16+
Выходит с 1995 года
28 мая 2024
Эссенциальные и экзистенциальные основания в стремлении человека быть самим собой

Под воздействием психологического просвещения или в результате собственных размышлений все больше людей приходят к убеждению о важности оставаться самим собой. Стремясь достигнуть согласия с собственным внутренним миром, каждый человек пытается осознать свои врожденные особенности и открывающиеся благодаря им возможности. Мы стараемся определять свои главные ценности и желания, опираемся на свои сильные и слабые стороны, ставим цели и, преодолевая препятствия, идем к их достижению. Становится заметно условное деление на две группы факторов, имеющих разную природу, но в равной степени оказывающих влияние на формирование собственного жизненного пути. Вдохновленный желанием быть самим собой человек руководствуется двумя подходами: стремится реализовать свой потенциал — то, что заложено в него от природы, а также откликается на вызовы и условия социальной среды, осуществляя выборы и преодолевая препятствия на пути решения жизненных проблем.

В хаотичном, информационно неспокойном мире определить свой истинный жизненный путь и оставаться верным своим интересам совсем не просто. На индивида воздействуют большое количество факторов окружающей среды, общество задает нормы и образы, формируя у человека стереотипы и установки, которые в ряде случаев приводят к образу жизни «плыть по течению», делая призрачной возможность быть самим собой.

Говоря о двух подходах, на которые полагается человек в потребности реализовывать свою индивидуальность, мы имеем в виду эссенциальное основание, когда человек обращается к своей внутренней природе, и экзистенциальное основание, когда человек осуществляет поиск смыслов и оказывается перед проблемой выбора. Отразим наш интерес к поставленной проблеме посредством теоретического анализа.

Идеи эссенциализма были обозначены ещё в античные времена. Так, Аристотель отмечал существование единой неподвижной сверхчувственной субстанции, которая в то же время первоначало, чистый акт, главная целевая причина, обуславливающая стремление бытия к совершенствованию. Он же писал, что сущность человека движима потенциями — силами, необходимыми для осуществления акта действия, в том числе и для совершенствования своих умений, что подразумевает изменение человека, раскрытие его потенциала [3]. Развивает идею эссенциализма Гегель, уделяя особое внимание предрасположенности и потенциалу человека, наличию в человеке незыблемой сущности. Гегель отрицал агностицизм и непостижимость объективной реальности субъективным восприятием людей. Он считал, что человеку важно примириться со своей эссенциальной природой, и тогда, приняв свою сущность, индивид становится уравновешен пониманием конкретного ожидаемого будущего, не отчуждая возможность выбора, а контролируя изменения своей жизни согласно пути развития своей личности [3].

Эссенциальный подход детерминирует себя множеством дефиниций, и понятием «самореализация» в том числе. Так, психологи-гуманисты Курт Гольдштейн, Карл Роджерс, Абрахам Маслоу и др. рассматривают самореализацию как исполнение природной сущности индивида, врожденного свойства, позволяющего раскрыть природные задатки человека, определить его развитие и становление как личности посредством реализации потребностей различного уровня. Ближе к середине 20 века Гольдштейн сформулировал понятие «самоактуализация» как особое настроение сознания, когда на первый план выходят потребности в творческой реализации, раскрытии своих способностей, высвобождение возможностей [8]. Кроме того, Гольдштейн определял самоактуализацию как способность включать процесс «выравнивания энергии» в организме и объяснял, что воздействия внешней среды приводят к нарушению распределения энергии, после чего происходит стремление вернуться в состояние «центрирования организма», в котором человек действует наиболее эффективно и способен совершенствоваться согласно своей природе.

Концепцию самоактуализации, опираясь на труды Гольдштейна, развивал Роджерс. Человеко-центрированная концепция Роджерса полагается на существующую в каждом живом организме актуализирующую тенденцию — тенденцию расти, развиваться, реализовывать весь свой потенциал. Кроме того, Роджерс отмечал, что человеку в стремлении к Я-настоящему важно полагаться на Я-концепцию и иметь представления о Я-реальном, о Я-идеальном, а также о том, какой Я для других, не отрицая в эссенциальном поле значение социума для человека [9].

Будучи учеником Гольдштейна, Маслоу, обращаясь к сущности человека и развитию в человеке собственного потенциала, пытался структурировать понятие самоактуализации и сформулировал признаки самоактуализирующейся личности. И среди прочих признаков мы встречаем такие, как восприятие действительности, свободное от влияния стереотипов, предрассудков, интерес к неизведанному, принятие себя и других такими, какие они есть, спонтанность проявлений, простота и естественность, чувство общности с человечеством в целом, готовность учиться и др. Маслоу отмечал, что понятие «самоактуализирующиеся люди» описывает не людей, а идеальный предел, к которому они приближаются [6]. Маслоу рассуждал, что у людей, способных к осуществлению актуализирующей деятельности, существует баланс между дуалистическими чертами: разумом и чувствами, социальностью и интровертивностью, обязанностями и удовольствием, созерцанием и действиями и так далее. Отсюда ясно, что такая личность должна быть способна к осознанию черт, присущих ее самости.

К слову, не только в гуманистической парадигме описывали эссенциальные идеи. Так Карл Густав Юнг в самости видел потенциал для интеграции общей личности и говорил, что самость — это конгломерат души. Также Юнг выделял индивидуацию как основное содержание и задание психической жизни. С позиций глубинной психологии Юнг рассуждал, что индивидуация представляет собой достижение психической целостности в ходе постепенной интеграции бессознательного в сознание, включающей борьбу с «тенью», которая состоит из неприемлемых для идеального «Я» собственных склонностей и качеств. Он, как и Гегель в свое время, писал о необходимости примирения со своей сущностью, для открытия возможностей к еще большему совершенствованию. По мнению Юнга, бессознательное при определённых условиях способствует смене установок психики на более адаптированные и ведет к актуализации центрального архетипа самости — потенциального центра целостной личности [16]. В продолжение затронем индивидуальную психологию Альфреда Адлера, который отстаивал принцип целостности и творческой направленности к самосовершенствованию. Адлер вводит понятие, опираясь на латинское слово individuum, означающее сущность, которую невозможно разделить. По убеждению Адлера, главное требование в индивидуальной психологии состоит в том, чтобы доказать это единство в каждом индивидууме: в его мышлении, чувствах, действиях, так называемом сознании и бессознательном, в каждом проявлении личности [8].

Обратимся к Гордону Олпорту, который, объединяя разные психологические направления, стремился структурировать теорию личности всё же скорее с позиций идей эссенциализма. Олпорт выделил два подхода: номотетический, заключавшийся в описании психических явлений по общим закономерностям, и идеографический, стремящийся описать индивидуальное уникальное своеобразие психики. Отсюда, Олпорт пишет, что сравнивать людей можно лишь по общим чертам, но с большей глубиной характеризовать человека будут идиосинкратические черты. Этими чертами Олпорт называет индвидуально своеобразные особенности поведения, но не имеющие аналогов у подавляющего большинства других людей, хоть и определить эти черты гораздо сложнее, нежели общие черты. Отходя от понятия «самость» и «Эго», Олпорт вводит схожий термин «проприум», один из важных аспектов которого — самопознание и самовыражение на протяжении всего жизненного пути [7].

Уделяя много исследовательского внимания сущности человека, Антонио Менегетти определяет внутреннюю сторону человека — Ин-се. Ин-се — это энергетическое ядро, образующееся собственной волей и проявляющее себя во всех физических и психических процессах организма. Ин-се (сущность в себе) предполагает «код», который назначен человеку природой [13]. Соответственно, будучи в согласии со своей внутренней природой, человек окажется на верном пути в стремлении быть самим собой.

Гуманистическое направление эссенциальных воззрений отечественной психологии уделяло особое значение потенциалу человека и во многом опиралось на культурно-исторический подход. Говоря о возможностях человека, А.Н. Леонтьев писал: «Главное — обратить внимание на внутренние ресурсы личности, на её способность к самосовершенствованию и самораскрытию, на её потенциал, а не только на её дефекты и отсутствие». При этом ученик Л.С. Выготского считал культуру ключевым компонентом, определяющим деятельность, мотивы и ценности субъекта, а потенциал личности — феноменом, который раскрывается в социальном мире [2].

В современной отечественной гуманистической школе эссенциального толка обратим внимание на идеи А.Б. Орлова, который в отношении стремления человека быть самим собой прибегает к понятию аутентичности. Понятие «аутентичность» А.Б. Орлов исследует как соответствие сущности и личности человека, акцентируя, что человек состоит из двух частей: сущности и личности. При этом сущность — это то, что является для человека собственным. Личностью является то, что пришло извне, чему он научился, что в нем отражается, так называемые следы внешних влияний [8].

Неизменно внутренняя сторона человека вступает в отношения с внешними факторами, с условиями, в которых развивается человек, с требованиями социального мира.

Известный тезис «существование предшествует сущности», провозгласил экзистенциалистский подход, подменив существующий эссенциалистский [10]. Обращаясь к проблеме Я-настоящее, экзистенциалисты в том числе исследуют феномен самореализации, подразумевая деятельность, направленную сначала на осознание личностью своих возможностей, целей и намерений, а затем на их дальнейшее воплощение в жизнь. Датский философ Сёрен Кьеркегор ввел понятие «экзистенция» как осознание внутреннего бытия человека в мире. Под экзистенцией философ понимает подлинное существование, предполагающее выход из состояния подавленности обществом, сознательный выбор и ответственность за него, приводящее к нахождению самого себя. При этом, Кьеркегор сформулировал три стадии восхождения человека к подлинному существованию: эстетическая, этическая и религиозная. Кьеркегор критиковал взгляды Гегеля, для которого личность — это средство, которым человек пользуется для достижения своих целей. Кьеркегор же, отстаивая экзистенциальные взгляды, считал, что слиться с безликой всеобщностью значит отрицать личную ответственность и подлинное существование. Кьеркегор считал, что в своем существовании человек изначально несчастен и наполнен переживанием страха, бессмысленности, тревоги. Именно отчаяние и ужас, по Кьеркегору, открывают человеку его же подлинность, вынуждая искать пути, ведущие к единственному верному существованию [5]. Так, позже Карл Ясперс говорил о пограничных ситуациях, которые «нельзя, обойти, перепрыгнуть». Это ситуации борьбы, преодоления, страдания, переживания вины, болезни, смерти, в которых человек, как правило, одинок. Но именно в таких пограничных ситуациях человек проявляется, «просветляется» его суть — экзистенция. Пограничные ситуации в том числе ставят человека перед выбором, способствуют обнаружить истину и помочь человеку в его стремлении стать «самим собой» [18].

Согласно философии Мартина Хайдеггера, человек представляет собой бытие-в-мире, а подлинность существования раскрывается через единство человека и мира. Хайдеггер вводит термин «подлинность», давая определение Dasein, и пишет: «Dasein всегда делал некоторого рода выбор способа бытия собой». В своём труде «Бытие и время» Хайдеггер отразил, что подлинность, или аутентичность, — это возможность самоопределения человека как существа, которое делает себя само в социальной реальности и в мире идей. По Хайдеггеру, человек, понимающий свои возможности, активно действующий и творческий, следует к своей экзистенциальной подлинности, в то время как человек, пассивно существующий в мире повседневности, находится в модусе падения [14].

Один из ведущих представителей экзистенциализма Жан-Поль Сартр полагал, что человек есть субъект, способный осознавать и выстраивать свой жизненный процесс, осуществляя целенаправленную работу над собой. Сартр утверждал, что человек изначально лишен какой-либо природы, определяющей его личностное бытие. Человек является таким, каким он сделает себя сам. Согласно Сартру, человек — это проект, и он сам выбирает, каким стать, все его решения определены им самим, а возможность создавать себя сохраняется всю жизнь [11]. Но создавать себя значит сохранять состояние целенаправленной активности и борьбы. «Экзистенциальный» человек — это «Человек бунтующий» — так считал Альбер Камю, говоря о постоянной потребности человека сражаться с абсурдностью существования и заключая, что жизнь человека, в сущности, бессмысленна. Камю описывает «постороннего» миру человека, отказавшегося от строгих, лишающих свободы правил и норм, которые накладывало на него общество и культура. Закономерным для Камю исходом для такого человека является отчуждение, отчаянье, страдание, одиночество. Выход он видит в примирении с реальностью под фактом того, что итог для каждого одинаков — смерть [5]. Через примирение с реальностью человеку станет возможно обнаружить в ней самого себя.

В свою очередь, Виктор Франкл, психиатр и экзистенциальный психолог, писал о необходимости обретения смысла во всем, распространяя эту меру даже на неудачи. Страдание, скорбь и раскаянье позволяют обрести осознание случившегося, понять для себя ценность, найти пути действия — вот смысл несчастья. На этих убеждениях Франкл основывает логотерапию, которая способствует не только обнаружению смыслов произошедших событий в жизни человека, но и выявлению собственных личностных черт и экзистенциальных возможностей на пути к настоящему Я.

Заметим, что экзистенциальные возможности человека в своих трудах описывал психиатр и психоаналитик Леопольд Сонди. Судьбоанализ, предложенный Сонди, рассматривает человека, который на вершине своего становления должен осознать собственные экзистенциальные возможности и с «нарциссической вершины Самости спуститься к человечеству». Сонди вводит понятие навязанной судьбы, обусловленной шестью факторами: наследственностью, бессознательным, социальным окружением, временем, в котором живет индивид, сознательным и божественным духом» [12]. Последнее дает человеку силы, которые должны быть в равной степени распределены на остальные вышеперечисленные сферы, в противном случае человек становится зависим от навязанной судьбы, уходя от возможности быть самим собой.

Ирвин Ялом считает, что человек в своём становлении вступает в конфронтацию с «четырьмя конечными данностями»: со смертью, свободой, изоляцией и бессмысленностью (отсутствием готового смысла). Отрицание обозначенных данностей или использование других защитных механизмов в соответствующих конфликтах в значительной степени отдаляют человека от собственной истинности, а значит, от подлинного проживания и возможности быть самим собой. Но человек, действующий осознанно на пути к поставленной цели, по мнению Ялома, имеет смысл. И этот смысл в стремлении к достижению и выполнению заданной цели [17].

Основные вопросы экзистенциализма — вопросы смысла жизни, выборов, свободы и ответственности за них — обсуждались и среди отечественных экзистенциалистов, преимущественно, основываясь на религии. Так, Н.А. Бердяев отводил свободе, как обуславливающей человеческую личность, особую важность. Однако Бог в понимании Бердяева скорее являет собой всемогущество Воли, лежащей в основе всякого бытия, законов существования человека и мира. Человек творит мир, который находится вокруг него, и творит в то же время и самого себя, что, по мнению Бердяева, выступает актом искупления греха. При этом Бердяев считает важным интересоваться человеку самим собой, задавать самому себе вопрос «кто Я?» и искать ответы на него посредством процесса самопознания [1]. Оказавший влияние на Н.А. Бердяева русский писатель экзистенциального толка Ф.М. Достоевский в своём творчестве поднимает проблемы выбора, смыслов, свободы, становления личности, осознания, принятия ответственности за поступки, одиночества, страха, милосердия и др., которые, несомненно, переживают и его герои, и сам читатель, продолжая размышления внутри себя. Достоевский учит, что у человека в поиске самого себя сохраняются способность экзистенциального осмысления и возможность духовного развития, дающие шанс на изменение и совершенствование самого себя. Обратимся здесь к словам Ф.М. Достоевского, он писал: «Сделаться человеком нельзя разом, а надо выделаться в человека…» [4].

Итак, нами сделана попытка несколько подробнее представить эссенциальные и экзистенциальные основания в стремлении человека к собственному Я. Заданная природа человека, его внутренний потенциал и предрасположенности представляют собой некоторый зачин для индивидуальной жизненной истории. Социальный мир, в свою очередь, предоставляет человеку богатство выборов и массу возможностей для раскрытия собственного потенциала. Путь человека к себе настоящему становится возможным через свои истинные стремления, задаваемые внутренней природой, осознанные решения и выборы, за которые сам человек способен брать на себя ответственность. Что значит быть самим собой? Это особая непростая внутренняя деятельность, которая предполагает честное отношение с самим собой, принятие самого себя и следование своим настоящим потребностям, интересам и целям [15]. Осознав же ценность быть самим собой, человеку важно полагаться в равной степени на оба подхода, принимая их взаимообусловленность и неразрывную связь в контексте личностного становления.

Литература

  1. Букреев В.П. Понятие свободы в русском экзистенциализме Н.А. Бердяева // Социально-гуманитарные знания. 2011. №7. С. 64-69.
  2. Вачков И.В., Храмова Т.К. Аутентичность как условие самореализации личности в период ранней взрослости // Актуальные проблемы психологического знания. 2021. №1-2(55). С. 17-23.
  3. Гуревич П.С. Основы философии. М.: Гардарики, 2004. 438 с.
  4. Достоевский Ф.М. Дневник писателя. М.: Азбука, 2022. 1056 с.
  5. Латышева Ж.В. Экзистенциально-личностный аспект трансцендирования в философии С. Кьеркегора // Система ценностей современного общества. 2011. №18. С. 9-11.
  6. Леонтьев Д.А. Абрахам Маслоу в XXI веке // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2008. Т. 5, №3. С. 68-87.
  7. Леонтьев Д.А. Гордон Олпорт — архитектор психологии личности // Психологический журнал. 2002. Т. 23, №3. С. 23-30.
  8. Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека: парадигмы, проекции, практики. М.: Академия, 2002. 272 с.
  9. Роджерс К.Р. Становление личности: Взгляд на психотерапию. М.: ИОИ, 2017. 240 с.
  10. Саркарова Н.А. Становление экзистенциально-феноменологической онтологии Жан-Поля Сартра // Kant. 2019. №4(33). С. 179-183.
  11. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто. Опыт феноменологической онтологии. М.: АСТ, 2017. 928 с.
  12. Соловьев Г.Е. Судьбоанализ Леопольда Зонди / Г.Е. Соловьев // Вестник Удмуртского университета. Серия Философия. Психология. Педагогика. 2005. №9. С. 35-45.
  13. Токарев Я.В. Личность Антонио Менегетти и онтопсихология // Человеческий фактор: Социальный психолог. 2023. №2(46). С. 182-216.
  14. Хайдеггер М. Бытие и время / Пер. с нем. В.В. Бибихина. Харьков: Фолио, 2003. 503 с.
  15. Храмова Т.К. Феномен аутентичности в практической психологии: подходы и противоречия // Человек. Социум. Общество. 2023. №13. С. 37-44.
  16. Юнг К.-Г. Персона // Психология самосознания. Хрестоматия / Под ред. Д. Я. Райгородского. Самара: БахраХ-М, 2007. С. 534-564.
  17. Ялом И.Д. Как я стал собой. М.: Эксмо, 2018. 384 с.
  18. Ясперс К.Т., Бодрийяр Ж. Призрак толпы. М.: Алгоритм, 2018. 304 с.
В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»