20 октября 2017 , пятница

К. Карпенко «Ребёнок адаптируется к новой семье и всё у него будет хорошо»

Михеева Екатерина Александровна - представитель "инициативной группы граждан, действующих в интересах ребенка, изъятого из семьи Спаховых" написала текст "Изъяли, разлучили, усыновили - в интересах ребёнка?!". В этом материале она рассказала, что некая Елена Спахова три года назад похитила ребёнка из больницы и воспитывала в своей семье. Недавно органы опеки узнали о похищении ребёнка, изъяли его у Спаховых и передали на усыновление в другую семью. Соответствуют ли действия сотрудников опеки интересам ребёнка, ставит автор текста вопрос.

Ответ у меня есть. Но сначала замечу, что здесь я не обсуждаю ситуацию семьи Спаховых: она мне не известна. Самих Спаховых я тоже не обсуждаю: с ними я не знаком. Я не видел документов и участников, значит, я ничего про эту ситуацию не знаю. Все выводы касаются лишь текста и комментариев к нему. Я исхожу из того, что текст и реальная ситуация могут не иметь между собой ничего общего. Поэтому я отношусь к этому тексту как к некоторой условной ситуации, которая заставляет задуматься над важными вопросами.

Какие у ребёнка интересы?

Екатерина Михеева учитывает всего один фактор - стресс ребёнка, вызванный изъятием из семьи. Поскольку обстоятельство всего одно, из него следует всего один возможный вывод: ребёнка нужно вернуть обратно. И значение этого фактора сильно преувеличивается, поскольку никакими другими обстоятельствами он не ограничен.

Однако очевидно, что текст содержит в себе значительно больше факторов:

  • стресс ребёнка;
  • совершение Спаховыми особо тяжкого преступления в отношение этого ребёнка;
  • ответственность за изъятие ребёнка и вызванный этим стресс лежит на Спаховых;
  • Елена Спахова характеризуется преступностью, импульсивностью, незрелостью личности, лживостью, отсутствием доверительных отношений с супругом;
  • Сергей Спахов характеризуется отсутствием доверительных отношений с супругой, у него «недостат­очно педагогических и психологических ­навыков» и другими негативными чертами (см. выдержку из заключения психолога);
  • Спаховы незаконно удерживали у себя ребёнка несколько лет;
  • семья Спаховых дисфункциональна.

Из совокупности этих обстоятельств следует закономерный вывод: ребёнок должен быть изъят из этой семьи. Этот вывод справедлив в любом аспекте: психологическом, этическом и юридическом.

Что касается стресса ребёнка, то я не склонен преувеличивать это обстоятельство. Часто недооценивают жизнестойкость детей. Ребёнок переживёт стресс, адаптируется к новой семье, и всё у него будет хорошо. Я имею немалый опыт работы с детьми, оставшимися без попечения родителей. Самое главное здесь не стресс, не переживание утраты и другие эмоциональные проявления. Самое важное - это поддержка мудрых, зрелых, взрослых людей. Идеальный вариант: усыновление ребёнка адекватными людьми. Это максимум, что можно сделать для ребёнка, его благополучия и успеха в жизни.

Самое пагубное, что может случиться с ребёнком: воспитание в семье Спаховых. Екатерина Михеева утверждает, что Сергей Спахов "абсолютно здоровый человек, адекватный". Можно ли назвать адекватным человека, который узнал о смерти своего ребёнка спустя три года? Этот мужчина может быть хорошим отцом?

Говорить о Сергее Спахове как о возможном кандидате в опекуны можно было бы, если бы он узнал о похищении ребёнка от жены в первый же день. Если бы он убедил жену вернуть ребёнка, чем спас её от уголовной ответственности и для семьи сохранил мать и жену. Если бы он после добровольного возвращения ребёнка пришёл в орган опеки и законно взял ребёнка на воспитание. Тогда мы бы понимали, что этому человеку доверяет его жена. Что этот человек авторитетен для своей жены и имеет на неё влияние. Что он способен принимать мудрые решения и заботиться о членах своей семьи. Что он зрелый человек. Но ничего этого не было: Сергей Спахов - святая простота, пребывающая в счастливом неведении. У него уже была возможность позаботиться об этом малыше, но он оказался абсолютно неспособен на это.

Реакция психологов

Вполне предсказуемо, что немало психологов согласятся с позицией "инициативной группы граждан" и выступят за возврат ребёнка похитителям. Это связано с наличием в тексте Екатерины Михеевой сразу двух мощных психологических триггеров.

1. "Ребёнка обидели!" Крик о помощи обиженному ребёнку отключает способность думать не хуже рекламных посылов: "Бесплатно!", "Акция!", "Скидки!" Все сломя голову несутся защищать ребёнка, не разобравшись в ситуации.

2. "Власть обнаглела!", "Коррупция!" В России очень любят критиковать власть: сотрудники органов опеки являются представителями власти.
Применение этих психологических триггеров одновременно даёт колоссальный эффект: "Ребёнка обидела власть!" Многие от такой фразы сразу закипают "праведным" гневом: "когда уже будет принят закон, наказывающий тех людей, которые принимают решения, за бездумное вмешательство в семьи?"

Но в чём ценность психологов, присоединившихся к инициативной группе граждан? Если психолог в своём анализе ситуации не способен заглянуть глубже обывателя и видит всего один фактор?

Ориентиры

В своей работе я придерживаюсь нескольких простых принципов, которые позволяют принимать правильное решение в любой ситуации и объяснить свои действия при любых претензиях.

Я никогда не даю деструктивных рекомендаций

Ни по форме, ни по содержанию. Рекомендация вернуть ребёнка похитителям является в высшей степени деструктивной, поскольку содержит в себе согласие с допустимостью похищения несовершеннолетних. Апелляция к привязанности ребёнка к похитителям весьма сомнительна. Это то же самое, что призывать отдать ребёнка на воспитание педофилу, потому что они с несовершеннолетним уже вступили в столь интимную сексуальную связь и ребёнок эмоционально привязался к извращенцу. Это безумие.

Также рекомендация вернуть ребёнка Спаховым является деструктивной, поскольку Спаховы и их семья имеют много негативных характеристик. Поэтому воспитание в этой семье нанесёт и уже нанесло ущерб развитию ребёнка.

Третья составляющая деструктивности возврата ребёнка Спаховым связана с тем, что ребёнок уже усыновлён другой парой. Малыш либо уже адаптировался к новой семье, привязался к новым родителям, либо этот процесс завершится в ближайшие месяцы. Изъятие из новой семьи для возврата Спаховым означает ещё один стресс для ребёнка. С этой точки зрения, возврат ребёнка похитителям не только деструктивен, но и парадоксален: изъять ребёнка из семьи, чтобы спасти от психологической травмы, вызванной изъятием из семьи.

Из двух зол выбираю меньшее

Изъятие из семьи наносит ребёнку вред. Но в данном случае оставление ребёнка в семье наносит ребёнку ещё больший вред. Поэтому ребёнок должен быть изъят: из двух зол выбирают меньшее.

Между краткосрочными и долгосрочными интересами ребёнка я выбираю последние

Насколько успешным и благополучным вырастет ребёнок в семье Спаховых? Я говорю про всю жизнь, а не только детство. Нередко бывает, что интересы детства и всей жизни противоречат друг другу. Например, ребят в детских домах заваливают спонсорскими игрушками и конфетами неравнодушные люди, а после выпуска из детского дома эти дети терпят полный жизненный крах, поскольку их никто не научил жить и трудиться - их приучили к халяве. Если ребёнок привязался к похитителям и хотел бы вернуться к ним, то делать этого не стоит, потому что воспитание в такой семье пагубно скажется на его развитии, успехе в жизни и благополучии.

Между своими интересами и интересами ребёнка я выбираю последние

Подобная дилемма возникла, когда я работал с Машей, которой сообщил о смерти матери.

Принимая решение о предоставлении ребёнку информации или сокрытии её, нужно отдавать себе отчёт: в чьих интересах принято это решение? Взрослого или ребёнка? Люди, скрывавшие от Маши факт смерти мамы, заботились о ребёнке или о себе? Я не хотел сообщать девочке о смерти матери. Для меня это стресс и испытание. Мне было бы лучше не иметь к этому никакого отношения. Я предпочёл бы, чтобы это сделал кто-то другой, например, родственники или инспектор полиции. Но все самоустранились от этой темы. А Маша могла узнать о смерти мамы случайно, в самый неподходящий момент, в самом неподходящем месте и в самой некорректной форме.

Было бы соблазнительно не выделяться из толпы, быть добрым, сопереживающим дяденькой, который, как и все неравнодушные люди, готов закрыть глаза на некоторые "формальности" ради любви к хрупкой душе ребёнка. И, наоборот, неприятно иметь репутацию бездушного ригориста, который ради каких-то "формальностей" готов нанести "огромную психологическую травму" малышу. Но моя репутация не имеет отношения к ребёнку, поэтому эти соображения не влияют на принятие решения: только интересы ребёнка. Со своими проблемами я, как человек взрослый и сильный, справлюсь. А ребёнок часто без помощи взрослого не может самостоятельно преодолеть трудности.

Карпенко Кирилл Евгеньевич
педагог-психолог
Красноярск
Редакция «Психологической газеты»16.05.2017

Психологический инструментарий

Дитя двух семей. Книга для приемных родителей. Петрановская Л.

Книга адресована прежде всего приемным родителям и тем, кто планирует принять ребенка в семью. Автор – семейный психолог, специалист по семейному устройству – обратилась к очень сложной и вызывающей дискуссию теме – формированию сложной идентичности приемного ребенка. В книге поднимаются такие непростые вопросы, как целесообразность сохранения тайны семейного устройства, отношение к кровным родителям, прием в семью ребенка, который помнит своих родных. В качестве примеров, иллюстрирующих выводы автора, приводятся рассказы выросших приемных детей
Минус один? Плюс один! Приемный ребенок в семье. Петрановская Л.

«Минус один!» — это значит на одного сироту меньше. «Плюс один!» — это значит ваша семья стала больше на одного человека.  В своей книге автор рассказывает, как подготовиться к этому непростому решению, пройти весь путь, не теряя надежды, увеличить свою семью на одного замечательного ребенка. Книга даст почувствовать, что вы не одиноки на своем пути

 

Обучение

Вебинар «Психологическая поддержка семей с приемными детьми»

Семинар-практикум «Психологическое сопровождение ребенка-сироты в интернатном учреждении, кровной и принимающей семьях»

Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Сабанин Павел Валерьевич
Очень интересная статья, но фраза "Я никогда не даю...",да еще и выделенная, мягко говоря портит впечатления. Это из разряда "Я никогда не нарушал правила ПДД". А как можно понять что рекомендация не оказалась деструктивной,хотя бы в какой-то ее части?
19.05.2017 07:52:08
Карпенко Кирилл Евгеньевич
А как можно понять что рекомендация не оказалась деструктивной,хотя бы в какой-то ее части?

Павел Валерьевич, нужно сначала понять, что есть благо и что есть зло. А потом давать конструктивные рекомендации, которые улучшают жизнь человека, и не давать деструктивных рекомендаций, которые ухудшают жизнь человека.
Из двух зол выбирать меньшее, из двух благ выбирать большее.
Всё просто.

Данный материал как раз и показывает, как проанализировать ситуацию, чтобы понять, что есть благо и зло и какую рекомендацию дать.
19.05.2017 10:45:39
Чупров Леонид Федорович
Не хотелось бы делать "междусобойчик", но приходится. Психологи не ввязываются в обсуждение этого и

предыдущего материала. Осторожничают. Цитирую: "Пилат сказал Ему: что есть истина?» (Библия. ... Иоан.18:36)". Вот как-то трудно однозначно ответить на вопрос "что есть благо и зло". Это категории этические, а этические нормы у всех разные. Похитительница, Михеева Екатерина Александровна (Куренная Елена Валерьевна, Белова Татьяна Игоревна,

Сазыкина Елена Игоревна) - кто есть кто можно догадываться по их информированности излишней для сторонних людей информированности и по некоторым лингвистическим особенностям комментов - не в этом суть. Вот они за благо примут любую и любого автора точку зрения, подтверждающую правоту похищения. Для них это "добро", "благо" и т.п. Любая иная информация будет (да и воспринимается) как вселенскокое зло. Этические нормы корпоративны, но не всеобщи. Поэтому я разделяю мнение Павла Валерьевича.
19.05.2017 14:14:56
Карпенко Кирилл Евгеньевич
Леонид Федорович, конечно, мерой вещей является человек.
Но вы же как-то определили, что есть благо для ребёнка в данном случае, а что есть зло. Как вы это сделали?
Это же не сложно. Это далеко от сложных моральных дилемм Лоренца Кольберга.
Да и Пилат "сказав это [вашу цитату], опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем." И Пилат легко определил благо и зло. Для обезумевшей толпы это сложно: "опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник". А для человека с толикой здравого смысла не проблема.
И правила ПДД я никогда не нарушаю. Зачем? Очевидно же, что ПДД это благо.
19.05.2017 17:15:23
Чупров Леонид Федорович
Даже Кристиан Барнард (1922-2001), что 3 декабря 1967 года - В Кейптауне (ЮАР) провел первую в истории медицины операцию по пересадке сердца, был уверен на 100% только один раз: «Проходя мимо привязанной у калитки черной козы я произнес: «Коза, ты будешь жить» и в этом я был уверен на все сто». Я тоже не всегда уверен на все 100 процентов в правильности своего решения, но я всегда готов нести за него юридическую ответственность в соответствии с Законом.
19.05.2017 19:34:39
Чупров Леонид Федорович
С ситуацией там вообще не понять. Как ребенок два с половиной года прожил и об этом никто не знал, даже муж? Как всплыло это? Все чем располагаем - это письмо (статья Екатерины Михеевой) http://psy.su/feed/6080/ Но, что там правда, а что ложь - не известно.
Но сейчас ребенку менять в пятый раз место жительства? Он не эстафетная палочка. Надо остановить эту передачу. Почти полгода он живет в другой семье. Это для нас месяцы. Для него - это равно годам. Как пишет моя корреспондент, "здесь виноваты все, кроме ребенка".
20.05.2017 06:19:50
Карпенко Кирилл Евгеньевич
Леонид Федорович, о 100% уверенности речь и не идёт. И о последствиях речь не идёт. Я отвечаю только за качество своих рекомендаций, их обоснованность и разумность.
20.05.2017 10:14:00
Похищение есть преступление. Похитивший - преступник. И не важно, сколько лет назад человек похитил ребёнка.
Изъятие опекой ребёнка без ведома родителей - то же самое похищение. И значит, изымавшие ребёнка работники опеки - тоже преступники, не важно от власти они или не от власти. Но если они действуют от имени власти, то тем более надо быть корректным и поступать, не нарушая закона. Я не говорю о крайних случаях, когда маленький ребёнок оставлен один, а место нахождения его родителей неизвестно.На конференции, проходившейся управлением опеки в Сыктывкаре начальник управления Наталья Мартакова управления заявила, что они (опека) вовсе не опека, а надзор, и опекой пусть занимаются центры. Надзиратели. А можно ли надзирателям безоглядно доверять детей? Не потому ли, у семи нянек...
21.06.2017 20:37:54
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Правила публикации

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение