16+
Выходит с 1995 года
17 апреля 2024
Взаимодействие человека и мира в парадигме конфликтологии

Развернувшаяся в «Психологическом журнале» дискуссия по поводу статьи А.Л. Журавлева, И.А. Мироненко и А.В. Юревича [6], по сути своей, ставит вопрос о месте и роли психологии в современном мире и приращении ею научного знания. Данная проблема волнует многих известных психологов, высказывающих свое мнение по этому вопросу (см., например, [3, с. 6]). Хотелось бы предложить к рассмотрению и такой аспект обсуждаемой проблемы, как ресурсность и перспективность идей отечественной психологии, интерес к которой со стороны зарубежных коллег в настоящее время очевиден. Особенно это проявляется при разработке совместных с ними проектов. Психология, в частности социальная психология, будучи наукой о закономерностях общения людей, постоянно обращается к фундаментальным вопросам об отношениях индивида и общества, месте человека в мире, поисках согласия и гармонии. По мере развития прикладных областей психологии, связанных с проблематикой отношений между людьми, ученым приходится осмысливать многочисленные явления, сопровождающие человека в разнообразных сферах его жизнедеятельности. Множество вариантов идеи построения таких отношений предлагается исследователями, работающими в разных теоретических направлениях. Эта проблема сама по себе имеет глобальный характер, и неслучайно в мировой дискурс вошло и активно разрабатывается понятие «глобальная психология», которая рассматривается как система дифференцированных, но активно взаимодействующих научных центров [6, с. 63].

Сравнительный анализ идей и концепций по проблеме взаимодействия человека и мира показывает, что у науки нет границ, она имеет интернациональный характер. Так, быстро меняющийся мир актуализирует в настоящее время проблему устойчивости и изменчивости человека. Сегодня изменилась его социально-психологическая сфера, что объективно связано с происходящими переменами в культурно-исторической среде. Особое место занимает принципиальная смена информационного пространства как по содержанию, так и по степени воздействия на развитие растущего человека. Неизбежность таких процессов подчеркивал Б.Г. Ананьев, утверждавший, что биологическая эволюция человека, в частности, сенсорно-перцептивных систем, непрерывно продолжается, следуя за цивилизационным развитием среды обитания [1].

Сегодня «в психологии осознается тенденция интеграции многочисленных и зачастую противоположных научных подходов и направлений» [4, с. 115]. Идея комплексного изучения человека сохраняет свой эвристический потенциал [8] и является одним из методологических оснований при разработке программ и подборе методов исследования человека, которые бы позволили дополнять друг друга, устраняя недостатки отдельных из них и были бы адекватны исходным теоретическим основаниям.

К сожалению, проявляемый современными авторами эклектизм при выборе методов исследования приводит к тому, что они не всегда соответствуют исходным теоретическим основаниям, и это создает порой достаточно острую проблему. Автор межпарадигмального диалога В.А. Янчук полагает, что эклектика позитивна в науке, так как предполагает выбор всего лучшего из имеющегося, поэтому ее надо не игнорировать, а использовать в науке. Предложенный им трехмерный био-психо-социальный континуум фокусируется на сложности взаимодействия трех разнокачественных природ — биологической, психической и социальной [11]. Признавая его авторское право на такую теоретическую объяснительную модель, необходимо отметить, что при проведении эмпирического исследования преодолеть методологический разрыв, существующий при таком подходе, очень сложно, так как он объединяет разные парадигмы психологии. В.А. Мазилов, автор коммуникативной методологии, считает, что наибольшую трудность являет собой «несоразмерность», «несопоставимость» различных психологических концепций [9]. При этом автор отмечает, что новая психология должна стать наукой о всей психике, и в этой науке должно найтись место как для классических подходов, так и для новых, которые сегодня имеют статус нетрадиционных. При осмыслении взаимодействия человека и мира хочется отметить, что внимание российских исследователей сегодня направлено и на использование таких идей, как нелинейность, флуктуация, диссипация, фрактальность. Но такого рода диалог предполагает и разработку соответствующего определения предмета психологии, объединяющего различные ракурсы изучения человека, иначе это может порождать наукообразие и множество сущностей, не имеющих отношение к науке и не подкрепленных адекватным инструментарием.

Бесспорный авторитет имеют онтологический и деятельностный подходы, разработанные С.Л. Рубинштейном, А.Н. Леонтьевым и др., а также принцип социокультурной детерминации, показывающий зависимость ментальных ориентаций от духа эпохи. Именно с этими научными подходами и принципами связана активно развивающаяся современная конфликтология как система более или менее связанных научных парадигм, каждая из которых объясняет определенные стороны конфликтов. Это яркий пример плюрализма в науке, где конфликт рассматривается как одна из форм взаимодействия человека с миром. Активно заявляются авторские концепции, реализуются идеи, программы с учетом как мирового опыта, так и российского менталитета. Н.В. Гришина [5] изучает конфликт с позиций ситуационного подхода, основоположником которого является К. Левин. Системная концепция конфликтов, разрабатываемая А.Я. Анцуповым и А.И. Шишковым, предполагает реализацию междисциплинарного подхода и включает большую совокупность понятийно-категориальных групп [2].

Следуя логике системного подхода, целесообразно опираться на разрабатываемую нами пространственно-временную модель конфликта, которая включает: «переменные — пространство — время». Конфликт определяется при этом как «форма проявления противоречия, не разрешенного в прошлом или разрешаемого в настоящем, которое возникает в ситуации непосредственного взаимодействия субъектов с окружающими людьми и обусловленного противоположно выбранными целями, образами конфликтной ситуации, представлениями, осознаваемыми или неосознаваемыми участниками ситуации действиями, направленными на разрешение или снятие противоречия» [9, с. 169]. Введение в науку категории «субъект» и последовательное обоснование онтологически ориентированного субъектного подхода способствует решению проблемы всестороннего и многоуровневого выявления закономерностей и механизмов работы внутреннего мира и его влияния на актуальное поведение человека.

В 1959 году Й. Галтунг заложил основы Международного института исследований мира, им была предложена и разработана определенная концепция «мира» [12], положившая начало теории «Трех поколений мира»: Несовершенный, Нейтральный, Мульти-Интер-Транскультурный миры. В Гранадском университете Испании последовательно реализуются идеи Галтунга и развивается новое направление — иренология — как наука о мире. В сфере изучения вопросов мира и конфликта, в рамках науки иренологии, предлагается концепция интеркультурного мира, в которой фокусируется внимание на изучении проблем интеркультурных отношений. Третье поколение мира стремится к равновесию между этническим разнообразием посредством изучения перехода от плюрикультуры к транскультуре, через мульти- и интеркультурные отношения [7]. С позиции последователей Галтунга, данные отношения достигают наибольшего равновесия там, где важную роль играет воспитание, основанное на трех нормах / ценностях интеркультурной этики: 1) автономии / достоинства, 2) взаимности / уважения и 3) рефлексивности / ответственности. Большое значение имеют диалог, уважение к разнообразию культур, признание вместо «толерантности», интеграция, равенство в разнообразии, осознание взаимообогащения культур, предупреждение конфликта вместо его разрешения.

Отмечая «сложность» изучения мира, проблема конфликта не разрабатывается ими так фундаментально, как это делают российские психологи. Им импонирует российская психология конфликта, так как на сегодняшний день она является, фактически, последовательной и строгой научно-методической основой конфликтологической практики. Идеи российских психологов понятны зарубежным коллегам, так как они имеют системный характер, а практические занятия на всех этапах обучения, в частности, медиации, спроектированы с учетом онтологических механизмов регуляции конфликтного поведения.

Таким образом, отечественная психология, сохраняя свою уникальность и взаимно обогащаясь, становится привлекательной для зарубежных коллег, что является основанием для создания с ними перспективных проектов и развития нового направления — иренологии.

Литература

  1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968.
  2. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. 5-е изд., перераб. и доп. Санкт-Петербург: Питер, 2014.
  3. Асмолов А.Г. Психология современности: вызовы неопределенности, сложности и разнообразия. М.: Федеральный институт развития образования, 2016.
  4. Головей Л.А., Журавлев А.Л., Тарабрина Н.В. Б.Г. Ананьев и междисциплинарные исследования в психологии (К 110-летию со дня рождения) // Психологический журнал. 2017. Т. 38. № 5. С. 108–117.
  5. Гришина Н.В. Психология конфликта. Санкт-Петербург: Питер, 2000.
  6. Журавлев А.Л., Мироненко И.А., Юревич А.В. Психологическая наука в глобальном мире: вызовы и перспективы // Психологический журнал. 2018. Т. 39. № 2. С. 57–70.
  7. Карпава А., Торрес Р. Мойа. Иренология и состояние изучения интеркультурного мира // Вестник удмуртского университета. 2016. T. 26. Вып. 4. С. 74–85.
  8. Кольцова В.А., Журавлев А.Л. Введение. Уникальность научного подхода Б.Г. Ананьева // Методология коллективного человекознания и современная психология. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. С. 9–13.
  9. Леонов Н.И. Конфликтология. 2-е изд., испр. и доп. М.: НПО «МОДЭК», 2010.
  10. Мазилов В.А. Исследование социальных миров и коммуникативная методология // Социальный мир человека: материалы 3 Всерос. науч.-практ. конф. «Человек и мир: социальные миры изменяющейся России», 24–25 июня 2010 г. Вып. 3. Ч. 1 / Под ред. Н.И. Леонова. Ижевск: ERGO, 2010. С. 26–29.
  11. Янчук В.А. Межпарадигмальный диалог как ресурс углубления понимания психологической феноменологии: социокультурно-интердетерминистская диалогическая перспектива // Психологический журнал. 2012. Т. 33. № 1. С. 4–17.
  12. Galtung J. Investigaciones teóricas: sociedad y cultura contemporáneas (traducción Victor Pina). Madrid: Tecnos, 1995.

Источник: Леонов Н.И. Взаимодействие человека и мира в парадигме конфликтологии // Психологический журнал. 2018. Том 39. №5. С. 109–112. DOI: 10.31857/S020595920000841-1

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»