) КУ — когнитивный уровень любого компонента; 2) АУ — аффективный уровень любого компонента; 3) МУ — мотивационный уровень любого компонента; ГО — общий показатель готовности.

Авторы предлагают следующую интерпретацию полученных результатов: общий показатель готовности к освоению возрастно-временных изменений является интегративной характеристикой отношения человека к происходящим с ним возрастным изменениям или изменениям, которые произойдут с ним в будущем. Готовность характеризуется спокойным толерантным отношением к происходящим или будущим возрастным изменениям, без острых переживаний и негативных эмоциональных реакций.

Компоненты готовности — показатели, конкретизирующие особенности проявления готовности к освоению возрастно-временных изменений относительно различных проявлений возраста.

Уровни готовности — показатели, иллюстрирующие психологические особенности реализации готовности в плане осознания происходящих с человеком в настоящем или ожидаемых в будущем возрастных изменений (когнитивный уровень), толерантного отношения к ним как к нормальному, неизбежному явлению (аффективный уровень), активного поиска продуктивных стратегий адаптации к этим изменениям (мотивационный уровень).

Организация и методики исследования

Были сформированы 2 выборки: первая — контрольная, 25–30 лет, 30 женщин, средний возраст 28,2 лет. Вторая — 45–50 лет, 30 женщин, средний возраст 47,4 лет.

Диагностика проводилась по следующим методикам:

  1. опросник Н.С. Глуханюк и Т.Б. Гершкович «Готовность к возрастным изменениям».
  2. 16 FP Р.Б. Кеттелла.
  3. УСК Дж. Роттера (адаптация Е.Ф. Бажина, С.А. Голынкина, А.М. Эткинда).

Результаты обрабатывались методами математической статистики — Т-критерий и корреляции.

Значение общего показателя готовности к возрастным изменениям (ГО) у женщин 45–50 лет превышает значение того же показателя у женщин 25–30 лет, и высокие показатели когнитивного уровня готовности (КУ) свидетельствует о том, что женщины старшего возраста более четко осознают и понимают естественность и вероятную неизбежность общих проявлений старения. Помимо этого, женщины 45–50 лет более готовы и толерантны к проявлениям старения в социальной сфере (СК), возможно, к таким, как ухудшение материального положения и приобретение статуса иждивенца, а также необходимости налаживать отношения с социальными службами. Это вполне объяснимо, так как более молодым не свойственно задумываться о таких проблемах.

Рис. 1. Анализ корреляций у женщин 25–30 лет по ФК
Рис. 1. Анализ корреляций у женщин 25–30 лет по ФК

Показатель ФК (физиологический компонент) положительно коррелирует с показателем МУ (мотивационный уровень готовности) и общим показателем готовности к возрастным изменениям (ГО). Это можно рассматривать как четкое понимание естественных физиологических изменений и об активном поиске продуктивных стратегий адаптации к ним, т.е. чем отчётливее человек осознает происходящие с ним изменения, тем выше общая готовность к освоению возрастно-временных изменений. Кроме того, показатель ФК связан с фактором Q2 (уровень конформизма). Таким образом, независимость и самостоятельность влияет на повышение уровня осознания и приспособления к проявлениям признаков старения.

Рис. 2. Анализ корреляций у женщин 45–50 лет по ФК
Рис. 2. Анализ корреляций у женщин 45–50 лет по ФК

Показатель ФК (физиологическая готовность) тесно связан практически со всеми показателями готовности к возрастным изменениям. Наличие более крепких связей у женщин 45–50 лет, по сравнению с корреляциями у женщин 25–30 лет, свидетельствует о целостной структуре готовности к возрастным изменениям, которая возникает к возрасту 45–50 лет и которая еще не сложилась в возрасте 25–30 лет. Представляется, что осознание именно физиологических показателей старения «стягивает» все прочие компоненты готовности к возрастным изменениям.

Рис. 3. Анализ корреляций у женщин 25–30 лет по СК
Рис. 3. Анализ корреляций у женщин 25–30 лет по СК

Показатель СК (социальный компонент готовности) положительно связан с личностным компонентом (ЛК), когнитивным уровнем (КУ) и общей готовностью (ГО). Таким образом, сильнее выражен компонент социальной и общей готовности, или чем выше осознанность принять и найти способы адаптироваться к проявлениям старения, тем более спокойно человек начинает относиться к возрастным изменениям как к нормальным явлениям и активно искать пути компенсации и саморегуляции. Взаимосвязь показателя общей интернальности (ИО) с социальным компонентом готовности означает, что человек считает происходящие в его жизни события результатом своих собственных действий и осознает свою ответственность за них. Связь СК с фактором N свидетельствует о том, что чем более человеку присуща проницательность в отношении других людей, тем более осознанно осуществляется социальная адаптация к возрасту.

Рис. 4. Анализ корреляций у женщин 45–50 лет по СК
Рис. 4. Анализ корреляций у женщин 45–50 лет по СК

Наиболее чёткое различие корреляций СК у женщин 45–50 лет, по сравнению с женщинами 25–30 лет, заключается в связи социальной готовности к возрастным изменениям с профессиональной готовностью (ПК). То есть социальная адаптация к возрасту тем выше, чем человек более адекватно рассматривает возможности конкуренции с более молодыми коллегами или сложности в освоении новых технологий. Взаимосвязь СК с интернальностью в области неудач говорит о том, что социальная готовность к возрастным изменениям усиливает самоконтроль и собственную ответственность за профессиональную деятельность и неудачи в ней у женщин 45–50 лет, чего еще не обнаруживается у 25–30-летних женщин.

Рис. 5. Анализ корреляций у женщин 25–30 лет по КУ (пунктирной линией обозначена отрицательная связь)
Рис. 5. Анализ корреляций у женщин 25–30 лет по КУ (пунктирной линией обозначена отрицательная связь)

Наиболее важным фактом в обнаруженных связях является отрицательная связь показателя когнитивного уровня (КУ) с аффективным уровнем (АУ) и тревожностью (фактор О). Это демонстрирует, что осознание будущих возрастных изменений у молодых женщин вызывает яркую эмоциональную реакцию, скорее всего, негативную.

Рис. 6. Анализ корреляций у женщин 45–50 лет по КУ
Рис. 6. Анализ корреляций у женщин 45–50 лет по КУ

Структура связей у женщин 45–50 лет отличается от аналогичной у более молодых женщин тем, что практически все основные показатели готовности: когнитивный, аффективный, личностный уровни и общая готовность, — образуют устойчивую и целостную структуру, аналогично структуре связей физиологической готовности в этом возрасте. Кроме того, когнитивный уровень связан с осознанием собственной ответственности за неудачи и самоконтролем, что обеспечивает компенсаторные механизмы адаптации к жизни и профессиональной деятельности и, вероятно, формирующуюся к данному возрасту высокую саморегуляцию.

Выводы

1. Все компоненты и уровни готовности к возрастным изменениям у женщин 45–50 лет обладают более высокой степенью выраженности по сравнению с более молодыми женщинами.

2. Анализ интегрального показателя готовности к возрастным изменениям (ГО) у женщин 25–30 лет и 45–50 лет связан с одними и теми же показателями — физиологическим компонентом, социальным и когнитивным уровнем. Это может быть интерпретировано как меньшая дифференцированность общего показателя готовности к возрастным изменениям и его невысокая чувствительность к указанным возрастам.

3. Отличительными характеристиками готовности к возрастным изменениям являются следующие:

  • показатель физиологической готовности у женщин 45–50 лет связан практически со всеми показателями готовности к возрастным изменениям и не выражен в возрасте 25–30 лет. Следовательно, данный симптомокомплекс формируется в относительно позднем онтогенезе — средней взрослости;
  • показатель социальной готовности у женщин 45–50 лет связан с интернальностью в области неудач, развитием самоконтроля и собственной ответственности в профессиональной деятельности, чего нет у более молодых женщин;
  • когнитивный уровень готовности к возрастным изменениям у молодых женщин 25–30 лет вызывает травмирующие, отрицательные переживания;
  • для женщин 45–50 лет когнитивный уровень осознания возрастных изменений образует целостную непротиворечивую структуру и может обеспечивать адекватное компенсаторное приспособление к профессиональной деятельности и толерантное принятие возрастных изменений.

Список литературы

  1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – Л., 1968.
  2. Глуханюк Н.С., Гершкович Т.Б. Поздний возраст и стратегии его освоения. – Изд. 2-е, доп. – М., 2003.
  3. Крайг Г., Бокум Д. Психология развития. – М., 2004.
  4. Олпорт Г. Становление личности. – М., 2002.
  5. Психологическая зрелость личности / под ред. Л.А. Головей. – СПб., 2014.
  6. Силина Е.А. Дифференциально-психологическое исследование интегральной индивидуальности людей зрелого и пожилого возраста // Вестник ПГПУ. Серия Х. Дифференциальная психология. – 2010. – Вып. 1/2. – С. 184–201.
  7. Силина Е.А. Некоторые эмоционально-личностные особенности людей пожилого возраста // Ананьевские чтения – 2010. «Современные прикладные направления и проблемы психологии»: материалы науч. конф., 19–20 окт. 2010 г. – Ч. 2. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2010. – С. 157–159.
  8. Силина Е.А. Онтогенез интегральной индивидуальности людей зрелого и пожилого возраста // Вестник ПГПУ. Серия 1. Психология. – 2010. – Вып. 1/2. – С. 74–79.
  9. Эриксон Э. Детство и общество. – Изд. 2-е. – СПб, 1996.
  10. Юнг К. Проблемы души нашего времени. – М., 1996.
  11. Erikson Е.Н. On generativity and identity // Harvard Educational Review. – 1981. – №51. – Р. 249–269. 12.
  12. Jung The Stages of Life // The Collected works of Jung C. – 1931/1960. – Vol. 8.
  13. Levinson D.A. Сonception of adult development //American Psychologist. – 1986. – №41. – Р. 3–13.
  14. Neugarten B. The changing meaning of age // Psychology Today. – 1987. – №21(5). – Р. 29–33.

Источник: Силина Е.А. Стратегия освоения возраста женщинами 25-30 и 45-50 лет // Вестник Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета. Серия №1. Психологические и педагогические науки. 2015. №1. С. 66–75.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»