16+
Выходит с 1995 года
14 июля 2024
В основе работы с авторами домашнего насилия лежит сострадание

Для помощи жертвам семейно-бытового насилия открывают реабилитационные центры, но работу с агрессорами ведут в меньшем количестве организаций. В их числе – Центр кризисного консультирования «Альтернатива», созданный Автономной некоммерческой организацией «Мужчины 21 века». Психолог-консультант Центра, сертифицированный специалист по работе с мужчинами, склонными к насилию в близких отношениях, преподаватель Института практической психологии «Иматон» Станислав Хоцкий рассказал о сеансах терапии с авторами домашнего насилия, взаимоотношениях с западными коллегами и создании Ассоциации консультантов, работающих с авторами насилия в близких отношениях

«В основе нашей работы лежит несколько вещей: анализ культурного давления (патриархальных норм) и сострадание. Тот, кто совершает насилие, как правило, страдает весьма сильно. Это его не оправдывает, не снимает с него ответственности, но это важно понимать, чтобы эффективно помогать этому человеку измениться. Потому что, если мы в кабинете психолога его преследуем, обличаем, то мы лишь подтверждаем, что мир полон насилия и побеждает сильнейший.

Мы делаем нечто противоположное, мы говорим: «Да, мы понимаем, что тебе трудно, тебе страшно, больно, ты растерян, мы готовы быть рядом с тобой на пути к твоему изменению. Мы будем держать чёткие границы, мы будем указывать тебе на твою ответственность, мы будем учить тебя самому видеть, как ты делаешь выбор, почему ты это делаешь, для чего ты это делаешь. Будем тебя поддерживать и тебе сопереживать».

Мне удается сопереживать клиенту, потому что я смотрю не на его поступок, а на его личность. Лично я для себя насилие не выбираю, оно не кажется мне хорошим путём решения проблемы или развития отношений, но при этом я не считаю себя вправе насилие осуждать. В этом мире существует всё, в том числе и насилие. Мне это не нравится. И человеку, который ко мне пришёл, по всей видимости, это тоже перестало нравиться, или он задумался о том, что, быть может, имеет смысл пересмотреть свою позицию. Я не смотрю на его поступок с моральной точки зрения. Потом, конечно, я иду на супервизию, где говорю про свои чувства и переживания, связанные с тем, что я в подробностях узнал, как человек избивал ребёнка или супругу. Но, пока я нахожусь в профессиональной позиции, я смотрю в другую сторону. И это, в том числе, профилактика выгорания. Именно поэтому нельзя работать одному: я часто после сессии звоню своим коллегам, чтобы просто поговорить – про насилие, не про насилие. Это помогает. Это важно.

У меня бывали в практике случаи, когда та история, которую клиент приносил, была для меня настолько невыносима, что я чувствовал осуждение и даже отвращение к своему клиенту. Я не стал отказываться от этой работы, а пошёл по пути осознавания, что со мной происходит. Мне удалось преодолеть это чувство. Мы даже с клиентом его обсуждали, мне кажется, такая честность и партнёрство очень важны.

Далеко не все клиенты, которые приходят, избивают своих близких или издеваются над ними. Большой процент людей совершает психологическое насилие, экономическое насилие или ведёт себя деструктивно-агрессивно, но при этом люди могут этого даже не замечать. Хотя есть и те, кто делает намеренные шаги, чтобы контролировать, узурпировать, причинять страдания.

Как правило, люди приходят, когда семья распалась. Например, супруга ушла, и мужчина в надежде вернуть отношения приходит к нам за помощью. Мы в самом начале проговариваем, что мы не про отношения, мы про поведение. Рикошетом, быть может, это повлияет, и отношения восстановятся. Но частым результатом нашей работы является расставание.

Мы чётко разделяем зону ответственности: за насилие отвечает тот, кто его совершает, и пострадавшая сторона не несёт ответственности. Но при этом, если пострадавшая сторона долгое время находилась в этой системе, она каким-то образом деформируется и каким-то образом участвует в этом процессе. И многие наши клиенты, когда осознают, что они делают, какое страдание причиняют, когда понимают, что их на это толкало, решают, что не хотят продолжать отношения с человеком. Или потому что им безумно стыдно. Или потому что они не могут избавиться от чувства вины. Или потому что они представляют, что чувствует она, когда смотрит на него. Мы даже сталкивались с тем, что женщины, которые к нам отправляли своих партнёров, потом писали гневные письма из-за того, что мужчины после терапии уходили. Но мы, к сожалению, не умеем так, чтобы и насилие остановить, и семью сохранить.

Мы с коллегами достаточно много обучаем психологов, социальных работников, психиатров. И я замечаю, что многие специалисты тяготеют к тому, чтобы семью сохранить, есть какая-то установка внутренняя, что это важно. И если норма сохранения семьи будет прописана ещё и в законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия, то, я думаю, это не будет способствовать безопасности тех, кто от насилия страдает. Жертв насилия и так стигматизирует общество: «Ты сама виновата», «Почему не ушла?», «Что ты сделала, чтобы этого не случилось?», «Что ты сделала, чтобы так сильно его разозлить?». С мужчинами – не легче. Когда женщина учиняет насилие над мужчиной, то мужское сообщество такого человека начинает всячески вытеснять, унижать ещё больше».

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Грани работы с авторами домашнего насилия
    06.04.2020
    Грани работы с авторами домашнего насилия
    На конференции по случаю создания Ассоциации «СОЛЬ» для консультантов, работающих с авторами насилия в близких отношениях, поднимали темы разрушения мужских мифов о себе, конфликтов в семьях с приёмными детьми, оценки эффективности психотерапии…
  • Что сделать, чтобы помочь: психологи о домашнем насилии
    25.08.2020
    Что сделать, чтобы помочь: психологи о домашнем насилии
    «Первое, что нужно сказать жертве насилия: “Ты не виновата. Если тебе нужна помощь, я здесь для тебя”», – рассказывает психотерапевт Амина Назаралиева в фильме о домашнем насилии «А что я сделала, чтобы помочь?»…
  • Людмила Петрановская для тех, кто рядом с пострадавшими от насилия
    15.08.2020
    Людмила Петрановская для тех, кто рядом с пострадавшими от насилия
    Первые минуты и часы после попадания в безопасное место очень важны, в это время можно оказать помощь, которая снизит риск развития постстрессового расстройства, и ее можно оказать даже человек без специальной подготовки...
  • Агрессия, гнев, насилие, сила и конфликт. Как, с чем и зачем работает консультант?
    20.07.2020
    Агрессия, гнев, насилие, сила и конфликт. Как, с чем и зачем работает консультант?
    Станислав Хоцкий, психолог-консультант Центра кризисного консультирования «Альтернатива» Автономной некоммерческой организации «Мужчины 21 века», объясняет, почему консультанту важно понимать разницу между понятиями и как их обсуждение поможет клиенту…
  • Арт-терапия в работе с насилием в близких отношениях
    07.04.2020
    Арт-терапия в работе с насилием в близких отношениях
    Арт-терапия работает с образами, и язык образов понятен всем, на нём можно не говорить, а видеть и показывать. С помощью образа легче рассказывать о том, что сложно проговорить, потому что тяжело, больно, просто нет подходящего словарного запаса…
  • Эффективность программ для совершающих насилие в близких отношениях
    02.04.2020
    Эффективность программ для совершающих насилие в близких отношениях
    Опросник IMPACT – это способ оценки эффективности программ для тех, кто совершает насилие в близких отношениях. Он может использоваться и для разговора о насилии, улучшения понимания, какие виды насилия существуют и как говорить об этом с клиентами…
  • Мужские мифы как конструкции маскулинности
    24.03.2020
    Мужские мифы как конструкции маскулинности
    Как формируется миф? Моя уязвимость как мужчины мне дорого стоит, потому что если я буду мягким, если я буду гибким, если буду понимающим, не окажусь ли я «не мужчиной»? Жёсткие представления о себе у мужчин очень популярны…
  • «В ситуации насилия примирение — это неправильная цель»
    04.12.2019
    «В ситуации насилия примирение — это неправильная цель»
    Психолог, более 20 лет работающий с жертвами насилия: «Примирение — это неправильная цель. Целью должно быть прекращение насилия. Я считаю, что законопроект, направленный на примирение, навязывает помогающим специалистам огромную ответственность за семейные отношения, но при этом не решает главную проблему защиты жертвы. Представьте себе, что полицейский остановил пьяного водителя и уговаривает его не пить. Эффективно это будет?»...
  • Психосоматические аспекты враждебности и агрессии
    03.09.2019
    Психосоматические аспекты враждебности и агрессии
    «Когда мы говорим о психосоматической философии анализа того, что происходит в болезнях человека, мы представляем себе, что различные патологии так или иначе связаны с влиянием психических факторов — это такая своеобразная стратегия суицида в символическим смысле. Это такое саморазрушение человека, которое человек определенным образом использует для решения определенных задач, определенных целей… Очень часто формирование психосоматического расстройства это такой фактически биологический, органический суицид,» — утверждает проф. В.А. Винокур. Смотрите полную видеозапись выступления...
  • М. Решетников «Себя не убивает тот, кто не хочет убить другого»
    12.08.2019
    М. Решетников «Себя не убивает тот, кто не хочет убить другого»
    «… мы имеем дело с качественно новыми проявлениями человеческой агрессивности и ее частным проявлением – суицидальности, которые остаются недостаточно исследованными».
  • Против насилия в семье: консультирование обидчиков
    15.08.2018
    Против насилия в семье: консультирование обидчиков
    При неправильном консультировании психолога, который, сознательно или бессознательно, дает неверные установки, насилие не будет остановлено, оно, наоборот, будет расцветать… Насилие вообще и домашнее насилие в частности – это тема очень закрытая, табуированная. На дверях кабинетов у нас написано «здесь работают с насилием». Соответственно, если к нам обращается человек, переступая порог кабинета, он тем самым признает свою причастность к насилию. Назвать проблему – это, во многом, значит уже начать с ней работать...
  • Альтернатива насилию. Психологическая помощь абьюзерам
    23.01.2017
    Альтернатива насилию. Психологическая помощь абьюзерам
    Мы работаем по технологичной методике под названием НОКСА. Она подразумевает рассмотрение пяти фокусов: фокус на насилии, фокус на ответственности, фокус на контексте, фокус не последствиях, фокус на альтернативах. Внутри этой модели могут быть использованы разные подходы. На первых мы погружаем клиента в ситуацию насилия, чтобы приблизить его к осознанию произошедшего...
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»