16+
Выходит с 1995 года
19 июня 2024
Сексуальная расторможенность в пожилом возрасте: «свобода», патология или крик об одиночестве?

Есть ли сексуальный интерес в старости? Есть. Причём и в здоровой, и в патологической. Но с разницей.

Если нашему близкому человеку повезло и его возрастные изменения идут естественным, здоровым образом, он хочет, может, получает, дарит удовольствие себе и другому. Его сексуальные фантазии, интимная жизнь окрашены разнообразным спектром отношений, мыслей, желаний, эмоций, переживаний, действий. Они есть.

У человека, имеющего когнитивные нарушения, сексуальные мысли и желания тоже есть. И жизнь есть. Только всё другое. «Рисованное» умалишённым, извращённым воображением умирающего мозга.

При органическом поражении головного мозга формируются не только когнитивные расстройства, но и пышным цветом распускаются эмоциональные и поведенческие отклонения. Их великое множество, но неадекватное сексуальное поведение (обнажение, непристойные высказывания на тему секса, мастурбация, гнусные предложения другим, физические домогания) доставляет нам, окружающим, непереносимые, болезненные, отталкивающие переживания. Мы отказываемся это принимать. Мы отказываемся «быть в этом».

Чем больше атрофированы, в первую очередь, лобные доли мозга, тем непосредственней становится поведение человека.

«Что естественно, то не безобразно», — объясняет мой клиент. И с ним не поспоришь.

По статистике, распространённость непристойного поведения у людей с деменцией составляет от 2 до 17%. Периодичность проявлений фактически одинакова среди мужчин и женщин. И в домашних условиях, и в стационаре они актуальны.

Уверена, цифры очень приблизительные, так как о «домашнем извращении» близкие стесняются говорить, в частных пансионатах «такие вещи» не считаются ввиду ненадобности, а в специализированных государственных учреждениях подсчёт возможен только в частных случаях для заказной диссертации.

Что происходит? Снижается критичность, способность прогнозировать свои действия и их последствия. Оценивать, контролировать, следить за собой не представляется возможным. Импульс преобладает. Растормаживаются инстинкты. Человек становится эгоистичным, бестактным, развязным. Я бы сказала, «свободным». Обстановка, наличие супруга, людей, детей не остановит его порывы. Не надейтесь! Он даже найдёт оправдание себе: «не смог удержаться», «так вышло», «что тут такого?». Человек делает и говорит то, чего никогда бы не сделал и не сказал раньше. До болезни.

Вдруг мама, 53 года прожившая с одним мужчиной, начинает домогаться каждого представителя противоположного пола, попавшего в поле её зрения, невзирая на возраст. Однажды ночью легла в постель между сыном и невесткой.

Неожиданно бабушка, преподаватель литературы с 40-летним стажем, стала заигрывать с двенадцатилетним внуком. При этом может очень обижаться, агрессировать, физически и вербально, при отказе любимого внука, которого «воспитала с пелёнок». Богатый русский язык в исполнении бабушки стал раскрывать сопротивляющемуся внуку всё новые и новые свои грани.

Дедушка, герой войны, начал справлять нужду сперва на полу в спальне, потом в каждой комнате, потом в шкафу, потом в комнатах других постояльцев в пансионате.

Подопечная пансионата, интеллигентнейшая дама, увлеклась мастурбацией и днём, и ночью, без стеснения от присутствия соседки по комнате.

У всех своя жизнь. Сейчас она такая.

Что это порождает?

Сама болезнь. Она приводит к повреждению лобных долей, уничтожаются моральные принципы, сводятся на нет все устои. Нарушения памяти стирают правила.

Помните строки Владимира Маяковского:

Крошка сын
к отцу пришёл,
и спросила кроха:
— Что такое
хорошо
и что такое
плохо?

У меня
секретов нет, —
слушайте, детишки, —
папы этого
ответ
помещаю
в книжке.

Только в этом случае крохам мы можем объяснить, научить, доказать, а в общении со «старыми детишками» это не сработает.

Рождающиеся в больном мозге бредовые идеи, галлюцинации легко дают толчок к их реализации. Нет никаких «тормозов», способных остановить поток негативизма, непристойностей, агрессии.

Нарушения функций сенсорных органов естественным образом приводят к нарушениям обработки сенсорной информации. Возможно, человек хочет в туалет, или его одежда слишком тесная, или в комнате слишком жарко, или понравился гость, но мозг не даёт команду «поступить правильно». Действуют желания. Оценку можем поставить только мы, окружающие. И ужасаемся, кстати, тоже, только мы! В его реальности всё так, как должно быть. Всё естественно.

Симптом ложного узнавания заставляет «путать», не узнавать «своих». Или неправильно понимать сигналы, увиденные, услышанные по телевизору. Или не так считать поведение сиделки.

Важно помнить, что отсутствие привычного сексуального партнера, особенно в начальной стадии заболевания, отсутствие условий для личной жизни также может провоцировать сексуальную расторможенность.

Стрессовая ситуация, незнакомые внешние условия, переезды способны откупоривать «внутреннюю свободу», приводящую в шок окружение.

Не стоит забывать, что алкоголь и бензодиазепины способны вызывать расторможенность поведения, а препарат L-допа гиперсексуальное поведение у людей с болезнью Паркинсона.

Повреждения мозга, тяжёлое истощение умственных способностей способны вызвать синдром КлювераБьюси, при котором отсутствует оценка риска своих действий, гиперсексуальность переходит в неразборчивость не только телесную, но и бесконтрольный приём пищи, перевозбуждение от любого стимула, подражание ему, визуальной агнозии и нарушениям памяти.

С мужчиной в этом вопросе чуть проще. Мы «видим», что функционально он здоров, «всё работает». Он может помочь себе. Или мы ему.

Контролировать проявления страстного желания у женщин сложнее. Иногда страшно его упустить. Более сохранные представительницы слабого пола для удовлетворения используют бутылочки с тёплой водой. С прогрессированием заболевания во влагалище могут помещаться разнообразные предметы, которые могут быть там «забыты», «потеряны». А если мы не организовывали душ продолжительное время, если пропустили молочницу, воспалительные процессы, зуд половых органов заставит даму быть изобретательной. Потом не стоит ничему удивляться!

При деменции изменяется настроение. Снижение эмоционального фона или эйфорические приступы, как волны, поднимают или снижают сексуальную заинтересованность. Всё это бессознательно происходящие вещи. Они просто есть. С ними надо сживаться. Конечно, необходимо обращаться за помощью, получать медикаментозную терапию. Но прошу помнить, любой психотропный препарат, снижая неадекватные проявления, способствует более резкому снижению когнитивного статуса. Помогая в одном, медикаменты лишают другого.

Успокоить нас может понимание общей ситуации и того, что со временем, с прогрессированием заболевания, с потерей сил будут уходить и эти проявления. Время не лечит. Время позволяет нам принять, простить, проститься…

Наблюдая своих пожилых клиентов, неожиданно для самой себя вспомнила работу в детском доме.

Мальчишка отказывался кушать твёрдую пищу, убеждая всех в страхе подавиться и умереть. Одним из предположений о причинах такого поведения стало сексуальное насилие. Разговоры ни к чему не привели, его поместили в стационар. По правилам интернатской жизни, сотрудники обязаны доставлять «государственному ребёнку» его «пайку пропитания», где бы он ни оказался. Я навещала парня и в одну из встреч, у нас состоялся очень откровенный разговор. Психолог поделилась своим мнением, предположив, что мастурбацией занимаются очень многие дети в разных семьях, в разные периоды жизни, и причины этого действия у всех разные. Но есть что-то общее. Например, способ снятия волнения, отсутствие эмоциональной близости и чувства заботы со стороны родителей. Тогда мастурбация может выступать неосознанной потребностью получения этих отсутствующих ощущений.

У детей из неблагополучных семей все эти чувства обостряются и требуют выхода повышенной тревоги. Подсознание ребёнка само ищет пути того, как получить хоть малейшее удовольствие, положительные эмоции и немного компенсировать чувство страха, потери родителей, одиночества, отсутствия ласки и нежности. Ребёнок не испытывает душевного спокойствия, комфорта, а наоборот, переживает постоянный стресс, отсутствие близкого, эмоционально тёплого контакта с детьми и взрослыми.

Объяснение понятия «депривации» вызвало у ребенка живой отклик в виде неморгающего слушания. Детский онанизм — это подмена недостающего чувства любви. Вместе мы затронули тему важности реакции взрослых, которые находятся рядом, как они поведут себя в этой ситуации. Если высмеивать, запугивать, при всех в группе говорить об этом, то последствия могут быть печальными для этого ребёнка, особенно если он очень чувствителен, эмоционален, раним.

То же самое я бы сказала и окружению стариков.

Они почти ничего не помнят о себе!

Их выходящее за рамки поведение — проверка для нас. Будем ли мы адекватны рядом с их неадекватностью или сами скатимся в их бред? Проявим профессионализм и чуткость или превратимся в выгоревших воспитателей-монстров, ненавидящих тех, кому обязаны помогать и, по большому счёту, любить.

Что при таком поведении делать сразу?

  • Убедиться, что нет угрозы жизни и безопасности.
  • Постараться реагировать спокойно. Осознать, что его действия непреднамеренны.
  • Не «надевать» проявленное на себя. Не принимать на свой счёт.
  • Не оскорбляться!
  • Попытаться выяснить причину данного поведения.
  • Убедиться, что нет потребности в посещении туалета.
  • Проверить удобство одежды, состояние памперса, температуру воздуха.
  • Не делать замечаний.
  • Не читать морали.
  • Подумать, возможно, он хочет внимания?
  • Если есть потребность, продолжить общение с «любящим безразличием», переключив внимание.
  • Если угрозы жизни нет, выйти из комнаты, оставить одного.

Что делать всегда?

  • Не «возвращаться» в данное событие. Не вспоминать. Не понукать!
  • Не обсуждать поведение «виновника» с другими людьми в его присутствии.
  • Учиться в подобных ситуациях «присутствовать отсутствием».
  • Не провоцировать своим внешним видом, поведением, словами.
  • Учиться переключать его внимание.
  • Использовать специальное боди для дементных пациентов.
  • Контролировать гигиенические процедуры.
  • Избегать воспаления мочевыводящих путей.
  • Избегать запоров.
  • Строго контролировать приём препаратов.
  • Строго соблюдать режим дня.
  • Проверять взаимосвязь сексуальной расторможенности с приёмом новых препаратов.
  • Обратиться к врачу, если проявления сексуальной расторможенности учащаются.
  • Вести дневник поведения.
  • Следить за программой передач по ТВ.
  • Следить за картинками в пространстве.
  • Убрать из лексикона уменьшительные слова: ручка, ножка, головка, волосики.
  • Речь должна быть чёткая, конкретная, строгая.
  • Избегать излишних прикосновений.
  • Стараться не приближаться, не касаться краем одежды.
  • Не поворачиваться спиной.
  • Объяснять окружающим (в случае их присутствия), что это проявление болезни.
  • Помнить! Его поведение не оскорбление! Оно неконтролируемо!
  • Помнить, куда и с кем вы пришли работать.

Ценнейшим навыком в работе с пожилыми людьми считаю собственную открытость и смелость специалиста.

Студентам я рассказываю сложную историю из практики, когда клиентка с преддементным когнитивным снижением призналась в страстном желании интимной близости. Она «терпела» три месяца, прежде чем набралась смелости начать этот разговор. С единственной дочерью не могла, «такое» не принято в семье.

Это было непросто для меня, так как важно не пропустить начало самой болезни, нужно соблюдать медицинскую тайну, помнить про ответственность перед родственниками, которые являются заказчиками моих услуг.

Но живой человек сидит напротив, со стыдом, пряча глаза, просит о помощи. Мы проговорили всё. Как она помогает себе, что чувствует, что готова делать. Продумали план действий. Для нее было важным самостоятельно пойти в магазин и купить «помощника». Сделать это в 83 года, думаю, не каждый сможет. Поразила её изобретательность. Когда на следующей неделе мы встретились, она, как послушная ученица, отчиталась о проделанной работе. Рассказала, что была в магазине, все посмотрела и решила справиться своими силами.

— Инночка! Я сама его сделала.
— Можно узнать подробности?
— Сделала его из старой, любимой простынки.
— Я категорически против!
— Почему?
— Каким образом вы будете им пользоваться? Ткань сухая, будет раздражать влагалище, плодить микробы!
— Я купила в аптеке презервативы. Они со смазкой…

Конечно, можно сказать, что «за уши притягиваю», но я склонна предполагать, что с болеющим пожилым человеком происходит то же самое, что с сиротой, особенно, если он оказывается вне стен любимого, привычного пространства. Как малыши в доме малютки сосут перед сном большой палец руки и ничего воспитатели не могут с этим поделать. Как первоклашки в детском доме накручивают волосы на палец так, что выдирают с головы целый клок волос. Как девочки, которые заставляют своих одноклассников целовать их, обнимать, опускать руку в их трусики. Настаивают на своём, злятся, когда мальчишки стесняются всех присутствующих в игровой комнате, могут стукнуть партнёра, который не соблюдает правила их игры. Как маленькие мальчики, которые любят сосать палец и раскачиваться из стороны в сторону, сидя на полу под столом. Все это смешно выглядит для окружающих, а для конкретных детей это трагично.

Так и со стариками. Понять их проявления сложно. Принять невозможно. Деменция как сексуальное насилие, перед которым человек бессилен.

История на групповом занятии в пансионате. Читаю своим «ученицам» загадки.

— А сейчас, девочки, для вас загадка с легким сексуальным оттенком.

В зале воцарилась тишина, которую нарушила реплика: «Если мы вспомним. Этот оттенок нам давно не пригождался, давно этим не занимались, но мы готовы попробовать».

Зал разразился хохотом старушек, которые в этот момент снова были девчонками. Тема любви всегда проскакивает, вернее, выскакивает из закоулков даже глубоко дементной памяти.

А через два часа работала с любимой 85-летней «ученицей», у которой болезнь Альцгеймера. У нас настоящая дружеская любовь, проявляющаяся и целованиями, и объятиями, и признаниями в чувствах друг другу. В моменты особого эмоционального возбуждения она входит в небольшую агрессию, не понимая, как выразить мне свою любовь, что такого сделать, чтобы передать себя и все свои чувства мне полностью, без остатка.

Помните, в детстве, сидя у мамы или папы на руках, мы говорили:
— Я тебя так люблю!
— Как?
— Сильно-сильно!
— Покажи, как сильно?
— Вот таааакккк!

Маленькими ручонками мы обнимали их за шею, пытаясь сдавить её как можно сильнее, крепче, чтоб они узнали силу нашей любви, именно почувствовали её.

Так и моя пациентка. Она сжимает кулаки, трясет руками, дрожит всем телом, пускает слезу и говорит:
— Я тебя так люблю, что сейчас ууккуушшуу!
— Не надо! Я вам ещё прихожусь!
— Можно тогда я тебя хотя бы полижу?

Объяснить умными словами можно всё. Но, на мой взгляд, главная психологическая причина непристойного поведения — жажда любви, внимания, нежности, ласки.

ДУША продолжает жить даже в этом теле, в умирающей личности, искажённой мерзкими проявлениями болезни.

Болеющий человек прикасается к нам от сенсорной депривации, тактильного, эмоционального голода. Он пытается избежать одиночества.

Если мы хотим оставаться прежде всего понимающими и любящими людьми, давайте обращаться к словам моих подопечных, помня, что они не виноваты в том, что их жизнь сейчас такая. Они стараются, как могут.

— Я хотела похотеть… Я не могу понять…

Понять, почувствовать, принять и помочь болеющей старости можем мы. Хотим ли?

Упоминается отрывок из книги автора «Недолюбленные дети. Записки психолога», издательство «Генезис».

Комментарии
  • Владимир Александрович Старк

    \Чем больше атрофированы, в первую очередь, лобные доли мозга, тем непосредственней становится поведение человека.\
    Да, но иные становятся злобными параноиками, а иные - блаженненькими.
    Это свидетельствует по всей видимости о том, насколько органичной и нелицемерной для человека была его моральность, или насколько лживой.

      , чтобы комментировать

    , чтобы комментировать

    Публикации

    Все публикации

    Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

    Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»