• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь

«Виноватые, бессильные и напуганные». Или так: «Хорошие, милые, воспитанные люди и их происхождение»

/module/item/name

Не претендую на истину в последней инстанции.


Часть 1.
Давным-давно, когда дети не были такой роскошью, как сейчас, и их выживание родителей мало беспокоило (умер - ничего, есть еще ребятишки), детей, в целом, воспитывали по принципу «чтобы не мешало». Сторонники гуманизма скажут, что некоторых даже любили и обучали. Да, наверное, бывало, не спорю. В целом же, дети получали активную обратную связь на тему «что такое хорошо и что такое плохо», «что можно и что нельзя» в процессе непосредственного взаимодействия с миром – от этого самого мира – в виде побоев, окриков, а иногда и пряников. Мир был агрессивен по отношению к детям, что учило их самих быть агрессивными по отношению к нему. С другой стороны, можно было сильно «подставиться» под того, кто сильнее – это учило детей быть осторожными, уметь вовремя «прогнуться», чтобы выжить. Осторожные, хитрые, агрессивные – именно о таких говорят «нет страшнее хозяина, чем бывший раб». В целом, весьма полезные качества для роста и развития в мире, где нужно выживать. (Внимание: не в любом мире! В мире, где выживать не нужно, - чрезмерная агрессивность разрушительна для коллектива).
 
Часть 2.

С приходом урбанизации, цивилизации и гуманизма, - или, может, какого-то из указанных явлений (что именно и как повлияло - это, скорее, вопрос к социологам и философам), ситуация начала кардинально меняться. Выживать теперь не нужно – появилась возможность жить. С удовольствием.

Политика «кнута и пряника» – в буквальном смысле, - как-то стала терять свою популярность и привлекательность. Может, детей стало жаль. Может, еще что-то произошло. Родители, особенно образованные, - несколько растерялись. Если не бить, то как же разъяснить ребенку, этому хаотичному существу, что такое хорошо, и как надо себя вести в приличном обществе? Ладно, если еще «Крошка сын к отцу пришел, и спросила Кроха…», - это уже половина победы. А если Крохе все равно?

В те времена уже догадывались, что ребенок хорошо учится, подражая родителям. Папа кричит, и ребенок кричит. На маму. Маме обидно. Папу она уже вряд ли перевоспитает, а вот ребенка можно. И тогда в моду начал входить «шантаж эмоциональный, обыкновенный»: «Ты меня в могилу сведешь!» «Раз так – найди себе другую маму!», «Я-то надеялась, что ты..., а ты…». Особенно эффективными были признаны такие переживания, как стыд, бессилие и вина. Особенно качественным и устойчивым результат оказывался, если переживание ребенка удавалось продлить. Подольше «подержать» его в вине, стыде или бессилии, - чтобы неповадно было. Это сработало, поскольку указанные чувства, намеренно растянутые во времени, крайне мучительны и труднопереносимы. Эти дети росли тревожными, подозрительными и постоянно прислушивались ко всем окружающим: «Вдруг что-то случится, и я снова окажусь виноватым, беспомощным, стыдящимся?!»

«Во-всем-виноватых» заметить нетрудно: они, как правило, плохо слышат. Да-да.
Вы им говорите:
- Я вот тут, клеща подцепил в лесу.
А они вам в ответ:
- Вот видишь! Я же тебя предупреждала!
Или так:
- Мне холодно.
- Сам виноват, что не оделся.
Или:
- Мама, ты не видела мой галстук?
- Ничего я у тебя не видела! Сам забросил его неизвестно куда!
 
Простите, они вообще с кем беседуют-то?

Нет, не с собеседником. Они разговаривают с собственным обвиняющим внутренним образом, который им на ухо шепчет: «это ты виноват, что у него клещ.. это ты виноват, что ему холодно… это он тебя считает виновницей пропажи галстука». И цель одна – «отбиться» от этого «внутреннего гласа», а заодно и от того, кто пожаловался. Лучше война, чем вина…
 
Часть 3.
Время шло, постепенно пришла мода вкладывать в подрастающее поколение детей силы и ресурсы. Количество детей (в отдельно взятой семье) - стало гораздо меньше, чем раньше. Прижился лозунг: «Все лучшее – детям». Потеря ресурсов, вложенных в одного-двух детей, оказывалась весьма чувствительной: дети стали гораздо большей ценностью, чем были раньше. За них, за их жизнь и судьбу стали бояться, точнее, хронически тревожиться - прямо с рождения. Кем же он, бедолага, вырастет, найдет ли свою любовь, судьбу, карьеру?.. Как бы это ему помочь, как уберечь от ужасного мира? Если этого не сделаю я, родитель, как же я потом, такой виноватый, ему в глаза посмотрю?! Причем начать «спасать несчастного» желательно прямо вот с момента выноса из роддома. Соломки подстелить, что ли?

Представление о соломке оказалось специфичным. В качестве «соломки» выступило регулярное запугивание ребенка. Не ходи туда – будет то. Не делай это – получишь вот это. Это делай скорей – а то будет ужас-ужас-ужас. Не исследуй мир, а то получишь ТАКОЙ результат! Не обрадуешься. 

  Да, кстати. Мне вот очень интересно, в какой именно момент эта самая хроническая тревога стала у нас называться материнской любовью, а регулярное запугивание - заботой? Загадка.

Дети, конечно, пугаются. А что им остается? Потом научаются пугать сами себя. И уже во взрослом возрасте жалуются всем интересующимся их делами, что, мол, страшно жить. В метро бомбы, самолеты падают, маньяки насилуют, жены уходят... Вот и в СМИ рассказывают. Кошмар. Лучше ничего не делать и из дома не выходить. Правда, тогда и о желаниях, направленных на что-либо вне дома, придется забыть. Забыть о мечтах и желаниях. А вдруг?...
 
Вы скажете, что я иронизирую и преувеличиваю, и будете правы. Да, преувеличиваю.
Но неужели вы не замечали внутренний монолог на тему: «не ходи туда, снег башка попадет»? «Если я к нему подойду, то он…», «Может, я и хорошо работаю, но лучше не спрашивать его мнение, потому что…», «Если я ему скажу, что я его люблю, тогда…». «Если я ее брошу, то она…» и т.п. Или то же самое, но обращенное к вашим родным и близким? «А вдруг клещ в лесу?» «А вдруг свиной грипп?» «А вдруг учительница ударит по голове линейкой?» Количество и качество «пугалок» зависит от просвещенности пугальщика.
 
В результате, жизнь проигрывается в уме, и, конечно, оказывается пугающей. Дальше человек останавливает самостоятельно, без всякой посторонней помощи, всю свою активность, точно так же, как это когда-то делали в детстве с ним его родители. Он не проверяет – правда ли это, действительно ли именно так обстоят дела, и есть ли чего пугаться? А зачем проверять? Да и как? Ведь в детстве ему не давали ничего проверять.

-   Но если кто-то и пытался что-то проверить – это, чаще всего, лишь укрепляло страхи. Понятно, общество – такое же, - ни в чем принципиально не отличающееся от своих семей-ячеек.
 
Итак, никто не научил ребенка грамотно проверять свои подозрения и разумно обходиться с результатами проверки. А может, у ребенка и не было тогда никаких подозрений, лишь информация, выданная мамой, основанная на ее личном опыте столкновения с жизнью. Маму тогда, в ее детстве, видимо, не предупредили о чем-то, не подстраховали. Она столкнулась с болью и обидой, которые никому оказались не интересны, и так и живет до сих пор с невысказанными и/или никем невыслушанными обвинениями. То есть, женщина до сих пор обижается (обычно она в подобных  случаях всем любопытным говорит: «Да-да, своих родителей я уже простила!»). И больше всего боится остаться такой «навсегда-виноватой-за-что-то-ужасное» перед своими собственными детьми. Почему навсегда? Ну, в глубине души человек-то знает, что никого он не простил. А нам свойственно судить по себе – раз я кого-то не прощаю, то и меня не простят.

- Да-да. Наше хроническое заботливое запугивание – это наша же голубая мечта больше ни в чем, никогда и ни перед кем не чувствовать себя виноватыми. «Я же все сделала для тебя, что могла! Я же тебя предупреждала!»

Лишь бы не вина. Задача - предупредить СВОЮ вину! Не ребенка. Ребенок, как всегда, ни причем. «Выстреливает» то самое детство, которое я описала во второй части статьи. И страх «застрять» в вине – как тогда.
 
Таким образом, мы стремимся жить «в уме», пугать себя и окружающих, боимся быть виноватыми, пристыженными и бессильными (в любых вариациях и комбинациях, при любой возможной интенсивности любого из состояний). Видимо, это следствие  того факта, что мы живем в социуме, в современном, цивилизованном, не нищенствующем обществе, где более или менее благополучно уживаются друг с другом именно хорошие, милые, сдержанные и воспитанные люди.
Мы так выживаем.

В мире, где можно было бы и пожить…

Виктория Пекарская - психолог, сертифицированный гештальт-терапевт (В настоящий момент 3-я ступень МГИ).  Специализация "Групповая психотерапия", "Долгосрочная терапия личностных расстройств", "Сексология". Ведущая тренингов личностного роста и бизнес-тренингов.

Опубликовано 19 октября 2009

Материалы по теме

В России выросла нагрузка на психиатрические и психологические службы
31.03.2021
Переходные состояния: функции лиминальности и ее необходимость
25.03.2021
Переживание коллективной травмы пандемии: попытка осмысления
23.03.2021
Некоторые аспекты прояснения запроса в терапии осознаванием
02.03.2021
Круглый стол «Психологическая помощь: кто, кому, зачем и сколько?»
15.02.2021
Развязывая узлы. Размышления об экзистенциальной терапии доктора А. Алексейчика
09.02.2021
Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
08.02.2021
Новую психологическую нормальность обсудили на Гайдаровском форуме
18.01.2021
Профессор Е. Сапогова об онтологии в консультировании
28.12.2020
Принимая обязательства — навстречу профессиональной идентичности
24.12.2020
«Телесно-ориентированная психотерапия: системный подход»
21.12.2020
«Психотерапия — это не то, что вы думаете»
15.12.2020

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
7 мая 2021 , пятница

В этот день

Скоро

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь
7 мая 2021 , пятница

В этот день

Роберт Семенович Немов празднует юбилей! Поздравить!

Екатерина Алексеевна Антонова празднует юбилей! Поздравить!

Татьяна Викторовна Ермолова празднует день рождения! Поздравить!

Тахир Юсупович Базаров празднует день рождения! Поздравить!

Дмитрий Сергеевич Корниенко празднует день рождения! Поздравить!

85 лет назад родился(ась) Юрий Александрович Сорокин.

Скоро

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь