16+
Выходит с 1995 года
14 июня 2024
Как изучать человека: социолог против психолога

Какие сходства и различия есть у психологии и социологии, как эти науки могут строить теории, выдвигать гипотезы и проводить эксперименты, обсудили Виктор Вахштайн*, кандидат социологических наук, профессор, декан факультета социальных наук МВШСЭН, декан философско-социологического факультета Института общественных наук РАНХиГС, и Владимир Спиридонов, доктор психологических наук, декан факультета психологии, заведующий научно-исследовательской лабораторией когнитивных исследований ИОН РАНХиГС.

Владимир Спиридонов рассказал, как строятся теории в психологии:

Психологи и социологи живут иначе, конечно же, чем физики и химики, хотя бы потому, что наш предмет значительно более многоплановый, сложный, часто ведущий себя интенционально (по собственному хотению). Когда физики рассказывают нам, что они анализируют сложные системы с десятками параметров, которые нужно учесть, психологи и социологи тихонько плачут в сторонке, потому что количество параметров, которые нужно учесть при анализе человеческого поведения, измеряется, по-видимому, сотнями, тысячами, миллионами. И далеко не всегда понятно, что из этого должно быть ухвачено в качестве предмета изучения. Поэтому психологи, с одной стороны, должны выделять то, что подлежит анализу, изучению, объяснению, а с другой стороны, должны приносить более общие разговоры, которые мы, по сложившейся традиции, называем теориями. Теория — это набор связных высказываний, который предъявляет нам язык разговора и описания каких-то явлений, при этом в некоторых случаях что-то объясняет, рассказывает, почему нечто работает так, а не иначе.

В психологии и сопредельных областях существует несколько уровней теории. Есть теории высокого уровня, они предъявляют нам что-то, что напоминает язык описания, например, Зигмунд Фрейд писал, что у человека есть бессознательное, которое управляет нашим поведением, есть определенные связи между сознанием и бессознательным. В чем проблема у теорий высокого уровня? Проблема в том, что они ничего не могут объяснить или все объясняют одинаково, например, теория деятельности, в которой считается, что и образы восприятия, и мотивы, и личностные черты — это производные деятельности. Но легко понять, что у трех разных кусочков психики должны быть разные механизмы порождения.

Далее идут теории среднего уровня. Это те самые теории, которые объясняют кусочек реальности. И в психологии, и в социологии, и, конечно, в естественных науках существует много объяснительных моделей такого рода. Теория среднего уровня черпает понятия и исследовательские вопросы из теорий высокого уровня.

Самый скучный и самый спорный уровень — теории низкого уровня. Чаще всего это некоторые количественные модели, которые ничего не объясняют, но хорошо предсказывают (в том числе и человеческое поведение). Например, мы измеряем константность восприятия. «Снег белый?» — спрошу я вас. Но ведь при разных условиях наблюдения вы можете видеть его и синим, и зеленым, и черным, при этом он все время белый. Способность вашего восприятия фиксировать качество цветности в разных условиях называется «константность восприятия цвета», ее можно померить по формуле. Но эта формула ничего не говорит о том, почему это так работает.

Виктор Вахштайн* объяснил, почему в социологии это работает иначе:

У нас очень похожие представления о роли теории: для нас обоих теория предшествует эксперименту, предшествует наблюдению. Теория — это не то, что обобщает по крупицам вырванные из мира знания, теория — это «очки», язык описания, который вы сначала надеваете на себя и начинаете видеть мир определенным образом.

В социологии нет теорий низкого уровня, у нас нет своей психофизики. Мы не можем сказать, что у нас есть четкая формула, которая описывает константность протестной активности. В работе социолога Толкотта Парсонса «О теории и метатеории» есть попытка зафиксировать отношения между двумя уровнями — метатеоретическим (фундаментальная теория, теория высокого уровня, язык описания) и уровнем концептуализации (теории среднего уровня). После этого начинается еще одна большая теория — теория эксперимента. Переход от концептуализации к операционализации в психологии хорошо прописан, а в социологии одна и та же концептуальная модель может найти свою операционализацию и этнографическим способом, и экспериментальными методами, и методом количественного опроса. Поэтому для нас важна постоянная работа по «перепрошивке» метатеории с теорией.

В отличие от когнитивной психологии социология отделения от философии до конца не прошла: наша фундаментальная теория — это философия. Наша задача состоит в том, чтобы каждое конкретное исследование, построенное на конкретной концептуальной модели, всегда было соотносимо с философской проблематикой и тем теоретическим языком, который за ней стоит.

Источник: postnauka.ru

* Виктор Семенович Вахштайн признан иноагентом (22 апреля 2022 года его имя внесено в реестр иностранных средств массовой информации и лиц, выполняющих функции иностранного агента, на сайте Министерства юстиции Российской Федерации). — прим. ред.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Слово российским психологам — что обсуждали в первый день 18-го Санкт-Петербургского саммита
    03.06.2024
    Слово российским психологам — что обсуждали в первый день 18-го Санкт-Петербургского саммита
    «Кризис мировой цивилизации» — так звучала тема панельной дискуссии 2 июня, в которой приняли участие А.Г.Асмолов, Т.В.Черниговская, Д.А.Леонтьев, К.В.Павлов, Т.Ю.Базаров, М.М.Решетников, А.Г.Караяни, Е.В.Сидоренко…
  • Татьяна Черниговская: ХХI век как испытание человеческой цивилизации
    26.10.2021
    Татьяна Черниговская: ХХI век как испытание человеческой цивилизации
    «Исчезает способность верификации информации. Мы не знаем, чему верить. Современные технологии так роскошны, что они вам сделают копии или подделки. Повсеместное нарушение договорённостей везде и всюду. Все правила игры рухнули, никто ничего не соблюдает»...
  • Понимание немыслимого: Виктор Знаков о Холокосте, терроризме и окнах Овертона
    09.09.2021
    Понимание немыслимого: Виктор Знаков о Холокосте, терроризме и окнах Овертона
    Профессор В.В. Знаков говорит о нацистских преступниках, «лестнице терроризма» и окнах Овертона, задаваясь вопросом: почему человек начинает понимать как допустимое, оправданное и даже нормативно заданное то, что раньше ему казалось невозможным и немыслимым?
  • В. Петровский: «Краткий курс футурологии свободы: от самого “от” до самого “для”»
    14.04.2021
    В. Петровский: «Краткий курс футурологии свободы: от самого “от” до самого “для”»
    ХХI век. Начало новой эры. Управляемая эволюция пола. «100 голов — 100 полов». Полная свобода выбора половой принадлежности: «Ваши принадлежности — Ваш личный выбор!». Исключение — люди, нуждающиеся в изменении пола по медицинским причинам…
  • Светлана Костромина: «Цифровой мир: ценности и цена»
    24.02.2021
    Светлана Костромина: «Цифровой мир: ценности и цена»
    «Когда мы задаемся вопросом, что значит быть в цифровом мире, в его оптику попадают не достоинства и ограничения цифровой среды, а эпохальная уместность цифрового бытия человека», — отмечает Светлана Николаевна Костромина…
  • «Теория непрактична, а практика нетеоретична» и другие проблемы психологии
    25.12.2020
    «Теория непрактична, а практика нетеоретична» и другие проблемы психологии
    Директор Института психологии РАН, академик Д.В. Ушаков осветил три актуальные проблемы современной психологии: «Первая проблема — мы с помощью психологической теории достаточно слабо можем справиться даже с такими вещами, как психотерапевтическая практика…»
  • Многозадачность как ответ на вызовы сложности: доклад Галины Солдатовой
    22.06.2020
    Многозадачность как ответ на вызовы сложности: доклад Галины Солдатовой
    Галина Владимировна Солдатова, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им.М.В.Ломоносова, выступила с докладом «Эффект Юлия Цезаря: многозадачность как ответ на вызовы сложности» на Саммите психологов…
  • Экзистенциальный оптимизм и пессимизм: доклад Наталии Гришиной
    15.06.2020
    Экзистенциальный оптимизм и пессимизм: доклад Наталии Гришиной
    Наталия Гришина, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии личности факультета психологии СПбГУ, рассказала, почему пандемия коронавируса – это экзистенциальный кризис и какие поводы для оптимизма можно найти в этой ситуации…
  • «Наслаждение неизъяснимое»: доклад Вадима Петровского
    15.06.2020
    «Наслаждение неизъяснимое»: доклад Вадима Петровского
    Вадим Артурович Петровский, доктор психологических наук, член-корреспондент Российской академии образования, на панельной дискуссии «Страхи и Надежды Человечества. Психология спасет мир?» предложил несколько гипотез, почему люди нарушают запреты…
  • Все пленарные доклады на фестивале к 30-летию Компании «Иматон»
    11.03.2020
    Все пленарные доклады на фестивале к 30-летию Компании «Иматон»
    На Всероссийском фестивале практической психологии, посвящённом 30-летию Компании «Иматон», с пленарными докладами выступили признанные эксперты в различных областях практической психологии...
  • В. Знаков о понимании западной постправды и русского вранья
    12.11.2019
    В. Знаков о понимании западной постправды и русского вранья
    Постправда — это не только типичное, но и закономерное порождение «общества переживания». В «обществе переживания» люди иначе, чем в «обществе потребления» и «обществе знания», смотрят на многие области человеческой жизни... В «обществе переживания» появилось немало контекстов, в которых наиболее значимыми оказываются ценностные и прагматические стороны коммуникативной ситуации, а определению соответствия высказываний фактам, действительности отводится второстепенная роль. Как свидетельствуют, например, многочисленные теледебаты на российском телевидении, коммуникативная ситуация постправды такова, что спорщики даже не стараются найти истину, для них главное – победить в споре...
  • Гендерная идентичность как пакет предложений на любой вкус
    18.09.2019
    Гендерная идентичность как пакет предложений на любой вкус
    «Зачем нужна гендерная идентичность? Это очень хороший вопрос. Что может предложить гендерная идентичность в поисках Я? Конечно же, мне как исследовательнице кажется, что всё, что есть в Я – это вполне себе гендерная идентичность, так или иначе. Поэтому для меня не стоит вопрос о том, что она может дать. Она может дать всё. Чтобы конкретизировать немножко, я бы рассказала о пакете предложений, которые есть у гендерной идентичности на сегодня, в контексте ее поисков, потому что не только Я ищет себя, но и гендерная идентичность тоже себя ищет...»
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»