16+
Выходит с 1995 года
25 апреля 2024
Психологическое поле
Латыпов Илья

Этот текст – попытка изложить мое восприятие психологической теории поля, которое со временем у меня сложилось под влиянием разных источников и людей, причем изложить достаточно простым языком. Насколько правильно я его понимаю – мне судить трудно. В итоге статья получилась довольно большой. Не для быстрого чтения.

Исторически так сложилось, что люди, пытаясь понять как собственное поведение, так и поведение других людей, склонялись к одной из двух альтернатив:

а) Человек ведет себя в соответствии с собственными личностными ценностями и мотивами. Из этого следовало, что если понять личностные особенности человека (или его психологический тип), то можно предсказать его поведение и понять логику его поступков, даже не спрашивая его самого.

б) Человеческое поведение управляется внешними силами, неподвластными человеческому сознанию: Божественное провидение, судьба, карма, стимулы из внешней среды, биологические программы. Из этого следовало, что необходимо изучить внешние законы, управляющие миром и людьми, и тогда станет ясным, что побуждает нас вести себя так или иначе, а личность человека здесь принципиального значения не имеет.

То есть постоянно противопоставлялись личность человека и внешний мир. Однако накапливающийся объем информации относительно поведения человека привел к идее, что это противопоставление или вовсе несостоятельно, или же явно упрощено. Никак не получалось создать совершенную, исчерпывающую типологию человеческих характеров, которая позволила бы заранее предсказывать поведение людей. Знание личностных особенностей не помогало. А изучение внешней среды сталкивалось с тем, что человек периодически отказывался поступать так, как этого требовали внешние условия, и действовал наперекор всему. Таких людей было относительно немного, но они были, и были достаточно заметны. Попытки бихевиористов свести все поведение человека к результату банальной дрессировки (дали стимул – поощрили нужную реакцию – закрепили желательное поведение) не увенчались успехом.

В конце концов стала формироваться идея психологического поля, в которой была совершена попытка преодолеть противопоставление личности человека и окружающей среды. Наиболее известной стала теория психологического поля К.Левина, которая, в разных интерпретациях, стала основой как для академических исследований поведения человека, так и для психотерапевтического процесса (в первую очередь – в гештальт-терапии).

Идея была такова: не существует никакого противостояния человека и внешнего мира. Человек, его организм – лишь часть единой системы, как на физическом уровне (биосфера), так и на психическом.

В эту единую систему входят три основные составляющие:

а) Организм человека: наше тело и все, что с ним связано: нервная система и ее функции, потребности, эмоции и т.п. Все, что происходит внутри тела, принадлежит организму.

б) Окружающая среда. Это все, что окружает человека в данный момент времени. Здесь важно подчеркнуть: в данный момент, а не вообще то, что существует в природе.

С момента рождения организм напрямую сообщается со средой, более того, младенец себя из этой среды не выделяет. Организм и среда представляют собой неразрывное единство. Однако со временем, по мере взросления, в этом едином психологическом пространстве организм-среда начинает проявляться третья составляющая – личность. Она полностью «искусственна» - то есть изначально в психике ее нет, она создается при помощи родителей и в целом человеческого общества. Личность «вырастает» в пространстве между организмом и средой, и с этого момента начинает выполнять роль границы, буфера. Физическим аналогом личности будут органы чувств, в первую очередь – кожа. Кожа воспринимает воздействия среды, собирает информацию о ней, и передает ее всему организму. На психическом уровне организм взрослеющего человека не в состоянии контактировать с окружающей средой, минуя личность.

в) Личность – это совокупность всех социальных воздействий на человека (семья, дет.сад, другие взрослые и т.д.) и приобретенного личного опыта в процессе взаимодействия организма с внешним миром. Младенец нуждается в информации: что это за мир, какой он: злой или добрый, можно тут доверять другим или нет, как тут с удовлетворением моих потребностей? Внешняя среда (к которой принадлежат и родители) предоставляют непрерывный поток информации в виде ее активности по отношению к младенцу. Растущий ребенок начинает перенимать и вырабатывать свои реакции на эту информацию. Так постепенно формируется личность – как результат организации личного опыта человека во взаимодействии с миром.

Организм, личность и среда образуют общее психологическое поле, которое существует только в настоящем. Границы между ними являются проницаемыми и подвижными, это все – часть единого пространства. Например, границы личности не являются жестко очерченными, они постоянно пульсируют, то сжимаясь, то расширяясь, под воздействием как изнутри, так и снаружи. Например, мы часто распространяем границы личности на предметы, которыми владеем, или даже на стулья, на которых сидим. Если кто-то сядет на «наш» стул, нам это может не понравиться, хотя никаких реальных прав собственника на стул мы не имеем. Наша личность может даже поглотить другого человека, и тогда возникает феномен психологического слияния, проявляющийся в речи: «мы так думаем» (от имени группы), «мы устали» (мама о состоянии ребенка… или о своем? в данной ситуации все спутано)…

Личность становится еще двусторонним фильтром/призмой, в которой отбираются/преломляются потребности организма. Например, ребенка могут научить, что злиться плохо, что всегда нужно стараться нравиться другим людям, чтобы тебя любили. Внешняя среда в виде родителей постоянно подкрепляет эту установку, и на личном опыте ребенок убеждается: да, это верно, так как родители любят меня только тогда, когда я хороший. И личность начинает фильтровать потребности и эмоции, которые возникают в организме. Так, это злость на другого человека? Нельзя, ты должен быть хорошим: завернуть обратно в организм злость. Да, будет болеть голова, или челюсти стиснуты до боли. Зато стратегия работает, я в привычной ситуации и чувствую себя нормально.

Здоровую личность характеризуют относительно проницаемые и подвижные границы, деформированную – непроницаемый и жесткий барьер. Что такое личностная деформация, так называемые «расстройства личности»? С точки зрения теории поля это – специфическая форма организации контакта организма с деструктивной средой. «Параноик» не рождается подозрительным: это процесс взаимодействия организма со специфической (угрожающей) средой приводит к формированию особых личностных фильтров, помогающих организму выживать. Например, человек жил в ситуации постоянной угрозы или же постоянно получал от семьи информацию о том, что никому верить нельзя, кругом враги и бандиты, и всегда нужно быть готовым к неприятностям… Естественным в данной ситуации будет приведение своей психики в состояние постоянной боевой готовности. Даже если угрожающая ситуация исчезнет, личность, утратившая гибкость, по-прежнему будет реагировать на внешний мир как на несущий угрозу. Почему не получается отказаться от этих деформаций? Дело в том, что они в свое время были эффективны, и помоги организму уцелеть во враждебном средовом окружении. А дальше вступает в дело типичная стратегия «коней на переправе не меняют» (даже если они уже дряхлые и тонут). Если что-то было эффективным раньше, то возникает иллюзия, что это будет помогать и впредь, даже если внешняя среда – другая.

Нарциссы, шизоиды, мазохисты, зависимые и другие выделяемые личностные расстройства – это все специфические способы организации жизненного опыта, которые сформировались в такой среде, что только такие вот «подпорки» помогли сохраниться (пусть и в деформированном виде) психике человека. И чем тяжелее внешняя среда, тем более искажена личность, и тем сложнее вернуть личности гибкость (в гештальт-терапии – способность к творческому приспособлению). И уж совсем проблематично что-либо изменить, если среда остается прежней и посылает прежние сигналы организму.

Таким образом, можно нарисовать такую схему психологического поля:

В этом поле идет непрерывный поток информации. В поле существуют разные полюса напряжения. Человек, переживающий одиночество ( - ) осознано или неосознанно ищет во внешнем мире то, что способно разрядить это эмоциональное напряжение (+) (Курт Левин называл это свойство внешних объектов удовлетворять соответствующую потребность валентностью). Если потребность удовлетворяется адекватно, то напряжение в этом участке поля временно спадает (т.к. нельзя удовлетворить потребность раз и навсегда), но существуют и другие полюса напряжения, поэтому процесс непрерывен. Если же во внешней среде никак не получается найти адекватный объект (фигуру) для удовлетворения, то, чтобы избежать этого постоянного сильного напряжения (фрустрации), можно попытаться найти суррогат, временно снижающий острую неудовлетворенность. Эмоциональный голод тогда можно попытаться заглушать едой, например. Напряжение не уходит, но становится не столь сильным. Так формируются ситуации ослабленного, но длительного хронического напряжения. А теперь представьте, что таких суррогатных способов – много. Сколько же психического напряжения скопится, и как будет реагировать организм (тело) на него…

А в чем дело-то? Почему с возрастом так трудно становится находить во внешней среде адекватные фигуры/объекты для удовлетворения потребностей? Как я уже упоминал выше – дело в личности. В чужих установках; в собственном травматичном жизненном опыте; в деформирующем влиянии среды – все это концентрируется в психике, в личностной структуре (подробнее о внутренних барьерах – см. здесь).

Таким образом, психологическое поле – это напряженная система непрерывного взаимодействия человеческого организма и внешней среды, преломленная через призму человеческой личности. Поле существует только в настоящем времени, прошлое и будущее имеют значение только тогда, когда влияют на процессы, протекающие сейчас.

Идея поля приводит к мысли о том, что, если вносить изменения во внешнюю среду, то организм тут же будет на них реагировать, правда, не непосредственно, а через личностный фильтр. Идея, крайне благодатная и для академической психологии, и для психотерапии. Например, можно в одной и той же экспериментальной ситуации постоянно менять одну-две переменные, саму ситуацию оставляя прежней, и наблюдать, как меняется поведение человека.

Вот пример простого научного эксперимента с психологическим полем:

В 1965 году Левенталь, Синегр и Джонс провели такой эксперимент (цит. по Л.Росс, Р.Нисбетт «Человек и ситуация» М., 1999). Они имели дело с известной проблемой претворения благих намерений относительно рекомендуемых медицинских мероприятий в конкретные и эффективные действия. Все их испытуемые были студентами старших курсов, с которыми была проведена беседа о риске заболевания столбняком и важности вакцинации. Далее им было сообщено, куда они могут обратиться за прививкой. Письменное анкетирование показало, что беседа оказала очень значительное влияние на изменение убеждений студентов (по их же словам). Тем не менее только около 3% решились сделать себе инъекцию вакцины. Однако если испытуемым, прослушавшим ту же беседу, давали карту студенческого городка с помеченным на ней зданием медпункта и просили пересмотреть свой недельный график, определив конкретное время для вакцинации и маршрут до медпункта, то количество студентов возрастало до 28%. По терминологии К.Левина, был добавлен «канал», через который намерения могли бы претвориться в действия.

Из эксперимента следует, что, если вносить даже незначительные изменения во внешнюю среду, то они изменяют и поведение людей. И действительно, психологи стали проводить разные эксперименты с поведением людей в той или иной среде в строго определенной ситуации, периодически меняя только те или иные условия. Например, один и тот же эксперимент (но с разными людьми) сначала проводите утром, а потом – вечером. Результаты – меняются. Если у вас сломалась машина на безлюдном шоссе, то шансов, что проезжающие мимо немногочисленные машины остановятся и помогут, больше, чем на оживленной трассе. Причем шансы эти возрастают ближе к вечеру, а утром на помощь можно даже и не рассчитывать. Меняется только фактор среды…

Но если бы поведение человека было бы полностью обусловлено внешней средой, то в приведенном эксперименте откликнулось бы значительно больше, чем 28%. Почему не пошли остальные 72%? Предполагать можно очень много, так как психологическое поле, как мы помним, включает в себя ВСЁ, что может как-то повлиять на поведение человека. Это и личностные убеждения (предубежденность против прививок, прошлый негативный опыт и т.п.), и факторы среды, и потребности организма.

Помню пример Л.Выготского: люди стоят на остановке и ждут трамвая. Внешняя ситуация для всех одинаковая, но внутренне они ее переживают очень по-разному. Почему? Кто-то опаздывает (элемент внешней среды) и очень нервничает, так как начальство будет недовольно (еще один элемент внешней среды), а сам работник очень боится гнева начальства как такового (личностная черта) и еще того, что его уволят (личностная черта). При этом у него повышается потоотделение и сердцебиение (реакция организма). Другой может тоже опаздывать, но ему все равно – уволят его или нет… И так далее – почти бесконечное количество точек напряжения или расслабления психологического поля в конкретный момент времени…

Академические исследования четко показывают одну закономерность: поле влияет на человека вне зависимости от его сознания. Хотим мы этого, или нет, но обмен информацией между организмом и средой происходит в каждую секунду, а сознание не обладает таким быстродействием, оно выхватывает лишь капли из этого потока. И организм начнет подстраиваться под изменения среды, даже если мы этого не замечаем (знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент Ф.Зимбардо это иллюстрирует очень наглядно). Личностные особенности корректируют эти изменения, но в разной степени. Курт Левин называл поведение человека, полностью или почти полностью определяемое внешней средой «полевым поведением». Люди с «полевым поведением» очень сильно зависят от воздействий поля, и тот, кто умеет им манипулировать, легко сможет манипулировать поведением других людей. Только относительно небольшое число людей способно осознать влияние поля на собственное поведение в тот самый момент, когда оно осуществляется, и, опираясь на собственные представления и ценности, сознательно внести изменения в реакции организма (в конце концов личность тоже обладает своей активностью). Например, выйти из агрессивной толпы еще до того, как она начала все крушить; сознательно остановить себя в момент нарастающего конфликта, когда наготове все типичные автоматические реакции и поступить нестандартно, и т.д. Задним числом мы все горазды менять поведение…

В психотерапии объектом внешней среды, который может оказывать воздействие на организм, выступает психолог/психотерапевт или же целая группа людей. Возьмем человека с нарциссическим способом контакта с внешним миром. Он привык обесценивать окружающих людей, подмечать их слабости, возвеличивать себя – все для того, чтобы заглушить переживания стыда и собственной ничтожности, которые он получил в детстве, когда его личность только формировалась (и в итоге сформировалась вокруг этого стыда, вырабатывая механизмы его смягчения). И одной из главных стратегических задач в психотерапии – добраться до этого переживания стыда и «убедить» нарцисса в том, что и он сам – не ничтожество, и что другие люди вовсе не стремятся его унизить и уничтожить. А ведь это, чаще всего, травматичный опыт его детства. Слова и убеждения здесь не работают, они направлены на личность. «Работает» здесь непосредственный психоэмоциональный контакт двух человек или человека и группы, когда организм получает совершенно новый, непривычный (и от этого нередко страшный) опыт взаимодействия с внешней средой. Опыт этого контакта в непривычном психологическом поле оказывает трансформирующее влияние на личность, способствуя созданию новой ее структуры.

Проблема в том, что сам клиент-нарцисс является для психолога или для группы фактором внешней среды, и сам – всеми своими стратегиями обесценивания – активно влияет на создание общего психологического поля в системе «психолог-клиент» или «человек – группа». Он воздействует на людей, провоцируя привычные для него реакции, трансформируя психологическое поле в привычное для него. Слабости психолога будут подмечены, недостатки расфасованы по соответствующим категориям в сознании, и в нужный момент, когда психолог начнет угрожать сложившейся структуре личности, будет нанесен удар. Если терапевт выдержит его и выдаст нетипичную реакцию, то для клиента изменится одна из составляющих поля: внешняя среда вдруг стала другой. Непонятной, такой, в которой привычные защитные механизмы личности не работают… И тогда либо бежать, сбегать из терапии (что бывает чаще всего), либо - если контакт терапевта и клиента уже достаточно прочен – личность (помимо всякого сознательного усилия) начнет искать новые способы обходиться с новой для нее реальностью. Добро пожаловать в новое поле…

Два человека, общающихся друг с другом, создают свое, особенное поле. Оба друг для друга выступают как факторы внешней среды, которые удовлетворяют потребности друг друга. «Между ними искрит» - говорим мы, фактически подразумевая степень напряженности (со знаком + или -) психологического поля между двумя. Если человек не удовлетворяет какую-либо нашу потребность, то всякое общение прекращается, человек выпадает из поля. Поэтому, если мы направо и налево говорим о равнодушии к чему-либо или к кому-либо, но упорно сами возвращаемся к этому, то, получается, мы пытаемся удовлетворять в имеющейся ситуации какую-либо свою потребность. При этом – неадекватно, если напряжение в этой точке психологического поля не спадает.

Поводя итог изложению своего понимания психологической теории поля, можно отметить следующее:

1. Наша личность и сознание – частный элемент психологического поля, и поэтому полностью сознательный контроль своего поведения невозможен, и часто то, что мы считаем полностью своим поведением, обусловлено изменением поля. Попытки объяснить поведение человека только его личностными особенностями обречены на неудачу.

2. Подлинные личностные изменения могут происходить, исходя из теории поля, через два пути: приобретение нового, трансформирующего опыта контакта с внешней реальностью (олицетворяемой, в первую очередь, другими людьми) или же через осознание собственных потребностей и специфических способов их удовлетворения, запечатлевшихся в личностной структуре. Все это возможно только при реальном контакте с другим психологическим полем, что приводит к созданию общего трансформирующего пространства.

Такие вот у меня соображения. Если будут свои идеи – как от психологов, так и просто от относительно далеких от психологии людей – буду рад ознакомиться.

Источник

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»