• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

7 — 9 февраля
Санкт-Петербург

VII Санкт-Петербургский зимний фестиваль практической психологии «Жизнь будет лучше, чем мы хотели!»

25 — 26 февраля
Казань

XV Международная зимняя школа по психологии состояний (ЗПШ-2021)

25 марта
Онлайн

Международная научно-практическая заочная конференция «Культура, наука и искусство в истории и современности»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

Весь календарь

Пандемия и жизнестойкость личности: обзор психологических исследований

/module/item/name

После объявления ВОЗ 11 марта 2020 года пандемии нового вируса COVID-19, или SARS-CoV-2, в научном сообществе начало появляться рекордное количество публикаций по проблеме в относительно короткий срок [2, 3, 12, 13, 21, 23-26, 28, 33–41]. На 20 марта 2020 года Google Scholar показал более чем 10000 академических публикаций по теме COVID-19. На начало июля 2020 года только на Sciencedirect.com насчитывалось более 16000 публикаций по запросу «COVID-19» и «Novel Coronavirus (SARS-CoV-2)», на PsyArXiv Preprints насчитывлось более 17000 предпринтов статей научных исследований по запросу «COVID-19», на eLibrary.ru по запросу «коронавирус», «COVID-19» показано более 1800 научных публикаций. Данные работы посвящены как самому коронавирусу человека, так и схожим коронавирусам у животных, связи COVID-19 с другими отраслями науки, с факторами риска и негативными последствиями для экономики и систем здравоохранения всех стран мира, политики, индустрии, промышленности, бизнеса, в целом, влияния на все области жизни практически каждого человека на планете, в том числе, на его психику и психологическое состояние. Зарубежные и отечественные исследования по вирусологии, научно-исследовательские институты, лаборатории и центры по борьбе с пандемией ежедневно пополняют научную базу данных вирусной последовательности (мутации вируса) «GISAID», к которой имеют доступ все страны [22].

На май–июнь 2020 года работы, связанные с борьбой с пандемией COVID-19, условно можно поделить на следующие группы (по мере убывания численности публикаций):

1) исследования коронавирусов (белки, РНК, геном),

2) исследования конкретных коронавирусов человека SARS 2003 г. и MERS-CoV 2012 г. (структура, вакцина),

3) вирусные инфекции домашних животных,

4) исследования коронавируса COVID-19 (клинические исследования, структура, борьба с пандемией, лечение, анализ распространения, моделирование),

5) управление рисками при COVID-19,

6) психологическое воздействие COVID-19.

Доля психологических исследований в них пока не так велика (на 13 июля 2020 года на Sciencedirect.com около 140 научных статей), тем не менее, масштаб психологических работ поразителен — на начало июля 2020 года наблюдается более 15000 предпринтов проводимых исследований по всему миру, особенно в США, Канаде, Великобритании, Германии и странах Азии, опубликованных только на PsyArXiv Preprints.com. В России таких исследований значительно меньше (на 13 июля 2020 года на портале eLibrary.ru по запросу «коронавирус» и «COVID-19» показано около 18 научных статей).

Важно отметить, что тематика психологических исследований и публикаций, предпринтов статей разнообразна, но уже сейчас можно выделить несколько ведущих линий:

  • психологическое и психическое состояние заболевших коронавирусом (острые и посттравматические психические и нервно-психические расстройства) [18, 35],
  • последствия заболевания коронавирусом для психики (дистресс, делирий, депрессия, тревога, хроническая усталость, бессонница, ПТСР) [34, 35, 39],
  • психологическое состояние и поведение людей в изоляции в связи с карантином («корона-психоз», тревога, потеря контроля, панические атаки, страхи, невротические нарушения и др.) [1, 16, 22],
  • последствия для людей, находящихся в ситуации изоляции (страхи; панические атаки; депрессия; тревога; агрессия в семье и общественных местах; суициды; злоупотребление психоактивными веществами; снижение способности к критическому мышлению и вера в «сверхестесвенное»; недоверие к социальным институтам, власти, СМИ; страх «второй волны»; отказ от вакцинации, страхи «чипирования населения» при вакцинации и др.) [3, 10, 14, 16, 17, 21, 25, 26, 40],
  • психологическое состояние и поведение врачей, работающих с пациентами с коронавирусом (психическая травматизация, моральная травматизация, стресс, профессиональное выгорание) [12, 16, 21],
  • ресурсы и средства для поддержки врачей и медработников в период пандемии [10, 12],
  • ресурсы и средства для самопомощи или возможности обратиться за профессиональной помощью для людей в изоляции [1, 2, 10],
  • подержка родительства и семьи в период изоляции [1, 7, 17, 19],
  • особенности работы и взаимодействия в условиях пандемии с людьми из социально незащищённых групп населения или попавших в сложную жизненную ситуацию, людьми с ОВЗ и их близкими, людьми с хроническими заболеваниями, психическими заболеваниями [8, 18, 28, 39],
  • особенности работы с обучающимися и педагогами в период пандемии в условиях дистанционного обучения [4, 16].

Немаловажно, что помимо исследований, направленных на саму проблему и последствия для развития всего человечества, проводятся исследования, опирающиеся на субъективные личностные возможности и ресурсы людей, поиск ими способов совладания с ситуацией стресса, трагедии, страха и полной неопределенности, например, в Италии — использование юмора и оптимизма в отношении пандемии и изоляции [24]. Психологи из Шеффилдского университета в Англии под руководством профессора Р. Бентоллома проводят исследование влияния вируса COVID-19 и последующего карантина на психологические и социальные особенности поведения людей с позиции «психологии эпидемий», в частности, они пытаются определить те психологические факторы, которые помогают одним людям лучше переносить ситуацию, чем другим [22]. Исследователи из США проверяют гипотезу о влиянии просмотра фильмов ужасов и фильмов о катастрофах и пандемиях на психологическую устойчивость людей в период пандемии COVID-19. Выяснилось, что респонденты, предпочитающие фильмы ужасов, меньше испытывали психологический стресс и показывали большую «готовность» к эпидемии коронавируса, что объясняется исследователями как возможность заранее прожить свой страх посредством просмотра кинофильма и преодолеть его, чтобы легче перенести переживания и стрессовую ситуацию в реальном мире пандемии коронавируса [36]. Отечественные исследователи отмечают важный фактор «инфодемии», влияющий на психологическое состояние людей в период изоляции с двух точек зрения: как помогающую стратегию преодоления сложной ситуации пандемии, так и как негативный фактор развития тревоги и отказа от вакцинации [17]. Важным ресурсом самопомощи признается возможность общения с природой для восстановления своего душевного состояния в период пандемии коронавируса [22].

Таким образом, наличие возможности человека обратиться к внутренним (в том числе, к своей жизнестойкости) и внешним ресурсам, использовать оптимальные копинг-стратегии, социальную поддержку повышает вероятность более благоприятного прохождения стрессового периода жизни в ситуации пандемии. Это становится тем более важным в связи с обнаруженными исследователями значимыми нарушениями в поведении и эмоциональной сфере людей, находящихся на карантине, как-то: возникновение тревоги, депрессии, страха, повышенного беспокойства, чувства одиночества, рост употребления алкоголя и наркотиков, суицидальное поведение [3, 14, 26, 40]. Представлены некоторые обнадеживающие предварительные результаты обследования российских врачей, находящихся в «красной зоне», которые показывают, что у них отмечается более низкий уровень депрессии, но есть и исследования, показывающие серьезные отрицательные психологические и психические последствия для медиков, работающих в период пандемии COVID-19 [12, 25].

Важно отметить зарубежное исследование M. Yıldırım, G. Arslan и A. Özaslan о связи коронавируса и жизнестойкости врачей [40]. Выявлено, что страх врачей заразиться коронавирусом и воспринимаемые ими риски при работе с пациентами с COVID-19 тем ниже, чем выше их жизнестойкость, что подтверждает наше предположение о жизнестойкости как факторе защиты психологического здоровья личности в период пандемии.

Канадские исследователи описывают влияние карантина на уклад семьи, распределение бытовых занятий и ухода за детьми в связи с гендерными различиями [37]. Показано, что распределение домашних занятий, ухода за детьми, помощи им при дистанционном обучении стало более равномерно между отцами и матерями в период карантина, а вовлеченность отцов в домашний труд и воспитание детей возросла, в сравнении с докарантинным периодом. Исследователи и публицисты из США, Великобритании и России поднимают вопрос всплеска мистических и конспирологических теорий и веры людей в них для объяснения возникновения пандемии. Например, связанных с явлением «национального нарциссизма» (Великобритания) [38]; c верой в «теорию заговора» и возможностью вакцинации [23], где показано, что убеждения в заговоре COVID-19, а также менталитет заговора (то есть предрасположенность верить в теории заговора) негативно предсказывают намерения участников вакцинироваться против COVID-19 в будущем. Наблюдаются работы, связанные с открытием нового знания, новых ощущений, с возникновением «нового мира», кардинальной трансформацией личности человека, в том числе, связанным с полным и резким «погружением» в цифровую среду, взаимодействием в киберреальности, ограничением реальных социальных контактов в ситуации неопределенности [21, 33, 41]. Показано, что чем выше толерантность к непределенности, тем меньше страх заболеть COVID-19 и тем меньше изменилось обычное поведение человека в связи с пандемией коронавирусной инфекции [11]. Отечественные исследователи связывают последствия карантина и жизни вообще в период пандемии с возникновением как психических нарушений (агрессия, тревога, панические атаки, страхи, обсессивно-компульсивное расстройство, суицид), так и с проблемой толерантности к неопределенности, с поиском новых смыслов и ценностей, личностной трансформацией, с субъективным благополучием, с жизнестойкостью личности [11, 13, 21].

Анализ публикаций по проблеме жизнестойкости

Современные исследователи жизнестойкости описывают ее не только как психологический ресурс личности, но и как часть особого личностного конструкта «резилентности» (Д.А. Леонтьев). Жизнестойкость личности способствует преодолению отчуждения и описывается как личное отношение, которое помогает эффективно справляться со стрессовыми обстоятельствами, принимая их как часть жизни, делая их менее стрессовыми [30]. Согласно основоположнику самого понятия жизнестойкости С. Мадди, она состоит из трех аттитюдов, или компонентов: вовлеченность (включенность, обязательства); контроль; принятие риска (вызов). Человек, который является жизнестойким, рассматривает потенциально стрессовые события как значимые и интересные (вовлеченность), видит себя способным изменить эти события (контроль) и использует изменения как возможность для роста (принятие риска) [6, 30].

В ситуации пандемии вируса COVID-19 наиболее важен третий компонент «принятие риска» (Д.А. Леонтьев) [6, 13]. «Принятие риска» помогает человеку оставаться открытым окружающей среде и обществу, это убежденность человека в том, что все, что с ним случается, способствует его развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта, как позитивного, так и негативного [6].

Наряду с этим отмечается конструктивная роль препятствий на пути развития жизнестойкости — конструктивная фрустрация. Столкновение со смертью — это стимул для личностного развития и обретения философии жизни, то есть для укрепления жизнестойкости [30, 31]. В ситуации произошедшей травмы жизнестойкий человек полагает, что он имеет возможность учиться как на позитивных, так и на негативных переживаниях своего опыта, что он способен найти новый путь, пройдя по которому, он обнаруживает смысл произошедшего события [31]. По словам Ч. Тарта, стресс заставляет нас более сосредоточиваться на «здесь и сейчас», отвлекая энергию от наших иллюзий, приближая нас к реальности и заставляя чувствовать себя более живыми, что созвучно философии М. Мамардашвили, Г. Гурджиева [15].

Анализ отечественных и зарубежных исследований проблемы жизнестойкости показал две наиболее активные группы исследователей.

1. Исследования жизнестойкости в контексте преодоления стресса и травматического опыта, адаптации к жизни в трудной жизненной ситуации [29–31]. Например, в условиях пенитенциарных учреждений; в связи с ПТСР на фоне террористических атак, войны, стихийных бедствий, проблемы беженцев. Посттравматический личностный рост характеризуется жизнестойкими установками и личностными качествами (позитивное самоотношение, личностный адаптационный потенциал и нервно-психическая устойчивость, активность в межличностном взаимодействии и принятие других, снижение тревожности и проблемной озабоченности). Люди, имеющие высокий уровень жизнестойкости, избегают негативных способов (алкоголь, наркотики) в преодолении психологических проблем [29].

2. Исследования, изучающие проблему жизнестойкости «вне стресса» и в рамках теории личности, в контексте ценностно-смыслового подхода и резилентности личности. Опишем несколько направлений: жизнестойкость в структуре личности и как экзистенциальная проблема (Д.А. Леонтьев и др.); жизнестойкость как проявление интегральной индивидуальности (уровневый подход) (Т.В. Наливайко, А.Н. Фоминова и др.); жизнестойкость как ресурс (ресурсный подход) (Е.И. Рассказова и др.) [6, 9, 20].

Д.А. Леонтьев рассматривает понятие резилентности как аспект саморегуляции и социальных отношений, конструируемых и регулируемых культурными элитами, как один из «рубежей психологической обороны против грядущих изменений», включающий в себя жизнестойкость. Здесь, на наш взгляд, сокрыта основная проблема феномена жизнестойкости и неоднозначность ее позитивной роли в развитии и функционировании личности. Зарубежные исследователи выделяют реактивную жизнестойкость и активную жизнестойкость, которая есть продолжение поиска возможностей, улучшающих некоторые личностные компетенции, возможности для личностного развития. Реактивной жизнестойкостью часто обладают люди зрелого возраста, которые уже много добились в жизни и ценят стабильность и спокойствие, именно реактивная жизнестойкость может препятствовать творческому развитию и снижать «принятие риска» [27, 32]. А.Н. Фоминова выделяет жизнестойкое отношение и жизнестойкое поведение, что соотносится с исследованиями психологической и деятельностной сторон жизнестойкости у Т.В. Наливайко и схоже с понятием активной и реактивной жизнестойкости, разрабатываемым разными авторами: B. Obrist в Германии и O. Ghimbulut, A. Opre в Румынии [9, 20, 27, 32].

Наибольший объем работ по проблеме жизнестойкости приходится на период взрослости исследуемых людей и он связан со стабилизирующей ролью жизнестойкости и когнитивной адаптацией, кроме того, данная группа исследований наиболее многочисленна. Обобщив их (Иванова Е.В., 2015), мы смогли выделить основные направления в изучении жизнестойкости взрослых, связанных с: профессиогенезом личности, помогающими профессиями и профессиями особого риска; с личностными особенностями (конструктивная агрессия, перфекционизм, оптимизм и позитивное мышление, юмор, образ-Я, локус-контроля, тревожность, эмпатия, самооценка, креативность, эмоциональный интеллект и др.); с личностными ценностями и смыслообразованием, смыслом жизни, социальными интересами; с особенностями индивидуальности, темперамента, гибкости, латеральности; жизнестойкость развивается в период постдипломного образования, повышения квалификации, расширения кругозора или восполнения недостающих знаний.

Анализ исследований жизнестойкости позволяет говорить о значимости данного личностного конструкта в жизни каждого человека для преодоления стрессов, тревоги, для повышения уровня жизни, становления благополучия с опорой на свое творческое «начало», самосознание, систему ценностей и смыслов, особенно в современном мире с его стремительно возрастающей неопределенностью в условиях пандемии вируса COVID-19.

Литература

  1. Бойко О.М., Медведева Т.И., Ениколопов С.Н., Воронцова О.Ю., Казьмина О.Ю. Психологическое состояние людей в период пандемии COVID-19 и мишени психологической работы // Психологические исследования. 2020. Том 13. №70. C. 1. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 16.08.2020).
  2. Герасимова А.А. Анализ обращаемости на телефон неотложной психологической помощи в период пандемии и до нее // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. № 2. С. 109–119. URL: https://psyjournals.ru/mpj/2020/n2/Gerasimova.shtml (дата обращения: 16.08.2020).
  3. Ениколопов С.Н., Бойко О.М., Медведева Т.И., Воронцова О.Ю., Казьмина О.Ю. Динамика психологических реакций на начальном этапе пандемии COVID-19 // Психолого-педагогические исследования. 2020. Том 12. №2. С. 108–126. URL: https://psyjournals.ru/psyedu_ru/2020/n2/Enikolopov_et_al.shtml (дата обращения: 16.08.2020).
  4. Зарецкий Ю.В. Опыт психологического консультирования учителей, работающих в режимах онлайн и офлайн // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. № 2. С. 137-150. URL: https://psyjournals.ru/mpj/2020/n2/Zareskii.shtml (дата обращения: 16.08.2020).
  5. Иванова Е.В. Жизнестойкость родителей и эмоциональное благополучие их детей дошкольного возраста в контексте современного образования // Качество. Инновации. Образование. 2019. № 1. С. 21–30.
  6. Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости. М.: Смысл, 2006. 63 с.
  7. Логинова Е.А. Как пережить карантин: советы психолога семье // Рекомендации центра экстренной психологической помощи МГППУ. URL: https://mgppu.ru/resources/files/Karantin/Листовка 7.pdf (дата обращения: 15.08.2020).
  8. Мосолов С.Н. Актуальные задачи психиатрической службы в связи с пандемией COVID-19 // Современная терапия психических расстройств. 2020. №2. URL: https://www.psypharma.ru/ru/aktualnye-zadachi-psihiatricheskoy-sluzhby-v-svyazi-s-pandemiey-covid-19# (дата обращения: 15.08.2020).
  9. Наливайко Т.В. Жизнестойкость и ее связь со свойствами личности: монография. Челябинск: Изд. центр ЮУрГУ, 2010. 126 с.
  10. Письмо Министерства здравоохранения РФ от 7 мая 2020 г. № 28-3/И/2-6111 «О направлении для использования в работе рекомендаций по вопросам организации психологической и психотерапевтической помощи в связи с распространением новой коронавирусной инфекции COVID-19». URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/73951272/ (дата обращения: 16.08.2020).
  11. Первушина О.Н., Фёдоров А.А., Дорошева Е.А. Восприятие COVID-19 в контексте толерантности к неопределенности. 2020. URL: https://fp.nsu.ru/nauchnaya-deyatelnost/covid19/covid.php (дата обращения: 16.08.2020).
  12. Петриков С.С., Холмогорова А.Б., Суроегина А.Ю., Микита О.Ю., Рой А.П., Рахманина А.А. Профессиональное выгорание, симптомы эмоционального неблагополучия и дистресса у медицинских работников во время эпидемии COVID-19 // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. № 2. С. 8–45. URL: https://psyjournals.ru/mpj/2020/n2/Petrikov_Kholmogorova_et_al.shtml (дата обращения: 16.08.2020).
  13. Рассказова Е.И., Леонтьев Д.А., Лебедева А.А. Пандемия как вызов субъективному благополучию: тревога и совладание // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. № 2. С. 90–108. URL: https://psyjournals.ru/mpj/2020/n2/Rasskazova_Leontiev_Lebedeva.shtml (дата обращения: 16.08.2020).
  14. Сорокин М.Ю., Касьянов Е.Д., Рукавишников Г.В., Макаревич О.В., Незнанов Н.Г., Лутова Н.Б. и др. Структура тревожных переживаний, ассоциированных с распространением СOVID-19: данные онлайн-опроса // Вестник РГМУ. 2020. № 3. URL: https://doi.org/10.24075/vrgmu.2020.030 (дата обращения: 15.08.2020).
  15. Тарт Ч. Пробуждение: преодоление препятствий к реализации возможностей человека. М.: Изд-во Трансперсонального института, 1997. 106 с.
  16. Торин А. Пандемия COVID-19: психологические и этические последствия // Международная жизнь. 2020. 6 мая. URL: https://interaffairs.ru/news/show/26248 (дата обращения: 16.08.2020).
  17. Тхостов А.Ш., Рассказова Е.И. Психологическое содержание тревоги и профилактики в ситуации инфодемии: защита от коронавируса или «порочный круг» тревоги? // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. №2. С. 70–89. URL: https://psyjournals.ru/mpj/2020/n2/Tkhostov_Rasskazova.shtml (дата обращения: 16.08.2020).
  18. Федотов И. Предложения по реагированию на вспышку COVID-19 и сопутствующие факторы психического дистресса для лиц с умственной отсталостью и расстройствами аутистического спектра // Российское общество психиатров. Новости. 2020. 21 апреля. URL: https://psychiatr.ru/news/1118 (дата обращения: 15.08.2020).
  19. Филиппова К.В., Венгер А.Л., Булыгина М.В. Советы для родителей дошкольников и младших школьников в период объявленной эпидемии // Рекомендации специалистов МГППУ. URL: https://mgppu.ru/resources/news/Советы для родителей дошкольников и младших школьников в период объявленной эпидемии.pdf (дата обращения: 15.08.2020).
  20. Фоминова А.Н. Жизнестойкость личности: монография. М.: МПГУ; Прометей, 2012. 151 с.
  21. Холмогорова А.Б. Предисловие главного редактора // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. № 2. С. 5–7. URL: https://psyjournals.ru/mpj/2020/n2/Kholmogorova.shtml (дата обращения: 16.08.2020).
  22. Armour S. Psychologists study mental health and social impacts of COVID-19 // News home. 2020. 23 March. URL: https://www.sheffield.ac.uk/news/nr/psychologists-study-mental-health-social-impacts-covid-19-coronavirus-epidemic-1.884797 (дата обращения: 15.08.2020).
  23. Bertin P., Nera K., Delouvée S. Conspiracy beliefs, chloroquine, and the rejection of vaccination: A conceptual replication-extension in the COVID-19 pandemic context // PsyArXiv. 2020. May 22. URL: https://doi.org/10.31234/osf.io/rz78k (дата обращения: 16.08.2020).
  24. Bischetti L., Canal P., Bambini V. Funny but aversive: A large-scale survey on the emotional response to Covid-19 humor in the Italian population during the lockdown // SocArXiv. 2020. 4 May. URL: https://doi.org/10.31234/osf.io/efk93 (дата обращения: 15.08.2020).
  25. Brooks S. K. , Webster R. K., Smith L. E., Woodland L., Wessely S., Greenberg N., Rubin G. J. The psychological impact of quarantine and how to reduce it: rapid review of the evidence //The lancet. 2020. Vol. 395. Pp. 912–920. URL: https://www.thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140-6736(20)30460-8/fulltext (дата обращения: 15.08.2020).
  26. Erceg N., Ružojčić M., Galic Z. Misbehaving in the Corona Crisis: The Role of Anxiety and Unfounded Beliefs // PsyArXiv. 2020. April 10. URL: https://doi.org/10.31234/osf.io/cgjw8 (дата обращения: 16.08.2020).
  27. Ghimbulut O., Opre A. Assessing Resilience Using Mixed Methods: Youth Resilience Measure // Procedia — Social and Behavioral Sciences. 2013. Vol. 78. Pp. 310–314. URL: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1877042813008707 (дата обращения 08.08.2014).
  28. Gowda G. S., Chithra N. K., Moirangthem S., Kumar C. N., Math S. B. Homeless persons with mental illness and COVID pandemic: Collective efforts from India // Asian Journal of Psychiatry. 2020. Vol. 54. Pp. 102–268. URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1876201820303804 (дата обращения: 15.08.2020).
  29. Homa K. The effect of social support on resilience / K. Homa. — ProQuest Dissertations and Theses, 2012. 51 p. URL: http://search.proquest.com/docview/1038969704?accountid=35419. (1038969704) (дата обращения: 20.12.2013).
  30. Maddi S. R., Khoshaba D. M. Hardiness and mental health // Journal of Personality Assessment. 1994. Vol. 63. P. 265–274.
  31. Matters K. G. The Upside of Divorce: A Qualitative Examination of Resilience in Children Following Parental Divorce / K. G. Matters. — ProQuest Dissertations and Theses, 2007. 76 p.
  32. Obrist B., Collins K. A., Pfeiffer С. Socio-cultural and economic factors influencing adolescents’ resilience against the threat of teenage pregnancy: a cross-sectional survey in Accra, Ghana // Reproductive Health. 2015. Vol. 12. URL: https://reproductive-health-journal.biomedcentral.com/articles/10.1186/s12978-015-0113-9. (дата обращения 20.03.2019).
  33. Pragholapati A. New normal “Indonesia” after COVID-19 pandemic // PsyArXiv. 2020. May 25. URL: https://doi.org/10.31234/osf.io/7snqb (дата обращения: 16.08.2020).
  34. Qiu J., Shen B., Zhao M. A nationwide survey of psychological distress among Chinese people in the COVID-19 epidemic: implications and policy recommendations // General Psychiatry. 2020. Vol. 33. Pp. 100–213.
  35. Rogers J. P. , Chesney E., Oliver D., Pollak T. A., McGuire F., Fusar-Poli P., Zandi M. S., Lewis G., David A.S. Psychiatric and neuropsychiatric presentations associated with severe coronavirus infections: a systematic review and meta-analysis with comparison to the COVID-19 pandemic // Lancet Psychiatry. 2020. May 18. URL: https://doi.org/10.1016/ S2215-0366(20)30203-0 (дата обращения: 16.08.2020).
  36. Scrivner C., Johnson J. A., Kjeldgaard-Christiansen J., Clasen M. Pandemic Practice: Horror Fans and Morbidly Curious Individuals Are More Psychologically Resilient During the COVID-19 Pandemic // PsyArXiv. 2020. June 30. URL: https://doi.org/10.31234/osf.io/4c7af (дата обращения: 16.08.2020).
  37. Shafer K., Milkie M., Scheibling C. The Division of Labour Before & During the COVID-19 Pandemic in Canada // SocArXiv. 2020. May 23. URL: https://doi.org/10.31235/osf.io/24j87 (дата обращения: 15.08.2020).
  38. Sternisko A., Cichocka A., Cislak A., Van Bavel J. J. Collective narcissism predicts the belief and dissemination of conspiracy theories during the COVID-19 pandemic // SocArXiv. 2020. 21 May. URL: https://doi.org/10.31234/osf.io/4c6av (дата обращения: 15.08.2020).
  39. Yao H., Chen J.-H., Xu Y.-F. Patients with mental health disorders in the COVID-19 epidemic // The Lancet Psychiatry. 2020. 4 (April): 21. URL: https://doi.org/10.1016/S2215-0366(20)30090-0 (дата обращения: 16.08.2020).
  40. Yıldırım M., Arslan G., Özaslan A. Perceived Risk and Mental Health Problems Among Healthcare Professionals During COVID-19 Pandemic: Exploring the Mediating Effects of Resilience and Coronavirus Fear // PsyArXiv. 2020. June 10. URL: https://doi.org/10.31234/osf.io/84xju (дата обращения: 16.08.2020).
  41. Zhang S., Sun S., Jahanshahi A. A., Alvarez-Risco A., Ibarra V. G., Li J., Patty-Tito R. M. Developing and testing a measure of COVID-19 Organizational Support of Healthcare Workers – Results from Peru, Ecuador, and Bolivia // PsyArXiv. 2020. May 19. URL: https://doi.org/10.31234/osf.io/wpcf4 (дата обращения: 16.08.2020).
Опубликовано 3 ноября 2020

В статье упомянуты

Материалы по теме

Экзистенциальный оптимизм и пессимизм: доклад Наталии Гришиной
15.06.2020
Саногенное поведение в условиях пандемии
25.01.2021
Неуверенность, страх и доверие: экзистенциальные темы в зеркале вызовов времени
01.12.2020
Зейгарниковские чтения. Диагностика и психологическая помощь в клинической психологии
20.11.2020
Врач и психолог — антропологические профессии в ситуации риска
14.10.2020
Что могут рассказать о COVID-19 экзистенциалисты?
09.10.2020
Виктор Каган: Психологические аспекты пандемии в ряду медицинских проблем
08.10.2020
13 октября, РАНХиГС. Круглый стол «Мужество сказать жизни — да!»
01.10.2020
Восприятие COVID-19 населением России в условиях пандемии 2020 года
26.08.2020
Страх перед коронавирусным заболеванием (COVID-19) и базисные убеждения личности
19.08.2020
Итоги опроса Института образования ВШЭ о дистанционном обучении
10.07.2020
Профессор А. Асмолов рассказал об уроках пандемии
09.07.2020

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
28 января 2021 , четверг

В этот день

Вячеслав Викторович Шарапов празднует юбилей ― 60 лет! поздравить!

Николай Николаевич Нечаев празднует юбилей ― 75 лет! поздравить!

Алла Дамировна Андреева празднует день рождения ― 64 года! поздравить!

Алексей Владимирович Мальцев празднует день рождения ― 63 года! поздравить!

Владимир Львович Волохонский празднует день рождения ― 42 года! поздравить!

Скоро

7 — 9 февраля
Санкт-Петербург

VII Санкт-Петербургский зимний фестиваль практической психологии «Жизнь будет лучше, чем мы хотели!»

25 — 26 февраля
Казань

XV Международная зимняя школа по психологии состояний (ЗПШ-2021)

25 марта
Онлайн

Международная научно-практическая заочная конференция «Культура, наука и искусство в истории и современности»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

Весь календарь
28 января 2021 , четверг

В этот день

Вячеслав Викторович Шарапов празднует юбилей ― 60 лет! поздравить!

Николай Николаевич Нечаев празднует юбилей ― 75 лет! поздравить!

Алла Дамировна Андреева празднует день рождения ― 64 года! поздравить!

Алексей Владимирович Мальцев празднует день рождения ― 63 года! поздравить!

Владимир Львович Волохонский празднует день рождения ― 42 года! поздравить!

Скоро

7 — 9 февраля
Санкт-Петербург

VII Санкт-Петербургский зимний фестиваль практической психологии «Жизнь будет лучше, чем мы хотели!»

25 — 26 февраля
Казань

XV Международная зимняя школа по психологии состояний (ЗПШ-2021)

25 марта
Онлайн

Международная научно-практическая заочная конференция «Культура, наука и искусство в истории и современности»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

Весь календарь