Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь

Проблема психологической адаптации подростков при переходе из школы в профессиональный колледж

/module/item/name

Несколько десятилетий назад мало кто задумывался о проблеме, обозначенной в заголовке этой статьи. Тогда ни у кого не возникало сомнений в пригодности выпускника неполной средней школы для обучения в профессиональном училище. Это в десятый класс могли кого-то и не принять, а средними профессиональными учебными заведениями, случалось, пугали отстающих учеников.

С тех пор произошли большие изменения и в образовании, и в обществе в целом. Востребованность среднего профессионального образования возрастает год от года, оно высоко котируется и само по себе, и в плане перехода к высшему звену. Увеличивается вариативность индивидуальных образовательных траекторий, включающих колледж. Растет популярность практико-ориентированного обучения вообще и колледжей в частности, особенно по сравнению с академизмом старших классов школы и первых курсов университета. Но, при этом, все явственней обозначается проблема преемственности между средним школьным и средним профессиональным образованием.

Трудности девятиклассников, поступающих в колледж, это всего лишь звено обострившейся проблемы преемственности, актуальной на всех ступенях образования [6, с. 160-166; 7, с. 96-103; 13, с. 36-42; 8]. Например, в 80-90-е годы прошлого века никому не приходило в голову, что дошкольник может быть психологически не готов к детскому саду. Были так называемые «несадовские» дети, но этот феномен тогда связывали с физическим здоровьем, а не с психическим развитием. О переходе из начальной школы в среднюю, как и о готовности к учебе в вузе, тоже особенно не задумывались. Собственно говоря, проблема психологической готовности к школе тоже появилась в оформленном виде не ранее середины 60-х годов [4; 16]. Вот и переход из 9 класса на 1 курс колледжа оказался проблемной точкой сравнительно недавно. Эту точку проходят не все подростки, ведь многие после 9 класса идут в 10, что не уменьшает ее значимости. А вот исследований этой проблемной точки пока практически и не проводилось.

Проблема преемственности имеет две стороны. Первая — это психологическая готовность к новой образовательной ситуации [13], а вторая — адаптация к ней. По логике вещей, первичной является психологическая готовность, а трудная или легкая адаптация зависит от качества этой готовности. Если мы хотим обеспечить качественную адаптацию и успешный переход на новую ступень образования, нужно формировать психологическую готовность, так же, как и на любом другом этапе. Так что, казалось бы, надо начинать с готовности.

Но для того, чтобы подступиться к готовности, нужно разобраться, в чем она состоит, каково ее психологическое содержание. При каждом переходе с одной образовательной ступени на другую оно разное, и требуется понять, в чем специфика именно данного перехода. А для этого нужно изучить трудности студентов, чья готовность к новой ступени оставляет желать лучшего, так что заходить все-таки придется со стороны проблемы адаптации. В данном случае речь у нас пойдет о педагогических колледжах, готовящих воспитателей детского сада, учителей начальных классов и педагогов дополнительного образования, но, думается, эти проблемы актуальны для самых разных специальностей.

Таким образом, целью настоящего исследования является анализ трудностей адаптации вчерашних девятиклассников к ситуации обучения на первом курсе педагогического колледжа.

Исследование строится на предположении, что у части первокурсников будут выявлены проблемы, связанные с недостаточностью психологических средств [3, с. 11-178] двух видов. Первый вид трудностей будет связан с когнитивными способностями, которые должны были сложиться еще в школе, а второй — с личностными новообразованиями подросткового периода развития.

Для выявления недостаточности когнитивных и личностных психологических средств мы использовали 5 психодиагностических методик и 3 специально составленных опросника. И методики, и опросники были модифицированы для проведения в электронном формате, поскольку еще одной нашей задачей была апробация диагностической батареи для изучения уровня адаптации. Эта батарея была сконструирована в рамках выполнения государственной работы «Разработка системы оценки и мониторинга адаптации обучающихся 1-2-х курсов организаций среднего профессионального образования, реализующих учебно-воспитательный процесс с применением дистанционных технологий» (МГПУ, 2021).

Методики имели проективный характер, только вместо свободных формулировок ответов респондентам был предложен выбор из нескольких готовых вариантов, каждый из которых имел свой диагностический смысл. Опросники касались уровня включенности студентов в новую социальную ситуацию развития в условиях СПО, в том числе при дистанционном обучении. Один опросник касался общей адаптации, другой отношения к дистанционной форме учебы, а третий — видения преподавателями уровня адаптации их студентов.

В исследовании приняли участие студенты 1-го курса семи педагогических колледжей ИСПО им. К.Д. Ушинского МГПУ, всего 588 учащихся в возрасте от 16 до 18 лет.

Методики и результаты

1. Методика «Сложные аналогии»

Это компактная методика [12, с. 344-345] позволяет оценить уровень развития понятийного (словесно-логического) мышления. Старшеклассники и младшекурсники постоянно работают с логическими связями, являясь, по роду своей деятельности, «профессионалами» этого вида мышления, использующего научные понятия.

Методика состоит из 20 заданий на установление тождества логических связей. Ее нормативные показатели начинаются от 5 правильных ответов, но для старших подростков 5 или даже 10 «попаданий» — это очень мало. Такие показатели будут статистической нормой для взрослых, большинство из которых не практикует постоянно абстрактно-логическое мышление, как школьники и студенты, или для младших подростков. Мы выделили четыре уровня выполнения заданий: менее 5,51 баллов — низкий уровень; от 6 до 11,5 баллов — средненизкий; от 12 до 16,5 баллов — средневысокий и от 17 до 20 баллов — высокий уровень.

В таблице 1 даны доли выборки (%), показавшие результаты этих уровней.

Почти половина студентов дала показатели низкого уровня, и еще больше трети средненизкого, что дает в сумме более 80%. Средневысокий уровень представлен куда скромнее, а высокого уровня достигли считанные единицы. Эти тревожные данные говорят о существенной когнитивной дезадаптации студентов. Тут может быть две причины: либо учеба не требует понятийного мышления, что маловероятно, либо ребята заменяют мышление механическим заучиванием.

Посмотрим теперь, как обстоит дело с выделением разных логических связей: какие из них даются ребятам труднее. Эти результаты отражены в таблице 2.

Лучше всего студенты различают антонимы, но тоже только в половине случаев. Их путают и с причинностью, и синонимами, и связью «род-вид». Второе место занимает родовидовая связь, ее уверенно выделяет почти половина ребят. Другие связи умеют выделять примерно по одной трети выборки. Самой трудной для опознания оказалась связь «маленький-большой».

2. Методика «Учеба»

Это модификация метода незаконченных предложений [9, с. 9-16]. Начала фраз касались разных компонентов учебной деятельности, субъектности и индивидуального стиля в учебе, а также наличия собственных образовательных планов. Всего использовались начала семи фраз, каждая из которых представляла собой отдельную шкалу. Каждое из предложенных на выбор окончаний фраз отражало один из трех уровней развития учебной деятельности и ее субъекта: высокий, средний или низкий. В таблице 3 дано (в процентах) число учащихся, чьи показатели относятся к каждому из этих уровней.

Уровни развития учебной деятельности и ее компонентов распределились почти равномерно, хотя больше всего, все-таки, показателей низкого уровня. Если же посмотреть на окончания каждой из фраз, представляющих отдельные шкалы, то и тут все получилось довольно равномерно.

Минимальное количество баллов по каждой из этих шкал равно 6, а максимальное 18. Это значит, что все компоненты деятельности, в среднем по выборке, сформированы на уровне ниже среднего, но не катастрофически низки.

3. Методика «Я-высказывания»

Это тоже незаконченные предложения [11, с. 9-36], каждое из которых начинается со слова «Я» или его производных («мне», «меня», «обо мне» и т.п.). Окончания, выбранные респондентом, отражают то, кем и каким он себя мыслит. Для каждого из возрастов существует свой характерный тип «Я-высказываний», и, если какой-то из них преобладает, это говорит о психологическом возрасте. Психологический возраст не имеет прямой связи с умственным развитием, он относится к развитию самосознания и личности в целом. Ответы, типичные для разных возрастов, оценивались баллами от 1 до 6, а потом суммировались. Было выделено четыре градации: 1) «дошкольники» + «первоклассники» (баллы от 1 до 2,5); «младшие школьники» (от 2,6 до 3,85); «подростки» (от 3,9 до 4,8) и «юноши» от (4,9 до 6). Психологический возраст — важнейшее основание для формирования учебной деятельности, самостоятельности, субъектности, активной позиции в учении и жизни. И, конечно, он важен для адаптации к новым образовательным условиям: инфантильной личности труднее отвечать новым требованиям [1; 2; 5].

В таблице 5 показаны доли выборки, принадлежащие, по данным методики «Я-высказывания», к разным психологическим возрастам.

Психологических «дошкольников» в выборке не оказалось, и это радует, ведь они встречаются и среди студентов вузов, и среди взрослых. Зато целая треть оказалась «младшими школьниками». Это учащиеся, стремящиеся к успеху, но испытывающие трудности при решении неоднозначных, открытых задач. Психологических «подростков» оказалось меньше одной пятой, а почти половина ребят уже достигла раннего юношеского возраста.

Академическая группа всегда бывает разноуровневой, как ее ни выравнивай при наборе. Общий уровень задает большинство, а остальные подтягиваются в меру сил или работают не в полную силу. В педагогических колледжах, как оказалось, большинство первокурсников уже достигли, в психологическом плане, ранней юности, и есть значительная часть тех, кто похож, по психологическим особенностям, на младших школьников. Это довольно удачный вариант для адаптации групп к учебному процессу в новых условиях.

4. Методика «Трансспектива»

Методика выявляет отношение к прошлому и будущему и ее результаты прямо относятся к качеству адаптации [10, с. 38-40]. Если подросток чувствует себя неуверенно, у него будет пессимистичный взгляд на будущее, а прошлое, либо, по контрасту, может выглядеть слишком привлекательным, либо тоже представляться мрачным.

«Трансспектива» — это тоже незаконченные предложения, к которым (в нашей модификации) нужно выбрать из предложенных окончаний самое «подходящее». Часть из фраз относится к будущему, а часть к прошлому, они имеют разную эмоциональную окраску и разную степень активности: активное позитивное отношение, пассивное позитивное, нейтральное, пассивное негативное и активное негативное.

Ответы оценивались по балльной шкале от +2 до — 2, включая 0. Мы анализировали только первый выбор каждого студента. Всего было получено три показателя: отношения к будущему, отношения к прошлому и суммарный (отношение к будущему + отношение к прошлому). У суммарного показателя выделялось пять уровней, от очень высокого до очень низкого.

Очень высокий уровень отношения к прошлому и будущему расценивается как, скорее, неадекватный, несущий функцию психологической защиты. Таких ответов в нашей выборке было сравнительно немного. Высокий уровень показывает на достаточно реалистическое и позитивное отношение к своей жизни, то есть на хорошую, крепкую норму. Таких студентов у нас получилась почти половина. Средний уровень — показатель разрыва между отношением к будущему и прошлому, то есть некой внутренней противоречивости, что характерно для подросткового возраста. Таких ребят у нас оказалось тоже много. Проблемные низкий и очень низкий уровни в нашей выборке были единичными. Результаты диагностики показывают, что первокурсники, в целом, дают благополучную картину отношения к прошлому и будущему. Заметное место занимает внутренняя противоречивость, но это соответствует возрастной норме.

Теперь посмотрим на отношение студентов к своему будущему и прошлому по отдельности. Тут имеется всего три уровня, высокий, средний и низкий.

Здесь видно оптимистическое отношение к будущему более, чем у 60% выборки, а к прошлому всего у 40%. Это объясняет показатели, полученные по суммарному баллу: действительно, у части ребят должна наблюдаться известная противоречивость в отношении к своему будущему и прошлому.

В целом можно сказать, что временная трансспектива у первокурсников соответствует возрастной норме. Вместе с тем единичные случаи негативного отношения к жизни показывают, что некоторые ребята переживают состояние дезадаптации. Неизвестно, связано ли это с началом обучения в колледже, но эти студенты нуждаются во внимании педагогов и, возможно, в помощи специалистов.

5. Методика диагностики личностной креативности

Методика [15, с. 59-64] дает четыре показателя: воображения, любознательности, склонности выбирать сложные объекты и склонности к риску. Все они в равной степени относятся к когнитивной и эмоционально-волевой сторонам развития. При обработке данных учитываются перечисленные четыре показателя и общий, суммарный. Выделяется три уровня: низкий, средний и высокий.

Как видно из таблицы, уровень развития воображения у студентов, по большей части, высокий и средний, а низкий встречается нечасто. Это неплохо, ведь сегодня недостаточность воображения является распространенной проблемой. Но, все-таки, больше, чем у половины студентов воображение развито недостаточно.

В отличие от этого любознательность у многих дала средние показатели так же, как склонность к выбору сложных объектов и склонность к риску. Суммарный показатель личностной креативности почти поровну распределен между средним и высоким уровнем, в отличие от низкого, которого тоже немного.

6. Опросник адаптации к учебе в колледже

Этот опросник, как и два других, был разработан для проведения данного исследования. Он представляет собой прямой опрос о том, как учащийся чувствует себя в колледже, справляется ли с учебной нагрузкой, нуждается ли в помощи и получает ли ее. Сорок два вопроса объединены в шесть блоков. На каждый из них студент реагировал балльной оценкой, отражающей степень важности вопроса лично для него: 1 балл — совсем не важно, а 5 баллов — очень важно.

Оказалось, что первокурсники, в большинстве (87%), хорошо относятся к своим колледжам и рады, что они туда поступили. Большинство из них считают справедливыми предъявляемые к ним требования. Однако на вопрос о том, легко ли учиться, ответы были другие. Только 6% студентов заявили, что учиться им легко (5 баллов). На четверку оценили легкость учения 52% ребят, а на тройку — 42%. Высокие оценки у большинства студентов (69%) получили интересные предметы, а потребность в помощи у большинства, судя по их ответам, не высока.

Выбор колледжа у большинства студентов (74%), по их словам, был связан с желанием получить именно эту профессию. Ребята отрицают влияние на них родителей и семейных традиций. Рынок труда и престижность для них пока являются пустым звуком. И даже привходящие факторы, такие, как близость к дому, финансовая доступность и легкость поступления тоже не играют заметной роли. Абсолютное большинство (97%) утверждает, что их выбор был не случаен.

Студенты высокого мнения о качестве и содержании обучения. Данные опросника говорят об их очень позитивном отношении к преподавателям (76%). Ребята считают, что те доступно и интересно дают материал, доброжелательны и корректны, справедливы в оценках и держат правильную социальную дистанцию. Вместе с тем, почти по любому из пунктов выделяется группа учащихся (15-20%), оценивающих эти качества учителей на «троечку». Ставящих преподавателям «двойки» и «единицы» почти не оказалось, это буквально отдельные случаи.

Студенты, в большинстве, оптимистично настроены в отношении будущей работы (81%). Они уверены, что их ждет высокая зарплата, интересный труд и дружный коллектив. Но есть и ребята, которые ставят здесь 4 или даже 3 балла.

По поводу того, что интересного есть в колледже, кроме учебы, мнения учащихся противоречивы. С одной стороны, почти все они пишут о дружных группах с развитой взаимопомощью, но они, с другой стороны почти не собираются и мало участвуют в разных мероприятиях. Скорее всего, тут сказывается дистанционная форма обучения, но многие внеучебные мероприятия проводятся и дистанционно, да и периоды очной учебы за год все-таки были.

Опросник показал преобладание у большинства студентов мотивации, какую А.Н. Леонтьев называл «знаемой». В этом нет ничего странного, но это показывает, в каком направлении нужно строить образовательную и воспитательную работу.

7. Опросник адаптации к дистанционной форме обучения

Этот опросник затрагивает конкретные вопросы о том, каковы, с точки зрения студентов, положительные и отрицательные стороны дистанционного обучения.

Оказалось, что все студенты без исключения считают большим благом то, что не надо тратить время на дорогу. Многие (66%) отмечают плюсы домашнего питания, а также возможность еще раз прослушать записанную лекцию (52%). Ребята ценят свободное время и удобство выполнения заданий, а также отсутствие эпидемиологических рисков. Но мало кто считает, что при дистанционном формате лучше усваивается материал, или что он позволяет не вести конспекты (8%).

Большинство ребят (87%) практически полностью отрицают негативные стороны дистанта. Их не смущают ни технические помехи, ни сложности контакта с преподавателем, ни дефицит общения с одногруппниками. Некоторые студенты опасаются тестов и дистанционной сдачи экзаменов (11%).

Студенты видят в дистанционном обучении больше плюсов, чем минусов. Независимо от реальной эффективности, положительное отношение к этой форме обучения говорит о, скорее, хорошем уровне адаптации к новым условиям.

8. Опросник для преподавателей

Вопросы касались отношения студентов к колледжу, их соответствия предъявляемым требованиям, качества усвоения материала, активности на занятиях, организованности, участия в разных мероприятиях и популярности в группе. По мнению преподавателей, большинство ребят относятся к колледжу и учебе с большим интересом или, по меньшей мере, позитивно (более 80%). Значительная часть студентов в целом отвечает предъявляемым требованиям, то есть неплохо учится (68%). Легкость усвоения материала у большинства ребят хорошая (43%) и средняя (28%), а то и блестящая (29%). То же касается полноты усвоения учебной программы: примерно треть студентов усваивают ее полностью, более половины хорошо, около 10% средне, а совсем плохая успеваемость почти не встречается. Правда, по мнению педагогов, большинство ребят (92%) все еще нуждается во внешнем контроле. Взрослые считают, что отвергаемых сверстниками студентов у них нет, и непопулярных ребят тоже не много.

Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы:

1. Усредненные данные диагностики помогли выявить актуальные тенденции в плане обучения и развития студентов, как позитивные, так и негативные, что позволяет вовремя принять нужные меры в масштабах группы или колледжа.

2. Индивидуальные результаты проведения методик и опросов позволяют выявить студентов, имеющих трудности в адаптации, а также показывают характер этих трудностей, что позволяет оказывать адресную помощь.

3. Результаты, полученные на выборках первокурсников, показали, что, в целом, уровень их адаптированности к условиям обучения, отличающимся от школьных, достаточно высок.

При этом были выявлены проблемы, диктующие направление воспитательно-образовательной работы:

1) Значительная часть учащихся имеет очень невысокий, для их возраста и социальной ситуации развития, уровень абстрактнологического и понятийного мышления. Такое положение требует специальной учебно-развивающей работы в рамках освоения программы.

2) Более трети студентов имеют низкий уровень развития учебной деятельности и субъектности в учебе. Это тоже требует исправления непосредственно в учебном процессе, а также во внеурочной образовательной деятельности, например, в шефской работе со школьниками.

3) Почти половина первокурсников, по психологическим особенностям, достигла юношеского возраста, а около трети близки к младшему школьному возрасту, а учащихся с особенностями, свойственными подросткам, оказалось менее пятой части. В недалеком будущем психологические «младшие школьники» могут перейти в следующий период развития, став психологическими «подростками», и атмосфера в группах изменится не в лучшую сторону. Это будет выглядеть, как нарастание проблем с дисциплиной и учебной мотивацией. Для предотвращения этого нужна работа по созданию условий для личностного развития учащихся.

4) Среди студентов выявилось значительное количество тех, чье отношение к собственному жизненному пути и, в первую очередь, к будущему, противоречиво. Это вполне нормально для подростков, но требует работы по формированию образа будущего и по наполнению личностным смыслом настоящего.

5) Уровень развития воображения у многих студентов не так высок, как хотелось бы: более чем у 40% он средний, а у почти 10% низкий. Между тем, воображение является базовой интеллектуальной функцией, позволяющей человеку действовать во внутреннем плане, строить в уме предположения и искать доказательства, планировать и контролировать свою деятельность. Показатели сопряженных с воображением качеств, таких, как любознательность и склонность действовать со сложными объектами, у большинства тоже не высоки. Здесь помогут тренинги личностного роста.

6) По результатам опросов видно, что учащиеся, нередко, декларируют социально желательные, позитивные особенности, не совпадающие с объективными данными методик. Это демонстрирует инфантильную личностную позицию и чревато грядущими разочарованиями.

7) С точки зрения студентов, дистанционная форма обучения имеет больше плюсов, чем минусов. Правда, в результате сходит на нет вся студенческая жизнь, а это немаловажная часть образовательновоспитательной работы. Однако позитивное отношение к дистанту тоже существенно, как часть общей адаптированности к условиям обучения.

8) Преподаватели отмечают известную противоречивость качеств своих студентов. С одной стороны, они, в большинстве, позитивно относятся к колледжу и его учебным программам, к преподавателям и будущей профессии, но, с другой стороны, далеко не все полноценно усваивают материал, а многие нуждаются во внешнем контроле.

Теперь вернемся к предположению о том, что у первокурсников будет диагностирована недостаточность психологических средств, относящихся как к когнитивной, так и к эмоционально-личностной сфере. Полученные результаты показывают, что это предположение подтверждается.

Начнем с когнитивных процессов. На выборке из 588 студентов было показано, что большинство из них затрудняется с дифференциацией разных логических связей между понятиями. То, чему ребята должны были научиться еще в школе, а теперь, в колледже, каждый день практиковать на занятиях, оказалось для них трудным и неизведанным делом. В такой ситуации им ничего не остается, как заучивать и воспроизводить материал, а это мало того что не продуктивно, так еще и отнимает много сил. От этого не может не страдать адаптация к новым условиям учебы. На «голом» запоминании невозможно построить эффективное обучение, вовлекающее студентов в гущу профессиональных педагогических проблем, или же он будет участвовать в этом обучении лишь поверхностно. Такое нередко случается и приводит к своего рода неожиданностям: студент, представлявшийся серьезным и сильным, оказывается несостоятельным в проверочной ситуации, например, на экзамене.

Что касается развития личности, то здесь следует отметить проблему, связанную с психологическим возрастом студентов. Оказалось, что в нашей достаточно объемной выборке почти половина ребят уже достигла ранней юности, психологических «подростков не очень много, но примерно треть, в психологическом плане, остаются «младшими школьниками». Как правило, такие студенты поначалу производят прекрасное впечатление. Они активны, добросовестны, задают много вопросов и очень стараются все уяснить. Но овладеть взрослыми, профессиональными компетенциями на уровне набора конкретных алгоритмов невозможно, и это становится очевидным уже в процессе учебы. По мере перехода от набора «школьных» знаний к решению проблем состоятельность таких студентов падает. В результате случается, что дипломированный специалист оказывается ограниченным набором освоенных навыков. Такие педагоги, уже в процессе самостоятельной работы, склонны воинственно защищать свою узкую компетентность и на дух не принимают никаких инновационных неопределенностей. К сожалению, подобных примеров вокруг достаточно.

Другой вариант развития студента, психологически близкого к младшему школьному возрасту, это взросление и превращение в подростка. Такой «сценарий» более благоприятен в перспективе развития, но не очень удобен для организации учебного процесса в колледже, если учесть склонность подростков к демонстративному поведению и падение у них учебной мотивации.

Результаты проведенного исследования конкретизируют понятие о психолого-педагогической готовности подростков к обучению в профессиональном колледже и дают основания для разработки программы мероприятий, направленных на их успешную адаптацию. Часть этих мероприятий может проходить непосредственно в учебном процессе, а часть — во внеучебной деятельности студентов.

Примечание

1 Значения показателей могут быть дробными, потому что два из заданий допускают по два правильных ответа. Например, связь понятий «правда» и «истина» может быть понята, как синонимическая, а может как соотношение больше-меньше: правда релятивна, а истина абсолютна.

Литература

  1. Бережковская Е.Л. Особенности возрастного развития у студентов младших курсов. / От истоков к современности: 130 лет организации психологического общества при Московском университете. Т. 1. М.: Когито-Центр. 2015. С. 492. С. 449-451.
  2. Бережковская Е.Л., Ховрина Г.Б. Проблема психологического возраста современных старшеклассников. / Цели и задачи образования, способствующие психическому и личностному развитию. М.: Белый ветер. 2020. С. 18-31
  3. Выготский Л.С. История развития высших психических функций. / Выготский Л.С. Психология развития человека. М.: Смысл. Эксмо. 2005. С. 11- 178.
  4. Гуткина Н.И. Психологическая готовность к школе. СПб.: Питер, 2009. 208 с.
  5. Кудрявцев В.Т., Бережковская Е.Л., Кравцов О.Г., Меркулова О.П., Новикова Т.С., Перелыгина И.А. Психология раннего студенческого возраста. М.: Проспект. 2014. 192 c.
  6. Кулакова В.А., Рейханова И.В., Букина Ю.В. Преемственность и непрерывность в образовании. Вестник Тверского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2019. № 2. С. 160-166.
  7. Легенчук Д.В. Преемственность содержания среднего и высшего профессионального образования // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. 2009. № 7. С. 96-103.
  8. Мыскин С.В., Макеева Г.А. Адаптационные аспекты социальной ситуации развития подростков в условиях обучения в организации среднего профессионального образования // Психолого-педагогические исследования. М.: МГППУ, 2021. Том. 13. № 2. С. 89-104. DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2021130206
  9. Пахомов А.П. Методика «Незаконченные предложения» Сакса-Леви как учебное пособие. /Экспериментальная психология. Том 5, № 4, 2012. С. 9-16.
  10. Прихожан А.М. Диагностика личностного развития детей подросткового возраста. М.: АНО «ПЭБ» 2007. 56 с.
  11. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Психология подросткового возраста. Учебник и практикум для академического бакалавриата. М.: Юрайт. 2017. 406 с.
  12. Психологические тесты. Сост. С. Касьянов. М.: Эксмо. 2006. 350 с.
  13. Санжаева Р.Д. Готовность и ее психологические механизмы. Вестник Бурятского государственного университета им. Д. Банзарова. № 2, 2016. С. 3-12.
  14. Старикова Л.Д. Непрерывность образования в обеспечении жизненного успеха личности // Научные исследования в образовании. 2007. № 4. С. 36-42.
  15. Туник Е.Е. Диагностика личностной креативности. / Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М.: Издательство Института Психотерапии. 2002. 362 c.
  16. Шванцара Й. и др. Диагностика психического развития. Прага, Авиценум, 1978. 388 c.

Источник: Бережковская Е.Л. Проблема психологической адаптации современных подростков при переходе из средней школы в профессиональный колледж // Организационная психолингвистика. 2021. № 2 (14). С. 36–56.

Опубликовано 2 сентября 2022

В статье упомянуты

Материалы по теме

Чем удивлял 15-й Саммит психологов? Рефлексия и действия
11.06.2021
К проблеме школьного образования: уроки пандемии
16.03.2021
Модифицированный вариант диагностической методики «Карта одаренности»
24.11.2022
Пособия для учителей о позитивных психологических интервенциях опубликованы в бесплатном доступе
23.11.2022
Ю.Б. Гатанов: Как повысить мотивацию учащихся в начальной школе
31.10.2022
Возможность проектирования задач, определяющих зону ближайшего развития дошкольников
26.09.2022
Психолого-педагогические критерии и практика деятельности «полигона для испытания детских игр и игрушек»
25.09.2022
Соотношение типа действия планирования и стилевых особенностей мышления
09.09.2022
Пусть 1 Сентября для всех станет точкой отсчета новых свершений!
01.09.2022
Проблема отвержения и отчужденности в среде младших школьников
30.08.2022
Как школа провоцирует у детей «болезни первого сентября»
27.08.2022
Психологическая служба: сохранение ментального здоровья молодежи в эпоху резких социальных изменений
23.08.2022

Комментарии

Оставить комментарий:

1 декабря 2022 , четверг

В этот день

Зарина Исраиловна Гадаборшева празднует юбилей! Поздравить!

Мария Семёновна Ширяк празднует день рождения! Поздравить!

Елена Павловна Кораблина празднует день рождения! Поздравить!

Наталия Оюновна Товуу празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Владимировна Абакумова празднует день рождения! Поздравить!

Евгений Юрьевич Абриталин празднует день рождения! Поздравить!

93 года назад родился(ась) Кирилл Васильевич Бардин.

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь
1 декабря 2022 , четверг

В этот день

Зарина Исраиловна Гадаборшева празднует юбилей! Поздравить!

Мария Семёновна Ширяк празднует день рождения! Поздравить!

Елена Павловна Кораблина празднует день рождения! Поздравить!

Наталия Оюновна Товуу празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Владимировна Абакумова празднует день рождения! Поздравить!

Евгений Юрьевич Абриталин празднует день рождения! Поздравить!

93 года назад родился(ась) Кирилл Васильевич Бардин.

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь