Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь

«Основная работа по налаживанию общения россиян и украинцев ещё впереди»

/module/item/name

Людмила Владимировна Петрановская - семейный психолог, финалист Национального профессионального конкурса «Золотая Психея» по итогам 2013 года, один из ведущих специалистов РФ в области семейного устройства, автор книг «К вам пришел приемный ребенок», «10 шагов по изменению трудного поведения (пособие для приемных родителей)», «Дитя двух семей. Книга для приемных родителей» и др., лауреат Премии Президента РФ в области образования за 2001 год.

- Людмила Владимировна, специалисты говорят о том, что в связи с событиями в Украине уровень напряжения, стресса у россиян стал выше. Вы согласны с этим?

- На мой взгляд, уровень тревоги сейчас высочайший, но она вытесняется в бессознательное и люди её не осознают. Тем не менее, тревога постоянно проявляется в общении: значительно увеличилось количество межличностных конфликтов, снова возродилась уже полузабытая манера продавцов и работников сервиса из ничего делать скандал. Очень много напряжения, готовности к агрессии, которая ищет повод для проявления. И, конечно, разговоры о ситуации в Украине, которые затрагивают личные ценности людей, могут быть очень конфликтными.

Я размышляла о том, почему россияне так чувствительно с самого начала, когда ещё не было жертв среди населения, отнеслись к свержению режима Януковича. На мой взгляд, это связано с тем, что у нашей страны очень большие проблемы с идентичностью – после развала СССР она перестала быть империей и сейчас мечется, пытаясь осознать себя, по нарциссическому пузырю – от образа бензоколонки с ракетами до образа страны великой духовности. Где она, кто она – она не знает, потому что пока не обрела своей новой идентичности в мире. Закономерно, что и у жителей нашей страны нет ощущения гражданской идентичности, до сих пор не разорван детско-родительский договор с властью и граждане всё ещё представляют себе власть в образе родителя, который решит за них все проблемы. События в Украине показали как в зеркале все наши отказы от выбора, от личной ответственности. Это не очень приятно видеть.

- В ситуации, когда общество становится более тревожным, количество обращений к психологам неизбежно увеличивается. Работать труднее?

- Психологи – часть общества, в котором живут и, безусловно, все эти процессы на нас тоже влияют. Но психологам немного легче, потому что, в силу специфики этой профессии, у специалистов выше осознанность, которая позволяет не реагировать импульсивно, анализировать ситуацию. Сложность для специалистов заключается в том, что, прежде чем оказывать помощь, нам приходится сначала прожить свои эмоции, справиться с эмоциональной реакцией. К счастью, у специалистов есть ресурс – общение в профессиональной среде, которое может быть очень поддерживающим. Некоторое время назад московские психодраматисты сделали для коллег встречу по нынешней ситуации, связанной с событиями в Украине, на которой люди озвучивали свои страхи, выражали очень сильные чувства. Я участвовала в ней и чувствовала себя там очень защищенной, получила поддержку  и как человек, и как психолог.

- Как психологу работать более эффективно, избежать профессионального выгорания?

- В данном случае выгорание может быть не столько профессиональным, сколько человеческим. Есть поговорка: «Многие знания – многие печали». Когда ты лучше понимаешь ситуацию, ты больше нервничаешь и становится сложнее контейнировать переживания клиентов. Сейчас у специалистов очень много собственной тревоги, которая проникает и в профессиональную деятельность. Поэтому  нужно, прежде всего, самому специалисту заботиться о себе, о своей семье, иметь стратегии действий на случай ухудшения ситуации. Психолог может давать клиентам больше поддержки, всячески сопротивляясь тем процессам, которые всегда начинаются в подобных случаях – обесцениванию оппонента, очернению противоположной стороны конфликта. Хорошо бы, чтобы психолог оказался тем человеком, который сможет назвать эти процессы и рассказать о том, к чему они приводят, как их избежать. Лучший способ оставаться эффективным специалистом – заботиться о себе и быть в контакте с собственными ресурсами, помогая клиенту выйти из состояния истерии на уровень осмысления ситуации и действий в рамках тех конкретных возможностей, которые у него есть.

- Где психологу искать ресурсы?

- Прежде всего, нашими ресурсами являются родные и друзья, любимое дело, личные ценности. В наиболее тяжёлой ситуации оказываются те коллеги, которые внезапно обнаружили сильное ценностное несовпадение со своим окружением и оказались в эмоциональной изоляции. Я считаю, что в этой ситуации можно найти ресурсы в профессиональной среде, а дома - избегая полемики, находить точки соприкосновения для общения с близкими людьми. Например, люди с разными точками зрения, тем не менее, могут отставить несогласия в сторону, и совместно оказывать в сложной ситуации помощь родственникам, друзьям и знакомым.

Основная работа по налаживанию общения россиян и украинцев ещё впереди - сейчас наводить мосты бессмысленно, так как количество жертв растёт и растёт количество агрессии. Всё, что мы сейчас можем: говорить с отдельными людьми, которые способны нас услышать, напоминая об опасности обесценивания оппонентов, о том, что все мы – люди, пытаться видеть за агрессией, нетерпимостью - уязвимость и осознавать, что уязвимостью часто всё и объясняется. Можно вспомнить о том опыте, который уже есть: после Второй мировой войны огромную работу по налаживанию взаимопонимания проделали немецкие и еврейские психологи. Конечно, должен пройти достаточно большой период времени – такие раны быстро не затягиваются. Но всё равно, нам жить рядом, а значит – общение неизбежно. Выстраивать диалог будет трудно, но возможно. Главное, чтобы в наших странах хватило подготовленных специалистов, обладающих знаниями о том, как правильно оказывать помощь в ситуации межнациональных конфликтов.

- В чём больше всего нуждаются психологи, работающие с кризисными ситуациями?

- В сильном профессиональном сообществе, которое станет ресурсом для каждого специалиста. К сожалению, в нашей стране не хватает сети специалистов, работающих в сфере своей специализации и осознающих границы своей компетентности. Если психолог понимает, что он не учился работать, например, с зависимостями или с последствиями сексуального насилия, ему очень полезно иметь контакты коллег, чтобы при необходимости отправить человека к другому профессионалу. В наших условиях психолог и хотел бы перенаправить клиента, но часто не знает – к кому, поэтому идёт на оказание не вполне квалифицированной помощи, считая, что это лучше, чем ничего.

Не хватает, конечно, инфраструктуры: системы регулярной и бесплатной супервизии, групп взаимопомощи для специалистов, регулярного обмена опытом. В нашей сфере, точно так же, как и в других социальных сферах России, не хватает социального капитала – горизонтальных связей, социальных технологий, всего того, что социальное болото превращает в социальную ткань. Не хватает практических навыков, норм, эффективных профессиональных гильдий, которые станут поддерживающей сетью для каждой ячейки профессионального сообщества. Для нас это непривычно, мы выросли в другой системе.

- Есть ли позитивные тенденции для развития психологического сообщества в нашей стране?

- Мне кажется важным, что оно сейчас зарождается. Конечно, есть большие проблемы: отсутствие у большинства специалистов масштабного профессионального образования, научной культуры. Но есть и ресурсы - я общаюсь в профессиональной среде и вижу, что многие психологи стараются работать добросовестно и делиться знаниями, обмениваться опытом. Даже если у психолога не очень хорошее образование, если его методы работы наивны, но при этом он строит с клиентом бережные, уважительные и осознанные отношения – он сможет быть полезным.

Это не означает, что не нужно повышать квалификацию, наоборот: каждому из нас необходимо видеть свои слабые стороны, восполнять пробелы в знаниях, критически к себе относиться, осознавать границы компетентности, о которых я уже говорила ранее. Надеюсь, что уже через поколение в России сформируется единое профессиональное сообщество. Но нам нужно прикладывать усилия прямо сейчас, чтобы это стало возможно в будущем. 
 

Опубликовано 21 августа 2014

Материалы по теме

Обращение программного комитета IX Санкт-Петербургского Саммита психологов
24.03.2015
Динамика психологических реакций на начальном этапе пандемии COVID-19
28.04.2020
В Санкт-Петербурге состоятся лекции о том, как противостоять пропаганде
14.04.2015
Кризис на Украине – психотерапевтические подходы
12.12.2014
Статьи о психологической помощи, реабилитации и поддержке беженцев и вынужденных переселенцев из Украины
28.11.2014
Психологическая помощь беженцам из Украины
09.09.2014
«Вынужденные переселенцы. Алгоритм и специфика психологической помощи»
08.09.2014
Геопсихотерапия
26.08.2014
Как уберечься от новой мировой войны?
28.07.2014
В Днепропетровске работает центр психологической помощи беженцам
10.07.2014
Итоги VIII Санкт-Петербургского Саммита психологов
06.06.2014
Семейные отношения с Крымом и информационные войны: взгляд психолога
26.03.2014

Комментарии

Оставить комментарий:

8 декабря 2022 , четверг

В этот день

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь
8 декабря 2022 , четверг

В этот день

Елена Ивановна Морозова празднует день рождения! Поздравить!

Александр Сергеевич Прутченков празднует день рождения! Поздравить!

Марина Зеудыевна Газиева празднует день рождения! Поздравить!

Станислав Александрович Козловский празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь