16+
Выходит с 1995 года
13 июля 2024
О феномене Чуда по результатам эпистемологического и психотехнического анализа. Часть 5

Авангардная наука и адекватные объяснительные модели феномена Чуда

С тем чтобы полюс авангардных наук, и в том числе фронт авангардных наук о психике, состоялся, по результатам проведенного нами анализа должен быть преодолен следующий, абсолютно неприемлемый в Новейшее время эпистемологический дефицит:

  • доминирование явно ущербной системы фундаментальных допущений, принятых для корпуса науки в целом, являющейся обязательной эпистемологической базой для кодифицированной системы научных знаний (согласно принятым здесь фундаментальным допущениям, научную ценность имеет лишь «объективно подтверждаемый», универсальный опыт);
  • приоритет диссоциированной эпистемологической платформы с искаженными эпистемологическими установками и ограничениями (пространство и время — это не предмет психического; кондиции психического, не проявляемые в стандартных характеристиках «объективной реальности», не могут выступать в качестве предмета науки);
  • непонимание сути и явные — в духе доминирующей эпистемологической платформы — перекосы в идентификации предметной сферы психического («выплескивание» информационно-темпоральной сущности психического и замещение этой сущности объектной фактурой стандартно-форматируемых планов реальности);
  • некритическое заимствование неадекватных для рассматриваемой категории психического методологических установок из полюса естественно-научных подходов (данный методологический кластер специализирован исключительно на исследовании объектных характеристик стандартно форматируемого плана реальности);
  • отсутствие адекватного гипотетического кластера сущностных характеристик категории психического, являющегося обязательной стартовой позицией для формирования абсолютно необходимой в данном случае базисной исследовательской программы;
  • отсутствие, в связи со всем сказанным, адекватных объяснительных моделей чудесного, являющегося по необходимости сигнальными маяками в «дорожной карте» сущностного решения (в религиозной мифологии — спасения) сложнейших задач Новейшего времени.

Предлагаемые нами способы решения вышеприведенных эпистемологических задач следующие.

Концепция ассоциированной эпистемологической платформы и система обновленных фундаментальных допущений

Ассоциированная эпистемологическая платформа (или разработанный нами эпистемологический и методологический фундамент авангардного полюса науки и сектора наук о психике) принципиально и кардинально отличается от своих исторических предшественниц — недифференцированной и диссоциированной эпистемологических платформ (см. в предыдущем разделе).

Эти принципиальные отличия сосредоточены прежде всего в системе обновленных фундаментальных допущений, прокладывающих дорогу к неконфликтному сосуществованию и синергетическому взаимодействию будто бы конфликтующих способов познания — «логоса» и «гнозиса»; но также и конечной цели такого путешествия — достойному завершению эпохи расколотого бытия. Новая система фундаментальных допущений выглядят теперь следующим образом:

  • объектно-закономерные характеристики актуальных планов реальности зависят от характеристик импульсной активности сознания-времени человека;
  • существуют принципиальные подходы и механизмы измерения активности непроявленного полюса реальности и его легализации в обновлённой системе научного знания;
  • с формированием ассоциированной эпистемологической платформы возможно снятие неадекватных ограничений предметной сферы науки, восстановление ресурсной целостности человека с перспективой существенного расширения горизонтов его бытия.

Для нас важно, что с появлением такой научной доминанты открывается возможность разработки адекватных объяснительных моделей феномена Чуда. Этот новый способ миропонимания элиминирует опасности расщеплённого бытия, снимает напряжение тупикового когнитивного диссонанса у мыслящих людей, способствует полноценному возвращению человека в объёмную панораму реальности. А вместе с человеком Новейшего времени в эту обновленную панораму реальности возвращается и возможность «чудесных» преобразований с беспрецедентным расширением горизонтов бытия-в-мире.

Ассоциированную эпистемологическую платформу, следовательно, можно представить как подлинный прорыв в разработке «теории всего» (ТВС). Но не в смысле усечённой картины «всего», прорабатываемой в физической науке, в ходе чего ведутся поиски возможностей совмещения теорий относительности, гравитации, электромагнетизма и ядерного взаимодействия. Как раз эта задача в модели объёмной реальности решается достаточно просто — за счёт идентификации ряда таких актуальных (темпоральных) планов физической реальности, которые отчетливо демонстрируют феномен схождения-расхождения соответствующим образом моделируемых и просчитываемых полевых характеристик исследуемых физических планов реальности, притом что по крайней мере два таких темпоральных плана никем не оспариваются: план сингулярности, в котором любые дифференцированные характеристики реальности полностью «сворачиваются», т.е. совмещаются, а также план хорошо известной нам «объективной реальности», форматируемой стандартными параметрами фиксируемого импульса активности сознания (ФИАС). И далее с использованием технологий кольцевого научного архетипа вполне возможно развертывание не только «первой» и «текущей» страниц бытия, но и полноформатной книги бытия со всеми ее «страницами» безо всяких изъятий и купюр. Из этого «всего» человек и психическое целое никоим образом не изгоняются. Заново «одушевленное» человечество, таким образом, возвращает себе статус со-творца грандиозного процесса целостного, бес-конечного бытия.

Алгоритм формирования и концепция объемной реальности

Ассоциированная эпистемологическая платформа прежде всего «прокладывает маршрут» к пониманию сложнейшего алгоритма генерации структурируемых параметров реальности, включающего следующие взаимозависимые и взаимодействующие компоненты: генеративная активность психического — фиксируемый импульс активности сознания (ФИАС) — феномен субъективного времени — первичная информация — память — личность — актуальные планы «объективной» и «субъективной» реальности (вторичная информация) — модификация ФИАС — генерируемые атрибуты «объемной» реальности. Отсюда понятно, что психика в самом первом приближении есть инструмент генерации и форматирования категорий пространства, времени. И что именно психика формирует информационный, главный для всего живого уровень реальности. Но еще более интересными в данном фундаментальном алгоритме представляются две последние позиции, которые ни много ни мало обосновывают возможность управления временем и, соответственно, гибкими пространственными форматами генерируемой реальности.

Модель «объемной» реальности, выводимая в том числе на основе множества прорывных идей и высказываний признанных интеллектуальных лидеров в сфере науки, философии, эпистемологии (см. цитирование в предыдущих разделах текста), основывается на аргументируемой необходимости: выделения категории информационного в понятии реального; сущностного растождествления этих двух слитных в парадигме классической науки понятий; выведения чёткой зависимости параметров первичной информации о реальности от такой переменной, как скорость нервных (психических) процессов (на зависимость картины мира от скорости «нервных процессов» у субъекта указывали, в частности, Альберт Эйнштейн и Вернер Гейзенберг).

Детальный анализ и качественное уточнение последнего, ключевого в данном случае понятия показали, что под «скоростью нервных (психических) процессов» следует понимать содержательно-временные характеристики момента настоящего, формируемые ритмическими импульсами активного сознания. При этом продолжительность (или параметры подвижного фокуса импульса бодрствующего сознания) такого «темпорального кванта» форматируемой реальности как раз и обуславливает ту пространственную структуру реальности, которая формируется посредством первичной дифференциации общего поля реальности на объекты — предметы — среду — события. Важнейшей особенностью такой первичной дифференциации является сопоставимость устойчивости всех поименованных компонентов с характеристиками импульсной активности сознания. Так, например, можно утверждать, что вероятность актуализации тех объектов и событий, параметры устойчивости которых не вписываются в обозначенные характеристики импульсной активности бодрствующего сознания, в «стандартной» картине мира будет стремиться к нулю. Именно поэтому в хорошо знакомой нам «объективной» реальности мы не встречаем ангелов, духов, богов, а все чудеса, совершаемые при их деятельном участии, являются нам не в виде процесса — для этого необходимо «растянуть» стандартные импульсные характеристики сознания-времени, — а в фактах впечатляющего результата. Подобная трактовка и есть первые шаги к формированию внятной объяснительной модели исследуемого нами феномена Чуда.

С учетом сказанного, темпоральные кванты реальности (ФИАС), генерируемые за счет активности психического, выступают в роли важнейшего творческого акта, дифференцирующего общую категорию реального до трех основных статусов: статус объекта; статус субъекта; статус потенциального, не проявленного в заданных характеристиках «объективного» времени поля реальности. При этом два первых статуса образуют собственно информационный полюс объемной реальности, который может быть исследован с использованием, прежде всего, инструментария первичной и вторичной информации, так или иначе представленного в общем корпусе науки. Потенциальный, непроявленный статус образует недифференцированный и, соответственно, не попадающий под категорию «информация» полюс реальности, исследование которого возможно лишь с использованием инструментария авангардной науки, оперирующей пластичными категориями ФИАС, времени-пространства.

Данные пластичные параметры ФИАС в свете сказанного представляют собой основу глубинного взаимодействия и трансформации дифференцируемых полюсов и статусов объемной реальности. Этот процесс, следовательно, может быть представлен как модификация параметров ФИАС и синхронная трансформация статусов и полюсов реальности за счет «открываемой» таким образом обновленной информации. Что, собственно, и демонстрирует возможность осмысленного управления пластичными категориями времени-пространства, равнозначного осмысленной генерации феномена Чудесного.

Обновленное понимание сущности и основных функций психического

В самых кратких тезисах выводимое из концепта объемной реальности понимание сущности и основных функций психики следующее. Исходя из логики разрабатываемого нами авангардного научного подхода, психика в первую очередь есть инструмент генерации сверхсложной системы объемной реальности. Данный подход в понимании психического кардинальным образом отличается от сведения функций психики к отражению и познанию неких «объективных» характеристик стандартного — единственно возможного в классических концептуальных построениях — плана реальности, а также регуляции адаптивной активности индивида (У. Джеймс, 1890), выстраиванию коммуникаций и системы отношений с субъектами и объектами окружающего мира (Б.Ф. Ломов, 1984) с допущением того обстоятельства, что сам человек может в доступных ему границах изменять конфигурации объектной реальности с использованием креативной функции психики (Я.А. Пономарев, 1976). В контексте такого предельно упрощенного понимания функций психики само по себе существование феномена психического представляется совершенно не обязательным и во многом случайным в картине мироздания, рисуемой адептами естественно-научной классики (Ф.Т. Михайлов, 2001). В то время как известнейшие представители естественных наук — например, такие как лауреаты Нобелевской премии Илья Пригожин и Роджер Пенроуз — настаивают на том, что следует разрабатывать описание мироустройства, проясняющее необходимость самого существования человека, и что «правильные» физические теории должны описываться с помощью феномена сознания (см. цитирование в предыдущих разделах). Чему, собственно, и соответствует разработанное нами определение функциональной сущности психического.

Итак, основная функция психики — генеративная. При этом, как следует из всего сказанного, в синхронном режиме генерируют следующие базисные феномены — компоненты объемной реальности:

  • феномен сознания — диссоциирующие импульсы ФИАС;
  • феномен «объективного» времени и пространства;
  • дифференцированные статусы и полюсы реальности, формирующие сложную конструкцию объемной реальности;
  • феномен информации — как основной «продукт» деятельности психики;
  • феномен пластичности, в том числе пластичных категорий времени, пространства, рефлективных характеристик субъекта — как возможность сверхэффективного, «моментального» взаимодействия и трансформации статусов и полюсов объемной реальности.

Выведение генеративной функции психического в ее полном объеме дает основания полагать, что сам по себе феномен психического, являясь по сути и содержанием, и сферой взаимодействия компонентов объемной реальности, участвует в сложнейшем «информационном кругообороте», обеспечивающем развитие общего поля объемной реальности. Таким образом, складывается понимание подлинных истоков и предназначения феномена психического, много что проясняющее, в том числе в отношении дифференцируемых форм активности и структурных компонентов психики.

В свете сказанного также понятно и то, что классическое описание функциональной активности психики раскрывает лишь достаточно узкий аспект взаимодействия объектного и субъектного статусов объемной реальности в ее «единственно возможном» стандартно форматируемом плане. И все позднейшие добавления к этому стандартно оформляемому профилю функциональной активности психического (например, эмотивная, конативная, аксиологическая функции) здесь, по сути, ничего не меняют. В то же время обоснование базисной, генеративной функции психики, во-первых, даёт возможность гораздо более объёмной репрезентации собственно феномена психического, а во-вторых — существенно дополняет функциональную реальность классических определений психической активности.

Так, например, познавательная функция психики получает грандиозный «бонус» в виде легализованного способа репрезентации невообразимого многообразия возможных планов бытия, но также, со всеми необходимыми здесь оговорками, — небытия. Регулятивная и креативная функции получают возможность осмысленного, эффективного использования суперресурсного потенциала психики, открываемого в непроявленном полюсе объемной реальности. Коммуникативная функция в этих же условиях дополняется возможностью полноценного развивающего общения субъекта с открываемыми суперресурсными инстанциями психического. Таким образом, новое понимание и открывающиеся здесь возможности по форсированному развитию генеративных функций психического будут способствовать беспрецедентному росту адаптивных кондиций субъекта, особенно востребованных в эпоху Новейшего времени.

Отсюда же понятно, что психическое целое — это и есть теперь уже вполне наблюдаемая и измеряемая информационная (темпоральная) генетика «всего». И что вот эти, дифференцируемые по весьма произвольным и противоречивым критериям, ипостаси психического целого, такие как абсолют или бог — дух — душа — внесознательные инстанции психического — осознаваемая «часть» психики, наконец-то имеют все шансы обрести свои темпоральные границы и подлинную целостность. Вся проблема заключалась в том, что эти «неуловимые» инстанции искали в пространстве, между тем как сущностная стихия этих интереснейших инстанций психического — время.

Идея темпоскопа

Выводимая из приведенных концептов эвристика, в частности, говорит нам о принципиально новом — в духе ассоциированной эпистемологической платформы — понимании категории времени и возможности осмысленного использования пластических характеристик данной категории для построения более адекватных моделей реальности, в том числе и моделей так называемого физического мира (т.е. с акцентом на первичную информацию о реальности).

И далее эвристика заключается и в новом типе рациональности, позволяющем совместить базисные способы познания «гнозис» и «логос» и наконец реализовать идею своеобразного «темпоскопа», позволяющего моделировать множество актуальных планов реальности на основе подвижной когнитивной оптики фундаментального параметра ФИАС. Понятно, что ключевым агрегатом такого «темпоскопа» будет являться суперкомпьютер, способный моментально форматировать и воспроизводит любые планы реальности в соответствии с заданными параметрами ФИАС (собственно, то же самое, что и делает психика человека, свободная от неадекватных ограничений). Идея «темпоскопа» сложна лишь в части создания компьютерных программ, адекватных уровню сложности конструкции объемной реальности. В сущностном эпистемологическом плане — это следующий технический шаг в исследования реальности после создания микроскопа и телескопа.

Возможно, для реализации этого шага понадобится разработка темпоральной (альтернативной, «другой») математики, позволяющей адекватно учитывать момент подвижной когнитивной оптики и описывать сложную модель объемной реальности.

Концепция информационной генетики, идея «хроносомы»

Концепция информационной (темпоральной) генетики в каком-то смысле является проработанной «когнитивной оптикой» некоторых актуальных аспектов рассмотренной нами фундаментальной теории объемной реальности. Настоящая концепция фокусирует внимание на информационном полюсе объемной реальности (статус «объективной реальности» или «объектности», а также статус субъекта); выдвигает эвристические гипотезы в отношении основных принципов взаимодействия данного полюса с потенциальным — непроявленным статусом объемной реальности; обосновывает идею информационного (темпорального) кругооборота как основного результата такого взаимодействия, но также идею осмысленного — с использованием суперресурсного потенциала взаимодействующих статусов объемной реальности — преобразования хорошо известного нам статуса «объективной реальности». Что, собственно, и является аргументированной с позиции авангардной науки объяснительной моделью Чудесного.

Концепция информационной (темпоральной) генетики в самом кратком виде может быть представлена следующими тезисами:

  • в современном мире наука понимается в том числе и как процесс производства знаний, обладающих высокой степенью сложности (такие знания нельзя получить за счет простых умозаключений или обыденных действий) и предсказуемости, — т.е. последствия использования полученных таким образом знаний более или менее понятны, и само это выстраивание вероятной перспективы существенно уменьшает степень неопределенности бытия современного человека;
  • в функциональном смысле научная деятельность традиционно предстает как познавательная (объясняющая, мировоззренческая, а также имеющая непосредственное отношение к процессу образования) и производственная — обеспечивающая поступательные и революционные темпы научно-технического прогресса. Однако в условиях Новейшего времени более востребованными становятся адаптивная и собственно эволюционная функции науки, выражающиеся в многократном усилении возможностей по управлению пространственными (объектными) характеристиками реальности и их трансформации в заданном направлении;
  • следовательно, есть все основания полагать (и актуальные футурологические прогнозы лишь подтверждают это), что объектная структура реальности будет стремительно меняться в соответствии с фундаментальными установками и активным информационным каркасом авангардной науки. И что эти изменения по своим масштабам и темпам будут существенно превосходить и вытеснять обусловленный природными закономерностями ход событий. Данная и в целом понятная составляющая концепта «информационной генетики» разворачивает фокус нашего внимания в сторону актуальных эпистемологических установок современной науки, выполняющих функцию «информационных генов», вокруг которых происходит программируемая трансформация объектных характеристик реальности и углубленного исследования такого эпистемологического каркаса.

Между тем, как понятно из всего вышесказанного, еще более перспективной и, конечно, более сложной для понимания составляющей концепта «информационной (темпоральной) генетики» является аргументированная возможность управления другим интереснейшим аспектом реальности — категорией времени, что обеспечивает поистине безграничные адаптационные и эволюционные перспективы популяции homo sapiens и кроме того, является наиболее радикальным и эффективным способом решения накопившихся цивилизационных проблем и перманентных кризисов самого разного толка. Однако в целом аналогия с программируемым форматированием объектной сферы по «лекалам» особой информационной программы здесь более чем уместна. Такая аналогия в какой-то степени проясняет сложнейшую динамику актуализации и развертывания в информационном полюсе особой темпоральной генетики потенциального, не проявляемого в стандартных параметрах ФИАС статуса объемной реальности.

Некоторое представление о подобной сложной динамике развертывания информационных планов объемной мы получаем из следующей схемы: трансляция полученной субъектом информации в непроявленный статус реальности — свертывание актуальной информации в структуру потенциальных информационных генов — качественные преобразования информационных генов (креативная мутация) в полюсе вечности-бесконечности — актуализация обновленных информационных структур в объектном статусе объемной реальности — целенаправленная модификация объектных характеристик определенного плана реальности в соответствии с обновленной информационной программой. Таким образом, используемая стартовая схема, проясняющая суть концепта информационной (темпоральной) генетики, обретает здесь свое начало и завершение. И конечно, главный вопрос здесь заключается в обеспечении скорости вот этого фундаментального процесса (проработанной объяснительной модели Чудесного).

Идея информационных (темпоральных) генов, или «хроносом», надежно идентифицируемых лишь с использованием темпоскопа, в случае ее подтверждения будет являться одним из возможных доказательств сложнейшей динамики взаимодействия статусов объемной реальности, как и модели объемной реальности в целом. То есть речь в данном случае идет о том, что так называемые «объективные» законы и закономерности физического мира не самодостаточны и с необходимостью должны дополняться «нелогичными», по Шредингеру, и «необязательными», с позиции доминирующего естественно-научного подхода, а на самом деле — универсальными законами и закономерностями «настоящей» реальности.

Новая модель ассоциированного сверхадаптивного интеллекта (АСИ)

Необходимость разработки обновленной модели ассоциированного (по аналогии с ассоциированной эпистемологической платформой) сверхадаптивного интеллекта, в первую очередь, связана с поиском новых решений в отношении существенного расширения адаптивных возможностей человека не только за счет «протезирования» прогрессивно утрачиваемых фрагментов здоровья, но в основном за счет форсированного развития суперресурсного потенциала психического.

В разработанной нами версии ассоциированного, сверхадаптивного интеллекта рассматривается вектор интеллектуальных усилий, ориентированный на возможность управления такой сложнейшей характеристикой объемной реальности, как феномен времени. То есть нас здесь интересует именно этот глубинный и всеохватывающий уровень взаимодействия статуса субъекта, объекта и потенциального-непроявленного статуса объемной реальности, реализуемый в идее информационной (темпоральной) генетики, притом что полноценная реализация вот этого обновленного интеллектуального вектора активности психического безусловно приблизит нас к сущностному решению острейших проблем человека и общества в Новейшем времени.

Речь, таким образом, идет о возможности управления следующим алгоритмом, формирующим категорию объемной реальности и непрерывный информационный круговорот становления и развития данной сложнейшей категории: генеративная активность психического — фиксируемый импульс активности сознания (ФИАС) — феномен субъективного времени — первичная информация — память — личность — актуальные планы «объективной» и «субъективной» реальности (вторичная информация) — модификация ФИАС — генерируемые атрибуты «объемной» реальности. Следует иметь в виду, что скорость данного процесса в части генерации необходимых нам и вполне «легальных» в авангардной науке планов реальности в нашем случае может быть существенно увеличена за счет использования модифицированных идей темпоскопа и «хроносомы».

И конечно, с использованием идеи АСИ шансы на достижение суперресурсной целостности психического и беспрецедентного расширения адаптивных возможностей у человека Новейшего времени существенно возрастают.

Психотехнический анализ феномена Чуда

Из содержания предыдущих разделов понятно, что не столько «знакомыми», сколько наиболее востребованными чудесами в эпоху Новейшего времени являются: 1) возможность управления пластичным временем (и мы хорошо помним, что преподобный Фома Аквинский отказывал в этом виде чудес Иисусу, но мы его вежливо поправили, ибо без этого главного Чуда не было бы и всех остальных чудес); 2) реанимация чуда божественного откровения как способа преодоления трагедии расколотого бытия, обретения утраченной целостности; 3) возможность Спасения во всех смыслах этого слова; 4) чудо подлинного исцеления — идеология и практика протезирования утрачиваемых компонентов здоровья уже мало кого устраивает.

Разумеется, неплохо было бы научиться умножать пищу в холодильниках или в других продовольственных хранилищах, научиться ходить по воде, моментально передвигаться в пространстве и проч., но это уже не столь важно и уж точно это не вопросы жизни и смерти живущих ныне людей.

Нам также необходимо понимать, что если даже пророки и чудотворцы всех времен вдруг сотворят коллективное чудо и воскреснут, да еще и начнут творить знакомые им и всем нам чудеса в прямом эфире главных теле- и интернет-каналов, то это ровно ничего не изменит в общем ходе нашего бытия. Ибо нечто подобное происходит и сейчас, и в тех масштабах, о которых скромные чудотворцы и пророки прошлого могли только мечтать (например, широко разрекламированный индийский мудрец не то чтобы лечит людей с использованием феномена актуализации духовных сущностей, но лечит сами эти сущности — такая вот терапия за пределами мыслимого времени и пространства). Любое повторение пусть и самого прекрасного, и чудесного прошлого — это лишь пародия, не поддерживаемая истинным устроителем Чудес. Другой вопрос, что в этом случае непосредственные свидетели чудесного все же могли бы получить искомый результат с большей вероятностью, чем прибегая к помощи доморощенных магов и целителей.

По-настоящему востребованными в Новейшем времени, с нашей точки зрения, могли бы стать такие Чудеса, которые действительно открывают новые горизонты реальности и способствуют беспрецедентному расширению адаптивных кондиций человека. Как раз это и возможно за счет синергии модифицированного естественного (за счет реанимации функции гнозиса), усиленного искусственного (за счет реализованной идеи темпоскопа) и, конечно же, сверхъестественного интеллекта (наш ответ господам Рэю Курцвейлу, Максу Тегмарку, Югвалю Ною Харири). Феномен Чуда в этом случае выполняет свою главную миссию — ключевого стимула к выходу человека на следующий горизонт бытия, на котором будто бы «неподъемные» проблемы пройденного уровня слетают, как хитиновый покров куколки, превратившейся в прекрасное летающее существо.

С учетом того, что в предыдущих разделах мы подробно, насколько в данном случае возможно, разобрали механизм самых главных Чудес управления временем и божественного откровения (реанимация гнозиса), здесь есть смысл сосредоточиться на проблеме Спасения и, соответственно, обретения таких адаптивных кондиций, при актуализации которых у человека нечего будет исцелять.

Итак, когда мы говорим о Спасении, то вполне ли понимаем, кого или что необходимо спасать — конкретного человека (его жизнь), либо его душу (вечная жизнь), либо то и другое (Чудо воскресения, в том числе телесного)?

Но далее еще более сложная задача — от чего спасать, от физической смерти (многие хотят жить в своем теле, а не где-то еще)? Или от телесного воскресения (худшим кошмаром гностиков была перспектива возвращения в этот несовершенный мир «объективной» реальности)? Либо же от греха неверия во всемогущего Бога (если Бог действительно всемогущ, то, может быть, он обеспечит если не физическое воскресение, то постоянную «прописку» в райских чертогах)? Но, может быть, спасаться надо от скрытой программы хождения по замкнутому кругу бытия-небытия объемной реальности? И тогда все в общем понятно: если у тебя нет проработанного и «впечатанного» продолжения в данную вселенскую программу, то тебя милосердно возвращают к «исходнику». Но вот следующий вопрос: а у нас есть какая-либо концепция рая, не повторяющая компендиум соответствующих богословских текстов или неких утопий от философов и социологов прошлого? А значит, в этом перечне и еще один непростой вопрос: спасение ради чего?

Авангардная наука — это все же наука, и если мы не знаем, как даже подступиться к проблеме, то мы не сможем ее и решить, притом что в концепции объемной реальности никаких неясностей с информационным круговоротом — а значит, и с «бессмертием» души — не возникает. Главная проблема, как мы убедились, не в этом. Воскресение не равно Спасению — вот в чем «соль» подлинного Чуда.

В обновленной концепции психического все так же понятно с феноменом воскресения. Самый яркий и памятный в сознании живущих ныне людей — это главное Чудо Христианства, воскресение Иисуса, будто бы во плоти (но с этим «плотским» воскресением — вспоминаем работы Джона Шелби Спонга — не все согласны), притом что история монотеистических и политеистических религий знает множество эпизодов божественного воскресения и последующей будто бы «плотской» жизни носителей божественной сущности.

Понятно и то, что достаточно часто встречаемые, скажем так, «бытовые» чудеса встречи давно умерших людей во сне почему-то не вызывают никакого удивления (в состоянии сна мы знаем одно, а в состоянии бодрствования — другое). Мы не особенно удивляемся, когда узнаем про весьма известного политического деятеля, женщину более чем здравомыслящую, что после смерти любимого мужа, будучи при высокой должности в государственной иерархии, она чуть ли не ежедневно в продолжении полутора-двух часов лицезрела своего покойного супруга в кресле и вела с ним долгие беседы. Да и в многочисленных свидетельствах подобных же явлений, предъявляемых добросовестным исследователем Д. Булгаковским (см. предыдущие разделы), по крайней мере в части из них — не приходится сомневаться.

Но вернемся к истории воскресения Иисуса. С позиции проведенного психотехнического анализа, история эта в полной мере проясняется даже и не в передаче Чуда Святого Духа апостолам (Дух дышит там, где хочет Он, и носитель этого Чуда; в образе того, кого хочет Он, и носитель всех этих чудес), но значительно раньше. В Евангелии от Фомы приводится такой эпизод: «Ученики его сказали: В какой день ты явишься к нам и в какой день мы увидим тебя? Иисус сказал: Когда вы обнажитесь и не застыдитесь. И возьмете ваши одежды, положите их у ваших ног, подобно малым детям, растопчете их. Тогда вы увидите сына того, кто жив. И вы не будете бояться» (цит. по изд. 2010). Иисус изъяснялся метафорами (кто имеет уши, тот слышит), и, конечно, он в данном случае имел в виду вовсе не процедуру раздевания будущих апостолов, но донесения до них истины того, что настоящая преграда между человеком и Богом — в его сердце (мы бы сказали, что речь здесь идет о доминирующей «броне» защитно-конфронтационной стратегии, когда актуализация функции гнозиса вряд ли возможна, но при драматическом реверсе вот этой защитной стратегии на полярно-противоположную, синергетическую-сотрудничающую, с форсированным развитием феномена темпоральной пластики Чудо Богоявления вполне возможно). Но далее Иисус говорит: «... подобно малым детям, растопчете их ...» (т.е. растопчете «одежды», — авт.). Тем самым он предлагает укорениться в этой богоданной стратегии. А как же это возможно? — Да так и возможно, что необходимо вернуться в свое раннее детство, когда принимались тяжелые решения никому не доверять и окружать себя непробиваемой стеной, и принять в этом развернувшемся детстве другое судьбоносное решение. «И вы не будете бояться», — в завершении эпизода говорит Иисус. Но чего бояться? Смерти, жизни, болезней, пустоты Вселенной? И когда происходит Чудо соприкосновения с вот этим персонализированным представителем объемной реальности, то мы уже ничего из этого не боимся? И получаем все ответы на ранее заданные непростые вопросы? И тогда это и есть то самое, настоящее Чудо, а все, о чем мы говорили ранее, — только репетиция? Очень похоже на правду.

Ну и психотехнический анализ следующего, уже канонического Чуда передачи Святого Духа апостолам, в связи со всем сказанным, также абсолютно понятен: передавать человеку в этом смысле лучше всего то, что у него уже есть. Специалисты в сфере заботы о душе (психотерапевты) это очень хорошо знают.

И вот если у «дарителя» есть хорошо подготовленная информационная программа, привязанная к процедуре передачи Святого Духа (сложил ладони и дунул в сторону предсердия апостолов), то именно по этой дорожке и нисходит транслируемая таким образом сущность.

Но вот если такая специальная «информационная программа» привязывается, например, к пищевым продуктам, которые люди приготовили «на черный день» и уж точно не спешат ими делиться, то с наступлением «светлого дня» они вытаскивают все эти залежи из тайных закромов, и того, что остается от пиршества Светлого Дня, даже и телегами не вывезти.

Однако же, есть и еще одна деталь, которая не должна остаться в стороне от фокуса нашего внимания: а кто же дает чувство света и тепла в непроглядную темень? И почему в присутствии того, кто все это дает, простые рыбаки быстро усваивают метафору с одеждой, принимают Святые Дары, а после этого непостижимым образом меняют свою жизнь, поведение, судьбу, а вместе с этим и судьбы многих людей? Серьезные скептически настроенные ученые вот именно этот факт и признают в качестве главного доказательства, что случилось нечто из ряда вон выходящее.

И, пожалуй, хватит испытывать наших читателей подробностями психотехнического анализа, а лучше предоставим слово великому суфийскому мастеру, ученому, философу, музыканту Хазрату Иннояту Хану. В своей знаменитой книге с говорящим названием «Очищение ума» он пишет следующее: «Однажды я спросил своего учителя о том, как можно распознать духовного человека. И мой учитель ответил: “Это не то, что он говорит, и не то, каким он кажется, а атмосфера, которая создается в его присутствии. Вот что является свидетельством. Ибо никто не в состоянии создать атмосферу, не принадлежащую его духу”.

Должно быть понятно, что личное обаяние самоосознавающей души гораздо больше, чем любое обаяние, которое мы можем себе представить. Это сила, это мудрость, это мир, это интеллект, это все. Именно этот магнетизм лечит, исцеляет тела и исцеляет умы; и именно он поднимает тех, кто попал в трудное положение, кто горюет и скорбит. Такой магнетизм выводит других людей из их замешательства и невежества. Именно с его помощью просветленные души распространяли свою любовь, притягивая таким образом все создания» (цит. по изд. 1999).

Ну что же, свет от великих суфиев Руми, Хазрата Инноята Хана через их слова доносится до нас и поныне, так же, как и от бессмертных строк чудесного пророка Спитамы Заратустры: «Один может исцелять Законом / Один может исцелять ножом / Один может исцелять травами / Один может исцелять Святым Словом. / Среди всех лекарственных средств — этот один, лечащий Святым Словом, / Этот один силой воли прогоняет хворь из тела праведного, исполненного веры: / Ибо этот один и есть наилучшее целительное средство из всех лекарственных средств» (Заратустра. «Учение огня. Гаты и молитвы», цит. по изд. 2010).

Наконец, дадим высказаться и гениальному Бхагвану Шри Раджнишу, известному всем и каждому как Ошо: «Не настоящие чудеса — то, что вы можете материализовать пепел, или вы можете материализовать швейцарские часы — это не чудеса, это просто трюки. Вокруг духовного человека случаются подлинные чудеса: люди трансформируются, люди меняются, люди начинают постигать новые измерения бытия. Люди начинают двигаться в новых измерениях радости, жизни, вечности. Люди становятся более любящими, более сострадательными. Люди расцветают. Появляется аромат» (Ошо, цит. по изд. 2022).

В чудесных исцелениях, в связи со всем сказанным, особого секрета нет: Дух, который «дремлет» у страдающего человека (если угодно — пунктирная линия гнозиса), «просыпается» в присутствии Светлой сущности дарителя; «детектор правды» глубинных инстанций психического здесь никогда не ошибается. И поскольку этот Светлый Дух знает, что и как надо делать для подлинного исцеления, и главное — зачем все это делать, то эти знания — информационные программы в условиях тотальной гиперпластики «впечатываются» в программу жизни страждущего. Ему теперь есть куда и зачем идти. Ну а стыковочный сценарий старта этой программы можно, например, осуществить за счет традиционной процедуры руконаложения — именно так поступали Будда, Заратустра, Иисус.

Нет секрета и в том, как вернуться в настоящий рай (тому, кто обрел подлинную целостность, никакое исцеление не нужно). Если мы, конечно, знаем, что есть подлинный рай, и если у нас есть программа — «дорожная карта» движения. Ну а «указатели» Чудесного на этом пути у нас точно есть.

О проекте возвращения в Рай

Главное сопряженное Чудо всех времен, непосредственное связанное с Чудом Спасения, — это идея рая, о которой свидетельствовали не только все мало-мальски известные святые и богословы, знаменитые философы, но даже и поэты (например, Данте, Мильтон). Идея рая совсем непростая, и тем не менее, эта идея и есть движущая сила почти всех религий и будто бы трансцендентная, конечная цель нашего бытия.

Однако есть сообщения и в том духе, что трансцендентная «стоянка» рая — это не место нашей постоянной «прописки» (и здесь уже хорошо то, что в таком случае и удел ада — это не вечность). Около половины населения планеты верит в то, что человеку предназначено цикличное существование, и только при наличии определенных заслуг он освобождается от кармических кругов перерождения. А, например, некоторые представители эзотерического буддизма говорят о том, что как бы человек ни был хорош, накопленный им информационный «капитал» рано или поздно исчерпывается, т.е. за пребывание в полюсе вечного-бесконечного тоже надо как-то рассчитываться (А.П. Синнет, цит. по изд. 2014).

Все же попытки организовать рай в хорошо знакомой нам реальности и даже описать такого рода благостные конструкции в лучшем случае напоминали чудесные мыльные пузыри, лопавшиеся при малейшем прикосновении, но в худшем — и мы должны об этом помнить — заканчивались кровавыми трагедиями. Русский философ Николай Александрович Бердяев в данной связи предостерегает своих современников и нас с вами в отношении того, что «утопия всегда тоталитарна и тоталитаризм всегда утопичен в условиях внешнего мира... Внешние источники трагических конфликтов могут быть устранены социальным строем, более справедливым, свободным преодолением предрассудков прошлого. Но именно тогда человек будет поставлен перед чистым трагизмом жизни» (Н.А. Бердяев, цит. по изд. 2011). Исходя из общего контекста цитируемого труда «Дух и реальность», можно предположить, что «трагизм жизни», по Бердяеву, заключается в неминуемой смерти, а разрешить трагедию смертоносного времени может лишь Чудо воскресения.

Тем не менее, вопрос остается. Если мы, несмотря на все усилия, так и не могли организовать некое подобие реального «тренажера» райского бытия, то что же нас ждет на той стороне? А вдруг окажется прав некий, почти мистический персонаж Гермес Трисмегист, безо особого энтузиазма сообщивший четырехтысячелетнюю новость: «... что внизу — то и наверху...», намекая при этом, что содержание нашей памяти-информации как раз и будет трансформироваться в этом верхнем ярусе вечного-бесконечного в некие декорации прожитой нами жизни. Многие ли из нас обрадуются именно такой перспективе?

Но и поэты, пишущие вроде бы о рае (например, Джон Мильтон), по факту больше внимания уделяли адским реалиям и персонажам. Да и рай у Мильтона, строго охраняемый боевыми ангелами, более походил на тюрьму особого режима — не зайти, не выйти.

Поэтому все, что нам остается — следуя примеру Орфея и Данте, организовывать специальные туры в полюс вечного-бесконечного, используя суперресурсную интеллектуальную синергию и волшебные инструменты, запускающие процесс темпоральной пластики.

Продвигаясь по этому пути, мы, конечно же, сможем глубоко разобраться со скрытной «вирусной» хромосомой, запускающей программу «кармических кругов» перерождения, и, что называется, воочию убедиться, что все дело лишь в отсутствии нашей собственной «долгоиграющей» программы. Убедиться в итоге можно будет и в том, что трижды-мудрый Гермес предусмотрел такое развитие событий и написал продолжение к своей «Изумрудной саге»: «... и то, что наверху, то и внизу...»

Реализуя вот эту вторую часть завета, вернемся в самое начало нашего путешествия. У нас, по крайней мере, есть пункт «А», от чего мы хотим оттолкнуться (это VUCA-мир — нестабильный-неопределенный-сложный-неоднозначный; BANI-мир –хрупкий-тревожный-нелинейный-непостижимый, или «многомерное пространство сгущающего хаоса»). И у нас есть и пункт «Б», куда мы хотим прийти (идея TICA-мира с его аббревиатурами: tempoality — темпоральность; integrality — целостность; comprehensibility — постижимость; assurance — уверенность).

У нас, наконец, есть полное понимание того, что по-настоящему есть вечность и бесконечность. И у нас есть флаги Чудес, которые, как только мы стали продвигаться по направлению к настоящему, а не утопическому раю, вдруг стали постепенно расправляться.

Письмена-послания, которые мы читаем на этих Чудесных полотнах, не могут не вдохновлять. Что же может быть лучше?!

Литература

  1. Аджа Иб Ад-Дуниа (чудеса мира). М., 1993. 540 с.
  2. Архипова С.В., Селиванова Л.Л. Чудеса и оракулы в эпоху древности и средневековья. М., 2007. 400 с.
  3. Апостол Павел. Первое послание к коринфянам // Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета.
  4. Аскольдов С.С. Время и его преодоление // Мысль. Журнал Петербургского философского общества. 1922. №3. С. 80–83.
  5. Башляр Г. Прикладной рационализм // Башляр Г. Избранное. Т. 1. Научный рационализм. М.; СПб: Университетская книга, 2000. С. 7–198.
  6. Бердяев Н.А. Дух и реальность: Основы богочеловеческой духовности. Минск, 2011. 512 с.
  7. Богатырев Д.К. Мышление и откровение. Систематическое введение в хритианскую метафизику. 4-е изд. СПб, 2022. 448 с.
  8. Булгаков М. А. Мастер и Маргарита. СПб, 2012. 480 с.
  9. Булгаковский Д. Явления умерших из загробного мира от древности до наших дней. М., 2022. 176 с.
  10. Вениамин (Федченков). Объяснение необъяснимого // Фомин А.В. Тайны мироздания, или О том, как устроен мир. М., 2011. С. 126–139.
  11. Вениамин (Федченков), Запарина Л.С. Чудесное рядом: как Бог помогает людям. М., 2022. 416 с.
  12. Ветхозаветные апокрифы: Книга Еноха. СПб, 2016. 411 с.
  13. Выготский Л.С. Исторический смысл психологического кризиса // Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 1. М.: Педагогика, 1982. С. 291–436.
  14. Вундт В. Этика: Факты нравственной жизни. Философские системы морали. М., 2011. 456 с.
  15. Вундт В. Этика: Принципы нравственности. Области нравственной жизни. М., 2011. 264 с.
  16. Гадамер Х.-Г. Истина и метод: основы философской герменевтики. М., 1988. 704 с.
  17. Гартман Э. Сущность мирового процесса, или Философия бессознательного: бессознательное в явлениях телесной и духовной жизни. М.: ЛЕЛАНД, 2015. 322 с.
  18. Гартман Э. Сущность мирового процесса, или Философия бессознательного: метафизика бессознательного. М.: ЛЕНАНД, 2016. 438 с.
  19. Глазунов О.И. Лингвистика в контексте естественно-научной парадигмы познания: Фундаментальные физические теории в приложении к языку и мышлению. М., 2018. 400 с.
  20. Девятова С. Воскрешение мертвых и другие чудеса по молитвам святых и подвижников наших дней. М., 2019. 224 с.
  21. Джеймс У. Мнообразие религиозного опыта. М.: Наука, 1993. 432 с.
  22. Джеймс У. Психология. М.: Академический проект, 2011. 318 с.
  23. Дильтей В. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 1: Введение в науки о духе. М., 2000. С. 270–730.
  24. Дильтей В. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 3: Построение исторического мира в науках о духе. М.: 2004. 419 с.
  25. Евангелие от Иоанна, 3:1-2
  26. Евангелие от Матфея. 4: 6, 4:19.
  27. Евангелие от Фомы // Библия Гностиков. 2010. С. 530–543.
  28. Заратустра. Учение огня. Гаты и молитвы. М, 2010. 496 с.
  29. Зоберн В. Новые чудеса любимых святых. М., 2019. 480 с.
  30. Зотов А.Ф. Эпистемологический разрыв // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: Канон, 2009. 1160 с.
  31. Зыкова И.В. Культура как информационная система: духовное, ментальное, материально-знаковое. М., 2016. 368 с.
  32. Ибн Араби. Избранное. Т. 2. М., 204. 400 с.
  33. Иодль Ф. История этики в новой философии: Кант и этика в девятнадцатом столетии. М., 2016. 528 с.
  34. Кант И. Критика чистого разума. СПб, 1993. 472 с.
  35. Кант И. Критика способности к суждению. М.: Искусство, 1994. 367 с.
  36. Кант И. Критика практического разума. М.: Эксмо, 2015. 528 с.
  37. Кант И. Основы метафизики нравственности. М., 2023. 384 с.
  38. Катков А.Л. Эпистемологический анализ наук о психике: истоки и перспективы преодоления системного кризиса // Вопросы ментальной медицины и экологии. 2016. Т. XXII. №3. С. 62–63.
  39. Катков А.Л. Феномен веры: эпистемологический и психотехнический анализ. Часть 1 // Психологическая газета. 28 мая 2022. https://psy.su/feed/10030/
  40. Катков А.Л. Феномен веры: эпистемологический и психотехнический анализ. Часть 2 // Психологическая газета. 5 июня 2022. https://psy.su/feed/9977/
  41. Катков А.Л. Феномен веры: эпистемологический и психотехнический анализ. Часть 3. Психологическая газета. 13 июня 2022. https://psy.su/feed/10046/
  42. Катков А.Л. Метод эпистемологического анализа в психотерапии // Антология всемирной психотерапии специальный выпуск. Психотерапия в помощь гражданам, семьям, коллективам, всему обществу во время пандемии, вызванной коронавирусом. Материалы Онлайн преконгресса Девятого всемирного конгресса по психотерапии «Дети. Общество. Будущее — Планета психотерапии» (Москва, 24 июня — 29 июня 2020). С. 90–147.
  43. Катков А.Л. Науки о психике и эпистемологический анализ. СПб, 2023. 288 с.
  44. Какой мир пришел на смену VUCA? // Блог BITOBE. URL: https://blog.bitobe.ru/article/kakoy-mir-prishel-na-smenu-vuca/
  45. Ксенофонт. Воспоминания о Сократе. М., 2018. 472 с.
  46. Кузнецов В.Г. Герменевтика и гуманитарное познание. М., 1991. 192 с.
  47. Курцвейл Р. Эволюция разума. М., 2015. 352 с.
  48. Курцвейл Р. Из интервью с Питером Диамандисом. 2015.
  49. Лега В.П. Проблема чуда и современное научное мировоззрение. 2010.
  50. Латышева Л.А. Философия чуда. Л., 1998. 336 с.
  51. Локк Дж. О чудесах: с комментариями и объяснениями. М., 2020. 320 с.
  52. Лосев А.Ф. Диалектика мифа. М., 2021. 448 с.
  53. Льюис К.С. Чудо. М., 2021. 384 с.
  54. Мангейм К. Структурный анализ эпистемологии. 1922.
  55. Мильтон Дж. Возвращенный рай: поэма, трагедия, стихотворения. СПб, 2018. 240 с.
  56. Мильтон Дж. Потерянный рай: поэма. М., 2020. 448 с.
  57. Михайлов Ф.Т. Предметная деятельность … чья? // Вопросы философии. 2001. №5. С. 10–26.
  58. Отто Р. Об иррациональном в идее божественного и его соотношении с рациональным. СПб, 2008. 272 с.
  59. Ошо. Люди пути. О суфиях, суфизме и суфийских историях. СПб, 2022. 448 с.
  60. Пенроуз Р. Новый ум короля. М.: URSS, 2011. 400 с.
  61. Платон. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 2. М., 1993. 528 с.
  62. Робинсон Д.Н. Интеллектуальная история психологии. М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2005. 568 с.
  63. Руми Д. Сокровища воспоминания. М., 2018. 208 с.
  64. Синнет А.П. Эзотерический буддизм. М., 2014. 308 с.
  65. Соколова Р.И. Философия чуда. В поисках теоретического осмысления. (авторский экспертный доклад Изборскому клубу). 2013.
  66. Спонг Дж.Ш. Вечная жизнь: новый взгляд. За пределами религии, мистики и науки. М., 2019. 272 с.
  67. Тегмарк М. Наша математическая вселенная. В поисках фундаментальной природы реальности. М., 2017. 592 с.
  68. Тегмарк М. Жизнь 3.0. Быть человеком в эпоху искусственного интеллекта. М., 2019. 560 с.
  69. Тератургима, или Чудеса нового века. 2017. 368 с.
  70. Успенский П.Д. В поисках чудесного. М., 2019. 488 с.
  71. Фома Аквинский. Сумма теологии. Том XI. Вопрос 43. О соделанных Христом чудесах в целом. 2013. 832 с.
  72. Фома Аквинский. Сумма против язычников: В 2-х книгах. Книга 1. М., 2000. 464 с.
  73. Франк С.Л. Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии. Сочинения. М., 1990. С. 183–560.
  74. Франк С.Л. Душа человека. Минск: Харвест; М.: АСТ, 2000. 992 с.
  75. Фрейд З. Будущее одной иллюзии // Сумерки богов. М., 1989. С. 94–142.
  76. Фромм Э. Психоанализ и религия // Сумерки богов. М., 1989. С. 143–221.
  77. Хазрат Инноят Хан. Очищение ума. Сборник. М., 1999. 416 с.
  78. Хайдеггер М. Что зовется мышлением? М.: Академический проект, 2007. 351 с.
  79. Цветочки Франциска Ассизского. СПб, 2017. 224 с.
  80. Цицерон М. Мысли и высказывания. М., 2011. 304 с.
  81. Шейнман-Топштейн С.Я. Платон и ведийская философия. М., 2010. 200 с.
  82. Шеллинг Ф.В.Й. О мировой душе. Гипотеза высшей физики для объяснения всеобщего организма, или Разработка первых основоположений натурфилософии на основе начал тяжести и света // Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения: В 2 т. Т. 1. М., 1987. С. 89–182.
  83. Шеллинг Ф.В.Й. Иммануил Кант // Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения: В 2 т. Т. 2. М., 1989. С. 27–33.
  84. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Минск, 2007. 848 с.
  85. Шопенгауэр А. О свободе воли. Об основе морали. М., 2023. 448 с.
  86. Шредингер Э. Что такое жизнь? М., 2018. 288 с.
  87. Эман Е. Чудо с рисом и другими удивительные чудеса. СПб, 2011. 224 с.
  88. Юм Д. Исследование о человеческом разумении. М., 1995. 240 с.
  89. Юнг К.Г. Один современный миф. О вещах, наблюдаемых в небе. М., 1993. 192 с.
  90. Юнг К.Г. Проблемы души современного человека // Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. М., 1994. С. 293–316.
  91. Юнг К.Г. О природе психе. М., 2002. 416 с.
  92. Freud S. The Question of Weltanschauung // The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud. Vol. XXII New Introductory Lectures on Psycho-Analysis and Other Works (1932–1936). London, 1973. P. 159.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»