• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

4 — 5 июля
Москва

XVIII Международная научно-практическая конференция «Стратегии и ресурсы личностно-профессионального развития педагога: современное прочтение и системная практика»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

14 — 16 сентября
Владивосток, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы клинической психологии: теоретические и прикладные аспекты диагностики и коррекции»

15 — 16 сентября
Москва

Международная научно-практическая конференция «Психиатрия и аддиктология в XXI веке: новые задачи и пути решения»

27 сентября
Санкт-Петербург

Проект «Золотые имена психологии в РГПУ им. А.И. Герцена»

28 — 30 сентября
Екатеринбург, online

Всероссийский психологический форум (в рамках VII Съезда РПО)

30 сентября
Санкт-Петербург

Международная научно-практическая конференция «Российская девиантологическая панорама: теория и практика»

18 — 21 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения — 2022. 60 лет социальной психологии в СПбГУ: от истоков — к новым достижениям и инновациям»

28 — 30 октября
Ярославль

Международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

1 ноября
Online

Научные чтения памяти Елены Олеговны Смирновой

11 — 12 ноября
Москва

III Международная конференция по консультативной психологии и психотерапии памяти Ф.Е.Василюка

15 — 17 ноября
Online

Международный конгресс «Л.С.Выготский и А.Р.Лурия: культурно-историческая психология и вопросы цифровизации социальных практик»

16 — 18 ноября
Москва

Международная юбилейная научная конференция «История, современность и перспективы развития психологии в системе Российской академии наук»

24 — 25 ноября
Ярославль

Всероссийская научно-практическая конференция «Психология способностей и одарённости»

Весь календарь

Психология памяти в эпоху смены жизненных циклов культуры

/module/item/name

Настоящая работа посвящена изучению специфики памяти в условиях смены жизненных циклов культуры. Рассматриваются культурные процессы в условиях перехода, а также общепсихологическая специфика памяти, конкретизируется необходимость обращения к исторической памяти и ее деструкция в условиях постсовременного общества.

Современный или, точнее, постсовременный человек существует в условиях информационного постсовременного общества.

Понятие «постсовременный» трактуется нами как состояние выпадения человека из современности в силу нарастающих в глобализующемся обществе структуральных разрывов, пустот и сдвигов. Всякий структуральный разрыв и смещение означает движение в сторону открытого, неосвоенного, неопределённого, непронумерованного культурой состояния и потому всегда по сути провокационного и пограничного. Существует мнение, что постсовременная эпоха ничего не может сделать с сознанием, потому что она еще не наступила, а мы живем в современную эпоху. Да, присутствие человека, так или иначе, всегда позиционируется здесь и сейчас, т.е. в мире современном. Однако то, что человек «привязан» к современному, вовсе не означает, что сознание индивидуума также пребывает в состоянии «здесь и сейчас». Оно может быть охвачено воспоминаниями прошлого, захвачено образами будущего, терзаемое неопределённостью настоящего. В ситуации структуральных сдвигов и трансграничных переходов «вневременность» сознания усиливается — оно как бы «выпадает» из своего времени в связи с нарастающим распадом (расщеплением) современности. Наступает состояние, которое и обозначается термином «постсовременность». В этом видится очевидная когнитивная значимость концепта «постсовременность» в анализе коммуникативной практики и социодинамики культуры [5].

Вместе с тем, в настоящее время недостаточно разработано теоретическое осмысление влияния опосредованной коммуникации на культуру и сознание в синдромах постсовременности.

Динамика социокультурных изменений предопределяется коммуникативными сдвигами внутри социальной системы. Эти сдвиги выступают в качестве самостоятельных факторов, влияющих на характер взаимодействия, интенции управления и коммуникативную практику. Любой коммуникативный акт в пространстве культуры не только отражает социальный статус индивидуума, но и структурирует формат и параметры межличностных отношений в социуме. Конфигурация этих позиций и связей, в свою очередь, определяет специфику и возможности идентификационного процесса. Структура коммуникативного действия тесно связана с разделением ролей и диверсификацией позиций и статусов в культурном маневрировании социальных субъектов, нацеленных на преодоление своей лимитированной функциональности через интерактивный обмен и консолидацию (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Э. Гидденс, Ю. Хабермас).

Память является одним из основных психических процессов, составляющих содержание нашего сознания. Наиболее распространенная дефиниция данной категории научного познания раскрывает память как процесс получения, хранения, переработки и воспроизведения информации. Каждый из этих процессов имеет свои собственные закономерности и служит предметом отдельного научного анализа.

К основным фактам относят определение числа единиц, с которыми человек имеет дело при восприятии окружающей действительности: 9 единиц информации. Согласно современным представлениям, первоначально человек встречается со всем множеством стимулов окружающего мира. Затем практически мгновенно (0,22-0,25 сек) происходит выделение 9-ти основных элементов, которые в дальнейшем становятся доступны обработке сознанию, его высшим когнитивным механизмам [7].

Изучение точности восприятия, запоминания, запечатления информации показало преимущество мгновенного «иконического» вида памяти по сравнению с высшими когнитивными механизмами, отличающимися сложной обработкой информации, в результате которой вероятность ошибки также возрастает. В этой связи когнитивные психологи склонны говорить о том, что «в коротком мгновении раскрывается бесконечность», а наиболее точным видом памяти является мгновенная сенсорная иконическая и эхоическая память.

К настоящему времени принято говорить о нескольких основных видах памяти, которые отличаются между собой, прежде всего, по длительности, а затем по специфике обработки информации:

  1. сенсорная (иконическая, эхоическая) память представляет собой мгновенный сенсорный отпечаток информации. Ее длительность мгновенна (0,22-0,25 сек) и дает наиболее точную информацию для воспринимающего субъекта;
  2. кратковременная (оперативная) память хранит следы, связанные с актуальной рабочей ситуацией или недавно произошедшими событиями. Она может быть выражена в большей или меньшей степени у различных субъектов. Информация в дальнейшем забываетcя либо происходит ее переход в следующий вид памяти;
  3. долговременная память не имеет ограничений по времени хранения информации. В нее попадают наиболее значимые события, а также профессионально важная информация. Именно этот вид памяти может быть сохранным на протяжении всей жизни, притом что другие виды памяти, прежде всего — кратковременная, в большей степени подвержены влиянию возрастных и травматических факторов [7].

Если типология памяти более характерна для отечественной психологической науки, то рассмотрение памяти как процесса характерно для западных психологов, прежде всего, такого направления психологической науки, как когнитивная психология.

Наиболее распространенная схема понимания памяти предполагает, что в какой-то момент человек встречается непосредственно со всей Вселенной во всем многообразии ее проявлений, точнее — стимулов, которые представляют собой то, что имеет психологическое значение для человека. Этот процесс происходит мгновенно и выражается в первичной обработке информации. Последняя, после этого процесса, передается в следующий фильтр (в зависимости от теоретических построений их может быть от двух до шести), в котором информация подвергается более углубленной обработке и включению в «смысловое» когнитивное поле субъекта. Обработанная информация после всех фильтров поступает наконец в когнитивное хранилище, которое является аналогом долговременной памяти. Когнитивное хранилище представляет собой систему, оказывающую влияние на поведение человека. Более того, с помощью системы обратной связи она связана с первым фильтром. Таким образом, отдельный человек (точнее — «когнитивная система») находится в постоянном взаимодействии с окружающей средой, постоянно расширяя свою когнитивную систему. Проблема состоит в том, что с течением времени утрачивается способность различать новый опыт, а в силу развития когнитивной системы все новое идентифицируется как определенные лекала, хранящиеся в когнитивном хранилище. Происходит самодетерминация опыта и в этой связи говорят о «подтверждении когнитивных гипотез». Человек утрачивает постепенно способность воспринимать непосредственно, эйдетически новый опыт, теперь он все время соотносит его с той информацией, которая прошла фильтр и стала основной его личной когнитивной системы. Последняя со временем чаще всего становится все более консервативной и самодетерминирующейся [7].

В проведенном нами исследовании [2] были получены результаты, свидетельствующие о специфике исторической памяти, ее избирательности. С помощью метода опроса были выявлены следующие закономерности исторической памяти постсовременной молодежи:

  • в исторической памяти современной молодежи по значимости и запоминанию доминирует советский период, прежде всего — Великая Отечественная война;
  • как наиболее сложный для припоминания и процесса воспроизведения оценивается период Империи в истории России;
  • среднее число единиц исторической памяти составляет 3–4 единицы;
  • самым популярным историческим персонажем оказался Петр I. Среди самых популярных персонажей также Сталин, Путин, Ленин и Екатерина II;
  • главными источниками исторической памяти являются школьный курс истории и телевидение [2].

В рамках философского анализа в проблеме культуры подчеркивается, прежде всего, ее ценностный компонент. Любая культура содержит определенный круг ценностей, разделяемых индивидами, являющимися ее представителями. В соответствии с этими ценностями выстраивается социальная и психологическая жизнь людей, определяются нормы, регулирующие их поведение. Средством реализации этих норм выступают психологические групповые механизмы. Однако философское осмысление культурных явлений затрагивает в основном общие их характеристики, в то время как механизмы влияния культуры на индивида в больших и малых группах изучаются главным образом в рамках социальной психологии.

Рассмотрим психологию памяти в эпоху смены жизненных циклов культуры. Дело в том, что кризисное общество выражает двойной разрыв в формах интеграции — социальный (структура) и культурный (ценности). Социальный разрыв проявляется в деформации структуральных связей и отношений субъектов социума и сопровождается стиранием различий в статусах индивидуумов и групп, потерей идентичности и ломкой институционально-регламентирующих механизмов управления и контроля. Культурный разрыв отмечается в тех случаях, когда общество переживает духовно-нравственные потрясения, девальвацию ценностей, рост дезинтеграции и дефициентности (недостаточности) культуропорядка и смену мировоззренческих парадигм развития. Эти разрывы обусловливают динамику перемен и механизмы адаптации общества и являются движущей силой социокультурных преобразований [4].

В недрах конфликтующего общества, как правило, на этапе его транзитивной реорганизации формируются два мира отношений. «Потребность человека жить в мире, которому он может придать некоторую значимость и главный смысл которого он мог бы понять, — пишет К. Гирц, — часто расходится с действующей одновременно потребностью сохранить функционирование социального организма» [6, c.199].

Основным средством достижения идентичности и обретения смысла жизни личности как в традиционном обществе, так и в индустриальном обществе служило приобщение к традиционным ценностям. Однако в современном мире происходят процессы «технологической экспансии», влекущие за собой переоценку ценностей и идеалов, принятых в традиционном обществе. На смену традиционализму приходит постсовременная эпоха, которая диктует новые векторы развития человечества [1–5 и др.].

Возникает новый тип общества — постиндустриальный, в котором господствующее положение занимает информационная культура, по своим характеристикам принципиально отличающаяся от смеховой и официальной типов культур. Для нее характерен английский язык, который служит прообразом единого мирового языка, а также различные нарративы, которые в информационной среде заменяют традиционно выделяемые субъект-объектные отношения. Информационная культура предполагает существование иной, не «объективной», а виртуальной реальности. В отличие от прошлых культур, построенных на прочной материальной или духовной почве, информационная культура основывается на всеобщей текстуализации и нарративизации как мира, так и отдельного персонажа. Сейчас информационная культура стремится занять доминирующие позиции в мировом культурном пространстве.

В современной социальной психологии более распространенным является акцент не на функциональный, а на нормативный подход к пониманию культуры. Культура в этом русле рассматривается преимущественно как система определенного рода образцов, с которыми человек соотносит свои действия, понимаемые в широком смысле не только как поведенческие реакции, но и шаблоны чувствования, мышления, восприятия действительности. Сущность культуры в социально-психологическом плане — в реализации функции социального контроля над своими субъектами, в качестве которых могут выступать как отдельные индивиды, малые или большие группы, так и социальное сообщество в целом. Культура предоставляет каждому индивиду в распоряжение определенное описание мира, с которым человек соотносит свой опыт, оценивает поведение других людей и свое собственное. Мы считаем, что такой подход к пониманию сущности культуры не противоречит другим ее концепциям, а их отличие лежит исключительно в области расстановки акцентов при комплексном рассмотрении всей проблемы.

Информационная культура отличается от других типов культур онтологически: она представлена в виде определенного текста — информации, которая постоянно превращается в знание, имеющее субъективный характер. В ней происходит взаимопроникновение и слияние «высокой» и «низкой» культуры, размываются традиционные ценности. Информационная культура предъявляет новые требования к психике индивидуумов.

Информационная культура предъявляет особые требования к психике человека: владение компьютерными технологиями и навыки работы с разного рода информацией. Она дает огромные возможности конструирования идентичности, что одновременно может порождать ряд психологических проблем. Сложность конструирования идентичности связана с размыванием традиционных ценностей и границ социальных групп, что затрудняет процесс социальной категоризации. Информационное пространство также может оказывать негативное влияние, связанное с возможными психическими нарушениями из-за информационной перегрузки, с возрастанием стереотипизации в межличностном и межгрупповом общении, а также с увеличением влияния СМИ и Интернета на индивидуальное, групповое и общественное сознание.

Информационная культура представляет собой семиотическую систему, которая «кодирует» все явления в определенную смысловую систему [1].

Современная культура имеет гетерогенный характер, а основные позиции занимает информационная культура. Культура представляет собой свод «правил игры», то есть норм и ценностей, позволяющих осуществить процесс конструирования психосоциальной идентичности.

Происходит подмена истинных ценностей ложными ценностями. Телевидение, СМИ навязывают стереотипы о том, что человек стоит столько, сколько он зарабатывает, что каждый человек должен жить для себя и считаться только с собой, понижается значение семьи и т.д. Человек, принимающий ложные ценности, чувствует себя несчастным, так как это отделяет его от экзистенции, от обретения смысла жизни. Диктат ценности материальной жизни над другими духовными ценностями приводит к тому, что человек отказывается от своего призвания, профессионального предназначения, не реализует имеющийся у него талант в пользу зарабатывания денег [3].

Следовательно, в информационном постсовременном обществе человек находится в ситуации повышенной энтропии, обусловливающей высокую социальную напряженность и стресс. И личность, и общество находятся в ситуации множества вызовов, ранее неизвестных задач. Меняется система регуляции, она ослабляется и перестает быть единой.

Историческая память утрачивается в условиях информационного переизбытка, перетолковывания прошлого. С точки зрения психологии, память обеспечивает ориентировочную основу действий, помогает построить картину окружающей реальности, облегчает синтезирование имеющихся навыков и умений. Вместе с тем, память является условием, обеспечивающим конструирование персональной и психосоциальной идентичности, достижение целостности личности, целостности интеграции. В условиях глобализма, информационной культуры, при смене жизненных циклов культуры значение исторической памяти привязывается к новым условиям общественно экономической формации и культуры, перетолковывается или утрачивается.

Для нас важным положением является представление о том, что память выступает источником самосознания и укрепления идентичности. В условиях размывания культурных ценностей и норм утрачивается значение исторической памяти. На форуме, посвященном духовным ценностям современного общества и современной молодежи, известные отечественные психологи М.К. Кабардов и А.К. Осницкий высказали тезис о том, что у современной молодежи утрачивается память. Речь идет не только об исторической памяти, имеющей свою спецификацию, но о памяти вообще. Память обеспечивает прозрачность и структурную последовательность личной истории. Культурная нетождественность и культурная неопределенность коррелируют с личностной нестабильностью и утратой привычных критериев самоидентификации и понимания.

Таким образом, в условиях смены жизненных циклов культуры переписывается и утрачивается историческая память. В условиях существования человека в постсовременном информационном обществе утрачивается память как источник личностной интеграции и стабильности культурных ценностей. Смена жизненных циклов культуры в условиях информационного общества и мультикультурализма приводит к утрате памяти как культурного и психологического феномена.

Литература

  1. Белкин, А.И. Настенные надписи Самары / А.И. Белкин. — Самара: СНЦ РАН, 2008. — 432 с.
  2. Белкин, А.И. Образы исторической памяти революции в современной молодежной культуре / А.И. Белкин // Память о прошлом 2017: материалы и доклады 6 историко-архивного форума, посвящ. 100-летию революции 1917 г. в России / сост. О.Н. Солдатова, Г.С. Пашковская. — Самара, 2017. — С.558-562.
  3. Белкин, А.И. Психология коммуникативной практики в условиях культурной неопределенности и хаоса / А.И. Белкин // Креативная экономика и социальные инновации. — 2015. — №2 (11). — С.62-68.
  4. Белкин, А.И. К вопросу о ритуале в дискурсе культурологического и социально-психологического знания / А.И. Белкин, В.И. Ионесов // Аспирантский Вестник Поволжья. — 2016. — №7-8. — С. 47-51.
  5. Белкин, А.И. Коммуникация в контексте сознания и социодинамики культуры / А.И. Белкин, В.И. Ионесов // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия «Акмеология образования. Психология развития». — 2016. — Т.5, вып. 4(20). — С.315-322.
  6. Гирц, К. Интерпретация культур / К. Гирц. — Москва: РОССПЭН, 2004.
  7. Солсо, Р. Когнитивная психология / Р. Солсо. — Санкт-Петербург: Питер, 2002. — 592 с.

Источник: Белкин А.И. Психология памяти в эпоху смены жизненных циклов культуры // Национальное культурное наследие России: региональный аспект. VI Всероссийская научно-практическая конференция в рамках VII Всероссийского конкурса-фестиваля исполнителей и балетмейстеров народного танца имени Геннадия Власенко. 2018. С. 98–108.

Опубликовано 15 июня 2022

В статье упомянуты

Материалы по теме

Поведение онлайн и офлайн: к вопросу о возможности прогноза
20.05.2022
Интервью с А.Е.Войскунским о будущем психологии
18.05.2022
Информационно-психологическое воздействие в контексте парадигмы стратегических коммуникаций
10.05.2022
Миллениалы на фоне предшествующих поколений: эмпирический анализ
07.04.2022
Проблемы общения сквозь призму психологии внешнего облика
25.01.2022
Поверх барьеров: индивидуальные границы возможного
18.01.2022
Личность и информация в цифровом мире: от новых моделей медиапотребления к инфодемии
05.01.2022
Проблемы личности и общения в эпоху конвергенции технологий
12.12.2021
Компьютерные игры и мозг
25.11.2021
Феномен селфи и его роль в жизни современного подростка
22.11.2021
Цифровая личность как феномен 21 века: встреча с «новой нормальностью»
02.11.2021
«Новый кентавр»: человек в цифровой среде
18.10.2021

Комментарии

 

Не согласна, что "самым популярным историческим персонажем оказался Петр I. Среди самых популярных персонажей также Сталин, Путин, Ленин и Екатерина II"; это в официальных источниках прививаемая информация. Память моего поколения специалистов, ученых, педагогов и деятелей искусства охватывает период расцвета культуры в эпоху ренессанса и конца19-го- начала 20-го века. А потом искусство (по словам Малевича, который черным квадратом хотел сказать - искусство исчезло). и вся кулЬтура, потерпели серьезный ущерб. И в памяти - пробел, пустота, темнота и визг. В самом начале этой эпохи пророчески прозвучали слова А.Блока:
" От ликующих, праздно болтающих,
Обагряющих руки в крови,
Уведи меня в стан умирающих
За великое дело любви! "
А самые популярные личности - Леонардо Да-винчи, А.Чехов, А. Эйнштейн, А. Сахаров... и все остальные гуманисты. Тем, чьи руки в крови, нет места в памяти человеческой.
Не академично, но от души.

18.06.202215:45:36

 

Не мудрых мудрецов не перечислить, они торгуют пищей для ума, чужие пережеванные мысли, суют в свои трактаты и тома. Мирза Шафи.

19.06.202200:13:28

Оставить комментарий:

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
2 июля 2022 , суббота

В этот день

Скоро

4 — 5 июля
Москва

XVIII Международная научно-практическая конференция «Стратегии и ресурсы личностно-профессионального развития педагога: современное прочтение и системная практика»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

14 — 16 сентября
Владивосток, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы клинической психологии: теоретические и прикладные аспекты диагностики и коррекции»

15 — 16 сентября
Москва

Международная научно-практическая конференция «Психиатрия и аддиктология в XXI веке: новые задачи и пути решения»

27 сентября
Санкт-Петербург

Проект «Золотые имена психологии в РГПУ им. А.И. Герцена»

28 — 30 сентября
Екатеринбург, online

Всероссийский психологический форум (в рамках VII Съезда РПО)

30 сентября
Санкт-Петербург

Международная научно-практическая конференция «Российская девиантологическая панорама: теория и практика»

18 — 21 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения — 2022. 60 лет социальной психологии в СПбГУ: от истоков — к новым достижениям и инновациям»

28 — 30 октября
Ярославль

Международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

1 ноября
Online

Научные чтения памяти Елены Олеговны Смирновой

11 — 12 ноября
Москва

III Международная конференция по консультативной психологии и психотерапии памяти Ф.Е.Василюка

15 — 17 ноября
Online

Международный конгресс «Л.С.Выготский и А.Р.Лурия: культурно-историческая психология и вопросы цифровизации социальных практик»

16 — 18 ноября
Москва

Международная юбилейная научная конференция «История, современность и перспективы развития психологии в системе Российской академии наук»

24 — 25 ноября
Ярославль

Всероссийская научно-практическая конференция «Психология способностей и одарённости»

Весь календарь
2 июля 2022 , суббота

В этот день

Юлия Анатольевна Володина празднует юбилей! Поздравить!

Скоро

4 — 5 июля
Москва

XVIII Международная научно-практическая конференция «Стратегии и ресурсы личностно-профессионального развития педагога: современное прочтение и системная практика»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

14 — 16 сентября
Владивосток, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы клинической психологии: теоретические и прикладные аспекты диагностики и коррекции»

15 — 16 сентября
Москва

Международная научно-практическая конференция «Психиатрия и аддиктология в XXI веке: новые задачи и пути решения»

27 сентября
Санкт-Петербург

Проект «Золотые имена психологии в РГПУ им. А.И. Герцена»

28 — 30 сентября
Екатеринбург, online

Всероссийский психологический форум (в рамках VII Съезда РПО)

30 сентября
Санкт-Петербург

Международная научно-практическая конференция «Российская девиантологическая панорама: теория и практика»

18 — 21 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения — 2022. 60 лет социальной психологии в СПбГУ: от истоков — к новым достижениям и инновациям»

28 — 30 октября
Ярославль

Международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

1 ноября
Online

Научные чтения памяти Елены Олеговны Смирновой

11 — 12 ноября
Москва

III Международная конференция по консультативной психологии и психотерапии памяти Ф.Е.Василюка

15 — 17 ноября
Online

Международный конгресс «Л.С.Выготский и А.Р.Лурия: культурно-историческая психология и вопросы цифровизации социальных практик»

16 — 18 ноября
Москва

Международная юбилейная научная конференция «История, современность и перспективы развития психологии в системе Российской академии наук»

24 — 25 ноября
Ярославль

Всероссийская научно-практическая конференция «Психология способностей и одарённости»

Весь календарь