• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

28 — 30 ноября, Москва

III Всероссийская научно-практическая конференция «Комплексное сопровождение детей с расстройствами аутистического спектра»

17 — 18 декабря, Москва

Международная научно-практическая конференция «Личность в эпоху перемен: mobilis in mobili»

8 - 12 января
Ставрополь

25-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи», тема «Зона связи»

3 - 5 февраля
Санкт-Петербург

5-й Всероссийский психологический фестиваль «Другая арт-терапия: кино-, драма-, клоун-…»

4 — 5 февраля, Санкт-Петербург

II Всероссийская научно-практическая конференция «Танцевально-двигательная терапия в реабилитации детей и взрослых различных нозологических групп»

2 - 4 июня
Санкт-Петербург

XIII Санкт-Петербургский саммит психологов

2 июля
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь

Страхи женщин в связи с будущей беременностью и помощь психолога

/module/item/name

Статья по материалам занятий Е. Петровой в рамках программы дополнительного профессионального образования «Клиническая перинатальная психология и психотерапия»:

Рассмотрим некоторые актуальные практические темы и проблемы в связи с психотерапевтической поддержкой женщин, которые боятся (осознанно или неосознанно) будущей беременности. И испытывают страхи в период беременности. В своих размышлениях мы можем опираться на биопсихосоциальный подход к проблеме. Зачатие, беременность и роды - это важнейший процесс, затрагивающий многие стороны жизни женщины как человека. Очевидно, что затрагивается и огромная сфера социальных и культурных институтов, и область межличностных отношений, и область персонального биологического и эмоционального опыта. Это не только социально ответственное действие, но и биологический процесс, в котором присутствует тема жизни и смерти. Мы должны еще брать в расчет и тему времени. Процесс ожидания исхода беременности занимает 9 месяцев, и естественные темы страха перед неопределенным будущим актуализируются в теме беременности.

Социальные и личностные темы во всех областях жизни затрагивают не только актуальную ситуацию, но и будущее (рождение и воспитание детей) и прошлое (опыт семьи или опыт группы в исторической перспективе). Страхи перед будущей беременностью могут находить себе место и иметь источники в любой (биологической, социальной, личностной) из этих областей. Часто страхи, связанные с беременностью, имеют некоторую общую основу со страхами более общего типа, именно - со страхами перед сексуальностью. Что открывает многочисленные перспективы и необходимость для психологической работы. Страхи в области сексуальности, в свою очередь, могут быть связаны с детскими моральными и физическими травмами (в области сексуального развития), с неприятным опытом сексуальных отношений, с опытом, связанным с дефлорацией (по психологическим или физиологическим причинам такой опыт может стать крайне травматичным) если партнер не был опытным и не смог нормально провести дефлорацию. Наиболее частая причина страха перед сексом — опыт физического насилия, что всегда связано с сильным стрессом и  социальной дезориентацией.

С точки зрения биопсихосоциального подхода, прежде всего, страхи перед будущей беременностью основаны на социальных предубеждениях и требованиях, которые есть в окружении женщины. Вторую группу составят убеждения и персональные установки, которые имеют место в истории семьи и в окружении женщины, в событиях ее биографии. Большую роль играют невротические персональные установки и ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство). Но может быть обнаружена и биологическая составляющая. Иногда страхи и опасения могут влиять не только на планирование беременности, но и на течение беременности. В некоторых случаях страхи, особенно иррациональные или бессознательные, могут влиять на психогенную бездетность или провоцировать синдром утраты беременности на ранних сроках. Все случаи страхов рассматриваются нами с точки зрения практической психологии. Мы отдаем себе отчет, что беременность и вынашивание - это сложный физиологический процесс, в котором психосоматические связи играют весьма малую роль. Но в области практической психологии есть большое поле работы именно с косвенными психологическими ресурсами и страхами, которые связаны с успехом или не успехом беременности.

Тактики работы практического психолога выбираются в зависимости от области, в которой актуализируется страх. Чаще всего необходимо затрагивать не сам симптом (страх перед беременностью), а большие области семейной истории, отношения в родительской семье, отношения в актуальной супружеской паре, персональные личностные установки человека… Такая работа психолога создает благоприятный фон для развеивания страха.

Рассмотрим отдельно биологический уровень. Существует два особых типа проблем страхов, связанных с психо-соматическими темами и будущей беременностью.

Первый тип – «психогенная бездетность» или «психогенное бесплодие». Если в течение года супружеской паре не удается завести ребенка, мужчине и женщине специалисты в области репродуктивной функции советуют обратиться к специалистам (это гинеколог и андролог). Если не обнаружено заметной физической причины, мешающей наступлению беременности, то допускается вероятность психогенного (психологического) бесплодия. С этой точки зрения психологическое бесплодие рассматривается как результат осознанного  или неосознаваемого нежелания женщины иметь ребёнка. То есть это бесплодие, которое связано с переживаемым женщиной не столько физиологическим, сколько личностным (психическим) стрессом, и такое предположение есть повод направить женщину к психологу. В популярной литературе этот термин используется достаточно широко, однако термин «Психогенная бездетность» не строгий в академическом отношении. По сути дела, термин отражает ситуации, известные в практической психологии. Депрессивные переживания (не клинического уровня) способствуют стрессу и препятствуют зачатию, даже при обычной практике сексуальной жизни в семье. Занятия с психологом, направленные на общие темы, связанные с эмоциональной жизнью, приводят (иногда) к удивительным не специфическим соматическим результатам (например, восстановлению репродуктивной функции). Предположительно, депрессивные мысли и подавление части эмоций, которые прорабатывает с клиенткой психолог, могли через косвенные психосоматические связи влиять на физиологию репродуктивного цикла. К этой же области относятся те случаи, когда пациентки обращаются по поводу невозможности зачатия ребенка, на фоне умеренно выраженной патологии. И занятия с психологом, в которых стабилизируется общая сфера эмоциональной регуляции и прорабатываются старые травмы, бывают полезны. То есть, те случаи, когда, по данным специалистов, соматический фон удовлетворителен («конечно, есть проблемы, но беременность возможна!» – говорят врачи), но зачатия не происходит.

Второй тип обращений имеет место по поводу проблем периода беременности. Это привычные выкидыши, сильные интоксикации, сложные соматические состояния во время беременности. Или выкидыши происходят в первые 2 недели беременности.

Выраженные соматические проблемы на ранних стадиях беременности, раннее прерывание беременности, привычные выкидыши обусловлены в значительной степени внутренними (соматическими) факторами, но часто эти факторы усилены за счет сознательных или бессознательных установок пациенток. То есть, за счет психогенной обусловленности. Опыт психокоррекционной работы показывает, что при формировании правильных бессознательных (а зачастую и рациональных) установок удается мобилизовать защитные силы организма, и патологическое влияние соматических неблагоприятных факторов снижается.

Наиболее частые психические механизмы, которые нуждаются в коррекции:

  • опасения в связи с актуальным изменением картины своего тела и своей телесной само-ориентации;
  • бессознательное избегание беременности как социально неблагоприятного фактора;
  • страхи по поводу предполагаемого изменения образа жизни, часто на основе детского негативного опыта, полученного в семье;
  • негативные семейные сценарии относительно беременности, родов и воспитания маленьких детей;
  • иррациональный страх не справиться с ребенком (иррациональный страх перед будущим ребенком);
  • страх родить «неправильного» ребенка;
  • страх быть плохой матерью;
  • болезненная картина отношений в будущей семье, часто на основе собственного детского опыта;
  • страхи по поводу самого процесса родов (страх боли, страх смертельного исхода);
  • неосознаваемое чувство вины перед матерью, основанное на детском опыте;
  • бессознательные воспоминания о собственной «родовой травме»;
  • фантазии о разрушении и о боли, которую испытывала мать беременной или во время родов;
  • страх (излишнее беспокойство) по поводу будущего ребенка, который приводит к избыточному контролю над собственным телом и, как следствие, к бессознательным иррациональным «негативным» командам собственному организму;
  • «неадекватная» символическая (в сюжетно организованных образах) картина процесса зачатия, беременности и родов, на бессознательном уровне, которая самопрограммирует выкидыши или «не зачатие»;
  • ПТСР в отношении детского опыта, связанного с развитием сексуальности (часто -переживание стыда или страха);
  • и многое другое.

Для примера - список страхов, который был озвучен на одном из семинаров учебной группы по перинатальной психологии:

  • Страх, что будет ребенок с дефектом (физический дефект или проблемы психического развития).
  • Страх задушить ребенка во время родов, узкий таз, лучше уж кесарево сечениие.
  • Страшно собственное телесное изменение и возможность потолстеть или потерять свою красоту
  • Боюсь, что не проснется материнский инстинкт и я буду плохой матерью.
  • Страшно, что не смогу совмещать учебу, работу, беременность и воспитание ребенка, так как нет поддержки со стороны родителей.
  • Страх вести себя неадекватно во время процесса родов и тем самым навредить ребенку.
  • Боюсь, что не справлюсь с ролью и функцией матери.
  • Боюсь токсикоза, который был при прошлой беременности.
  • Боюсь сойти с ума, так как слышала о психозах беременных или послеродовых.
  • Страх, что в роддоме подменят ребенка.
  • Страх что ребенок будет с синдромом Дауна, если после 38 лет беременность.
  • Страх получить инфекцию при переливании крови.
  • Страх перед медицинскими манипуляциями.
  • Стыдно, что ты раскорякой и что приведут студентов смотреть.
  • Страх некомпетентности врачей.
  • Страх что муж разлюбит и не заберет из роддома или бросит с маленьким ребенком.
  • Страх в целом перед изменениями обстоятельств и условий жизни.

Мы видим в этом списке, что страхи могут относиться и к области физического здоровья, и к области собственных психических установок, и к области межличностных отношений.

Все эти весьма разнообразные темы могут быть обсуждены в процессе подготовки женщины к беременности и стать основанием для личностного роста и развития позитивных межличностных отношений в семье. Работа психолога может проводиться в индивидуальной или в групповой форме. Практика показывает, что нельзя отдать предпочтения однозначно психодинамическим, экзистенциально-гуманистическим или когнитивно-поведенческим методам, важен сам факт проработки косвенных стрессовых факторов и тем из личностной или социальной области. Иными словами, подходят любые методы, которые поддерживают диалоговый формат, ориентированы на феноменологию и дают возможность провести краткосрочное проблемно ориентированное консультирование.

Мы понимаем, что консультирование во время беременности или непосредственно в период планирования беременности относится к области кризисного консультирования или проблемно центрированного консультирования, вследствие ограниченности времени и особого биологического состояния клиента.

Поэтому мы можем предлагать на практике клиенткам именно краткосрочные проблемно ориентированные методы. Второе практическое соображение относится к специфике временной, социальной и биологической неопределённости всех процессов, связанных с беременностью. Так как сам факт биологической беременности относится к области опасных для жизни событий, включающих элемент реальной неопределённости и в отношении самого течения беременности, и в отношении результатов, необходимо признавать естественный и реалистический факт наличия у женщины тревоги перед будущим. Конечно, несколько естественных психофизиологических механизмов, связанных с репродуктивной функцией, и множество культурных и социальных алгоритмов совместно «работают» так, чтобы женщины отвлекались от негативных мыслей. Но мы учитываем этот факт при выборе стратегии консультирования, в том числе отдавая предпочтение ясным и простым по форме стратегиям проблемно центрированного консультирования. Избыточные психоаналитические и психодинамические изыскания могут создать парадоксальные смысловые ситуации.

Мне бы хотелось напомнить, что человек естественным образом опасается будущего. Страх перед неопределенностью предстоящей жизни компенсируется планированием, оптимизмом, верой в поддержку со стороны людей, верой в обычаи и даже верой в суеверия. Потому что даже в ситуации «здоровых страхов» тревога перед будущим, особенно если есть реальная опасность, заставляет человека проецировать алгоритмы из прошлого. И часто искать опоры в символах и обычаях для того, чтобы избежать тревоги. Беременность и предстоящее появление на свет нового маленького человека - это ситуация с высоким уровнем неопределенности. Поэтому слишком настойчивое исследование прошлого может иногда запутать клиентку.

Далее мы предложим читателю заглянуть в мастерскую практического психолога. Мы попробуем обсудить, не претендуя на полноту, некоторые практические темы, которые часто встречаются в консультировании беременных.

Пример консультации

Оле 28 лет. Она боится беременности и всячески избегает этой темы в своей жизни. Родители и муж уговаривают ее. Оля сообщает, что боится некомпетентности врачей и приводит примеры неудачных исходов при родах. Ошибки врачей, которые сильно вредили здоровью и ребенка и матери.

На первой консультации психолог предложила обратиться к области социальной компетентности. Оля обсудила с психологом, что могла бы пообщаться с теми, кто уже прошел через роды, выбрать более надежного врача. Навести справки про компетенцию врача. Выяснить, что именно в своем организме она считает опасным, по поводу чего нужно вмешательство доктора и его особая компетентность.
Однако клиентка сосредоточенно говорила о возможности ошибки: «Что если доктор провел много успешных операций, именно на моем случае может не хватить компетенции…». Психолог сделал попытку исследовать идеальный образ «компетентного доктора» и сформулировать признаки компетентности, а потом найти реального человека, который максимально подходил бы к этим признакам. Но эти размышления только частично ослабили беспокойство клиентки. Обращение к внешним референциям, как оказалось, не дало ей достаточно опоры.
На второй консультации психолог предложила сосредоточиться на личностных установках клиентки.

Фрагмент сессии:

Клиентка: «Я боюсь некомпетентности врачей».

Терапевт: «Да от врачей много зависит. И мы знаем, что они стараются помогать…».

Клиентка: «Очень трудно выбрать компетентного врача, когда я думаю об этом, все сжимается в теле…».

Терапевт: «У вас есть опыт неприятных столкновений с врачами?».

Клиентка: «Нет. Я не болею. Но в детве мама часто водила меня в поликлинику на обследования и всегда говорила, что нужны очень компетентные врачи. Что бабушка болела и умерла, потому что врачи были не компетентные».

Терапевт: «Да, это должно было быть сильное впечатление для ребенка. А бабушка долго болела?».

Клиентка: «Да. Она тяжело болела, и мама очень беспокоилась за нее. Не могла смириться с тем, что бабушка слегла. Искала хороших врачей… а бабушка предпочитала лечиться в самой обычной больнице…».

Терапевт: «А как вы помните, в детстве в вашей семье были позитивные истории, когда человек болел и выздоровел?».

Клиентка: «Да мама говорила о своей сестре, моей тете, что у нее крепкое здоровье».

Терапевт: «Вот я подумала, что вы, размышляя о беременности, совсем исключаете себя саму. Много внимания даёте врачам, и совсем мало - себе самой. Как будто бы вас совсем почти и нет в фокусе вашего внимания. Если думать о сестре мамы, то мама сказала, что у сестры, вашей тети, «крепкое здоровье». То есть она умеет болеть и выздоравливать».

Клиентка: «Да. Она обращается к врачам, но не часто».

Терапевт: «Я подумала, что она как то сотрудничает с врачами и те ей помогают».

Клиентка: «Да, она, конечно, когда заболеет ходит к врачу»».

Терапевт: «А вот что-то в ваших размышлениях меня беспокоит. Как будто бы есть только те специалисты, кто снаружи от вас. А вас самой как будто бы и нет совсем. Как человека. Как того, кто имеет свое тело и свою способность поддерживать свою биологическую жизнь…».

Клиентка (заинтересованно): «В каком смысле?».

Терапевт: «А как вы думаете, беременность и роды – это естественное человеческое состояние? Или болезнь?»

Клиентка (задумчиво): «Ну… болезнь.. нет, все-таки это естественный процесс! И то, и другое… могут быть осложнения…».

Терапевт: «Давайте я предложу вам так фокусироваться: вы сами имеете свое тело и свою уникальную способность жить, и справляться с физическими стрессами, и врачи вам помогают пройти путь беременности. Ваш вклад в этот процесс основной… и врачи тоже делают свое дело…».

Клиентка: «Мне нравится эта мысль. Я понимаю сейчас, что в детстве мама все время говорила о некомпетентных врачах, потому что переживала из-за смерти бабушки. И ведь правда, это от меня самой зависит, как жить и как помогать себе самой».

Терапевт: «Да это более справедливо. Можно делать много хороших вещей, чтобы беречь свое здоровье и чтобы благополучно проходить через сложные моменты жизни. И врачи помогают, но их функция вспомогательная».

Клиентка: «Мне нравится идея взять ответственность за свою жизнь. Это что-то, что мама не давала мне сделать в моем детстве… Она всегда забирала у меня инициативу и давала понять, что сама по себе я никогда не справлюсь со своей жизнью… а я сейчас все-таки взрослая…».

В этом фрагменте разговора психолога с клиентом мы видим, что именно на личностном уровне Ольга смогла обнаружить тот источник беспокойства, который создавал для нее трудности. Поэтому, хотя « тематический запрос» был сформулирован на социальном уровне (компетенция врачей), решение вопроса лежало на личностном уровне…

Некоторые препятствующие и дефицитарные бессознательные факторы, которые влияют на течение беременности, и возможность психокорекционной работы

Можно выделить препятствующие и дефицитарные факторы, которые влияют на появление бессознательных негативных установок, которые препятствуют благоприятному течению беременности. Препятствующие факторы – это интенсивные аутоагрессивные установки, которые появляются как результат опыта, связанный с негативными ожиданиями, вытесненный в бессознательное негативный опыт прошлых беременностей, закрепленное поведение, например, «привычка» к выкидышам. Такого рода проблемы решаются с помощью рациональных методов, с включением элементов эмоциональной коррекции. Прояснение скрытых мотивов существенно улучшает эмоциональное состояние пациентки и способствует стабильности ее физического состояния.

Дефицитарные компоненты, препятствующие нормальному зачатию и вынашиванию, относятся к области символического описания самого процесса вынашивания и родов. Организм женщины на психическом плане оказывается не готов к изменениям, связанным с беременностью, и «протестует» против изменения, как против болезни или оказывается слишком «инфантильным», чтобы принять новый опыт. Направление работы в этой области – создание (внедрение) бессознательных символических установок на «правильное по алгоритму переживание процесса беременности и родов. Эта работа может проводиться методами гештальта с использованием символов, методов активного управляемого воображения и недирективного гипноза. В этих случаях создаются (конструируются) новые образцы символического поведения. Новый символический опыт часто может быть предложен в кооперации с проработкой символических следов старого травматического опыта. Отдельную группу проблем у тех, кто обращается за психологической помощью по поводу беременности, составляют проблемы системного характера, в которых на первом плане – иммунные механизмы. Тем не менее, новейшие достижения в области психоиммунологии свидетельствуют, что при создании целенаправленных символических бессознательных установок на изменения функционирования биология организма дает позитивные сдвиги.

Примеры развития бессознательных негативных установок

Случай 1. Женщина в браке, стабильная семья, имеет сына 8 лет. Категорически боится (не хочет) заводить нового ребенка. Муж настаивает. Материальные условия позволяют. Что-то мешает принять позитивное решение. В ходе терапевтического исследования выясняется удивительная связь ранее принятых решений и нынешней ситуации. До свадьбы женщина (ей было 18 лет) была влюблена в НЕГО. ОН уехал в другую страну, женился. Она познакомилась с хорошим человеком и вышла замуж. Поддерживали иногда переписку. Встретились как-то во время туристической поездки и оказалось, что стали совсем чужими… В основании страха обнаружилась незавершенная история старой любви. Отъезд был так стремителен, что не успела отгоревать по несостоявшемуся. Убеждение, которое было в фоне ее размышлений о беременности: «Вдруг решусь уехать к НЕМУ? С одним ребенком еще могу эмигрировать, а с двумя точно не справлюсь…». Женщина с удивлением обнаружила, что не могла забеременеть, так как предала бы детскую давно забытую влюбленность к другому человеку.

Случай 2. Женщина 26 лет избегает брака и беременности. Однако говорит, что хочет ребенка. Потому что хочет чувствовать себя женщиной. Мы обнаружили в ее случае влияние детского опыта на поведение взрослого человека. Девочка в 11 лет прочитала, тайно от взрослых, роман Эрнеста Хэмингуэя «Прощай, оружие!», сюжет о войне, о духовных исканиях героя и о любви. Ее, естественно, среди прочих событий интересовала любовная линия и судьба героини. В финале истории, по воле автора, молодая женщина умирает после родов. Так неудачно сложилось, что в тот же период она прочитала философскую новеллу Леонид Леонова «Evgenia Ivanovna» . Это не совсем детское чтение, так как в этих двух книгах главная героиня, которая символически отражает важные для автора темы, переживает беременность и умирает от послеродовой горячки. Девочка запомнила эти сюжеты. Так как чтение было тайным, она не могла обсудить тему с родителями из-за стыда. Став взрослой, девочка старательно избегала отношений с мужчинами и опасалась беременности. С навязчивостью предохраняясь. Так как внушила себе идею, что умрет во время родов. Рациональные увещевания родственников и подруг не помогали избавиться от навязчивого убеждения.

Случай 3. Семейный сценарий, который намекал на то, что появление беременности ухудшит жизненную ситуацию: Бездетные сестры мамы жили хорошо, мама жила бедно, « потому что все отдала детям».

Случай 4. Женщина 26 лет не хотела даже думать о сексуальных отношениях и тем более беременности. Родственники активно предлагали ей «подарить им внука или внучку»; сюжетом ее страха оказалась агрессия к своей матери и отрицание себя как женщины (нежелание быть женщиной).

Страх как симптом и как эмоциональный опыт

Важная компетенция психолога состоит в том, чтобы различать, в каких случаях тема страха перед беременностью и, шире, страхов в области репродуктивной функции отражает реальные темы и обстоятельства жизненной ситуации женщины и ее семьи, а в каких ситуациях тематический разговор на тему страхов (в этой жизненно важной области человеческого опыта) является симптомом, который, в свою очередь отвлекает от истинного (внешнего или внутреннего) источника стресса (и естественного источника интереса человека). Социальная и биологическая значимость темы легко подвигает людей к тому, чтобы сознательно или бессознательно маскировать темой «страх беременности» другие важные темы. Во втором случае избыточное и наивное внимание психолога к тематическому запросу «боюсь беременности», то есть к сюжетам, предложенным со стороны клиента, только затягивает получение эффективной помощи и запутывает клиентку или клиента.

Часть первая, страхи «естественные»

Как мы упоминали в начале этого эссе, будущее всегда связано с неопределённостью. Беременность и рождение нового человека - это всегда путь в будущее, о котором женщина может только догадываться. Потому и она сама, и ее окружение имеет основание для реальных беспокойств. Которые никак не стоит считать симптомами. Для того, чтобы уменьшить влияние такого естественного переживания страха перед будущим, необходимо создать благоприятную внешнюю среду (поддержку) и максимально полно информировать человека о предстоящих ему жизненных обстоятельствах. Возбуждение и беспокойство при новизне, опасения в связи с неизвестным будущим, волнение и ожидание, опасения женщины перед новым социальным статусом и перед новым физическим состоянием. Большая информированность и планирование помогает справиться с частью таких страхов. Та часть страха, которая связана с реальной неопределённостью будущего, преодолевается на духовном уровне, с помощью любви и надежды.

Часть вторая. Страхи беременных как симптомы

Страхи инфантильные (фантазийные, иррациональные). По форме эти страхи похожи на детские персонажи страхов, «страшные истории», персонажи снов-ужастиков. Психический механизм таких страхов заключается в том, что из-за сильного психического или физиологического регресса человеку в сновидениях или сновидных фантазиях является нечто иррациональное. Примером реализации инфантильного страха может служить фильм «Ребенок Розмари» (женщина рождает ребенка-дьявола). Сновидения или иррациональные фантазии часто повторяют образы и опыт детских травм или иррациональную символическую переработку травматического эмоционального опыта. Есть указания на иррациональные следы травмы собственного рождения. Тактика психолога построена на признании сильного эмоционального стресса или регрессии. Рекомендуется использовать методы арт-терапии или методы работы с символикой сновидения.

Страхи социальные. Напряжение, вызванное социальным давлением и страх этого стресса. Страх обвинения, осуждения или отвержения. Иногда страх вызван опытом, когда имел место «малый Стокгольмский синдром», или эффект социального обвинения человека, который оказался в сложной ситуации. Часто источник такого страха мы обнаружим в опыте семейных сценариев, в которых беременность вела к болезни, к смерти или ухудшению качества жизни. Тактика психолога состоит в том, чтоб идентифицировать источники информации и выявить реальные послания, которые человек получает из своего ближайшего окружения. Часто полезным бывает построение генограммы и прояснение посланий, полученных из истории своей семьи.

Страхи действовать. Страх действовать (нарциссические страхи). Человек не справляется с действиями, которые вызывают беспокойство, но с которыми люди обычно справляются. Боюсь выступать перед собранием, действовать, сопровождающая эмоция – стыд и опасения социальной атаки. Женщина может опасаться беременности (стыдно если не замужем) или, наоборот, из гордости скрывать реальные опасения.
Экзистенциальные страхи. Это страх смерти, одиночества, отверженности, потери смысла. Многие авторы считают, что это естественная и важная часть человеческого самопонимания. Однако если такой экзистенциальный страх сильно связывается по сюжету с темами, которые относятся к области репродуктивной функции, психолог может предположить, что это не свободные размышления о жизни, а некоторый вариант обсессивно-компульсивного синдрома. В этом случае психолог дает свое внимание темам личных кризисов или жизненных обстоятельств и конфликтов, депрессии, которые могут создавать фон беспокойства и тревоги. Настойчивая «экзистенциальная» тема может указывать на скрытую личностную тему, которая обычно не выходит на первый план.

Травма и ее след. По своему психическому механизму этот симптом ближе всего к «условному рефлексу»: человек попал однажды в неприятную ситуацию, не смог найти хорошего решения этой ситуации и теперь, во всех похожих случаях, у него поднимаются те же чувства, что и раньше. Это может быть воспоминания о неудачном течении предшествующей беременности или родов, об операциях. Или другие неприятные ассоциации. Психолог предлагает найти ресурс и вернуться к старой ситуации, выразить чувства и пробудить возможность быть активным, защитить себя или получить поддержку. После такой проработки старой ситуации, как правило, симптом ослабляется.

ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство), депрессия. Внимание к теме беременности, опасения или избыточная тематическая загруженность это жизненно важной темы может быть связана с тем, что человек сейчас переживает депрессию после травмирующего события, после утраты или после травмы. Беспокойство, которое осталось как след стрессового события, остается в глубине души человека и прорывается в области, которые не связаны сюжетно непосредственно с тем источником, который то самое беспокойство вызвал. Тактика работы психолога в том, чтобы найти события в прошлом, от которого остался такой тревожный след. Это может быть незавершённое действие. Стрессовое событие (конфликт), забыто, человек о нем не думает, но след остался и проявляется в форме симптомов. Человек не жалуется на утрату, или на прошлый стресс. И даже не сообщает о своей тревоге. «Травму совсем не помню, тогда не волновалась. А сейчас все как-то не так идет в жизни…». Но психолог замечает, что в реакциях человека есть напряжение. Его симптом вызван тем, что есть в фоне его жизни общая дезадаптация и тревога, которая создает повод к беспокойствам по актуальным ситуациям. Общая тревожность распространяется и на тему возможной беременности. Обычно после тщательной проработки утраты или старого конфликта симптом развеивается.

Особенности личности (патология характера). Фиксации некоторых форм контакта с людьми, оставшиеся от раннего детского возраста. «Боюсь близости», «боюсь поглощения», «боюсь отвержения», «боюсь новых людей»… Беременность и отношение к ней могут быть поняты как сюжет общей стратегии в отношениях. Тактика терапевта состоит в том, чтобы максимально проработать детский опыт человека. И помочь создать новые формы контакта с окружающим миром, выработать новые защитные и регуляторные механизмы психической адаптации. Психологу не стоит рассчитывать на быстрые результаты такой работы.

Неврозы. Тревога вызвана внутриличностным конфликтом. Борьба мотивов. Форма поведения носит символический характер и косвенно указывает на дефициты потребностей. Беременность (будущая) может значить что-то в системе отношений с близкими или с социумом. В том числе «психогенное бесплодие» часто понимается на практике как симптом невроза. Тактика терапевта – прояснение смысла и значения всех сил и тенденций, которые действуют во внутриличностном конфликте. Психолог старается разворачивать актуальный конфликт в его полноценной эмоциональной форме.

Психические заболевания, нарушение деятельности ЦНС разного типа. Эти нарушения проявляются как сильная тревога и дезориентация работы психики, симптомы: галлюцинации, навязчивости, иррациональные страхи. Тревога мучительно переживается женщиной, но причина тревоги ей не понятна. Поэтому эта тревога иногда может проецироваться в форму ожиданий или размышлений по темам, которые связаны с беременностью. Помощь заключается в том, чтобы организовать медицинское лечение заболевания. Сюжет, связанный с беременностью, не стоит делать предметом обсуждения с психологом.

Вывод

Если психолог наблюдает во время консультации проявление одной из форм страха как симптома, он задумывается о том, как он может распознать глубинную причину тревоги и беспокойства и выбрать подходящую тактику для своей работы. То есть, работать с фоном, а не с симптомом.

Пример работы психолога с негативным биологическим фактором во время беременности

Приведем иллюстрацию биопсихосоциального подхода к консультированию. Эта тема возникла на семинаре как дополнительная, потому что семинар был посвящен теме страхов перед будущей беременностью. Однако тема страха перед беременностью часто ассоциируется со страхом перед будущими неприятными физическими перспективами периода беременности, в том числе токсикоза беременных. Поэтому полезно предложить некоторые простые идеи, которые могут помочь как рекомендации для консультирования беременных женщин с токсикозом.

Общие положения и основания, которые помогают выбрать тактику работы с опытом токсикоза:

Биологический уровень. Очевидно, что беременность есть особое биологическое состояние. Отличное от «обычного». Оно временное. Оно законное, планомерное и полезное. Оно отличается по субьективным самоощущениям от прежнего, обычного. Это состояние биологически очень эффективное. Негативный аспект – «токсикоз». Сопровождающий (иногда) особое состояние.

Личностный психический уровень. Женщина регистрирует изменение своего физического и психического состояния. И может это изменение интерпретировать, по своему усмотрению, как «позитивное изменение», или как «что-то, что отличается от обычного и потому опасно». Именно этот момент выбора позиции и является областью вмешательства со стороны психолога.

Социальный уровень. Женщина хочет быть «как все», она может скрывать свою беременность до времени и стараться быть обычным членом общества. Общество говорит, что «если токсикоз, значит ты беременна». И общество ждет от женщины некоторого специального поведения.

Область возможного вмешательства терапевта. Мы предполагаем, что некоторые женщины старается ради себя и ради общества чувствовать себя «как всегда», то есть здоровой (биология) и сильной (социальный статус). И действительно часто атакуют саму себя за то, что чувствуют себя «по-другому». Эта атака может за счет самовнушения действительно перейти на биологическое состояние. «Я давлю себя реального и побуждаю себя чувствовать себя не так как есть а так, как нужно!». Если женщина склонна к самовнушению, то она может (исхитриться) заставить свою биологию так сложно настроиться, что реальный процесс один, а вызвать другой, который имитирует «здоровье привычное». В итоге биологический уровень регуляции сбивается и создается прецедент психического напряжения (стресса) и это дает дополнительный повод к развитию токсикоза. Будем реалистичными. Я как психолог была бы слишком самонадеянным человеком, если бы сводила все биологические проблемы к психологическим. Но я позволю себе обратить внимание на такой факт, как способность организма человека к саморегуляции и самовосстановлению. С этой точки зрения снижение психологического (личностного) компонента стресса улучшает шансы организма как физического (биологического) целого на успешную и эффективную саморегуляцию.

Поэтому рекомендуется предложить человеку: «Скажи «до свидания» старому состоянию «здоровья», проживи позитивный и полезный кризис, признай, что происходит полезное изменение и скажи «здравствуй» своему новому временному био-личностному состоянию». В котором у тебя по новому работает и вся биология, и психика регулируется новым способом, и походка будет новой, и отношения с людьми тоже новыми и непривычными для вас».

Образец текста сессии, которая была проведена по поводу токсикоза:

Клиентка: «Я все время плохо себя чувствую во время беременности».

Терапевт: «Да, понимаю, вы, наверное, устали от своего физического состояния».

Клиентка: «Да. Это очень тяжело».

Терапевт: «Ваши близкие понимают это».

Клиентка: «Они говорят – ты беременная, это обычное дело…»

Терапевт: «Да… это не очень комфортно, когда тебя не хотят понимать и сочувствовать».

Клиентка:  «Они сочувствуют, но думают, что раз все равно ничего нельзя поделать, лучше не обращать внимания».

Терапевт: «А как вы быстро заметили, что ваше физическое состояние изменилось во время беременности?»

Клиентка: «О, я надеялась, что все пройдет как-то легче. У меня было много хороших планов, а сейчас я не могу надолго выйти из дома. Я очень расстроена, что мой организм меня так подводит!».

Терапевт: «Понимаю. Это реально неприятная история».

Клиентка (смотрит на терапевта): «Вы реально меня понимаете, правда! Это такое разочарование! Все так и говорили вокруг, что беременность чудесное состояние. А вот такая неприятность! Я совсем этого не ожидала!».

Терапевт: «А знаете, я вам предложу одну идею, которая помогала нескольким моим собеседницам. Она, конечно, чисто психологическая, но вдруг она вам понравится?»

Клиентка: «Ну расскажите».

Терапевт (задумчиво и настойчиво): «Понимаете, некоторые женщины не совсем реалистически относятся к тому, что при беременности все в теле меняется. Новый гормональный фон, новые телесные ощущения, новые биологические и новые психические процессы. Они помнят себя такими, какими они были «до того» и понимают себя саму не как новое состояние, а как что то «неправильное», то, что надо исправить… как что то неправильное, стараются даже дать своему организму команду: «Сделай как раньше!». И если они умеют хорошо сами себя контролировать, то их организм выполняет их команду! С большими сложностями он настраивается так, что гормональная жизнь новая, а за счет сложных преобразований активность всего тела и активность мозга такая же, как была раньше. Потому что им кажется страшным и опасным признать изменения. Это гигантская работа. И кажется, что токсикоз частично есть ее результат. Организм выполняет сложную работу, устает и запутывается. Но дело в том, что состояние беременности - полезное и нормальное. Только другое. Например, меньше скорость психических процессов, меньше скорость принятия решений, зато больше биологическая выносливость и рассудительность. И многое другое. А после родов все возвращается на привычные рельсы. Миллионы лет эволюции сформировали очень надежный биологический механизм. Потому предлагаю простую идею. Вы сегодня на ночь дайте сами себе команду: «Я проснусь утром и приму свое новое тело, новую физиологию, новые мысли и новую походку. Поприветствую мир новым способом».

Клиентка (задумчиво): «Вы правы… мне точно казалось, что я просто обязана жить так же как и раньше, чтобы я могла уважать саму себя. Я даже проверяла, могу ли я так же быстро решать задачки, как и раньше… мне нравится идея «новой эффективной формы…» я попробую».

В этом примере психолог предлагает сформировать установку, которая поможет клиентке более реалистично отнестись к своей новой ситуации, объединить свои психические и биологические ресурсы. Психолог может рассчитывать, что после формирования такой установки, как минимум, будет снижено психогенное влияние на процесс биологической жизни. Что помогает, как правило, человеку справиться со стрессом.

Для сведения, мы упомянем с благодарностью опыт работы врача-гипнотерапевта из Новосибирска Сергея Романовича Баянова. Он предлагает для психологической проработки ситуации с токсикозом использовать директивное внушение, которое начинается с формулы: «Ваш мозг состоит из клеток, в каждой клетке есть процессы возбуждения и торможения, которые балансируются между собой. Подобно тому, как мы сейчас балансируем эти процессы, мы можем через влияние этих клеток балансировать физические процессы в организме. Повысить его функциональность…». Завершается длинная формула, которую мы сейчас не имеем возможности воспроизвести, предложением клиентке расширить свой кругозор, отказаться от самокопания и обо всем важном в эмоциональной жизни говорить с доктором. И развивать для себя новые области интересов и занятий.

В этом внушении гипнотерапевт затрагивает важнейшие темы, которые мы считаем принципиально важными для простой и ясно направленной помощи беременным. Это предложение физическому организму найти наилучшую форму эффективной саморегуляции (биологический уровень) и предложение человеку как личности (психический и социальный уровень) направить свою активность вовне, избегая аутоагрессии (самокопания) и получая поддержку извне.

Вывод

Если психолог наблюдает во время консультации женщины проявление одной из тех форм страха, который является симптомом, то он обращает свое внимание не на сам сюжет страха. Этот тезис непривычен для психологов, которые ориентированы на «работу по запросу». Однако в этом случае психолог обратит свое внимание на тот психобиологический процесс, который поддерживает тревогу. А тревога, в свою очередь, поддерживает симптом. Областью внимания психолога становится именно фоновый, косвенный для женщины и ее окружения сюжет ее социальных, межличностных или культурно-нормативных конфликтов или ее внутренних конфликтов и следов старых стрессов. Для психолога есть несколько признаков того, что жалоба «хочу забеременеть но не могу», или «хочу забеременеть, но боюсь» является симптомом. Это настойчивость высказывания, неизменяемость идеи, сильный стресс, связанный с ее продвижением. В этих случаях, несмотря на вполне рациональное и социально понятное заявление вроде «боюсь беременности», мы считаем, что причина тревоги и беспокойства лежит совсем в другой области. Причиной такой устойчивой мысли является скрытый из поля внимания самого пациента напряженный сюжет его жизни. Например, молодая дама говорит о страхе перед возможной беременностью, а по сути дела, она переживает тревогу из-за незавершенной работы утраты. Мы можем найти такие сюжеты, если используем биопсихосоциальный подход.

Вот небольшой отрывок из консультации. Клиентка говорит, что не доверяет врачам и потому боится забеременеть. На социальном уровне консультант предлагает клиентке больше собрать информации о врачах и выбрать подходящего специалиста. Однако это решение не полностью помогает снизить тревогу. Клиентка почти иррационально продолжает размышлять о том, что никак не сможет найти такого специалиста, которому она могла бы полностью доверить свою жизнь. В этом настойчивом размышлении было что то иррациональное, не реалистическое. Терапевт переходит в ходе консультации на исследование сюжетов личностного уровня и обращает внимание на удивительный чисто личностный стиль коммуникации. Он замечает, что клиентка все время говорит о помощи со стороны врачей и совсем не берет в расчет свою собственную силу жизни и свою собственную возможность активности. Как будто бы вся ее жизнь находится в чужих руках. Терапевт поддерживает с клиенткой тему  «верить в себя и свои силы, и получать помощь врача». То есть, суммировать свои усилия и усилия врача. Оказалось, что это привычное утверждение про то, что «помощи надо ждать от других», было не свободным размышлением о жизни, а симптомом. С детства пациентку приучали, что «только доктор может спасти, если заболеешь». Идея «выздоравливания» не была признана в семье, родственники при любом недомогании ориентировались на поиск «самых лучших докторов». Эта тактика поиска качественной врачебной помощи была, без сомнения, эффективной. Но чисто психологически девочка привыкла к парадоксальной мысли, что если не будет рядом самого лучшего доктора, она пропадет… и как результат, она привыкла пугаться себя самой и своего организма.

Беседа с психологом помогла идентифицировать и развеять этот детский невротический сценарий. И получить новую эффективную установку. Клиентка приняла решение, что она может суммировать свою веру в собственную биологию и получать помощь и поддержку врачей. «Я успешно рожу и врачи мне помогут!» - такие мысли помогли ей противостоять страху перед неопределённостью будущего и тем самым развеять страх перед беременностью.

Таким образом, консультант не просто работает « с запросом» про тему беременности. А исследует фон личностной и социально групповой, который составляет опору жизни клиента. Опираясь на биопсихосоциальные контексты жизни человека. И понимая, что человек имеет комплексный опыт в разных областях, которые в сумме организуют его жизнь.

Литература

Динора Пайз «Бессознательное использование женщинами своего тела»;
Ролло Мей «Проблема тревоги»;
Харм Сименс «Практическое руководство для гештальт-терапевтов».

Опубликовано 14 марта 2018

Материалы по теме

Программа дополнительного образования «Клиническая перинатальная психология и психотерапия»
Психологический кризис беременности. И.В. Завгородняя
Теория привязанности и воспитание счастливых людей. Бриш К.
Фильмы о детской психологии, теории привязанности
30.06.2017
Психологическая помощь после трагедий и катастроф
01.10.2018
Танцевально-двигательная терапия при депрессии
31.10.2017
Подборка материалов о депрессии: профилактика, диагностика, помощь
10.10.2017
Д.В. Ковпак о трагедии в Керчи: «Запугивание не предотвратит расстрелы в школах»
19.10.2018
«Арт-конструктор»: работа с последствиями психотравмы
18.10.2018
Татьяна Караваева. Лекция о неврозах
26.09.2018
Коррекция риска суицидального поведения молодежи
05.07.2018
12-й Саммит психологов: о человечности в цифровую эпоху
07.06.2018

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
21 ноября 2018 , среда

В этот день

Ольга Сергеевна Дейнека празднует день рождения ― 67 лет! поздравить!

Карина Марленовна Гайдар празднует день рождения ― 57 лет! поздравить!

Скоро

28 — 30 ноября, Москва

III Всероссийская научно-практическая конференция «Комплексное сопровождение детей с расстройствами аутистического спектра»

17 — 18 декабря, Москва

Международная научно-практическая конференция «Личность в эпоху перемен: mobilis in mobili»

8 - 12 января
Ставрополь

25-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи», тема «Зона связи»

3 - 5 февраля
Санкт-Петербург

5-й Всероссийский психологический фестиваль «Другая арт-терапия: кино-, драма-, клоун-…»

4 — 5 февраля, Санкт-Петербург

II Всероссийская научно-практическая конференция «Танцевально-двигательная терапия в реабилитации детей и взрослых различных нозологических групп»

2 - 4 июня
Санкт-Петербург

XIII Санкт-Петербургский саммит психологов

2 июля
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь
21 ноября 2018 , среда

В этот день

Ольга Сергеевна Дейнека празднует день рождения ― 67 лет! поздравить!

Карина Марленовна Гайдар празднует день рождения ― 57 лет! поздравить!

Скоро

28 — 30 ноября, Москва

III Всероссийская научно-практическая конференция «Комплексное сопровождение детей с расстройствами аутистического спектра»

17 — 18 декабря, Москва

Международная научно-практическая конференция «Личность в эпоху перемен: mobilis in mobili»

8 - 12 января
Ставрополь

25-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи», тема «Зона связи»

3 - 5 февраля
Санкт-Петербург

5-й Всероссийский психологический фестиваль «Другая арт-терапия: кино-, драма-, клоун-…»

4 — 5 февраля, Санкт-Петербург

II Всероссийская научно-практическая конференция «Танцевально-двигательная терапия в реабилитации детей и взрослых различных нозологических групп»

2 - 4 июня
Санкт-Петербург

XIII Санкт-Петербургский саммит психологов

2 июля
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь