16+
Выходит с 1995 года
17 июля 2024
Школьная психологическая служба: реорганизовывать или реанимировать?

После трагической гибели подростков в Псковской области вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец сообщила, что школьную  психологическую службу по всей стране «необходимо реорганизовать и усилить в ней профессиональное начало» (цитата по материалам ТАСС). О том, с какими трудностями и новыми вызовами сталкиваются школьные психологи, как изменилась школьная психологическая служба за последние 10 лет, рассказывает директор Института практической психологии «Иматон» Ольга Муляр:
 
- Ольга Ивановна, к Вам приезжают учиться школьные психологи из разных регионов нашей страны, они рассказывают о том, с какими трудностями сейчас сталкиваются специалисты. На Ваш взгляд, в чем школьная психологическая служба нуждается для того, чтобы быть эффективной?
 
- За последние 10 лет школьная психологическая служба, в силу целого ряда причин, пришла в серьёзный упадок. Это вызывает огромное сожаление, потому что школьные психологи были первым и очень мощным профессиональным сообществом психологов-практиков. В начале 90-х годов практическая психология пришла в школы при поддержке государства и заняла в системе образования довольно прочные и весомые позиции. Я тогда работала в Городском центре профессиональной ориентации молодежи и очень тесно сотрудничала с системой народного образования. Автором концепции школьных психологических служб была доктор психологических наук Ирина Владимировна Дубровина, непререкаемый авторитет в своей области и, что особенно важно для работы c детьми в системе образования, удивительной души и нравственности человек. Тогда психологи появились почти в каждой школе Санкт-Петербурга, а в крупных школах часто работало несколько специалистов. Во всех районах города открылись ППМС-центры (центры психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи, прим. ред. ПГ), которые оказывали всем школьным психологам методическую поддержку: проводили совместные совещания, обучали, обеспечивали психологическим инструментарием. В этих центрах работали логопеды, психиатры, опытные детские и семейные психотерапевты, даже сексологи, к которым школьные психологи перенаправляли детей в сложных случаях. Специалисты чувствовали себя частью системы и знали, что всегда могут получить помощь. Такой примерно была ситуация по всей стране, с поправкой на уровень профессионализма специалистов из более отдалённых регионов.

Да, эффективность деятельности школьных психологов часто ставили под сомнение педагоги, велись бесконечные споры по поводу задач, которые они должны были решать.  Но это все мелочи, по сравнению с общим итогом: психологи изменили атмосферу школы. Они принесли принципиально новый взгляд на ребёнка, процесс его воспитания и обучения: более теплый, гуманный, эмпатичный, индивидуальный.

Упадок произошел постепенно. Сначала государству было не до этого, потом добавилась череда экономических сложностей. Психологов начали потихоньку увольнять из школ повсеместно, очень жалко, что Петербург занимал в этом процессе передовые позиции. В Москве на ежегодных конференциях Федерации психологов образования России проводились регулярные переклички с целью выяснить, в каких городах еще «живы» ППМС-центры. Регионам дали самостоятельность, и они, невзирая на «политику Центра», закрывали финансово-обременительные структуры.  Надежда затеплилась в связи с разработкой и обсуждением нового Закона об образовании. Со стороны психологического сообщества в этом процессе на государственном уровне самое активное участие принимали авторитетнейшие специалисты - доктора психологических наук Александр Григорьевич Асмолов, Виталий Владимирович Рубцов, Юрий Михайлович Забродин. Они были уверены, что в новом Законе об образовании, наконец-то, будет закреплена роль школьного психолога как полноправного участника образовательного процесса. Ведь предстоящая реформа образования и новые образовательные стандарты, ставящие во главу угла развитие личности, делали необходимость психолога в школе очевидной как «божий день». Кто знает, по каким причинам этого так и не произошло? Потом директорам школ дали финансовую самостоятельность, и они теперь сами решают, нужен ли им такой вспомогательный персонал как психолог или нет.

Когда психологическая служба в школе процветала, только в страшном сне могли присниться детская наркомания, буллинг, самоповреждающее поведение подростков, школьная стрельба и массовые подростковые суициды. А теперь эти ужасы стали частью нашей новой пугающей реальности, с которой зачахшей школьной психологической службе справиться очень сложно. Откликаясь на потребности школьных психологов в знаниях и навыках грамотного реагирования, мы уже который год проводим программы повышения квалификации по наиболее болезненным проблемам психологического сопровождения современной школы:

Сегодня лишь в некоторых школах и сохранившихся ППМС-центрах ещё можно найти настоящих подвижников, идеалистов, болеющих душой за страну и её подрастающее поколение. Поэтому, прежде чем говорить о переформатировании школьных психологических служб, надо решить непростую задачу их реанимирования. 

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»