16+
Выходит с 1995 года
24 июля 2024
Становление гражданственности: от равнодушия к вовлеченности

Становление гражданского общества становится насущной задачей сегодняшнего дня. Однако задача останется нерешенной, если ее не конкретизировать и не доопределить. Дело в том, что человек обретает гражданство с рождения (при оформлении документов), но отношение к нему формируется прижизненно. По желанию гражданство можно сменить, можно даже получить двойное гражданство. Гражданская принадлежность может быть безразлична человеку, но чаще всего он имеет какое-то определенное отношение к нему. Заявление: «Я — россиянин» обладает собственным эмоциональным отношением к этому утверждению. Это может быть эмоционально-нейтральное отношение, гордость, неприятие. Государству тоже небезразлично, какие граждане живут в нем.

Гражданское общество возможно при сформированности такого личностного свойства человека, как гражданственность, и наличии такого мировоззренческого конструкта, как гражданская позиция. Какие условия необходимы для развития гражданственности?

Становление личностных свойств человека и его мировоззрения начинается в семье, продолжается в образовательных учреждениях, подпитывается в дружеском окружении, пополняется средствами массовой коммуникации. Вся окружающая среда — и близлежащая, и удаленная во времени и пространстве — является источником социализации. Но не все её компоненты в равной мере работают на формирование гражданственности, способствуют её развитию и укреплению. Достаточно много вокруг равнодушия по отношению к другим людям, окружающему социуму и миру в целом, процветает патернализм, коррупция, у людей преобладает внешний локус контроля. Ясно, что это не способствует воспитанию гражданственности и вырабатыванию гражданской позиции. Впрочем, надо признать, что существует и много незадействованных ресурсов.

Человеку патриархальной культуры было легче приспособиться к наличному порядку вещей. Традиция закрепляла внутренний образ и способы реализации жизненных представлений. Когда в человеке пробуждается собственное Я, оно властно отделяет его от ближайшего окружения. Но при этом независимость суждений и целеполагания способна перерасти в потерянность, вызвать ощущение невыносимой тревоги [22]. Напомним, К. Ясперс был уверен, что «в изолированном существе подлинного благородства быть не может. Оно — в связности самобытных людей...» [26, с. 408]. Вот почему в истинной гражданской позиции обнаруживается и независимость, и связность.

У людей в сходных общественно-экономических условиях появляются сходные черты обыденного сознания, сходные гражданские установки, что обусловлено степенью полноты и ясности сознания «мы». А сознание это тем сильнее, чем организованнее общность [13, с. 107].

Связность человека с природой, семьей, культурой, религией, нацией дает индивиду ощущение уверенности, что он принадлежит к какой-то целостной структуре, является частью этой структуры, занимает в ней определенное место. Гражданская солидарность и сотрудничество укрепляют дух.

Н.И. Рерих писал: «Сердце познает, что есть настоящее сотрудничество. Когда же полная степень сотрудничества будет опознана, тогда уже не зашатается человек сомнением и не осквернится завистью» [15].

Гражданственность человека как полноценного члена общества осуществляется посредством тех же значений гражданского мировоззрения, которые он признает равно, как для других, так и для себя, а также той гражданской позиции, которую он демонстрирует в своей поведенческой активности и делах.

Одним из важнейших условий становления гражданственности должно стать образование. Это отражено в Законе Российской Федерации «Об образовании», в котором под образованием понимается «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов)». По сути, образование рассматривается как гражданская процедура.

Образование, между тем, не сводится к накоплению знаний и формированию компетенций. Оно есть способ саморазвития человека, приобщения к другим людям, социуму, вселенскому пространству. Образование является средством вхождения в культуру, в природный и техногенный мир, в информационное коммуникативное сообщество. Образование предполагает сотворение себя в процессе обучения и воспитания.

В настоящее время, как утверждает В.А. Ясвин [25], содержание образования трактуется по-разному. Его смысл заключается в трансляции социального опыта и воспроизводстве устойчивых форм общественной жизни [16], в деятельности по определению и формированию образа человека и его места в мире [10]. Как видим, содержательно-смысловое наполнение термина «образование» также «схватывает» гражданственно-мировоззренческую ориентацию человека, направляющую его поведение, приобщающую к культуре. Образование обеспечивает воспроизводство общества, подготовку новых его членов по определенному образцу [2].

При этом, по мнению В.А. Ясвина, важно иметь в виду, что этот «образец» всегда носит социально обусловленный характер. Он ссылается на К.Д. Ушинского, полагавшего, что «в основании особенной идеи воспитания у каждого народа лежит, конечно, особенная идея о человеке, о том, каков должен быть человека по понятиям народа в известный период народного развития. Каждый народ имеет свой особенный идеал человека и требует от своего воспитания воспроизведения этого идеала в отдельных личностях» [цит. по 25, с. 47].

Поэтому образование в силу его культуросообразности, продолжает И.А. Зимняя, объединяет собственно обучение и воспитание (самовоспитание) как интернализацию тех социокультурных ценностей общества, которые разделяются его членами (нормы, правила, традиции, заповеди, нравственно-этический кодекс). Таким образом, образование — это краеугольный камень в основании «здания» гражданственности, оно нацелено на нее, по своему исполнению оно уже гражданственно, неразрывно связано с гражданственной активностью, с актуальным состоянием общества, со всеми факторами и условиями существования общества [7].

Следующее важное условие становления гражданственности — это приобщение к культуре, вхождение в её пространство, освоение культур сообразных форм и видов деятельности, образцов поведения, сознания людей, а также погружение в мир предметов и явлений общественной жизни.

В отличие от природы, общество — система созидаемая, культивированная. Мир человеческой культуры включает в себя и процесс, и результат человеческой деятельности. Живя в мире культуры, будучи сам ее явлением, человек оставляет после себя феномены и материальной (вещи) и духовной культуры (идеи). Тем самым он общается и с прошлым, и с настоящим, и с будущим, включаясь в движение мировой истории [21].

Т.Г. Стефаненко обращает внимание на субъективную культуру, выделенную Г. Триандисом. Он относит к ней характерные для каждой культуры способы, с помощью которых ее члены познают созданную людьми часть человеческого окружения, категоризуют социальные объекты, а также нормы, роли и ценности, которые они признают своими [17; 18]. Речь, собственно говоря, идет о гражданском мировоззрении, охватывающем все представления, идеи и верования, которые являются объединяющими для того или иного народа и оказывают непосредственное воздействие на поведение и деятельность его членов. Таким образом, культура и гражданское мировоззрение неразделимы.

Другое определение культуры предложено Д. Мацумото: «Культура — это динамическая система правил, эксплицитных и имплицитных, установленных группами с целью обеспечить свое выживание, включая установки, ценности, представления, нормы и модели поведения, общие для группы, но реализуемые различным образом …, передаваемые из поколения в поколение, относительно устойчивые, но способные изменяться во времени» [12, с. 38]. Группы, о которых он упоминает, могут трактоваться и как все гражданское общество, тогда динамическая система правил, усвояемая в рамках культуры, есть регуляторная база для становления гражданственности.

Основное предназначение культуры, по мнению Л.Г. Почебут, состоит в том, что культура формирует единое смысловое поле посредством категоризации идей и предметов, существующих в окружающем мире. Мир структурируется в сознании людей, идеи и предметы обретают смысл и значение [14, с.13].

Культура представляет возможности сформировать и реализовать определенное поведение [5]. Дж. Брунер усиливает эту мысль и считает, что «культура — это создатель, хранитель и передатчик систем усиления природных возможностей» [3, с. 382].

Позиции А.Р. Лурии также указывают на необходимость учета культуры как фактора, определяющего развитие психики. «Общественные формы жизни заставляют мозг работать по-новому, приводят к возникновению качественно новых функциональных систем…» [11, с. 76]. Человек формирует именно в культуре свой опыт, а не усваивает ее содержание или элементы общественного сознания, превращая их в элементы индивидуального сознания.

В эволюции общества прослеживаются три основные формы передачи культурного наследия, без чего оно не может само существовать. Первая — передача образцов технологии деятельности непосредственно, по принципу: «делай, как я»; вторая — передача опыта опосредованно с использованием норм, предписаний, запретов, в виде формулы: «делай так»; третья форма передачи культурного наследия — аксиологическая, когда наследуются идеалы и ценности, облекаемые также в принципы.

Как мы видим, формирование личности в настоящее время зависит в большей степени от того, насколько она будет интегрирована и вписана в контекст культуры. Отсюда одним из приоритетных условий становления гражданственности является развитие личности ребенка как человека культуры.

Следующим условием становления гражданственности является включенность в профессиональную деятельность.

В отечественной научной и публицистической литературе за термином «профессиональная деятельность» скрывается качественная определенность человека, имеющего и реализующего в профессии некоторые умения, знания, опыт, личные качества.

Профессия — это необходимая для общества социально значимая область приложения физических и духовных сил человека, дающая ему возможность получить взамен приложенного (затраченного) им труда необходимые средства существования и развития [8, с. 176–196].

Профессионал предоставляет свои знания и опыт в распоряжение других людей как услугу за соответствующее вознаграждение, моральное и материальное, дающее человеку возможность удовлетворять различные потребности. Однако он рассматривает их с точки зрения более широкой социальной перспективы и помнит о более широких общественных нуждах и интересах.

Существуют общепринятые этические нормы, которые разделяют и применяют члены определенной профессии. Они определяют, какое поведение при оказании профессиональных услуг правильно, а какое нет.

Профессиональная деятельность дает человеку определенный социальный и общественный статус. Общество, в котором существует профессия, признает общественную роль профессии, статус и нормы поведения. Во многих ситуациях специалиста будет направлять его личная этика. Каждый профессионал должен много раз сделать личный выбор и решить, какие нормы уважать и как вести себя в определенных ситуациях [19, с. 119–120].

В соответствии с этим можно утверждать, что профессия есть не только совокупность трудовых действий человека, но и его гражданская позиция. Близка к этому утверждению мысль Н.И. Рериха: «Светлыми трудами создается нерушимая степень просветления сердца. Сердце воспитывается в трудах» [15, с. 39].

Четвертое условие становления гражданственности обозначим как реализацию независимого целеполагания и жизненной активности.

В связи с изменяющейся структурой общества расставляются новые акценты в отношении человека к себе и к миру, которые обостряют проблему свободы целеполагания и жизненной активности как отдельного индивида, так и определенных социальных групп.

Э. Фромм и Р. Мэй — авторы наиболее известных и фундаментальных работ, посвященных данной проблеме, в качестве ведущего использовали критерий «принятие — непринятие» человеком своей судьбы, своей свободы в жизни. По Э. Фромму, человек стремится к свободе — то есть к «неподвластности никакой внешней силе», «способности совершить выбор», однако, страх одиночества, чувства потерянности, ненужности, возникающие у человека в условиях освобождения от зависимостей, приводят его к бегству от свободы. Механизмы бегства: авторитаризм, разрушительность, автоматизирующий конформизм — являются, по своей сути, видами избавления от свободы в жизни. В то же время Э. Фромм допускает возможности достижения человеком свободы нового типа — «такой свободы, которая позволит нам реализовать свою личность, поверить в себя и в жизнь вообще» [20, с. 96].

Р. Мэй отмечал: «Свобода оттачивается в борьбе с судьбой. Свобода, развивающаяся в нашем противостоянии нашей судьбе, продуцирует яркость, бесконечные возможности: способность к терпению, экстаз, воображение и другие способности, которые характеризуют мир и нас самих как сознательных творцов, свободных, но двигающихся в судьбе» [27, p. 57].

С позиций трансактного анализа Э. Берна, человек становится свободным в процессах понимания своего жизненного сценария, изменения базовой позиции отношения к миру и т.д. [1].

Свобода для настоящего гражданина — прежде всего, духовная свобода: он чаще всего совершает выбор и принимает решение в целеполагании и оценивании. По определению Е.И. Кузьминой, в результате рефлексии на компоненты деятельности, осознания пределов возможностей, реализации желания и способностей их сохранить или изменить при достижении целей самоактуализации человек обретает свободу. Свободный человек совершает оптимальный выбор, и ситуация выбора не останавливает его продвижение к цели. При ощущении и переживании себя свободным человек осознает динамику границ своих возможностей, свое участие как автора изменения и ответственность за его результаты [9].

Возможен подход к пониманию гражданственности на основании независимого целеполагания и свободного построения пространства жизненной активности личности. Тогда обсуждение становления гражданственности** возможно в координатах человеческой активности:

  • гражданская позиция соответствует уровню внешней активности и представляет занятость чем-то общественно-полезным и социально-значимым,
  • гражданское мировоззрение соответствует уровню внутренней активности, т.е. проявляется в личностной значимости гражданской активности для человека,
  • свободное целеполагание и жизненная целеустремленность соответствуют формам проявления жизненной активности.

Гражданственность представляет собой социально-объективную часть континуума человеческой активности, жизненная активность — формальные реальности, свободное целеполагание — неформальную, смысловую, субъективную реальность. В этом смысле свободное целеполагание и жизненная активность связаны каузальной зависимостью как причина и следствие. А гражданское мировоззрение и гражданская позиция объединены с гражданственностью актуальной зависимостью.

Наибольшая же связь гражданственности обнаруживается, по нашему мнению, с нравственными ориентирами, выражающимися в ощущении ответственности за свою Родину и в переживании за ее благополучие, ее настоящее и будущее.

Настоящий гражданин — это человек, прежде всего, руководствующийся нравственными принципами: долг, добро, верность для него — фундаментальные категории жизни.

Тогда пятым условием становления гражданственности является принятие ответственности. Рассмотрим это подробнее. Становление гражданственности, по нашему мнению, раскрывается наиболее полно в достижении гражданской позиции, интегрирующей гражданские ситуации, отношения и образ себя как ее созидателя и носителя.

Психологическую суть гражданской позиции составляет убежденность людей в своих возможностях мобилизовать мотивацию, интеллектуальные ресурсы, поведенческие усилия на осуществление деятельности во благо Отечества. Однако гражданственность не сводится только к гражданской позиции и позитивной гражданской манифестации, ее определяющими характеристиками могут быть названы — контроль над ситуациями и ответственность. Эту особенность Я — ощущение власти над окружающей действительностью — в западной психологии понимают как главный фактор обеспечения психологической стабильности человека, т.к. будучи существом деятельным, человек оценивает себя, прежде всего, с точки зрения своей способности воздействовать на окружающий мир. В данном случае обнаруживается упор на сильное ощущение Я, на возможности, позволяющие осуществлять контроль над ситуациями и отношениями. В отечественной психологии более характерно обсуждение в координатах ответственности за развитие ситуаций и отношений, за свои действия.

На наш взгляд, использование терминов «контроля» или «ответственности» не противоречит друг другу, т.к. они используются для решения одной проблемы — определения меры своей внешней и внутренней включенности в гражданское общество и гражданские процессы [22]. Таким образом, понятие «ответственность» несет на себе нагрузку системообразующего фактора для становления гражданственности.

Об этом знали давно. К примеру, византийские императоры носили на шее особую регалию-ладанку с зашитою в нее землею. Символизировала она собою принятие на себя земной тяготы, другими словами, полной ответственности.

В логотерапии ответственность понимается как умение различать, ориентируясь на нравственные ценности, что существенно, а что нет в каждой данной ситуации, тогда обратное — неумение различать, что существенно, а что нет, — отсутствие ответственности. Ответственность означает способность к самовыражению: готовность самостоятельно действовать, осуществлять свободный выбор и принимать обдуманные решения, направленные на активное преобразование окружающего мира и развитие нравственных качеств личности, отвечать за последствия своих поступков не только перед обществом, но и прежде всего перед своей совестью [23]. Если же человек с самого начала принимает ответственность, то через равновесие: разумное отчуждение — творческая идентификация он приходит к подлинному единству с самим собой.

К шестому условию становления гражданственности нами отнесена рефлексия бытия. Сместим акцент с гражданской и социально-психологической выраженности к самовыражению, к самореференции, к образу Я, личностным ценностям. Человек обретает устойчивость только в самом себе, как устойчивость динамическую, устойчивость внутреннего устремления к «Я», внутреннего назначения. Именно на этом пути человек обретает свободу, волю, творчество, осознание своей сути, своей природы, что требует постоянных, непрекращающихся, рефлексивных усилий с его стороны.

В настоящее время возрастает потребность в сильном Я, возникает потребность в рефлексии себя и своего бытия, требуется умение соотнести свой внутренний мир с внешним [23]. Особая роль в этом процессе принадлежит рефлексивным действиям. Для того чтобы эффективно общаться, действовать, человек должен распознавать две реальности: внешнюю и внутреннюю, т.е. обладать рефлексией. В коммуникативном процессе это означает: отпуская вовне свои проекции, проверять их истинность, «считывая» обратную связь.

Стремление индивида соотнести внутренний мир с внешним возможно при следующих социальных условиях: индивидуальное соотнесение с всеобщим временем; развитие опосредованного опыта в связи с ослаблением зависимости социального опыта от социального места; рост индивидуализации и автономности; вовлечение человека в ситуацию постоянного выбора в условиях плюрализма стилей; потребность в новом типе индивида, осознающем свою роль и ответственность за процесс протекания отношений, способном отвечать за свои поступки, рефлексивно обозревать собственный проект [6].

Результаты рефлексии жизнедеятельности детерминируют (подтверждают или изменяют) образ «Я», содержание «Я» концепции или «картины мира», становятся действенными: определяют реальное бытие человека. Если изменение отношения к жизненной ситуации раскрепощает человека, способствует реализации его жизненно важных целей, расширяет диапазон его возможностей, то человек, осознающий и осуществляющий это изменение, становится более свободным.

Жизнедеятельность понимается как непрерывная деятельность построения, реализации и оценки жизненного пути человеком. В процессе жизнедеятельности реализуются и вновь формируются потребности, цели и смыслы, связанные с самоактуализацией личности. Предметом рефлексии на жизненный путь выступает жизненная ситуация (или совокупность жизненных ситуаций) с пространственно-временными и сюжетными характеристиками, а также составляющими ситуацию — целями, барьерами, выбором, последствиями выбора и другими компонентами. Затруднения, возникающие на пути достижения цели или при осуществлении выбора, могут вызвать у человека состояния переживания конфликта, фрустрации или даже кризиса. Содержание рефлексии составляют процессы осознавания и оценивания своих мотивов, целей, способов и условий их достижения, последствий реализации, а также осознание своих возможностей и их изменений [9].

Если человек, играя в социальные игры, не рефлексирует на свою деятельность как на игру или рефлексирует недостаточно полно, то он, по сути, перестает различать ситуативные (игровые) оценочные шкалы отношения к другим людям, к себе и реальные. Игра и реальность перемешиваются в его сознании так, что он уже не может их разделить, у него утрачивается способность рефлексировать на последствия игры. Человек-игрок разрушает жизненные программы и цели самоактуализации не только у других людей, но и у самого себя. Таких людей Э. Шостром называет манипуляторами [24]. У них снижено чувство ответственности за свою судьбу и судьбы других, взаимодействующих с ним людей.

Субъекты с развитой рефлексией непрерывно учатся на ошибках и удачах, открывают, запоминают и реализуют наиболее конструктивные способы продвижения по жизни. В этом движении они способны изменить свои первоначально намеченные цели, пересмотреть жизненный план и, если в этом есть необходимость, могут актуализировать ранее отвергнутые варианты и перерешить, то есть заново осуществить выбор. Они не подвластны иллюзиям «слишком поздно» или «слишком трудно», не сдаются перед лицом обстоятельств, борются за свою цель и побеждают. Им присущ такой уровень самосознания и рефлексии, который позволяет им самостоятельно фиксировать различные варианты оценивания бытия, знать и прогнозировать их минусы и плюсы, их разрешающие возможности и ограничения, управлять переходами с одного варианта оценивания на другой. Они знают и не упускают свои желания [9].

Это подчеркивалось многими ведущими психологами. По мысли Л.С. Выготского (1983), именно рефлексия позволяет человеку наблюдать себя в свете собственных чувств, внутренне дифференцировать Я действующее, рассуждающее и оценивающее [4].

Завершая перечисление основных условий, к другим источникам и факторам становления гражданственности нами отнесены:

  • эмоционально-положительный фон, на котором происходило получение первичной и последующей информации о собственном государстве и своей гражданской принадлежности;
  • положительное восприятие себя в качестве гражданина своей страны;
  • эмоционально-позитивное принятие своей принадлежности к гражданскому сообществу (к согражданам);
  • успешное усвоение (присвоение) гражданских прав и обязанностей, норм и правил;
  • мера ответственности за судьбы Родины и соотечественников, которую гражданин готов на себя принять;
  • уровень личностного и поведенческого развития;
  • характер выраженности и самопринятия экзистенциального и функционального Я;
  • сильная мотивационная готовность к реализации себя на поприще служения Отечеству, к вхождению в гражданское общество, к постоянному самоисследованию и развитию своей личности.

Примечания

* Статья подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №15-06-10681.

** По аналогии с идентичностью, см. Шнейдер Л.Б., 2001.

Литература

  1. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Пер. с англ. / Э. Берн. – М.: Прогресс, 1988. – 430 с.
  2. Богданов И.В. Психология и педагогика /И.В. Богданов. – М.: Академия, 2001. – 480 с.
  3. Брунер Дж. Психология познания. За пределами непосредственной информации. Пер. с англ. / Дж. Брунер. – М.: Прогресс, 1977. – 310 с.
  4. Выготский Л.С. Проблемы развития психики. Собр. соч., т.3 / Л.С. Выготский. – М.: Просвещение, 1983. – 420 с.
  5. Гибсон Дж. Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. Пер. с англ. /Дж. Дж. Гибсон. – М.: Прогресс, 1988. – 402 с.
  6. Заковоротная М.В. Идентичность человека. Социально-философские аспекты. Автореф. дис. ... Докт. философ. н. Р/Д., 1999. – 58 с.
  7. Зимняя И.А. Педагогическая психология. / И.А. Зимняя. – Р/Д: Феникс,1997. – 350 с.
  8. Климов Е.А. Психология профессионала. / Е.А. Климов. – М., Воронеж, 1996. – 290 с.
  9. Кузьмина Е.И. Психология свободы. / Е.И. Кузьмина. – М.: Педагогика, 1994. – 385 с.
  10. Лернер И.Я. Развивающее обучение с дидактических позиций / И.Я. Лернер // Педагогика. – 1996. – №2. – с.34–59.
  11. Лурия А.Р. Речь и интеллект в развитии ребенка. / А.Р. Лурия. – М.: Учпедгиз, 1927.
  12. Мацумото Д. Человек, культура, психология. Удивительные загадки, исследования и открытия. Пер. с англ. / Д. Мацумото. – М., Изд-во: Прайм-ЕВРОЗНАК. 2008. – 672 с.
  13. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. / Б.Ф. Поршнев. – М.: Просвещение, 1966. – 380 с.
  14. Почебут Л.Г. Кросс-культурная и этническая психология. / Л.Г. Почебут – СПб: Питер, 2012. – 410 с.
  15. Рерих Н.К. Нерушимое. / Н.К. Рерих. – Рига, 1991. – 244 с.
  16. Рубцов В.В. Социально-генетическая психология развивающего образования: деятельностный подход. / В.В. Рубцов. – М.: МГППУ, 2008. – 289 с.
  17. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. / Т.Г. Стефаненко. – М.: «Академический проект», 1999. – 405 с.
  18. Триандис Г.К. Культура и социальное поведение. Пер. с англ. / Г.К. Триандис – М.: Форум, 2007. – 384 с.
  19. Управленческое консультирование. / Под ред. М. Кубра. В 2 т. – М.: Интерэксперт, 1992. – Т.1. – 319 с.
  20. Фромм Э. Бегство от свободы. Пер. с англ. / Э. Фромм – М.: Прогресс, 1990. – 378 с.
  21. Шендерецка А.П., Смагин В.П., Сыроед Н.С., Соколюк Н.В. Философия. Конспекты лекций. – Владивосток. – 68 с.
  22. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность: структура, генезис и условия становления: автореф. дис. … докт. психол. н. М.:, МПГУ, 2001. – 54 c.
  23. Шнейдер Л.Б. Идентичность. Хрестоматия: учебно-методическое пособие / Л.Б. Шнейдер. – М., Московский психолого-социальный университет, 2008. – 410 с.
  24. Шостром Э. Анти-Карнеги или Человек-манипулятор. Пер. с англ. / Э. Шостром. – М., 1992. – 73 c.
  25. Ясвин В.А. Образовательная среда: от моделирования к проектированию. / В.А. Ясвин. – М.: Смысл, 2001. – 420 c.
  26. Ясперс К. Смысл и назначение истории. Пер. с нем. / К. Ясперс. – М.: Прогресс, 1994. – 390 c.
  27. May R. Freedom and destiny. N.Y. London.1981. – p.96.
  28. Электронный ресурс: //url: abc.vvsu.ru/books/filosof/default.asp Шашков Н.И., Ерохина Л.Д.

Источник: Шнейдер Л.Б. Становление гражданственности: от равнодушия к вовлеченности // Ежегодник научно-методологического семинара «Проблемы психолого-педагогической антропологии»: Сборник научных статей. Пятый выпуск. Москва, 2015. С. 43–53.

В статье упомянуты
Комментарии
  • Владимир Александрович Старк

    Уважаемая Лидия Бернгардовна, можете смеяться над старым моралистом, но становление гражданственности - это становление любви в её философском смысле.
    Однако в этом процессе есть один опасный подводный камень... Гражданственность может легко перетечь в традицию кланового эгоизма, превосходства, исключительности... Фашизм, как это не парадоксально, - самая гражданственная идеология.

      , чтобы комментировать

    • Олег Иванович Мотков
      15.06.2024 в 13:30:40

      Нужно различать два вида гражданственности по степени обобщенности - быть гражданином мира (всего человечества, всей Природы), и быть гражданином своей страны. Гражданин мира опирается на общечеловеческие нравственные ценности - не убий, не кради, не делай себе идола, не лги, ... Он опирается на международное право. Гражданин страны, по идее, должен опираться как на общечеловеческие принципы, так и на более узкие национальные "клановые", корпоративные ценности. Причем первые, наднациональные, должны иметь приоритет над национальными. Если же гражданин страны отвергает общечеловеческие основы гражданственности, ставит на первое место интересы своей религии, власти, то, как верно заметил уважаемый Владимир Александрович Старк, его "Гражданственность может легко перетечь в традицию кланового эгоизма, превосходства, исключительности...". То есть в фашизм.
      Считаю, что на первом месте в воспитании и обучении должны стоять общечеловеческие нравственные ценности, прописанные в буддизме, христианстве и др. нравственных учениях, а не "скрепы" какой-то социальной корпорации или клана.

        , чтобы комментировать

      , чтобы комментировать

      Публикации

      Все публикации

      Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

      Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»