16+
Выходит с 1995 года
15 апреля 2024
Взаимосвязь диалога с развитием «образа Я» детей дошкольного возраста

Развитие диалоговой речи является одной из важнейших задач дошкольного возраста. Однако, как показывают наши исследования, уровень развития диалога у дошкольников (примерно у 75% детей) недостаточен: дети с трудом вступают в диалог или не поддерживают его вовсе, пассивны, общение носит односторонний характер. Причины низкого уровня развития диалога обыкновенно связывают с недостаточным развитием мышления (непонимание ситуации взаимодействия), общения (неумение видеть и слышать собеседника, несформированность мотивации и коммуникативного намерения), несформированностью внутренней речи (недостаточное развитие различных этапов речепорождения) [5; 9]. Поэтому рекомендации в отношении способов и методик речевого развития дошкольников (связной диалоговой речи) обычно касаются умения детей выстраивать диалог в контексте определённой ситуации, используя разнообразные и соответствующие этой ситуации и возрасту языковые средства, развития способности слушать и слышать собеседника, формулировать высказывания в контексте ситуации и речи партнёра по общению.

Мы полагаем, что важным фактором эволюции диалога у дошкольника является развитие «образа Я» ребёнка, поскольку субъектом высказывания, в конечном итоге, является носитель языка [8], человек, реализующий его замысел и смысловую канву [6], и «понимать надо не речь, а действительность» [5, с. 92]. Диалогические отношения предполагают, пишет Н.И. Жинкин, что «в тексте содержится не только то, что сказано в данный момент, но и то, что сказано раньше, и предполагается то, что следует сказать в дальнейшем» [5, с. 94]. Иначе говоря, диалог доступен ребёнку, имеющему достаточно высокий уровень самопонимания, самопереживания и понимания, переживания своих отношений с миром. В то же время сам «образ Я» развивается в диалоге человека с собой, миром и другими.

Наше понимание диалога исходит из представлений о нём, развиваемых в работах М.М. Бахтина, Т.А. Флоренской, М.К. Кабардова, Н.И. Жинкина и др.

М.М. Бахтин описывает диалог как «многоголосие»: «“Голос” не существует отдельно от других голосов. “Голос” находится в созвучии, диалоге с другими “голосами”. Это голос другого такого же, как и ты, может быть совершенно «неопределённым, неконкретизированным другим» [2, с. 66]. «“Голос” находится в позиции “напряжённой” и любящей вненаходимости и неслиянности с другими “Я”, с третьим, занимает ценностную позицию, проявляет себя не только в поступке, но и в каждом переживании и ощущении. Во внутренний мир другого “нельзя вчувствоваться”, необходима “напряжённая и любящая вненаходимость”» [10, с. 453]. Диалог — это «со-бытие», в котором «отношения между моим Я, другими и третьим реальны и целостны…» [2, с. 187]. «В “событийности” организующей силой является ценностная категория другого, отношение к другому (третьему), обогащённое ценностным избытком видения для трансгредиентного завершения» [2, с. 187]. Понимание как происходящее во взаимодействии «со-бытия» с «третьим» М.М. Бахтин связывает с готовностью «голоса» к ответным отношениям: «Всякое реальное целостное понимание активно ответно и является начальной подготовительной стадией ответа. Сам говорящий установлен на активно ответное понимание. Он ждёт не пассивного понимания, дублирующего его мысль в чужой голове, но ответа, согласия, сочувствия, возражения, исполнения и т.д.» [2, с. 247]. Отношения третьего «голоса» с «другими» — это отношения любящего к любимому, отношение немотивированной оценки к предмету (каков бы он ни был, я его люблю, а уже затем следует активная идеализация, дар формы), отношение утверждающего приятия к утверждаемому, принимаемому, отношение дара к нужде, прощения к преступлению, благодати к грешнику» [2, с. 78].

С точки зрения Т.А. Флоренской, «вненаходимость» по отношению к «Божественному, открывающемуся в душе, говорит о реальном диалоге наличного Я с духовным Я, об их встрече» [10, с. 28]. Этот диалог выстраивается в отношении к чему-то, к какой-то мере. Этой мерой выступают социокультурные образцы, с которыми человек соизмеряет свои переживания, мысли, действия. «Социокультурные образцы — система, композиция базовых человеческих ценностей (истина, правда, добро, красота) как таких мер, по отношению к которым человек выстраивает свой жизненный путь, с которыми соизмеряет свои действия, переживания, мысли» [3, с. 322]. На наш взгляд, в таком «событийном» диалоге актуализируется переживание себя и мира. Это переживание выступает как «ответчивость» на смыслы, представленные в вечности. С точки зрения Н.Я. Большуновой, «ответчивость представляет собой отклик ребёнка, его активное, самостоятельное, избирательное действие — ответ на обращения, на зов, на призыв» [4, с. 9].

Ребёнок с самых первых моментов своей жизни «отвечает на вызовы мира» [4, с. 14]. В связи с этим необходимо, чтобы в социокультурных обстоятельствах жизни ребёнка присутствовали эти вызовы. Организация диалога ребёнка с миром возможна лишь в условиях соответствующей возрасту ведущей деятельности, которой, как известно, является игра. Благодаря тому, что игра — свободная деятельность, которую дошкольник осваивает со стороны её процесса [4, с. 10], в игре ребёнок может не только воспроизводить взрослую деятельность и отношения в ней, но также проявляет собственные желания и потребности. Потребность в игре есть потребность в реализации своих изначальных сущностных потребностей.

На наш взгляд, в контекст воображаемой ситуации ребёнок проецирует, прежде всего, свои переживания. При этом переживание понимается нами как форма осознания ребёнком самого себя. Переживания ребёнка в пространстве игры проявляются в выборе игрушек, сюжета, игрового содержания, в содержании высказываний. Причём актуализация, открытие себя и мира через переживание происходит в процессе диалога, в условиях несоответствия внутренних переживаний социальным нормам и требованиям. Проецируя переживания вовне, ребёнок обнаруживает через них себя и другого.

Социокультурный диалог в игре осуществляется посредством сказки. В сказке «представлены ценности и социокультурные образцы, а также архетипы культуры народа, она является эффективным средством развития деятельности ребёнка, в сказке представлены знания о мире, специфическая картина мира, соответствующая специфике детской картины мира» [4, с. 14]. Текст сказки диалогичен. Диалог реализуется на нескольких уровнях: психологическом, социальном и социокультурном. «Текст как явление культуры является тем самым “голосом”, который говорит о “горнем”. Текст представляет собой такой голос, в котором отражен полюс “горнего” в человеке» [3, с. 7]. Текст выступает для ребёнка посредником в его восхождении в культуру в том случае, если он одухотворён, «задаёт позицию из бесконечности» [3]. В сказке такой рефлексивный выход в бесконечность осуществляет сказочный герой.

Сказочный герой выступает тем образом, через который ребёнок актуализирует свои «сущностные переживания». На наш взгляд, сказочный герой актуализирует диалог между детской, взрослой и общечеловеческой культурами, так как, с одной стороны, он близок ребёнку: он так же, как и ребёнок, является участником игры, осуществляет какую-либо игровую роль, включён в сюжет и т.д.; с другой стороны, он всерьёз принимается также и взрослым, играющим вместе с ребёнком. Герой есть «третье лицо», некий образ, который выстраивается в соавторстве взрослого с ребёнком, он отвечает тайным желаниям ребёнка быть услышанным и понятым другим.

Развивающая сила героя в том, что образ его полисемантичен, и ребёнок наделяет его новыми неожиданными измерениями: герой преобразуется, довоображается, творится заново. Сказочный герой помогает ребёнку осуществить рефлексивный выход в пространство бесконечности смыслов, посмотреть на себя со стороны, тем самым увидеть подлинность и ценностность своего «образа Я» и «другого».

На основе рассмотренных теоретических положений нами была составлена программа «Открой себя», целью которой было развитие «образа Я» (его составляющих — «внутреннего Я», «социального Я», «социокультурного Я») посредством диалога.

После проведения развивающего эксперимента мы обнаружили взаимосвязь развития у детей «образа Я» с развитием диалогической речи. В высказываниях детей появились выражения об их внутреннем мире (до занятий дети не понимали и не принимали вопрос о внутреннем мире), причём внутренний мир стал обозначаться и описываться посредством отождествления его с любимыми игрушками, сказочными героями. Интересны в этом отношении следующие высказывания детей относительно своего внутреннего мира: «Внутри меня живёт черепашка» (любимая игрушка), «Внутри меня живёт телевизор, а внутри него — человечек. Он выбегает из телевизора, говорит всем “здравствуйте” и опять убегает». Описывая свой внутренний мир, дети стали соотносить его с социокультурными ценностями: «Внутри меня живут три совести: одна строгая, другая весёлая и всё время балуется. Когда весёлая совесть балуется, строгая выходит и ругается. А третья совесть — она моя».

Таким образом, развитие диалога и диалогической речи ребёнка взаимосвязано с развитием представлений о себе, «образа Я» и его основных составляющих.

Литература

  1. Андреева С.М. Психолингвистические особенности обучения диалогическому взаимодействию // Современные наукоёмкие технологии. – №3, 2008. – С. 69–71.
  2. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М.: Искусство, 1979. – 423 с.
  3. Большунова Н.Я. Субъектность как социокультурное явление. – Новосибирск: НГПУ, 2005. – 545 с.
  4. Большунова Н.Я. Организация образования дошкольников в формах игры средствами сказки. – Новосибирск: НГПУ, 2000. – 372 с.
  5. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. – М.: Наука, 1982. – 159 с.
  6. Зимняя И.А. Вербальное мышление (психологический аспект) // Исследование речевого мышления в психолингвистике. – М.: Наука, 1985. – С. 51–72.
  7. Линченко Н. Новые краски «Радуги». Альбом картинок с заданиями по развитию речи // Приложение к газете «Первое сентября». – №16, 2003. – С. 7‒10, 15‒18; №17, 2003. – С. 11‒14.
  8. Русакова М.В. Элементы антропоцентрической грамматики русского языка. – М.: Языки славянской культуры, 2013. – 568 с.
  9. Ушакова Т.Н. Проблема внутренней речи // Вопросы психологии. №2, 1985. – С. 39–51.
  10. Флоренская Т.А. Диалог в практической психологии: наука о душе. – М.: ВЛАДОС, 2001. – 208 с.

Источник: Большунова Н.Я., Устинова О.А. Взаимосвязь диалога с развитием «образа Я» детей дошкольного возраста // Выдающиеся учёные Психологического института: Н.И. Жинкин, Ю.Б. Некрасова, Н.С. Лейтес / Ред.-сост. и автор предисловия Н.Л. Карпова. – М.: ПИ РАО, РШБА, 2021. – С. 306–309.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»