16+
Выходит с 1995 года
23 июня 2024
«Некогда прикидывать…»

Доктору психологических наук, ведущему научному сотруднику Психологического института РАО, обладателю многочисленных регалий и наград, слепоглухому Александру Васильевичу Суворову 3 июня исполнилось 60 лет. По случаю этого юбилея 4 июня в ПИ РАО был организован Круглый стол под названием «Человечность как фактор саморазвития личности», на котором было объявлено, что руководство института представило Суворова к Золотой медали Российской академии образования. Судьба Суворова не типична для слепоглухого человека. Его имя ныне стоит в ряду с мировыми именами слепоглухих – американки Элен Келлер и русской Ольги Ивановны Скороходовой. Как человек без зрения и слуха сумел достичь таких высот?

- Александр Васильевич, здравствуйте! С юбилеем! Первый раз услышала про Вас, когда ваша четверка слепоглухих поступала в МГУ. В то время это преподносилось как сенсационный эксперимент. Какова была цель эксперимента?

- Да, мы учились в МГУ на психологическом факультете с сентября 1971 по июнь 1977 года. Мы - это Юрий Лернер, Наталья Корнеева, Сергей Сироткин и я. Слепоглухие до нас получали высшее образование поодиночке (Элен Келлер в США и Ольга Ивановна Скороходова в СССР). А тут сразу четверо. Повторено ли это где-либо, не знаю. Вряд ли.

Александр Иванович Мещеряков, заведующий лабораторией обучения и изучения слепоглухих НИИ дефектологии АПН СССР, говорил: «Никакого эксперимента нет! Просто мы хотим, чтобы вы получили высшее образование, и затем помогали своим младшим товарищам подниматься до вашего уровня». Возможно, был контекст идеологического соревнования с капитализмом – как же, «социалистический гуманизм». На самом деле наши учителя руководствовались просто гуманизмом, просто человечностью, просто любовью, без нелепых уточнений, социалистической или капиталистической, христианской, мусульманской или буддистской…

- Какая была тема Вашей дипломной работы? Какую специальность по диплому Вы получили? Оправдали ли Вы её?

- Что-то про воображение, не помню формулировки. Сравнил несколько теорий воображения, присоединившись к той, которую развивал в своих эстетических работах мой духовный отец и научный руководитель, доктор философских наук, Эвальд Васильевич Ильенков. В дипломе записана специализация: детская психология, преподаватель детской психологии. Эту специализацию я полностью оправдал в течение жизни…

- Кем Вы работали после окончания университета?

- Младшим научным сотрудником в лаборатории теоретических проблем психологии деятельности НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (ныне Психологический институт РАО). После защиты кандидатской диссертации в 1994 году я перешел в научно-исследовательскую группу психологии общения и реабилитации личности, которую тогда возглавлял академик А.А.Бодалёв, ныне академик возглавляет Н.Л.Карпова. Она-то и затеяла мой юбилейный Круглый стол. Через два года защитил докторскую диссертацию, а через полгода после ее защиты перешел в университет Российской академии образования.

Сейчас у меня место основной работы – Московский городской психолого-педагогический университет с 1 сентября 2006 года. В группе Н.Л.Карповой с декабря 1996 года числюсь на пол-ставки, но это формально. А фактически – это мой родной научный коллектив, в котором я чувствую себя полностью востребованным. Хотя и в МГППУ грех жаловаться на невостребованность.

- Сейчас, спустя годы, как Вы считаете -  эксперимент себя оправдал? Нужен ли подобный для слепоглухих сейчас?

- Мы получили высшее образование. Все четверо более-менее удачно нашли себя в жизни. Какое еще «оправдание» нужно «эксперименту»? Доказано, что некоторых слепоглухих можно обучать вплоть до ВУЗа. Им, как в моем случае, доступна академическая карьера. Конечно, для их обучения нужны специальные условия, особая поддержка. Но то, что в МГППУ, как и в другие ВУЗы, каждый год поступают на разные факультеты студенты–инвалиды – это тоже результат нашего «эксперимента». В этом никто уже не видит ничего особенного. И, разумеется, никакого сомнения, высшее образование должно быть доступно всем, кто способен его получить. Среди слепоглухих таких немного… Поэтому и сомневаюсь, что наш эксперимент где-либо повторён. Всё же высшее педагогическое образование получили две выпускницы Сергиево-Посадского детдома Ирина Галебская и Елена Лысенко. Теперь они в нем же работают воспитателями. Обеих я знал подростками. Они ездили со мной в детские оздоровительные лагеря.

- Чем конкретно Вы занимались всю свою жизнь? Ваши главные итоги жизни?

- Бррр… Впору отвечать на такие вопросы на Страшном суде. Чем конкретно занимался? Служил человечеству. А если бы спросили вас, чем вы конкретно всю жизнь занимались? Сумели бы ответить, да не списком, а одной итоговой фразой? Ну-ка? Журналистикой? Вряд ли это исчерпывающий ответ. В конце концов, исчерпывающим оказался бы самый абстрактный. То есть неконкретный: вы жили. Вот и я жил. Старался жить, а не прозябать. И чтобы именно жить, а не прозябать, всю жизнь решал, с переменным успехом, проблемы конкретной человечности. Кстати, обе мои диссертации – и кандидатская, и докторская – восходят к подготовительной рукописи примерно в тысячу машинописных страниц, которая так и называется «Проблемы конкретной человечности». Вот этим я всю жизнь конкретно и занимался.

Итоги? Вы были на моем юбилейном Круглом столе. Сами видели всё. Сама мысль о том, что я где-то есть на этом свете, некоторому значительному числу людей помогает жить… Именно жить, а не прозябать. Они мне сами об этом пишут. Посмотрите мой сайт. Там все главные итоги жизни. А не все, так постепенно появятся недостающие. Да и мой названный сын – Олег – ещё какой итог жизни!

- На Круглом столе почти четыре часа вам переводил очень симпатичный молодой человек. Олег Гуров - его представили как Вашего приемного сына и назвали Вашей «радостью, опорой и надеждой». Как Вы нашли друг друга?

- С Олегом я познакомился 12 лет назад, когда ему было неполных 14 лет, через основателя и руководителя детской экологической экспедиции «Тропа» Ю.М.Устинова. Мне рассказали, что Устинов каждое лето с другими ребятами прокладывает тропы и водит ребят в горы, поэтому организация так и называется «Тропа». Среди прочих «Тропа» осуществляла и программу по усыновлению некоторых ребят. Я признался Устинову, что хотел бы усыновить, но вряд ли…

С Олегом мы сначала переписывались. Потом Устинов привез двух ребят, в том числе и Олега, в Москву на осенние школьные каникулы. В день приезда они были у меня в гостях, тогда мы с Олегом в последнее воскресение октября 2001 года встретились впервые лично.

В феврале 2002 в одном из писем Олег написал, что я у них на «Тропе» первый кандидат на лозунг: "А слабо провести по горам без травм!" С 9 мая по 3 июня 2002 года состоялась моя первая командировка в Туапсе. Цель была – изучение педагогики «Тропы». Все три недели мы с Олегом были вместе. Он меня тренировал перед походом в горы на крутых улочках Туапсе. В горах мне было нелегко. Иной раз прижимался к стволу дерева и долго не мог оторваться от него, чтобы идти дальше. Но Олег сумел осуществить заданную программу провести меня по горам без травм, не считая чуть–чуть подвернувшейся ноги.

Другая программа «Тропы» была такова: усыновитель приезжает на «Тропу», вместе работает и живет с ребятами. Таким образом, выясняется, насколько усыновитель и будущий приемный сын личностно подходят друг другу. Вот примерно через это мы с Олегом и прошли.

К концу командировки я серьезно задумался о том, в какой мере я готов взять на себя ответственность за этого мальчика. Ведь я был ещё единственным кормильцем своих больных сестры и брата. А ответственность надо было брать на себя не только моральную, но и материальную, иначе - сплошное лицемерие. И я для себя ещё в том мае решил, что готов нести любую ответственность, какую понадобится. Оформлять ничего не требовалось. Олег стал не приёмным, а названным моим сыном. Как в книжках бывают названные братья-побратимы.

Не верится, что это было всего одиннадцать лет назад. Как я в нынешнем своём состоянии карабкался бы в горах? Ведь и тогда - с опорной тростью, а порой - на костылях.

(От автора: Ныне к отсутствию зрения и слуха у А.В. прибавилось отсутствие чувствительности ног. Передвигается на четырехколесных ходунках).

Прошло еще немало времени, пока я смог перетащить Олега из Орловского университета в МГППУ, оформить ему бессрочную прописку у меня в квартире. С тех пор мы живем вместе. Олег стал моим официальным попечителем, помогает в качестве лаборанта-ассистента по работе. Сам же профессионально определился как фотохудожник. Ведет, как может, хозяйство.

А к родственникам в Самару Олег ездит регулярно. И они у нас в гостях бывают. И ничуть не против, что я называю Олега "Сынок". Гордятся, что он мой попечитель и ассистент. Словом, нормальная семейная жизнь.

Я считаю этого мальчика самой большой наградой за весь прожитый жизненный путь. Мама перед смертью беспокоилась, как я буду один без неё. Ну вот, я – не один, я – с Олегом.

- Какое счастье, что вы нашли друг друга! Применимо ли к Вашей судьбе крылатое выражение вашего полного тезки русского полководца: «Тяжело в ученье, легко в бою»?

- Если жизнь – «бой», то не до громких фраз. В бою некогда прикидывать, легко или тяжело.

Примечание автора: В «Википедии» дана полная биография А.В.Суворова, описана его научная деятельность и огромнейший список научных трудов.

Александр Суворов и Олег Гуров (фото автора).

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»