16+
Выходит с 1995 года
15 апреля 2024
Реализация системы профилактики школьного буллинга в Белгородской области

Введение

Буллинг — психологическое или физическое давление, насилие, прессинг, третирование, запугивание, травля индивидуума другим индивидуумом или группой в ситуации, когда жертва не может себя защитить [4].

Целью подобных действий является физический или психологический террор для запугивания и подчинения себе индивидуума (жертвы), который по разным причинам обладает меньшим ресурсом или возможностями, чем буллер (обидчик), причем чаще всего психологическая составляющая поведенческой мотивации буллера является приоритетной по сравнению с материальной — для обидчика важнее унижение жертвы, чем вещественная выгода [3, с. 5].

Предпринимаемые специалистами усилия происходят на фоне возрастающей агрессии в детской среде. По данным Дэна Олвеуса (Dan Olweus) примерно 16% девочек и 17,5% мальчиков во всех развитых странах мира (за исключением Японии) два-три раза в месяц становятся жертвами буллинга независимо от того, в какой школе они учатся: дорогой элитной или бюджетной в социально неблагополучном районе. 7% девочек и 12% мальчиков сами являются инициаторами травли. Данные почти полностью совпадают в разных странах, включая Россию [3].

Наиболее травматичными последствиями буллинга является вовлеченность в процесс всего классного коллектива, что, зачастую, не осознается родителями и педагогами, несмотря на острую эмоциональную реакцию жертвы.

Латентность явления способствует пролонгированности психотравмы насилия, которая оказывает влияние на самооценку и психологическое здоровье взрослого человека. Агрессивное межличностное общение группы (или одного, двух ее членов, поддерживаемых группой) и одного ребенка часто скрыто от взрослых. Основными причинами латентности являются: неинформированность взрослых самими пострадавшими; стертый характер физических и душевных страданий; распространенность мифов в подростковой среде о норме насилия, культа силы; трансляция родителями своего опыта воспитания в агрессивной среде, навязывание СМИ силового способа решения конфликта как приоритетного и др.

Способствует распространенности буллинга в детской среде снисходительное отношение нашего общества к детской агрессивности. Полагая, что ребенок, а тем более подросток должен уметь «постоять за себя» в детском коллективе, взрослые часто не различают границ дозволенного, границ между «выяснением отношений» и откровенным насилием как преступлением.

Последствия буллинга травмируют психику ребенка, иногда трансформируя ее до патологических нарушений: неврозов, тиков, страхов и фобий.

Например, насмешки класса над особенностями речи ребенка вызывают стойкий страх ответа у доски, прогрессирующий в фобию общения; оскорбительные приставания и оскорбления в неформальном общении формируют страхи двора или улицы, блокирующие включенность во внеурочную деятельность. Эти страхи способствуют сокращению социальных контактов, изоляции ребенка, тем самым создавая «замкнутый круг» и провоцируя новый виток буллинга.

С точки зрения социальной значимости, переживаемое к себе подобное отношение у части пострадавших способствует возникновению у них по механизму компенсации социально-опасных форм поведения: насильственного по отношению к более младшим, суицидального, аддиктивного, саморазрушительного.

Существующие исследования по данной проблеме, в основном, содержат материалы, раскрывающие сущность явления буллинга в детско-подростковом сообществе как сложного психо-социо-культурного феномена, его типологии, психологической характеристике жертв и буллеров [1; 2; 11]. Значительное количество работ посвящено выявлению фактов буллинга в школьной среде (С. Кривцовой, Л. Петрашевской, Т. Мерцаловой), диагностическому инструментарию, технологиям вскрытия латентных фактов (Е. Муравкина, О. Журавская). Появились статьи и пособия, содержащие рекомендации по организации в школе системной антибуллинговой работы и поддержанию дисциплины в классе, где есть властолюбивые ученики — потенциальные буллеры [5; 8; 9].

Вместе с тем, вопросы практической работы по остановке и предотвращению школьного буллинга остаются открытыми. Крайне недостаточно описанных и внедренных технологий, практических приемов и упражнений по работе с буллерами и их жертвами, апробированных форм и методов профилактической работы.

Проект кафедры психологии и дефектологии ОГАОУ ДПО «БелИРО» призван способствовать наработке практического педагогического опыта в вопросах снижения риска возникновения школьного буллинга в образовательных организациях Белгородской области.

На момент начала проекта была зафиксирована низкая информированность педагогов по теме: большинство из них не знали отличительных особенностей феномена школьного буллинга, смешивали его с ситуационной агрессией, хулиганством, драками и конфликтами между учащимися; не владели международной терминологией описания феномена буллинга, способами профилактики и купирования случаев. На наш взгляд, низкая превентивная грамотность специалистов является причиной того, что «часто школа, как организация не берет на себя ответственность за противостояние властолюбивому повелению учеников, в том числе, буллингу — травле» [3, с. 3].

Вместе с тем, актуальность выбранной авторами проблематики, подтверждается результатами выборочных исследований на момент начала проекта: 30% школьников Белгородской области испытывали страх оказаться жертвой буллинга; 22% сталкивались с агрессией в сети; 87,5% считали буллинг важной проблемой, требующей внимания и решения.

Амбивалентность феноменов в континууме «педагог — ученик», выявленных в ходе подготовительного этапа, обусловили необходимость разрешения возникших противоречий между запросами ученической среды и недостаточными ресурсами специалистов по их решению.

Цель исследования. Исследование проводилось с целью уменьшения количества образовательных организаций с высоким и средним риском возникновения школьного буллинга не менее чем на 10%, снижения количества детей, входящих в группу социометрического риска, в 22 районах Белгородской области к концу 2019 года не менее чем на 7%.

Материалы и методы исследования. Систематизирующей идеей проекта была мысль о корреляции составляющих школьной атмосферы (ША) и риска возникновения школьного буллинга. ША рассматривается как соотношение количества позитивных и негативных переживаний, связанных со школой у всех «жителей школы». На этот параметр, как ведущий в возникновении и развитии школьной травли, указывают ведущие зарубежные эксперты в этой области: Дэн Олвеус, Е. Руланд, П. Хайнеман, Т. Фалд, Д. Лэйн, А. Пикас [7; 10], которые давно и предметно занимаются этой проблемой.

Команда проекта, взяв за основу идею ведущего отечественного эксперта в области школьного буллинга С.В. Кривцовой [6] о 4-х параметрах ША, подвергла ее творческому переосмыслению, заменив 2 параметра из 4-х, предложенных С.В. Кривцовой, на более актуальные, с нашей точки зрения («Погода в учительской», «Традиции»), и адаптировав два оставшихся («Безопасность», «Интерес»). Был разработан авторский инструментарий для всех «жителей» школы: педагогов, учащихся разных возрастных групп, персонала школы.

В основу созданной системы профилактики лег основной документ проекта — Школьный комплекс действий (ШКД) как система профилактических мер, снижающих риск возникновения буллинга в школе. За его основу была взята идея С.В. Кривцовой о школьном плане действий (ШПД) «для построения конструктивных взаимоотношений с учеником, не только решающих проблемы дисциплины, но и являющегося темой общения с коллегами и родителями» [6, с. 37]. Данная технология фрагментарно применялась в отдельных школах РФ с 1995 года, «она помогала школе противостоять асоциальному, неприемлемому поведению учащихся» [3, с. 3]. На наш взгляд, превентивный потенциал этой технологии мог стать ресурсом для организации антибуллинговой работы в каждой школе. Разработанный командой проекта ШКД включал в себя 4 блока: «Жители школы», «Школьная политика», «Родители», «Ресурсы», каждый из которых был наполнен конкретной практической деятельностью.

Блок «Жители школы» предполагал проведение обучающих семинаров, семинаров-практикумов, мастер-классов на повышение компетентности педагогов и технического персонала школы. Для учащихся были организованы антибуллинговые акции, мероприятия на формирование навыков противостояния сетевой агрессии и буллингу в школе (парады школьных антибуллинговых правил, тренинги, психологические игры), распространены памятки. На протяжении проекта осуществлялась индивидуальная и комплексная поддержка группы риска, велась работа по сплочению классных коллективов. На заключительном этапе были проведены итоговая конференция и фестиваль сценариев антибуллинговых школьных мероприятий. Примечательным является тот факт, что в разработке сценариев авторами выступали школьники и студенты, что позволило сделать материалы более релевантными восприятию школьников.

В блоке «Школьная политика» разрабатывалась нормативная школьная антибуллинговая база, принимались классные правила; изменялась организация школьных дежурств со взятием под контроль «опасных мест».

В блоке «Родители» реализовалась сеть просветительских родительских всеобучей по повышению компетентности в области профилактики травли в классе, а также роли родительского сообщества в остановке классного буллинга. Проводились тематические городские родительские собрания, консультации, кризисные выезды по фактам буллинга.

В блоке «Ресурсы» проводилась работа по привлечению к реализации ШКД других служб: сотрудников УМВД для работы по правовому просвещению; врача-психиатра для участия в семинарах. Использовались ресурсы кино и литературы: организовывались зрительские конференции по фильмам «Класс», «Гадкий утенок», «Чучело», «Повелитель мух»; выставки книг на антибуллинговую тематику в школьных библиотеках; составлена и распространена копилка антибуллинговых флештренингов.

При проведении первоначального мониторинга было запланировано выявить «западающие» параметры по каждой школе и предложить индивидуальный маршрут работы. Но в ходе мониторинга ясно обозначились проблемы, общие для всех школ области: отсутствие нормативной антибуллинговой базы; недостаточная организация дежурства в «опасных» местах школы; недостаточная сплоченность классных коллективов; высокий уровень эмоционального выгорания педагогов. Наиболее проблемными во всех школах были параметры ША: «Погода в учительской» и «Безопасность», поэтому в дальнейшем работа велась по единому общему алгоритму, предоставленному школам в разработанном виде командой проекта в виде ШКД (Школьного комплекса действий) с незначительной конкретизацией каждым учреждением.

Результаты и их обсуждение

Целевые показатели итога проекта достигнуты:

  • произошло снижение количества ОО с высоким и средним уровнем риска возникновения буллинга с 22 до 15%. Снижение произошло на 32% при запланированных 10%;
  • произошло увеличение ОО с низким уровнем риска возникновения буллинга с 0 до 7%. На начальном этапе низкого риска не было зафиксировано ни в одной школе;
  • произошло уменьшение количества детей группы социометрического риска на 49% при запланированных 7%.

Руководителем проекта доцентом кафедры психологии и дефектологии Кий Н.М. разработаны, изданы и распространены по школам области методические рекомендации для учителей «Профилактика школьного буллинга — технологии работы» (Белгород: типография «Графит», 2017. 58 с.).

Результаты исследования приведены в таблице 1.

Рост среднего риска возникновения школьного буллинга на 49% обусловлен тем фактом, что 6 школ с высоким риском перешли в группу среднего, что является позитивной тенденцией, хотя и не позиционировалось как задача проекта.

Удалось добиться положительной динамики (увеличение количества позитивных переживаний) по всем параметрам школьной атмосферы, особенно, по ведущему параметру «Безопасность», но остался высоким уровень количества негативных переживаний в параметре «Погода в учительской». Этот факт говорит о сохраняющемся высоком уровне эмоционального выгорания педагогов (СЭВ), психологической усталости, перегрузке. Учителя слабо владеют приемами самодиагностики и самопомощи при СЭВ, методами изменения своего эмоционального состояния, психологической разгрузки. Эти результаты должны будировать активность администрации и психологических служб школ на оказание практической помощи специалистам. Изменения требуются и в программах курсов повышения квалификации, причем акцент необходимо сделать на обучении педагогов практическим приемам саморегуляции эмоционального состояния, методам самопомощи.

Итоговый мониторинг показал, что произошли значительные изменения в компетентности педагогов по проблеме буллинга, при этом классные руководители и психологи оказались более мобильными и мотивированными, чем администрация школ. Они проявили заинтересованность и инициативу в создании антибуллинговой классной базы, в школах прошли «парады классных антибуллинговых правил», на фестиваль сценариев были представлены преимущественно классные, а не общешкольные мероприятия. Удалось преодолеть выявленную на первоначальном этапе слабую ориентацию педагогов на сплоченность класса как единой команды, но не удалось полностью преодолеть инерцию школы как единого коллектива в создании новых пунктов в школьных правилах, в уставах школ; доведении их до сведений учеников на общешкольных линейках, сайтах школ, школьном радио и иных каналах коммуникации.

Итоги проекта убедительно демонстрируют, что педагогами и родителями уже осознается факт роли школьного буллинга в снижении учебных показателей класса: не игнорируется связь сплоченности класса с риском возникновения школьной травли; пришло понимание, что моральный климат класса, позитивная атмосфера школы является самой эффективной профилактикой. Все эти позитивные изменения улучшают в целом «организационную структуру школы как стиль взаимодействия администрации и педагогов с учениками и родителями, способы решения типовых школьных проблем, регламентирующих неприемлемое поведение и правила реагирования на случаи насилия» [6, с. 3].

Достижение значительных результатов в области просвещения педагогов и родителей, изменение в целом общественного мнения о школьной травле в родительском и педагогическом сообществе Белгородчины считаем главным положительным результатом проекта.

Отличительной особенностью было расширение географии проекта на стадии реализации. Кроме запланированных семинаров, родительских всеобучей были проведены дополнительные городские родительские собрания в Старооскольском, Новооскольском городских округах, Корочанском районе, Шебекинском, Яковлевском, Белгородском, Губкинском, Алексеевском городских округах, Тавровской школе, лицее №32, 2 гимназии, 7, 15 школах г. Белгорода, что позволило включить в антибуллинговую работу значительную часть родительского сообщества области.

Руководителем проекта был проведен мастер-класс на психологической ассамблее для участников из гг. Москвы, Санкт-Петербурга, Курска, что помогло обменяться опытом решения подобных проблем в других регионах.

В ходе работы над проектом было совершено 5 выездов в образовательные учреждения области с целью купирования случаев травли. Команда проекта столкнулась с непримиримой позицией родителей, которая менялась после полученных знаний о последствиях травли для всего классного коллектива, а не только жертвы, что позволило сделать вывод о высокой эффективности метода психологического просвещения в формировании феномена «ответственного родительства». Была проведена 21 дистанционная консультация по выявленным фактам травли.

Привлеченные к работе в проекте студенты психологического факультета НИУ БелГУ провели более 60 тренинговых занятий для учащихся школ города и Белгородского района. Так, в СОШ №15 «Луч» было проведено 17 тренинговых занятий «Твоя онлайн-репутация» по профилактике кибербуллинга для учащихся 5–8-х классов. В лицее №32 проведено более 20 антибуллинговых игр «Школьный квест» для учащихся начальной школы и тренинговых занятий по профилактике кибербуллинга со старшеклассниками. Подобные занятия были проведены в Тавровской СОШ, СОШ №1 г. Строитель, гимназии №2, СОШ №7 и других.

По итогам всероссийской научно-практической конференции с международным участием издан сборник, где кроме 4 стран и 7 регионов, участвовали и подростки Белгородской области, г. Москвы, г. Петропавловска-Камчатского. Так, ученик 10 класса школы №15 г. Белгорода Опаленик Богдан рецензировал памятку для подростков по профилактике кибербуллинга, принял участие в конференции и провел в своей школе занятие для сверстников по сетевой безопасности как антибуллинговом ресурсе. Ученица 7 класса гимназии №12 г. Белгорода Плесовских Катя написала статью о типологии буллинга для подростков, которая была помещена в сборник по итогам конференции.

Разработанные техники, методики, алгоритмы работы со случаем, сборники флештренингов будут в рамках постпроектной деятельности обобщены в методический пакет и распространены по школам области.

Заключение

В результате реализации проекта был сделан вывод, что система работы в школе, организованная в виде ШКД, достаточно эффективна. Наряду с целевыми показателями проекта на первоначальном этапе были выделены общие проблемы образовательных организаций, требующие решения. Они систематизированы нами в таблицу 2.

На заключительном этапе были выяснены наметившиеся тенденции в их решении. К сожалению, речь может идти только о тенденциях, но не о качественном и окончательном решении этих проблем. Поэтому основным уроком проекта будет являться осознание педагогическим сообществом необходимости продолжать работу в данном направлении: углублять и укреплять наметившиеся позитивные тенденции.

Рекомендации:

  1. Организация помощи педагогам в превенции СЭВ с акцентом на обучении практическим приемам саморегуляции эмоционального состояния. Включение в курсы повышения квалификации всех кафедр тематического мастер-класса, разработанного кафедрой психологии и дефектологии.
  2. Изменения в порядке распределения стимулирующих надбавок педагогам: включение показателя работы по сплочению классного коллектива, созданию позитивной школьной атмосферы (ША) как главного ингибитора риска школьного буллинга.
  3. Разработка и включение в программы курсов повышения квалификации темы по формированию цифровой грамотности дошкольников с целью ранней профилактики кибербуллинга.

Литература

  1. Глазман О. Л. Психологические особенности участников буллинга / О. Л. Глазман // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. — 2009. — №105. — С. 159–165.
  2. Кон И. С. Что такое буллинг и как с ним бороться? / И. С. Кон. // Семья и школа. — 2006. — №11. — С. 15–18.
  3. Кривцова С. В. Модель работы по противодействию буллингу на основе взаимодействия образовательного учреждения и общественных институтов / С. В. Кривцова. — Москва : МГУ, 2013. — 56 с.
  4. Кривцова С. В. Буллинг в школе vsсплочение неравнодушных. Организационная культура ОУ для решения проблем дисциплины и противодействия насилию / С. В. Кривцова. — Москва : ФИРО, 2011. — 119 с.
  5. Кривцова С. В. Тренинг «Учитель и проблемы дисциплины» / С. В. Кривцова. — Москва : Генезис, 1997. — 11 с.
  6. Кривцова С. В. Вместе против насилия в школе. Организационная культура школы для профилактики насилия в ученической среде : практическое пособие для педагогов и администрации образовательных организаций / С. В. Кривцова. — Москва : Русское слово, 2018. — 88 с.
  7. Лэйн Д. Школьная травля (буллинг) / Д. Лэйн // Детская и подростковая психотерапия под ред. Д. Лэйна, Э. Миллера. — Санкт-Петербург : Питер, 2001. — С. 240–276.
  8. Мерцалова С. Т. Насилие в школе: что противопоставить жестокости и агрессии? / С. Т. Мерцалова // Директор школы. — 2000. — №3. — С. 25–32.
  9. Школа без насилия : методическое пособие / под ред. Н. Ю. Синягиной, Т. Ю. Райфшнайдер. — Москва : АНО «ЦНПРО», 2015. — 150 с.
  10. Рулан Э. Как остановить травлю в школе / Э. Рулан. — Москва : Генезис, 2012. – 165 с.
  11. Ушакова Е. Буллинг — новый термин для старого явления / Е. Ушакова // Директор школы. — 2009. — №6. — С. 84–87.

Источник: Кий Н.М., Медведева С.М., Мин Л.И. Реализация системы профилактики школьного буллинга в образовательных организациях Белгородской области // Вестник Белгородского института развития образования. 2020. Т. 7. № 3 (17). С. 103-114.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Безопасную образовательную среду обсудили на всероссийской конференции
    15.12.2023
    Безопасную образовательную среду обсудили на всероссийской конференции
    Состоялась всероссийская научно-практическая конференция по актуальным вопросам профилактики девиантного поведения несовершеннолетних «Безопасная образовательная среда: стратегии, практики, ресурсы».
  • Современный взгляд на особенности психотравмирующих факторов образовательной среды (обзор)
    19.07.2023
    Современный взгляд на особенности психотравмирующих факторов образовательной среды (обзор)
    «Для борьбы с психотравмирующими факторами среди участников образовательного процесса на государственном уровне необходимо разработать и внедрить в образовательные учреждения антибуллинговую программу, обязательную к выполнению…»
  • Пособия для учителей о позитивных психологических интервенциях опубликованы в бесплатном доступе
    23.11.2022
    Пособия для учителей о позитивных психологических интервенциях опубликованы в бесплатном доступе
    «Позитивные психологические интервенции: компендиум практических упражнений» и «Позитивная педагогика и психология: системный подход к улучшению школьной среды» предназначены для учителей, школьной администрации, а также для будущих психологов и педагогов.
  • Создание дружелюбной среды: профилактика буллинга в школе
    12.11.2022
    Создание дружелюбной среды: профилактика буллинга в школе
    «Появление в классе нового ребенка другой национальности, говорящего на другом языке, имеющего особенности поведенческих реакций или особенности внешнего вида, является триггером агрессии со стороны одноклассников или более старших школьников».
  • Проблема школьного буллинга: позиция и роль учителя в ее решении
    24.10.2022
    Проблема школьного буллинга: позиция и роль учителя в ее решении
    По-прежнему имеют силу и находят своих сторонников сопровождающие травлю мифы, которые амнистируют агрессоров, обвиняют жертв и поддерживают невмешательство свидетелей, упрочивая, таким образом, конфигурацию отношений, характерных для травли.
  • Буллинг в российских школах: опыт диагностики распространенности, половозрастных особенностей и связи со школьным климатом
    21.10.2022
    Буллинг в российских школах: опыт диагностики распространенности, половозрастных особенностей и связи со школьным климатом
    Уже очевидно, что школа не может занимать отстраненную позицию в вопросах профилактики насилия и агрессии, соответственно, необходимо понимание того, какие именно компоненты ее климата связаны с распространенностью травли.
  • Школьная служба примирения как средство сохранения психологического здоровья
    14.10.2022
    Школьная служба примирения как средство сохранения психологического здоровья
    В самостоятельном разрешении конфликтов дети более откровенны и больше доверяют медиатору, чем в тех случаях, когда конфликты разрешаются с участием учителя. Помощь сверстников-медиаторов приводит к благополучному разрешению 7 из 10 конфликтов между учениками.
  • Проблема отвержения и отчужденности в среде младших школьников
    30.08.2022
    Проблема отвержения и отчужденности в среде младших школьников
    Проведя исследование, мы подтвердили гипотезу о том, что в современной начальной школе в среде младших школьников наблюдаются явления отвержения сверстников...
  • Подмосковье: итоги опроса о конфликтах в школе
    14.11.2019
    Подмосковье: итоги опроса о конфликтах в школе
    Опубликованы результаты опроса, посвященного конфликтам в школе. Опрос проходил по инициативе Уполномоченного по правам ребенка в Московской области Ксении Мишоновой на Школьном портале Московской области. Почти 37% школьников сообщили, что постоянно или часто становятся свидетелями того, как в их коллективах высмеивают особенности кого-то из ребят (внешность, одежда, поведение, привычки и т.д.), чуть менее 14% сообщили, что сами постоянно подвергаются насмешкам...
  • Эффективность школьной психологической службы
    21.10.2019
    Эффективность школьной психологической службы
    25 октября в Институте практической психологии «Иматон» состоится открытая встреча «Как повысить эффективность школьной психологической службы?», адресованная педагогам-психологам, детским психологам, педагогам и другим специалистам системы образования. Вход свободный, участие очное или онлайн...
  • «Социальная психология и общество: история и современность»
    18.10.2019
    «Социальная психология и общество: история и современность»
    Всероссийская научно-практическая конференция «Социальная психология и общество: история и современность» предназначена для обсуждения актуальных социально-психологических проблем современного общества. Основными задачами конференции является консолидация опыта отечественных и зарубежных ученых и практиков, выявление перспективных направлений исследований по заявленным проблемам, знакомство с современными отечественными и зарубежными социально-психологическими технологиями...
  • Академик А. Реан о проблеме насилия в школе
    09.04.2019
    Академик А. Реан о проблеме насилия в школе
    Воспользуюсь медицинским термином: у нас нет протокола, то есть прописанного порядка действий в таких случаях... Учителя не знают, как надо реагировать на случаи агрессивного поведения ребенка, не понимают, что делать, если они видят насилие...
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»