• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

28 — 30 июня
Санкт-Петербург

XV Летняя Школа ЕКПП-Россия 2019 «Агрессивность в жизни и в терапии»

28 — 30 июня
Владивосток

IX-я Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

28 июня
Москва

XXIV международная заочная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в современном мире: теоретические и практические исследования»

2 — 5 июля 2019
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь

Семейные отношения с Крымом и информационные войны: взгляд психолога

/module/item/name

Ведущая: В нашей программе «Altera pars» на радио «Вести ФМ» мы с другой стороны смотрим на политические и социальные  события уходящей недели. У нас в студии, как обычно, Мария Киселева, клинический психолог, кандидат психологических наук. Сегодня поговорим о событиях в братской Украине,  о психологии информационных войн …

- Мария, в связи с принятием в состав России нового субъекта федерации – Крымской республики у нас возникает необходимость выстраивать отношения и быть вместе. Если говорить на языке психологии, то сейчас происходит принятие в большую семью нового члена, с которым нужно теперь сосуществовать вместе на общей кухне. Как это сделать?

- Вы привели хороший пример с семьей. Можно, по аналогии, сказать, что это - молодые люди, которые только что встретились, находятся в эйфории и хотят пожениться, или что возвращается отсутствующий член семьи, который, допустим, находился в долгом плавании, или семья усыновляет ребенка... Важно понимать, что начало отношений всегда полно фантазий, идеализаций, поиска сходства между собой и новым членом семьи. Это всегда эйфория, всегда симбиоз, это очень близкие отношения, где стёрты все различия – каждая сторона видит в другой стороне лишь то, что их объединяет, логическое осмысление отсутствует и это помогает людям (и странам) объединиться, потому что вытесняются все сложности, которые могут возникнуть в будущем, отрицаются все возможные проблемы. Это очень хорошо, потому что не было бы браков на земле, люди бы не влюблялись друг в друга, если бы не было такого психологического механизма как вытеснение различий и идеализация объекта своей любви.  И, безусловно, сейчас (тем более, что жизни людей в Крыму находились под угрозой, было очень страшно, ситуация была очень эмоциональная), Россия выглядит как прекрасный спасающий рыцарь или, наоборот, как добрая принимающая мать, которая решит многие проблемы. А для нас Крым – это что-то очень родное, близкое, когда-то потерянное, слабое, то, что очень хочется защитить. И кажется, что друг другу мы должны быть только благодарны и другие эмоции неуместны. На начальном этапе это всегда так. Но любые отношения развиваются по определённому сценарию (причём, даже когда рождается ребенок, его первые отношения с мамой или с ухаживающим лицом складываются тоже согласно этим этапам). Любые отношения начинаются с симбиоза, где присутствует идеализация, а потом в какой-то момент наступает этап дифференциации, когда уже образовалась сильная привязанность, эмоции уходят на второй план и мы готовы встретиться с реальностью и понять, что выбранный нами партнер или принятый новый член семьи на самом деле от нас отличается. Мы видим, что у него другие привычки, что правила в его семье были другими. Когда схлынет эйфория, придётся разбираться с этими различиями, не нужно их бояться, нет двух одинаковых людей, нет двух одинаковых стран. Нужно быть готовым увидеть, понять, уважать различия, которые существуют, и научиться их принимать…

- Что касается крымчан, какие могут быть сложности, которые нам следует преодолеть?

- Мне кажется, им будет сложно принять, что в России все-таки существуют правила. Они отвыкли от этих правил, они живут сами по себе, на уровне понятий, а не на уровне закона и мне кажется, что это будет большая для них ломка: принять, что Россия – страна, в которой существуют, какие-никакие, но правила и их нужно соблюдать. Невозможно так, как сейчас происходит, просто брать землю и не оформлять её, это касается также налогов, сборов и так далее. Я думаю, что это будет самая большая сложность для крымчан – стать более цивилизованными и им, наверное, нужно помнить, что если бы они оказались в Европе, то правила были бы ещё более жёсткими. Возвращаюсь к метафоре семьи – в момент, когда нас партнер разочаровывает, мы начинаем идеализировать какого-то другого, гипотетического партнера. Им должно помочь понимание, что выбора нет – если они хотят развиваться, то по правилам жить легче, надёжнее, спокойнее и безопаснее.

- Как вводить эти правила, чтобы не было отторжения, чтобы люди действительно поняли, что правила не нужно как-то пытаться обойти, а придётся соблюдать?

- Ну, потихонечку. Сейчас какие-то правила там всё же существуют. С одной стороны, правила – это тяжело, потому что приходится их выполнять и как бы кажется, что свобода ограничивается, но, с другой стороны – правила делают мир предсказуемым. Предсказуемость – очень важная, базовая потребность человека и на этом можно сыграть: когда люди понимают, что они знают правила, живут по ним и дальше могут развиваться - это будет стабильно, долго, потому что есть опора, фундамент, на котором можно дальше что-то выстраивать. Это очень важно, потому что сейчас у крымчан стабильности нет и предсказуемость – то, чего они очень желали. С приходом разных властей менялись понятия, а не правила: таксисты жаловались, что с них брали то по 5 гривен, то по 10. А если это какой-то налог – то он будет надолго, навсегда и можно будет его спокойно платить и не думать больше ни о чём, а только о своём бизнесе, о том, как развивать себя, свою семью и растить детей.

- У нас иногда в России с правилами тоже не очень хорошо…

- Будем вместе учиться.

- Вместе веселее!

- После этапа дифференциации, когда мы сняли с пьедестала свой «идеал» и поняли, что он неидеален – конечно, он южный, солнечный и радушный, но со своим характером, мы переходим на следующий этап – обучение или практика. Партнёры начинают смотреть на внешний мир – они понимают, что они есть друг у друга и теперь могут посмотреть по сторонам, вовне, каждый хочет развивать себя, более чётко свои права отстаивать и потихоньку наступает следующий этап – отношения уже на новом уровне, где формируется баланс межу близостью и независимостью. Люди или страны могут уже чувствовать близость и видеть точки соприкосновения, но при этом иметь свои интересы, уметь их отстаивать и быть в чём-то независимыми.

- Это этап, где уже, наконец-то, обо всём договорились?

- Да. И конечный этап наступает тогда, когда люди или страны друг с другом не для того, чтобы удовлетворять потребности друг друга. Сейчас, конечно, мы будем удовлетворять потребности Крыма, это не будут равнозначные отношения. И он, конечно, для нас тоже много значит в другой какой-то области, психологической, удовлетворяя нашу потребность в завоевании, в победе, в воцарении справедливости. Но существует этап, к которому в отношениях приходят супруги, хорошие друзья – когда мы уже признаём различия, интересы друг друга и уже по доброй воле, без эмоциональности, остаемся вместе, чтобы помочь друг другу в развитии. И тогда речь идет о полноценном партнёрстве. До этой стадии доходят не все браки, но это - свет в конце тоннеля, к которому нужно стремиться. Прохождение этих этапов не все браки могут выдержать, что уж тут говорить о странах, об огромных областях… Бывает, очень сложно договариваться, но нужно верить и просто доверять друг другу.

- Тем более, у нас ведь есть достаточно большой опыт совместного проживания, может быть, на него как-то следует опираться?

- Конечно, менталитет у нас общий и способы восприятия, переработки информации, общие суждения о добре и зле и очень много такого, что нас действительно объединяет. Этого, наверное, больше, чем различий, которые нужно просто учесть.

- И мы говорим на одном языке, в прямом смысле и надеюсь, в переносном тоже, это важно. Вы упомянули, что влюбленные смотрят друг другу в глаза. Есть определение любви, что люди смотрят не в глаза друг друга, а в одну сторону. Это, наверное, и будет, в дальнейшем, показателем – общность интересов.

Отталкиваясь от модели семьи: иногда мать говорит сыну о том, что его жена – плохая, не умеет готовить, носки стирать, ведёт такую войну на бытовом уровне. А у нас сейчас информационная война ведётся на пространствах глобальных – на Западе, в США (серьезными, профессиональными методами). Как этому противостоять и как из этой блокады вырваться?

- Информационные войны существует с того момента, когда человек начал говорить, потому что любое наше слово влияет на другого человека, особенно если это слово эмоционально заряжено и этот человек нам дорог. В первобытные времена информационным войнам уделялось мало внимания – легче было дать в глаз, убить. Но человечество развивается и сейчас информационные войны являются ведущими в завоевании некоторых благ, которыми хочет обладать та или иная сторона и они считаются более эффективными, чем даже ядерное оружие, потому что в обеспечение ядерного оружия нужно вложить много финансов. А информационная война – единственная, при которой воюющая сторона не только не теряет, но, напротив, приобретает ресурсы. Европа живёт, рекламируя культуру, товары, образ жизни…

- Говоря Украине о том, как прекрасно ей будет жить в Европе, та прекрасно понимает, что получает рынок сбыта своих товаров и будет иметь с этого неплохие деньги.

- Да. Чтобы противостоять информационным войнам, наверное, каждый человек должен понимать,  как это происходит. Мы воспринимаем информацию не анализируя, принимаем как данность, особенно если это говорится с экранов телевизоров, тем более, если это говорит развитая Европа и очень развитая Америка. И можно начать с самого начала, с определения понятия информации – это сведения о предмете или явлении, полученные наблюдателем. Если мы обратимся к науке, то мы поймем, что нет наблюдателя, который бы не оказывал влияния на свои наблюдения. Вся информация, получаемая в ходе наблюдения, неизбежно имеет оттенок интерпретации того, кто это видел. Это мы наблюдаем сейчас, когда получаем совершенно разные сведения о тех или иных событиях. И нужно понимать, что это – не вранье и не ложь, а просто каждый видит то, что он хотел бы видеть. А дальше нужно понять, что, как человек, так и общество, является замкнутой системой, которую нужно кормить, как в прямом смысле, продуктами питания, так и в переносном – эмоциями и информацией. Сейчас распространено такое заболевание – булимия, когда человек потребляет огромное количество пищи. Точно то же самое можно сказать о потреблении информации – с приходом этих интернет-систем, когда постоянно появляются маленькие заметки с противоречивой информацией, человек потребляет её  в огромных количествах, не может остановиться, возникает некоторый невроз. Ключевое – это непереваренная пища для ума. Мы не можем даже понять, какой из этих кусков информации будет влиять на человека, потому что их слишком много и они им не осмыслены.

- Правда ли, что если у вас дома фоном включен телевизор, то информация, на которую вы в процессе не обращаете особого внимания, всё равно у вас куда-то записывается в подсознании, и вы можете потом её воспроизвести совершенно непроизвольно для себя?

- Да, это действительно так. Дело в том, что наш мозг ничего не забывает – если мы чего-то не помним, это значит, что этой информации нет в нашей активной памяти, но она никуда не исчезает. Это может влиять непонятным для нас образом на принятие решений…

- В Крыму до сих пор работают еще украинские телеканалы, которые понятно какую точку зрения отстаивают. Каковы методы и технологии информационной войны?

- Как я говорила, человек является системой, которой необходима подпитка информацией. Мы сначала выбираем, что именно мы хотим кушать, потребляем, а потом – перевариваем, здесь работает уже наше восприятие. На выходе мы имеем уже суждение и убеждение. В конце цикла, на основании суждения и убеждения мы выбираем новую информацию, и цикл повторяется снова. Прервать его очень сложно: если убеждение сформировано, то всю информацию мы начинаем воспринимать, исходя из нашего убеждения. Что легче всего усваивается, что нам больше всего хочется употреблять в пищу? Что-то сладенькое, солененькое, вкусненькое, но вредное. То же самое и с потреблением информации – нам не хочется думать, анализировать цифры, логически рассуждать. Нам хочется увидеть картинку, которая эмоционально заряжена, для нас это как сахар, речь тоже должна быть насыщенная, эмоциональная. В основе информационных войн лежат крепкие заявления, которые я лично слышала на Украине, например: «Где вы хотите жить – в Италии или в Курской области?». Думая об Италии человек представляет себе море, солнце, песок и высокий уровень жизни, а представляя Курскую область – плохие дороги. Картинка значительно менее привлекательная…

- Дороги-то плохие, но, что касается Италии, те, кто там был, наверняка, знают, что и много минусов у итальянцев, и есть у них свои неприятные особенности, даже чисто бытовые, например, выплеснуть свои помои на дорогу – это абсолютно нормально.  

- То, о чем вы сейчас говорите – это осмысление высказывания, на которое нам пришлось потратить время. Но человеку в обычной жизни некогда проделывать эту работу – анализировать и логически осмысливать информацию, потому что вслед за этим заявлением ему тут же подсовывают другое: «Вы хотите свободу? А в России свободу ущемляют!». Не анализируется что за свобода какая-то мифическая, которой в реальности нигде нет. Одно такое заявление за другим и у людей уже складывается впечатление, что нужно идти в Европу, что их там ждут, там свобода, море, солнце и песок, а ещё им за это заплатят, когда они придут туда. Отсутствие логического подтекста делает подобную информацию очень легко усвояемой.

Полную версию интервью Вы можете послушать в аудио-формате.

Опубликовано 26 марта 2014

Материалы по теме

Обращение программного комитета IX Санкт-Петербургского Саммита психологов
24.03.2015
Атака на ментальность: Украина в кабинете психоаналитика. Видеозапись доклада на 10-м Саммите психологов
19.07.2016
10-й Саммит психологов: ключевая роль помогающего специалиста в эпоху перемен
09.06.2016
«Психотерапия – своего рода танец»
27.05.2016
Обновления программы 10-го Саммита психологов: МК об украинских событиях, созависимости, суицидах
17.05.2016
В Санкт-Петербурге состоятся лекции о том, как противостоять пропаганде
14.04.2015
Геопсихотерапия
26.08.2014
«Основная работа по налаживанию общения россиян и украинцев ещё впереди»
21.08.2014
Как уберечься от новой мировой войны?
28.07.2014
Образ врага. Создание и деконструкция
18.07.2014
Итоги VIII Санкт-Петербургского Саммита психологов
06.06.2014
Клинический метод в изучении и разрешении межнациональных конфликтов (социально-историческая психиатрия)
18.03.2014

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
27 июня 2019 , четверг

В этот день

Инна Григорьевна Морозова празднует юбилей ― 35 лет! поздравить!

Ольга Михайловна Краснорядцева празднует день рождения ― 63 года! поздравить!

Майя Михайловна Русакова празднует день рождения ― 46 лет! поздравить!

Константин Викторович Карпинский празднует день рождения ― 41 год! поздравить!

72 года назад родился(ась) Вера Александровна Кольцова.

Скоро

28 — 30 июня
Санкт-Петербург

XV Летняя Школа ЕКПП-Россия 2019 «Агрессивность в жизни и в терапии»

28 — 30 июня
Владивосток

IX-я Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

28 июня
Москва

XXIV международная заочная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в современном мире: теоретические и практические исследования»

2 — 5 июля 2019
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь
27 июня 2019 , четверг

В этот день

Инна Григорьевна Морозова празднует юбилей ― 35 лет! поздравить!

Ольга Михайловна Краснорядцева празднует день рождения ― 63 года! поздравить!

Майя Михайловна Русакова празднует день рождения ― 46 лет! поздравить!

Константин Викторович Карпинский празднует день рождения ― 41 год! поздравить!

72 года назад родился(ась) Вера Александровна Кольцова.

Скоро

28 — 30 июня
Санкт-Петербург

XV Летняя Школа ЕКПП-Россия 2019 «Агрессивность в жизни и в терапии»

28 — 30 июня
Владивосток

IX-я Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

28 июня
Москва

XXIV международная заочная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в современном мире: теоретические и практические исследования»

2 — 5 июля 2019
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь