16+
Выходит с 1995 года
17 июня 2024
Типологические особенности взаимосвязи социальной активности и личностных предикторов политических предпочтений у молодежи

В течение практически всей истории человечества главенствующее положение в социальной иерархии занимали представители старших возрастных групп. Руководители, политические лидеры, авторитетные ученые и успешные бизнесмены виделись, прежде всего, как взрослые люди, умудренные опытом.

По отношению к молодежи ожидания всегда были двоякими. С одной стороны, молодость — это время бунтарских проявлений, новых идей, ярких поступков, а с другой стороны, молодежь в перспективе должна принять ответственность за себя и страну из рук старших, продолжить традиции и приумножить достижения.

XXI век стремительно меняет картину мира, и теперь именно от участия молодежи в социальной жизни, от ее ответственности и личностной зрелости молодых людей зависит возможность общества соответствовать современным реалиям. В свою очередь, современное общество предоставляет молодым людям невероятные возможности для включения в созидательную активность: образование, профессиональное развитие [7, 10], объединения по интересам, общественные объединения, творческие союзы, волонтерство, политическое участие [2] и др., что позволило бы реализовать и личные устремления, и социальные ожидания. Не случайно к числу «важнейших и актуальных задач современных вузов» относят воспитание социальной активности молодежи [3, с. 106].

Социальная активность, согласно Ю.А. Зубок, Ю.В. Березутскому, это «осознанное участие молодежи в жизни других людей, общества; проявление молодежью неравнодушия к общественным явлениям и процессам; участие молодежи в общественной и политической жизни, направленное на преобразование окружающей действительности» [1, c. 90]. Таким образом, проявляемая социальная активность молодежи может быть направлена как на локальное участие в жизни небольших групп людей, так и на участие в процессах, имеющих значение для региона или страны.

Исследования одной из форм социальной активности — участия в политическом процессе — указывают на ряд определенных характеристик, присущих молодым людям как особому слою электората [6]. Естественно было бы предположить, что выбор иных форм социальной активности в качестве сферы удовлетворения собственных социальных потребностей также связан с определенными личностными предикторами социально-политических предпочтений молодых людей.

Целями исследования стали выделение и описание типологических групп респондентов с учетом их индивидуального стиля политической активности, составление групповых профилей их личностных особенностей, социальной активности и политических предпочтений, характеристика выделенных типов.

Для достижения целей предполагалось решение взаимосвязанных задач:

  • выявление типологических групп респондентов с учетом их индивидуального стиля социальной и политической активности;
  • проведение сравнительного анализа частоты встречаемости различных типов в регионах России;
  • выявление политических предпочтений той или иной типологической группы.

Материалы и методы

Для сбора эмпирического материала были использованы методы компьютеризированного опроса.

Методика В.И. Моросановой «Стиль саморегуляции поведения ССПМ 2020» предназначена для диагностики особенностей саморегуляции респондентов и включает в себя шкалы: планирование целей, моделирование значимых условий достижения целей, программирование действий, оценивание результатов, гибкость, надежность, настойчивость, общий уровень саморегуляции [4].

Методика В. Шутца (в адаптации А.А. Рукавишникова) (ОМО) позволяет диагностировать особенности межличностных отношений по следующим признакам: потребность контроля, потребность включения, потребность аффекта, — а также определение степени удовлетворения перечисленных потребностей [5].

Методика Г. Айзенка [9], предназначенная для диагностики социальных установок, была переработана и адаптирована для российской выборки в Научно-образовательном центре психологического сопровождения личностно-профессионального развития СКФУ. Проведенная с помощью ряда методов математической статистики психометрическая оценка методики позволила уточнить валидные для включения в русскоязычную версию утверждения, шкалы, нормы. Адаптированная методика содержит три шкалы: авторитаризм, нравственная толерантность, этническая толерантность, — и может применяться для диагностики социальных установок русскоязычной выборки. Данные психометрической оценки оформлены в виде статьи, которая подготовлена к публикации в журнале «Testing, Psychometrics, Methodology in Applied Psychology (TPM)».

Социальная активность респондентов устанавливалась с помощью анкеты, предлагающей респонденту выделить предпочитаемые формы активности и свою позицию в них («участник» или «организатор»).

Склонность поддержать ту или иную политическую идеологию выявлялась при ответе на соответствующий вопрос, причем респондент мог давать не более трех ответов (либерализм, консерватизм, коммунизм, социал-демократизм, национализм, нацизм (фашизм), анархизм, аполитичность, монархизм, пацифизм).

Психологическое самочувствие респондентов из разных регионов было выявлено с помощью вопросов британской шкалы психологического благополучия [8]. Ее четыре вопроса относятся к трём основным сферам психологического благополучия: удовлетворённость жизнью (Насколько Вы удовлетворены Вашей жизнью в целом за всё время?); ценность или значение жизни (Насколько важно то, что Вы делаете в жизни?); позитивные / негативные чувства, ситуативная удовлетворенность (В целом насколько счастливым Вы себя чувствовали вчера? В целом насколько сильно вчера Вы испытывали чувство тревоги?).

Математико-статистическая обработка эмпирических данных была проведена с помощью пакетов программ IBM SPSS Statistics 22 и MS Excel 2016 с помощью кластерного анализа методом k-средних, перед проведением кластерного анализа данные были стандартизованы при помощи нормированного отклонения (z-преобразования).

Выборку исследования составили 1492 человека в возрасте от 17 до 25 лет, из них 479 человек — юноши, 1113 человек — девушки.

Респонденты представляют следующие регионы Российской Федерации: Ставропольский край, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Северная Осетия-Алания, Карачаево-Черкесская Республика, г. Москва и Московская область, Сибирский федеральный округ, Дальневосточный федеральный округ.

Результаты и обсуждение

Кластерный анализ данных, проведенный методом k-средних, позволил выделить четыре типа молодых людей, отличающихся по формам социальной и политической активности. Все четыре кластера по каждому исходному количественному признаку различаются статистически значимо (р меньше 0,01) и хорошо ранжируются по каждому диагностическому блоку. Результаты кластеризации представлены в таблице 1.

Таблица 1. Показатели кластерного анализа (методом k-средних)
Таблица 1. Показатели кластерного анализа (методом k-средних)

Представители первого типа отличаются несколько большей, чем для остальных типов, толерантностью (нравственной и этнической) с несколько сниженной установкой на авторитаризм. В их групповом профиле — ожидаемо для толерантной социально-психологической установки — присутствуют признаки социальной дезориентации, вызванные некоторой потерей нравственных ориентиров, несколько снижены показатели осознанной саморегуляции (худшие показатели планирования целей, моделирования значимых условий деятельности, оценивания результатов и т.п.). Тем не менее установка на толерантность данного типа позволяет ему поддерживать средний уровень межличностных отношений и социальной активности. Участие в спонтанных событиях и мероприятиях с друзьями оценивается ими немного выше среднего, при этом они несколько активнее как участники мероприятий, чем организаторы. Излишняя нравственная толерантность у них провоцирует повышенную ситуативную тревожность при сниженном психологическом благополучии. При этом молодые люди не имеют выраженных предпочтений в выборе видов социальной активности, не озабочены выстраиванием межличностных отношений. Данный тип можно назвать «толерантным».

Второй тип — это молодые люди с пониженной общей активностью: самой низкой заинтересованностью сферой межличностных отношений, низкой социальной активностью, сниженным уровнем психологического благополучия. Своей жизнью в целом эти молодые люди не удовлетворены и не считают важным то, что они делают в жизни, — таков «социально отстраненный» тип.

В отличие от первых двух, молодежь третьего и четвертого типов — это люди, в целом довольные жизнью, с развитым общим уровнем саморегуляции, заинтересованные во всех сферах межличностных отношений.

Представители третьего типа немного более настойчивы в достижении целей и планировании, но их социальная активность находится примерно на среднем уровне и ниже среднего. Они не склонны к авторитаризму, толерантны. Данный тип был нами обозначен как «целеориентированный», или деловой.

Представители четвёртого типа, наоборот, стремятся реализоваться во всех сферах социальной активности. Они больше поддерживают авторитаризм и менее толерантны. Этот тип можно назвать «активистами», «социально активными» или «социально ориентированными».

Распределение типов молодых людей по регионам, где было проведено исследование, представлено в таблице 2.

Таблица 2. Распределение типов молодых людей с учетом отношения к социальной активности и личностных особенностей по регионам
Таблица 2. Распределение типов молодых людей с учетом отношения к социальной активности и личностных особенностей по регионам

Представители «толерантного» типа преобладают в Москве, Московской области и Сибирском федеральном округе. В южных регионах России, более сильных своими религиозными и нравственными традициями: Кабардино-Балкарской республике, Ставропольском крае и Республике Северная Осетия-Алания, Карачаево-Черкесской республике, — он встречается реже.

Тип респондентов c социальной отстраненностью оказался наиболее распространенным. В Кабардино-Балкарии его доля почти в два раза превышает показатели по смешанной выборке (71,50% и 33,65%, соответственно). В данном регионе отмечается неудовлетворенность респондентов жизнью в целом, что, предположительно, и обусловливает такую социальную отстраненность молодых людей. В наименьшей степени данный тип представлен в Москве и Московской области (17,70%), что, возможно, объясняется повышенными требованиями к активности молодёжи в условиях крупных городов.

Активная молодёжь третьего («целеориентированного») и четвёртого («социально активного») типов реже встречается во всех регионах России, чем «социально отстраненная» молодёжь.

При этом деловой, «целеориентированный» тип чаще встречается среди студентов из городов: Владивостока (Дальневосточный федеральный округ), Москвы, Ставрополя и Красноярска (Сибирский федеральный округ), — в которых осуществлялся сбор данных и в которых, возможно, легче реализовать свою деловую активность.

В то же время возможность проявить социальную активность в меньшей степени связана с размерами и возможностями самого региона или населенного пункта: четвертый «социально активный» тип распределяется почти хаотично, будучи примерно на одинаковом уровне в Северной Осетии-Алании, Ставропольском крае, Москве и Московской области, Карачаево-Черкесии. Этот социально активный тип в меньшинстве встречается в Дальневосточном (18,65%) и Сибирском федеральных округах (20,50%), однако его доля сопоставима здесь со средними значениями по выборке (19,70%). В Кабардино-Балкарской Республике доля данного типа составила 3,38%, т.е. почти в шесть раз меньше, чем среднее значение.

На заключительном этапе был проведен анализ распределения предпочитаемых политических идеологий в зависимости от типологии молодых людей (таблица 3). Всего было получено 2615 ответов.

Таблица 3. Взаимосвязь политических предпочтений и типологических особенностей молодежи,%
Таблица 3. Взаимосвязь политических предпочтений и типологических особенностей молодежи,%

Для всех четырех типов наиболее предпочтительны социал-демократизм и либерализм, при этом каждый из типов имеет свой профиль политических предпочтений (см. таблицу 3).

Политические предпочтения первого типа молодежи выстроились следующим образом: социал-демократизм, либерализм, пацифизм, коммунизм, консерватизм, аполитичность, национализм, анархизм, монархизм, нацизм. Среди представителей данного типа больше последователей либерализма (6,39%), анархизма (0,84%), монархизма (0,80%), чем среди представителей других типов.

Профиль политических предпочтений молодых людей второго типа с низкой общей активностью минимально отличается от профиля предыдущего типа: для них идеи аполитичности оказались более приемлемыми, чем коммунистические. Молодежь данного типа чаще готова выбрать социал-демократизм (7,61%), пацифизм (5,32%), аполитичность (4,17%), консерватизм (2,79%), чем представители других типов.

Политические предпочтения «целеориентированного» типа выстроились в следующей последовательности: либерализм, социал-демократизм, коммунизм, пацифизм, консерватизм, национализм, аполитичность, монархизм, анархизм, нацизм. Идеи коммунизма (3,37%) чаще, чем представителям других типов, кажутся привлекательными именно данному типу молодежи.

Для социально активного типа социал-демократизм предпочтительнее либерализма, национализм — пацифизма, монархизм — аполитичности. Национализм (1,91%), вплоть до проявлений нацизма (0,27%), и монархизм (0,80%) чаще всего кажутся привлекательными представителям именно данного типа.

Заключение

Проведенный анализ позволяет утверждать наличие типологических особенностей взаимосвязи предпочитаемых форм социальной активности и личностных предикторов у молодых людей в регионах России.

Для «толерантного» типа характерны отрицание авторитаризма, толерантность к нравственным установкам и этническому разнообразию в обществе при отсутствии предпочтений каких-либо определенных форм социальной активности. Данный тип наиболее многочислен в Сибирском федеральном округе, Москве и Московской области, т.е. в динамично развивающихся регионах.

Представители «социально отстраненного» типа представляют собой «ядро» студенческой пассивной молодежи и потенциально нуждаются в широком спектре мотивационных и развивающих мероприятий. Данный тип преобладает в Ставропольском крае, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Дальневосточном федеральном округе, в Кабардино-Балкарии он является доминирующим, а в столичном регионе встречается в меньшинстве.

Деловой, «целеориентированный», тип молодежи отличается развитостью регуляторной сферы при отсутствии предпочтений в выборе сфер социальной активности, несколько чаще встречается среди студенческой молодёжи крупных городов.

«Социально активный» тип является основой общественной жизни студенческого коллектива, характеризуется стремлением участвовать во всех доступных формах активности, «быть в процессе». Данный тип может проявиться в любых регионах, как в мелких населенных пунктах, так и в крупных городах, поскольку для его активности не требуется какой-либо особой материальной или социальной базы, в Кабардино-Балкарии он представлен минимально.

Вне зависимости от предпочтений в сфере выбора форм социальной активности и личностных особенностей молодые люди склонны поддерживать социально-демократические и либеральные идеи; крайние проявления национализма одинаково не популярны. При этом, как показали данные опроса, в целом политикой интересуются не более трети молодых людей.

Полученные результаты свидетельствуют о недостатке у молодых людей продуктивного опыта участия в разных формах социальной активности. Это ставит перед университетскими структурами, участвующими в формировании молодежной политики, задачу по созданию условий для расширения внеучебной деятельности студентов, воспитанию политической культуры, гражданственности, ответственности и самостоятельности в принятии решений.

Литература

  1. Зубок, Ю.А. Социальная активность молодежи: мировоззренческие основания саморегуляции / Ю.А. Зубок, Ю.В. Березутский // Власть и управление на Востоке России. 2020. № 2(91). С. 89-105.
  2. Деревянченко, А.А. Политическая активность молодежи в цифровом обществе / А.А. Деревянченко, Д.В. Калинин // Гражданин. Выборы. Власть. 2020. № 2(16). С. 155-173.
  3. Молодцова, Т.Д. Воспитание социальной активности студентов в условиях педагогического вуза / Т.Д. Молодцова // Международный журнал экспериментального образования. 2016. № 3-1. С. 106-108.
  4. Моросанова, В.И. Опросник «Стиль саморегуляции поведения — ССПМ 2020» / В.И. Моросанова, Н.Г. Кондратюк // Вопросы психологии. 2020. Т. 66. № 4. С. 155-167.
  5. Рукавишников, А.А. Опросник межличностных отношений. НПЦ «Психодиагностика» / А.А. Рукавишников. Ярославль, 1992. 47 с.
  6. Слизовский, Д.Е. Социальные и электоральные предпочтения и ориентации молодежи 18-20 лет / Д.Е. Слизовский // Вестник РУДН. Серия: Социология. 2016. Т. 16. № 3. С. 576-585.
  7. Фомина, Е.А. Проявление жизнестойкости молодежи в ситуации вторичной профессиональной адаптации / Е.А. Фомина, В.А. Соломонов // Управление устойчивым развитием. 2021. № 3 (34). С. 114-119.
  8. Allin, P. New statistics for old? — Measuring the wellbeing of the UK / P. Allin, D.J. Hand // Journal of the Royal Statistical Society: Series A (Statistics in Society). 2017. V № 180(1). Рр. 3-43.
  9. Eysenck H.J. The Structure of Social Attitudes / H. J. Eysenck // BY J. SOC. clin. Psychol. 1975. № 14. Рр. 323-331.
  10. Fomina, Е.A. Features of personal vitality manifestation in new type of professional activity development / Е.A. Fomina, V.A. Solomonov // European Proceedings of Social and Behavioural Sciences EpSBS. 2020. V. 91. Pp. 333-341.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и ЭИСИ в рамках научного проекта № 21-011-31673.

Источник: Фомина Е.А., Соломонов В.А., Соколовский М.Л. Типологические особенности взаимосвязи социальной активности и личностных предикторов политических предпочтений у молодежи // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. 2022. №2(89). С. 198–205. DOI: 10.37493/2307-907X.2022.2.25

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»