16+
Выходит с 1995 года
17 июня 2024
Совесть — Душа — Дух и развитие современных методов психотерапии

Многие важные открытия в науке становились достижением человечества со временем, не в период жизни их авторов. Люди часто отвергают то, что не понимают, не имея возможности дойти до истины, извлечь полезный опыт из неизвестного. При этом многие предметы или закономерности изначально возникают в фантастике или сказках, только потом летающий ковер превращается в ковер-самолет или шапка-невидимка начинает использоваться в физике со свойствами отрицательного преломления для скрытия военных объектов и т.п. Так, по всей видимости, произошло и с методом системных расстановок, который получает сегодня широкое распространение за рубежом, но в российском психологическом сообществе вызывает неоднозначные оценки. Но невозможно в современном мире, особенно в складывающемся социокультурном пространстве, не видеть преимущества метода и не сделать оценку вклада его основателя в развитие практической психологии и психотерапии. Об этом и пойдет речь в данной статье. Вместе с тем остановимся на анализе концептуальных основ метода и его развитии на современном этапе.

Когда читаешь сегодня, что пишут о методе расстановок, созданном на основе системно-феноменологического подхода Бертом Хеллингером, складывается впечатление, что пишущие никогда его произведения не читали и работу совершенно не видели. Потому что эти «аналитики» «прошли мимо» и исказили до неузнаваемости те сущностные позиции, которые были представлены и описаны основателем метода.

Кроме того, расстановщиками сегодня называют себя все кому не лень. Хотя это сложнейший и тончайший метод работы, предполагающий серьезную квалификацию, выходящую далеко за пределы только самой психотерапии. Многие успешно используют некоторые аспекты метода внутри других практик, не причисляя себя совсем к расстановщикам.

А метод, тем не менее, продолжает получать признание в практической среде, а также у самих клиентов, пытающихся разрешить проблемы в отношениях с близкими людьми, в своей семье.

Поэтому тем, кто на самом деле хочется разобраться с основами метода, стоит обратиться к первоисточнику или видеозаписям работ его автора, которых достаточно в интернете, поскольку он все-таки наш современник, а значит, есть возможность познакомиться с его практикой воочию. Попробуем вычленить некоторые концептуальные идеи расстановок, созданных на основе системно-феноменологического подхода в работах Б. Хеллингера, именно как метода психотерапии. В настоящее время они приобретают особое значение, поскольку имеют дело с социальными системами и с тем, что нам явлено в них в том мире, в котором оказался субъект.

Центральными базовыми понятиями в расстановках являются, прежде всего, «система» и «феноменология». Однако Б. Хеллингер, позиционируя себя как практик, к их анализу и обоснованию не обращается, указывая на то, что для него важнее люди, чем идеи. На самом деле смысловое наполнение этих понятий очень глубоко раскрыто в философской и общенаучной литературе. Феноменологические основания явленности действительности, самосознания субъекта и движения духа, наблюдающего мир и самого себя в этом мире, интегрируя их в нечто целостное, хорошо показаны в немецкой классической философии Г. Гегеля, Э. Гуссерля, М. Хайдеггера. При этом, когда смотришь работы Б. Хеллингера, становится очевидным, что их идеи нашли понимание и отражение в его практике, он их свободно использует, придав ей большую целостность, ясность и полноту, раскрывая одну из составляющих метода, а именно феноменологическую, и обращаясь к движению духа.

Феноменология того мира, который открывается перед человеком его семьей, может быть экстериоризирована в пространство расстановки через заместителей. После чего могут быть исследованы ее связи и отношения. Расстановки работают с явленным нам и вынесенным вовне фрагментом проблемной реальности клиента, для того чтобы у него появилась возможность одновременно видеть себя и тот мир, к которому он принадлежит. Наблюдая происходящее на метауровне — уровне духа, соединяя расколотую реальность внутреннего и внешнего мира, обретая большую целостность, вмещая в свой опыт дихотомические противопоставленные части. Одна из которых обычно отрицается или отвергается в семейной истории.

Дух связывает самосознание личности и тот мир, в котором она оказалась. Вместе с тем, обращает нас к явленности данной социальными системами реальности, базовой из которых выступает семья, а значит, к отношениям, складывающимся, прежде всего, между ее членами. В работах Б. Хеллингера где-то вскользь упоминаются идеи Л. Берталанфи, исследовавшего особенности развития систем, их сущность, отношения и связи внутри. Именно оперирование системами образует вторую составляющую системно-феноменологического подхода. Согласно ей работа в расстановках происходит не с одним клиентом, а через его семью, в том восприятии, в котором она ему явлена, прежде всего, через его родителей или весь род.

При этом стратегическую основу расстановок Б. Хеллингер все же строит вокруг свойств еще одного явления — совести. Ей-то он и придает особое значение и раскрывает концептуальные основы, позволяющие объяснить психотерапевтические позиции метода, придавая ему своеобразие. Совершенно очевидно, что российская расстановочная практика по каким-то причинам часто это игнорирует, получив известную критику от оппонентов. Вот на раскрытии понятия «совесть», ее роли в жизни социальных систем, определении их гомеостаза и гомеореза, а также значении для психотерапии в работах Б. Хеллингера необходимо специально остановиться, чтобы важные идеи практики не были бы упущены, а получили свое продолжение и развитие.

Совесть, по мнению Б. Хеллингера, выступает органом равновесия в системе, механизмом, определяющим принадлежность, и триггером, запускающим переживание чувства вины или невиновности. Человек рождается в семье у двух родителей. Семья является инстанцией, дающей жизнь новому субъекту. Ничего больше, чем жизнь, человек получить не может. И это крепко связывает его с семейной системой, с родом, делая его не свободным в полной мере и определяя принадлежность.

Исключение из системы соотносимо с утратой жизни, поскольку изначально ребенок вне семьи просто не выживет. И чтобы сохранить связь с системой, он делает все не только во благо себе, но и во вред (если это необходимо системе). Даже оставаясь уже взрослым, при условии, что он не осознает этой роковой связи. Любой человек, неважно в каком он возрасте, находится прежде всего на службе у своей семьи, которая подарила ему жизнь. Поэтому совесть выступает, как указывает Б. Хеллингер, потребностью, инстинктом и рефлексом, контролирующим, чтобы система сохранялась, а жизнь в ней продолжалась бы дальше. Совесть является движущей силой, направленной на снятие противоречия между виной и невиновностью внутри системы, чтобы привести ее в движение. При этом действует она не только на социальном уровне, но и на глубинном бессознательном, а также психофизиологическом.

Совесть следит за равновесием в системе, ее движением и развитием. Она удерживает конфликт между системой и исключенными, приводя в движение их отношения, пока не будет найдено согласие. Б. Хеллингер определяет совесть как механизм равновесия в социальной системе. Именно она следит за сохранением гомеостаза, контролируя принадлежность к системе, через переживание вины или невиновности. Если человек делает что-то вопреки принятым в системе ценностям и традициям, то на него начинают смотреть плохо, и он испытывает чувство вины, потому что живёт не по совести. Если же он действует в согласии с принятыми в системе нормами, то система принимает его, и внутренней обеспокоенности больше не возникает, движение останавливается, система приходит в равновесие. Тех, кто идёт против совести, группы обычно отвергают и изгоняют. Л.Н. Толстой очень хорошо это показал в образе Анны Карениной, где светское общество, презирающее героиню, доводит ее до крайнего отчаяния и самоубийства. Потому что, чтобы удержаться в обществе, которое отвергает тебя, необходимы силы и опоры. Надо заметить, что идея отвержения активно используется в манипулятивных отношениях в различных сферах социальной действительности, и ее хорошо было бы видеть и правильно обходиться для сохранения психологической устойчивости.

Тех, кто живёт не по совести, группы обычно отвергают и исключают. И это имеет серьезные последствия, потому что создаёт нарушение в равновесии системы и может привести к ее разрушению и распаду. Система не будет развиваться, жизнь в системе не продолжится. Функция любой системы основана на развитии, а значит, продолжении и изменении самой себя своими собственными ресурсами. Система создаётся для того, чтобы жизнь состоялась, чтобы она могла течь дальше и продолжаться. Поэтому совесть как орган равновесия возвращает социальную систему к исключенному, чтобы включить его и за счёт этого стать полнее и целостнее. Одна из центральных идей Б. Хеллингера — никто не может быть исключен, все в этом мире чему-то служат. Исключенные в системе выступают той инстанцией, которая приводит в движение систему. Они создают движущие силы для изменения субъекта, позволяя осознать тягость или греховность их жизненного пути, видеть его без эмоционального вовлечения и пристрастия, делая сердце шире, а душу мягче.

Поэтому основной областью работы в расстановках у Б. Хеллингера являются исключенные. Они должны быть в ходе исследования с помощью заместителей членов семьи найдены, увидены через ту судьбу, которая им досталась, с тем тяжёлым или греховным, что не позволило им по каким-то причинам жить иначе. Потому что неосознанно внимание так или иначе направляется на поиск этих фигур, чтобы вернуть их в систему, найти то, за что можно к ним с уважением отнестись. Исключенные являются частью нашего неосознаваемого опыта. И достаточно много сил тратится на отношения с ними и удержание их образа. Спецификой расстановок является то, что они работают с системным опытом, с чувствами, которые идут порой из жизни нескольких поколений, обращаясь к тому хронотопу, который запускает неосознаваемые паттерны поведения / чувства / отношения из прошлого семьи или рода. Именно это дает им такую глубину, которую не могут дать другие методы, работающие с первичными или вторичными чувствами, имеющими место в настоящем.

Поэтому в качестве критериев результативности психотерапевтической работы Б. Хеллингер рассматривает прежде всего выход из переплетения с исключенными. А во-вторых, установление надёжной связи с социальной системой.

При обращении к первому критерию результативности — выходу из переплетения — стоит обратить внимание на то, что человек попадает на место кого-либо из членов семьи, кто жил не так, как это было принято, и проживает не свою жизнь. Неосознанно тратя силы на поиск того, с кем он связан в системе. Совесть призывает кого-либо из потомков (обычно младших) вернуть исключенного в систему, дать ему место и с уважением отнестись. И человек неосознанно повторяет судьбу кого-либо из членов рода, того, кого, возможно, уже даже нет в живых. Поэтому результатом работы является разделение с этой фигурой и разворот к самому себе, обращение к своей жизни. То есть обретение автономности своего пути и освобождение от роковых неосознанных связей.

Второй критерий результативности работы — установление надёжной связи с системой. Он предполагает, что прерванное движение жизни будет найдено, а связь с семьёй, родом, сообществом восстановлена. Будет обнаружено место, в котором мы разделены друг с другом, чтобы обрести связанность. Происходит это через более глубокое постижение высших чувств, в основе которых лежит объединяющая и связывающая разное и противоположное любовь. Именно любовь позволяет жизни течь дальше. Переживание чувства связанности с миром, интеграция в него является важным критерием работы психолога.

Совесть как механизм равновесия действует в системах разного масштаба, выполняя характерные функции. Б. Хеллингер определяет три вида совести: личную, групповую и универсальную общечеловеческую, проявляющиеся в отношениях между субъектами, группой или человечеством. Личная совесть имеет место в системе близких отношений субъекта на индивидуальном уровне между конкретными людьми. Сразу вспоминаются стихи В. Маяковского «Крошка сын к отцу пришел». В них хорошо показано действие индивидуальной совести. Так, ребенок очень быстро понимает, как вести себя с мамой или папой, какими правилами они руководствуются, и легко перестраивается в отношениях с ними. Таким образом личная совесть позволяет интегрироваться в группу.

Групповая совесть следит за отношениями внутри группы. Она объединяет большее, чем правила и цели отдельных людей. Здесь действуют интересы общества / группы, необходимые для выживания, причем в том числе исторически сложившиеся. Так действуют движения души, объединяющие в группу. Нам спокойно в группе, если мы живём по законам ее совести. Именно чистая совесть группы позволяет совершать произвол, сохраняя невинность с душевным спокойствием. Между индивидуальными ценностями и ценностями группы могут возникать конфликты, которые как раз и требуют осознанности.

Общечеловеческими отношениями также управляет совесть. Но для нее важное значение приобретают универсальные ценности жизни, имеющие отношения не только к группе, а к каждому человеку. В них определяющее значение получает уже не душа, а дух. Дух Б. Хеллингер наделяет знающим одушевлённым свойством. Он возникает из прошлого системы и движется в ее будущее, в нем нет разделения на добро и зло, хорошее — плохое, большое или малое. Дух объединяет всех, поэтому имеет любящее начало, приводящее систему и отношения в ней между людьми и группами в согласие. Он лежит в основе движения жизни. Дух следит за тем, чтобы каждый имел равные права со всеми. Не конфликт и борьба продолжают жизнь, а вот это интегрирующее начало, вмещающее разное, объединенное через универсальные общечеловеческие ценности, позволяющие жизни течь дальше. Высшей формой которого является сама жизнь или любовь, снимающая внутреннее противоречие личности и позволяющая вмещать в душе противоположное и разделенное. Зрелость как раз и заключается в том, что мы перераспределяем силы с внутренней борьбы на собственное осуществление. И нам хватает ресурсов не сломаться перед невыносимым, а следовать дальше.

Увидеть устойчивые повторяющиеся связи, концептуализирующие метод и стратегии работы в нем, позволяют закономерности, выделенные Б. Хеллингером. Он называет их закономерностями принадлежности, равновесия и порядка, определяющими работу совести. Зная их, можно восстановить любящее движение в системе и сделать его осознанным. Любить из автономности, а не из «слепой» связанности, при этом не теряя принадлежности. В свою очередь, нарушение их истощает, отнимает жизненные силы, делает человека незрячим перед будущим. Их соблюдение поддерживает жизнь в системе, а слепое следование за совестью группы иногда может ее разрушить. Расстановка как инструмент терапии позволяет исследовать, где прерывается движение жизни, чему или кому служит субъект в своей системе, чтобы восстановить связь или выйти из переплетения.

Б. Хеллингер заложил новое направление в психотерапии, которое объединило терапию семейных систем с ее феноменологическим началом, уделяя особое внимание механизмам работы совести. Так появился самостоятельный подход в терапии, обладающий своей уникальной спецификой. Особое значение в этом подходе приобрела работа с движущими силами жизни через обращение к противоречиям, возникающим внутри трех видов совести. Исследование отношений между виной и невиновностью, позволяющее преодолеть неосознанный конфликт, вызванный совестью внутри социальной системы, преодоление которого приводит в движение систему.

Еще одной значимой идеей стала работа с системными чувствами, идущими из хронотопа времени. Сохраняющими лояльность порой несколько поколений к тем людям, которые когда-то принадлежали системе и стали источником переживания вины в ней, неважно, имеющей объективные причины или нет. При этом как практик Хеллингер не делал обоснования своему подходу и его инструменту, представив нам только концептуализированный и предельно ясный взгляд на метод, с его базовыми понятиями, механизмами и закономерностями, глубоко проникающий в суть вещей и человеческих отношений.

Безусловно, такая простота и сущность нашли огромное количество последователей. Расстановки стали применяться не только в психотерапии, но и в разных направлениях жизни. Так, в образовании данную практику используют с целью установления сотрудничества в обучении, оказания помощи в преодолении неуверенности и беспомощности в учебной успеваемости, а также как способ решения вопросов нравственного развития трудных подростков, преодоления конфликтных ситуаций в классе (М. Франке-Грикш и др.). В медицине расстановка стала применяться для активизации внутренних ресурсов организма при необходимости справиться с соматическими заболеваниями, при которых симптому отводится роль фактора восстановления стабильности и равновесия в семейном гомеостазе (Ш. Хаузнер и др.). В искусстве — как способ побуждения или коррекции переживаний, возникающих при создании эстетического образа (К. Гладзиевски). В частности, такой фильм, как «Das Leben des Anderen» («Жизнь других», снят в 2006 году, режиссер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк), сопровождаемый сценарной расстановкой, в 2007 году получил премию «Оскар» как лучший иностранный фильм года. В работе с организациями (Я. Стам, В. де Филипп) — для прояснения целей и стратегий развития бизнеса, отношений между сотрудниками и их влияния на продуктивность функционирования организации, а также для обеспечения благоприятного микроклимата.

Были созданы международное и германское сообщества по расстановкам: ISCA (International Systemic Constellation Association) — Международная ассоциация системных расстановок; DGfS (Deutsche Gesellschaft für Systemaufstellungen) — Немецкое сообщество системных расстановок.

В настоящее время в университетах Германии работают целые кафедры, ведущие подготовку в области организационных расстановок. Расстановки используются, в том числе, и как метод обучения студентов, изучающих социальную сферу.

При этом системные расстановки не замкнулись только на идеях Б. Хеллингера, а нашли свое развитие среди научной общественности. В данный момент уже созданы и успешно развиваются самостоятельные новые уникальные школы по структурным расстановкам (М. Варги фон Кибеда, И. Шпарер и др.), расстановкам идентичности (Ф. Рупперта и др.).

В структурных расстановках доктора философии Матиаса Варги фон Кибеда и его супруги Инзы Шпарер используется совершенно иной методологический подход к пониманию метода расстановок, созданный на основе идей Л. Витгенштейна, предполагающий работу с исключениями в речевых конструкциях через язык, представляющий собой особым образом грамматически построенную систему. В подходе доктора психологии Франца Рупперта с помощью расстановки показано, как происходит разделение симбиотической связи в системе и выстраивается новая идентичность, а также как можно работать с травмой развития.

Метод продолжает развиваться, появляются новые области, получающие свое исследование и применение. Так, проведено обоснование замещающего восприятия (д-р философии Т. Штайнингер), исследуются и практикуются расстановки в предпринимательских семьях (д-р философии Х. Клеве, д-р философии А. Тчира, д-р философии Т. Гелерт, д-р философии Д. Декслер и др.), расстановки в социальной сфере и системном сопровождении в период пандемии (д-р философии Х. Клеве) и др.

В Австралии проходит ежегодный всемирный конгресс по расстановкам, куда съезжаются расстановщики со всех континентов, а также множество конференций разного уровня в Европе и России.

В России создан портал о системных расстановках «Расстановщик» https://www.constellator.ru, который освещает международные и российские тенденции развития метода. Работает несколько институтов в разных городах, которые занимаются подготовкой специалистов. Ежегодно проходит международная научно-практическая конференция «Практическая психология и новая реальность» в Москве, на которой обсуждаются перспективы развития метода в российском научном сообществе с привлечением иностранных коллег, издается сборник материалов конференции. Проводятся мастер-классы ведущими специалистами в области расстановок из России, Республики Беларусь, Украины, Эстонии и Германии. Публикуются статьи о методе в рецензируемых журналах.

В настоящее время идеи Б. Хеллингера переосмысляются и получают свое развитие и у нас в стране. Мы сосредоточили свое внимание на новом подходе, где особое внимание уделяется индивидуальному пути человека, движению жизни, предельным смыслам, его прерывающим, а также обращению ко времени, в котором вечное становится приоритетным перед исторической хронологией. Появляется возможность собрать себя в той реальности, которая оказалась явленной в мире человека как психологической системы, и провести её феноменологическое исследование. Наряду с названным уже дано объяснение феномена замещающего восприятия, в котором заместители фигур членов семьи начинают испытывать чувства, принадлежащие тем, кого они замещают.

И как показано основателем метода, становление практики не проходит без исключений. На этом пути всегда находятся представители якобы науки, выступающие в позиции чиновников, а не исследователей, которым важнее запретить и изгнать, но не проявить интерес, поисковое любопытство и обсудить. При всем этом положении дел совершенно очевидно: метод состоялся, его уже невозможно просто так «выкорчевать». А интерес людей к самопознанию, к своей семье, к тем, с кем они оказались связаны через историю рода или страны, только растет. И будет продолжать привлекать к себе внимание дальше, поскольку, в том числе, позволяет освободить источник жизненных сил. Поэтому лучшее из него стоит взять, чтобы обогатить психологическую практику работы с жизненным опытом человека и дать ее описание, полезное для клиентов.

Безусловно, в становлении метода еще много проблем как на уровне осмысления его основ, междисциплинарного исследования, адекватного информирования о его содержании, так и в подготовке расстановщиков. И, пожалуй, как ни в одном другом методе, нет такой информационной эклектики и неадекватности, которую подают новые и уже состоявшиеся последователи метода. Поэтому ясное осмысленное позиционирование метода в российской психологической среде — это одна из болевых точек и перспектив его дальнейшего развития.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»