Скоро

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

Весь календарь

Гендерные нормы и диспозиции в сфере сексуальных отношений

/module/item/name

Гендерные нормы, представляющие собой правила поведения, социокультурные предписания относительно того, какими должны быть «настоящий мужчина» и «настоящая женщина», играют важную роль в поддержании гендерной системы общества и конструировании гендерного сознания. Новые условия социальной жизни привносят изменения в социокультурные модели маскулинности и фемининности, определяющие нормативные образцы поведения мужчин и женщин. В соответствии с традиционными моделями, мужские и женские области компетентности и функции были четко разделены. Сегодня мужчины и женщины во всех сферах жизнедеятельности совместно решают задачи, разделяют обязанности и заменяют друг друга, исполняя разнообразные социальные роли.

Современная гендерная ситуация отличается параллельным существованием двух типов норм мужского и женского поведения: традиционных (более типичных для прошлого столетия) и модернизированных моделей маскулинности и фемининности. Сочетание у личности традиционалистских и модернизированных (эгалитарных) установок, сформированных под влиянием разнонаправленных норм мужского и женского поведения, может сопровождаться переживанием внутриличностного или межличностного конфликта в случае совмещения нескольких ролей или рассогласованности ожиданий и притязаний в отношении ролевого поведения [8]. Юношам и девушкам на собственном опыте приходится определять, какие гендерные стандарты, ориентиры, модели наиболее адаптивны для них, выбирая из проверенных временем — традиционных — и соответствующих современным реалиям — модернизированных.

Результаты гендерно-ориентированных научных исследований демонстрируют, что гендерная деполяризация проявляется не только в брачно-семейной и производственной сферах отношений, но и в сфере сексуальных отношений. Многие ученые разделяют мнение, что в западных обществах традиционные нормы и ценности сексуальной культуры находятся в состоянии переходного периода, сценарии ухаживания и сексуального взаимодействия подвергаются «перезагрузке» [2; 3; 5; 10; 18; 22].

Традиционные гендерные нормы в сфере сексуальных отношений предписывают мужчине быть инициатором сексуального взаимодействия, использовать любые возможности для сексуального сближения. В соответствии с этими нормами ожидается, что мужчина должен проявлять повышенную сексуальную заинтересованность, активность, позицию эксперта, избегать эмоциональной привязанности, а женщина — использовать сексуальную привлекательность для закрепления эмоциональной связи, демонстрируя сдержанность в выражении сексуальной заинтересованности и позицию ученицы.

Характерной особенностью традиционных гендерных норм в сфере сексуальных отношений является «двойной стандарт», т.е. различие норм сексуального поведения для мужчин и женщин. Например, двойной стандарт определяет, что такие формы сексуальной активности, как сексуальное экспериментирование, более ранний сексуальный дебют, измена, групповой секс, секс со случайными партнерами считаются более допустимыми для мужчин, чем для женщин [9; 19].

И.С. Кон подчеркивал, что изменения, которые привели к ослаблению гендерных стереотипов и сближению статусно-ролевых позиций мужчин и женщин, в большей степени касаются женского самосознания и поведения. Отмечается уменьшение поведенческих и мотивационных различий между мужчинами и женщинами в возрасте сексуального дебюта, числе сексуальных партнеров, проявлении сексуальной инициативы и отношении к эротике [9]. Девушки перестали бояться остаться «старой девой». Женщины стали более самостоятельными, предприимчивыми и самодостаточными. Сексуальная эмансипация женщин выражается в ориентации на эгалитарные модели взаимодействия с мужчинами, но в сексуальном взаимодействии равенство может настораживать мужчин [6; 7].

Изменившиеся установки женщин относительно сексуального поведения становятся все более непредсказуемыми для мужчин.

М. Зальцман с коллегами обнаружили, что мужчины часто не понимают, чего хотят женщины и возмущены тем, что женщины невероятно усложняют правила игры, посылая противоречивые сообщения о том, каким должен быть мужчина и что он должен делать. «Они говорят, что хотят, чтобы мужчина был более восприимчивым и чувствительным, но очень быстро устают от мужчины, находящегося «в контакте со своими чувствами». Они хотят, чтобы к ним относились как к равным, но при этом требуют, чтобы мужчины относились к ним как к леди. Мы становимся более чувствительны в постели, а у женщин все чаще возникают сексуальные фантазии об изнасиловании (может быть, они хотят почувствовать себя беспомощными?). Мужчины не понимают, как вести себя с возможной партнершей. Это все равно что идти по минному полю — никогда не знаешь, какой твой шаг окажется фатальным» [4].

Обновляющиеся правила сексуального поведения не оформлены, не так устойчивы и не всеми разделяются. Это определяет актуальность исследований, посвященных изучению распространенности в представлениях и поведении современной молодежи ориентации на традиционные и эгалитарные гендерные нормы в сфере сексуальных отношений.

Теоретико-методологическая основа и методики исследования

В качестве методологической базы исследования применялся гендерный подход, основанный на идее равноправия людей независимо от их половой принадлежности. Ориентация на идеи гендерного подхода позволила выйти за рамки распространенных интерпретаций результатов исследований взаимоотношений между полами, базирующихся на убежденности в том, что социальные роли и статусы мужчин и женщин, тем более сексуальное поведение, биологически детерминированы, неизменны, а потому принципиально различаются и противопоставляются. Разработка программы исследования осуществлялась с опорой на социально-психологическую концепцию гендерных норм [8] и концепцию традиционного сексуального сценария [14; 15; 17; 21], который характеризуется двойным стандартом [19; 20] в оценке сексуального поведения мужчин и женщин.

С целью изучения представлений о гендерных нормах и диспозиций студенческой молодежи в сфере сексуальных отношений были использованы анкетный метод и метод фокус-группы.

Качественные методы в сочетании с традиционными количественными методами, помогают выявить скрытые контексты при рассмотрении сложных субъективных и быстро изменяющихся систем, таких как образ мира и, в частности, гендерная картина мира [12]. Метод фокус-группы — качественный метод социально-психологических исследований. Он представляет собой групповое фокусированное (полустандартизированное) интервью, проходящее в формате модерируемой дискуссии, в ходе которой раскрывается субъективное отношение людей к тому или иному предмету или явлению социальной жизни. Этот метод позволяет собрать как «субъективную информацию» об изучаемом феномене, так и сведения о мнениях, бытующих в окружении респондентов. Запись высказываний участников групповой дискуссии транскрибируется и анализируется с помощью метода контент-анализа.

В групповых интервью на тему «Гендерные роли и качества мужчин и женщин» в общей сложности приняло участие 36 человек (19 девушек, 17 юношей, средний возраст 21 год), обучающихся в РГПУ им. А.И. Герцена. Студенты обсуждали следующие вопросы.

  • Как вы считаете, чем отличаются современные молодые мужчины и женщины от своих сверстников прошлого века? Какими качествами они обладают и как себя ведут?
  • На ваш взгляд, что больше всего изменилось в поведении и характеристиках мужчин за это время?
  • По вашему мнению, что больше всего изменилось в поведении и характеристиках женщин за это время?
  • Что, на ваш взгляд, больше всего изменилось во взаимоотношениях между современными мужчиной и женщиной?
  • Как, по-вашему, изменились нормы сексуального поведения современной молодежи?
  • Как вы считаете, что больше всего влияет на сексуальность современных молодых людей?

Использование метода фокус-группы позволило проанализировать отношение студенческой молодежи к изменяющимся гендерным нормам, ожиданиям и притязаниям мужчин и женщин по отношению друг к другу в различных социальных ситуациях.

Анкета «Гендерные нормы в сфере сексуальных отношений» Е.В. Иоффе [11] была разработана для выявления степени приверженности респондентов традиционному сексуальному сценарию и соотношения у них консервативных и либеральных диспозиций в сфере сексуальных отношений. Методика включает следующие шкалы: 1) «Приверженность традиционному сексуальному сценарию», 2) «Двойной стандарт в оценке мужского сексуального поведения», 3) «Двойной стандарт в оценке женского поведения», 4) «Консервативные диспозиции», 5) «Либеральные диспозиции».

Респондент оценивает степень своего согласия с суждениями анкеты от 0 баллов за ответ «совсем не согласен(на)» до 4 баллов за ответ «полностью согласен(на)». В первом блоке анкеты представлены суждения о традиционных предписаниях относительно мужского и женского поведения в сфере сексуального взаимодействия. Суждения второго блока отражают консервативные и либеральные взгляды на социально значимые ситуации, относящиеся к сфере сексуальных отношений.

В суждениях, характеризующих традиционные гендерные нормы в сфере сексуальных отношений, отражена идея четкого распределения мужской и женской ролей в проявлении активной позиции и инициативности, опыта и компетентности, эмоциональной вовлеченности в отношения, сексуальной объективации партнера. Суммарный балл указывает на степень приверженности традиционному сексуальному сценарию. Низкие значения — указывают на приверженность эгалитарному сексуальному сценарию. Высокие баллы по каждой шкале и большая разница в баллах при оценке сексуального поведения мужчин и женщин в схожих контекстах указывают на выраженность у респондента диспозиции двойного стандарта.

В соответствии с положениями принятой в отечественной психологии диспозиционной концепции В.А. Ядова, под диспозицией понимается предрасположенность личности к восприятию социальной ситуации и условий деятельности и к определенному поведению в этих условиях. Оценивая социальные ситуации, человек подключает свои знания, отношение и опыт, таким образом опираясь на свою систему диспозиций. Консервативные диспозиции связаны с давно принятыми в обществе традициями, моральными устоями и нормами сексуального взаимодействия, либеральные — фокусируют внимание на сексуальных правах и свободах человека.

В данной методике консервативные и либеральные диспозиции представлены шестью парами альтернативных суждений, касающихся проблемных для современной отечественной сексуальной культуры тем: сексуальное образование; отношение к аборту; сексуальные насилие и домогательства в отношении женщин; проблема измены; социальный контроль сексуальных предпочтений; гетеронормативность.

Использование данной методики позволило получить ответы на следующие исследовательские вопросы.

  1. Каким гендерным нормам сексуального взаимодействия больше привержена студенческая молодежь — традиционным или эгалитарным?
  2. Как соотносится выраженность диспозиции двойного стандарта при оценке мужского и женского поведения в сходных контекстах, характеризующих сексуальные отношения?
  3. Какие диспозиции в оценке социально значимых ситуаций, относящихся к сфере сексуальных отношений, преобладают у студентов — консервативные или либеральные?

В опросе приняли участие студенты в основном гуманитарных вузов ряда российских городов, первичная социализация которых проходила в разных условиях: в больших городах и в провинции. С помощью данной анкеты было опрошено 429 человек (109 мужчин и 320 женщин) в возрасте от 18 до 21 года, из них 264 выросли в больших городах и 165 — в средних, маленьких городах и деревнях. Описательная статистика и анализ данных осуществлялись с помощью статистического пакета SPSS 22.0.

Результаты исследования

Полученные результаты показали, что студенты разного пола различаются уровнем приверженности консервативным диспозициям и по-разному оценивают поведение мужчин и женщин в ряде сходных ситуаций, относящихся к сфере сексуальных отношений (табл. 1).

Приведенные в таблице 1 данные демонстрируют, что среди студентов мужского пола значимо чаще студенток встречаются те, кто привержен традиционному сексуальному сценарию, который предписывает мужчине роль активного инициатора сексуального взаимодействия, а женщине — роль сдерживающей момент сексуальной близости до установления эмоциональной связи с партнером. Диспозиция двойного стандарта значимо более выражена у студентов по сравнению со студентками, особенно по отношению к мужскому сексуальному поведению.

Молодые люди придерживаются сходных позиций в отношении либеральных взглядов на ряд ситуаций сексуального взаимодействия, но юноши значимо отличаются от девушек приверженностью диспозициям консервативного типа.

Приведенные в таблице 2 данные показывают, что у студентов мужского пола место первичной социализации не оказывает влияния на приверженность консервативным и либеральным диспозициям — значимых различий между двумя частями мужской выборки не обнаружено. Девушки, первичная социализация которых проходила в больших городах и мегаполисах, обладают статистически значимо более выраженными либеральными и значимо менее выраженными консервативными диспозициями по сравнению с девушками из провинции.

Рассмотрим более подробно, как распределяются ответы респондентов разного пола при оценке суждений, отражающих проблемные темы современной сексуальной культуры.

В таблице 3 представлены результаты распределения ответов студентов и студенток, отражающие их оценку важности и доступности сексуального образования. Приведенные данные показывают, что большинство мужчин и женщин в целом не согласны с консервативным мнением о пользе стратегии отсрочки информирования детей о вопросах пола и половой жизни. Они придерживаются согласованной позиции в отношении либеральных взглядов на роль системы образования, которая должна обеспечивать доступ к научно-обоснованной информации о сексе и сексуальных отношениях.

Приведенные в таблице 4 данные показывают, что респонденты обоих полов не поддерживают убеждение консервативного типа, в соответствии с которым сексуальные предпочтения людей должны контролироваться обществом.

И мужчины, и женщины по вопросу социального контроля сексуальных предпочтений придерживаются выраженной либеральной диспозиции: совершеннолетние партнеры сами могут решать, какие сексуальные практики им подходят.

В таблице 5 представлены данные, которые указывают на то, что студенты чаще студенток придерживаются диспозиции гетеронормативности в оценке сексуальной ориентации партнеров. Среди мужчин полностью согласны 37% и отчасти согласны 17% с утверждением о том, что сексуальные партнеры должны быть разного пола, а среди женщин с ним абсолютно не согласны 38% и 8% — скорее не согласны. При этом студенты обоих полов единодушны в осуждении дискриминации геев, лесбиянок и бисексуалов из-за их сексуальной ориентации.

Данные из таблицы 6 говорят о том, что четверть респондентов мужского пола полностью согласны и 12% скорее согласны с тем, что женщина должна получить согласие мужчины на то, чтобы сделать аборт, тогда как больше половины женщин не согласны с таким ограничением. Однако большая часть студентов обоих полов разделяет диспозицию либерального типа о праве женщины распоряжаться своим телом и здоровьем в ситуации нежелательной беременности.

Распределение ответов в таблице 7, отражающих отношение респондентов к резонансной в обществе теме сексуального насилия и домогательств в отношении женщин, демонстрирует отсутствие такой общности взглядов мужчин и женщин, которая была обнаружена по другим вопросам. Большая часть студенток — почти три четверти — отрицает вину женщины в ситуации изнасилования, а мужчин с такой диспозицией только 43%, 34% — в сомнениях, а в общей сложности 23% признают, что женщина сама могла повлиять на то, чтобы оказаться изнасилованной. Удивительно, но среди студенток такого же мнения придерживается 15% полностью согласных и скорее согласных.

По проблеме влияния сексуальных домогательств на психологический климат в рабочем коллективе студенческая молодежь придерживается либеральной диспозиции. В общей сложности 61% студентов и 70% студенток соглашаются с тем, что неуместные знаки внимания как минимум являются источником дискомфорта для женщин. Однако 7% мужчин и еще больше — 9% женщин — не считают неуместные прикосновения, провоцирующие взгляды и сексуальные намеки коллегмужчин проблемой для женщин.

Распределение ответов респондентов, представленных в таблице 8, демонстрирует согласованность позиций мужчин и женщин в оценке измены. В общей сложности три четверти респондентов мужского пола, и столько же женского пола считает изменой партнеру такие практики, как переписка эротического характера и обмен откровенными фотографиями с другим человеком. Примерно одинаково распределяются мужские и женские оценки по поводу «открытого брака». Больше четверти респондентов обоих полов полностью согласны с тем, что при договоренности партнеры могут иметь сексуальные отношения с другими.

Итак, в отношении социально значимых проблем в сфере сексуальных отношений, которые не имеют в обществе однозначной оценки, многие представители студенческой молодежи придерживаются либеральных диспозиций. Большая часть студентов обоих полов считает, что должны соблюдаться сексуальные права людей: на сексуальное просвещение, на физическую неприкосновенность, на самостоятельное принятие решения о зачатии ребенка и деторождении, на выбор партнера и на реализацию своего сексуального потенциала.

Консервативных диспозиций придерживаются многие студенты обоих полов по вопросу о признании «виртуального романа» изменой, больше половины мужчин придерживаются диспозиции гетеронормативности, больше четверти мужчин считает, что женщина не должна самостоятельно принимать решение об аборте. Наиболее согласованными оказались мужские и женские оценки диспозиций либерального типа в отношении роли системы образования в организации сексуального просвещения, права совершеннолетних партнеров самим определять приемлемые для них сексуальные практики, недопустимости дискриминации из-за сексуальной ориентации, использования аборта как одного из возможных выходов из ситуации нежелательной беременности.

Рассмотрим, как студенты и студентки оценивают суждения, отражающие традиционные гендерные нормы в сфере сексуальных отношений. При анализе учитывался суммарный балл ответов «полностью согласен(а)» и «скорее согласен(а)» или «абсолютно не согласен(а)» и «скорее не согласен(а)». Половина относящихся к традиционному сексуальному сценарию суждений описывает поведение мужчин, другая половина — поведение женщин. Разница в баллах по этим субшкалам позволяет определить степень приверженности респондентов диспозиции двойного гендерного стандарта в оценке поведения представителей каждого пола.

В таблице 9 представлены результаты, демонстрирующие отношение респондентов к одному из ключевых положений традиционного сексуального сценария, которое предписывает мужчинам и женщинам разные способы проявления заинтересованности в сексе, инициативы в ухаживании и сексуальном сближении.

Почти половина респондентов женского пола и больше трети респондентов мужского пола соглашаются с традиционным мнением, чтомужчины без секса не могут обходиться. При этом меньшее число студентов (четверть мужчин и 27% женщин) считают, что женщины меньше заинтересованы в сексе и могут быть удовлетворены сексуальной близостью без оргазма. Таким образом, значительная часть студенческой молодежи придерживается диспозиции двойного стандарта при оценке значимости секса для мужчин и женщин.

Приверженность эгалитарному сексуальному сценарию проявляется в том, как респонденты оценивают активную роль мужчин и женщин в ситуациях ухаживания. С одной стороны, больше половины респондентов обоих полов единодушны в традиционном ожидании от мужчины активной роли и соблюдения романтических ритуалов в ухаживании. С другой стороны, еще больше респондентов обоих полов придерживается эгалитарной диспозиции, отрицая потерю мужчиной сексуального интереса к женщине, которая проявляет финансовую независимость.

Половина девушек, что статистически значимо больше, чем среди юношей, не соглашается с тем, что инициатива в сексуальной близости должна исходить от мужчин. Напротив, в общем большинство представителей студенческой молодежи обоих полов (больше 4/5 выборки) одобряет проявление женщиной инициативы в сексуальном взаимодействии.

Представленные в таблице 10 данные демонстрируют приверженность респондентов мужского и женского пола традиционной норме, закрепляющей за мужчинами большую ответственность и компетентность в сексуальной активности.

Почти половина студентов мужского пола и 2/5 студенток согласны с тем, что опыт и знания мужчины являются залогом сексуального удовлетворения партнерши. При этом только четверть студенток считает, что мужчина должен накапливать сексуальный опыт в контактах с разными женщинами. Среди студентов мужского пола статистически значимо больше, чем среди студенток, тех, кто считает, что для обретения компетентности мужчине необходимы сексуальные контакты с разными женщинами.

Приверженность диспозиции двойного стандарта проявляется в том, что в отличие от мужчины, женщине не стоит демонстрировать свои знания и опыт в сексуальных отношениях. Среди студентов мужского пола статистически значимо больше, чем среди девушек, считающих, что проявление женщиной раскрепощенности и опытности может помешать развитию долговременных партнерских отношений. При этом многие студенты обоих полов соглашаются с тем, что в женщине природой заложены стремление нравиться мужчинам и умение их сексуально привлекать.

Юноши и девушки часто совпадают во мнении, что ответственность за предохранение от нежелательной беременности не должна возлагаться только на женщину. Значимо большая часть студентов по сравнению со студентками, считает мужчин ответственными в заботе об использовании презерватива.

Данные в таблице 11 показывают, как соотносится количество респондентов разного пола, приверженных традиционной норме, предписывающей разное значение для мужчин и женщин эмоциональной связи в сексуальных отношениях. Только с одним из восьми суждений, соответствующих традиционному сексуальному сценарию, согласилось больше трети респондентов в мужской и в женской выборках. В отношении остальных суждений респонденты придерживались эгалитарных диспозиций.

Довольно большая часть студентов и студенток согласилась с суждением, отражающим традиционный стереотип о большей значимости для женщин романтической стороны отношений в сравнении с чувственной (телесной). В соответствии с традиционной идеологией двойного стандарта студенты должны были согласиться со сходным по контексту суждением о том, что мужчинам для ощущения сексуального благополучия романтическая сторона отношений не так важна, как для женщин. Однако в каждой из гендерных групп почти половина с ним не согласилась, признавая, таким образом, значимость романтики и психологической близости в сексуальной стороне жизни мужчины.

Вопреки традиционному стереотипу о «неэмоциональности» мужчин больше 2/3 студентов и статистически значимо большая часть студенток считают, что гармоничные отношения возможны с мужчиной, который умеет быть чутким, проявлять заботу и поддерживать ощущение доверия.

Больше половины мужчин, и статистически значимо большая часть женщин не согласились со стереотипным мнением о том, что женщине важнее быть в браке, чем быть сексуально удовлетворенной. Больше половины — 56% студенток, что является статистически значимо большей частью по сравнению с числом мужчин, не согласны с тем, что женщинам необходимо подстраиваться под сексуальные потребности мужчин.

Две трети студентов и две трети студенток не готовы согласиться с тем, что физическая измена мужчины не причинит такого вреда отношениям пары, как «эмоциональная». Немного больше студентов и чуть меньше студенток эмоциональную измену женщины не считают безопасной для отношений пары. Соответственно, студенческая молодежь придерживается эгалитарной диспозиции об избирательности и сохранении верности в эмоционально близких отношениях и для мужчин, и для женщин.

В таблице 12 представлены данные, демонстрирующие отношение студентов и студенток к традиционной гендерной норме, допускающей самообъективацию и сексуальную объективацию женщин. Под объективацией понимается отношение к человеку как к инструменту (объекту) удовлетворения потребностей. Многие опрошенные молодые мужчины и многие женщины не согласны с большей частью суждений, отражающих эту норму. Полученные результаты указывают на приверженность респондентов эгалитарной диспозиции в оценке парных отношений.

Треть мужской выборки и треть женской согласились с суждением, характерным для традиционного сексуального сценария, в соответствии с которым в подсознании мужчины присутствует «расщепленное» влечение к двум ярким образам женщин: мягкой, доброй, порядочной — Мадонне / Матроне и яркой, соблазняющей и доступной — Блуднице.

С остальными суждениями, отражающими традиционную норму, допускающую объективацию в парных отношениях, многие респонденты не согласны.

В соответствии с традиционными гендерными нормами успешность мужчины определяется финансовой состоятельностью, успешность женщины — сексуальной привлекательностью. Однако больше половины студенток и 42% студентов не согласны с объективирующей женщин установкой о возможности приобщиться к успеху мужчины, выступая за счет соответствия внешности стандартам красоты приложением к его образу и удовлетворяя его сексуальные потребности. Результаты демонстрируют, что представители студенческой молодежи придают важное значение другим личностным и профессиональным достижениям женщин.

Половина мужской выборки и 69% женской не считают женскую практику имитации оргазма хорошим способом сохранения отношений с партнером. Эти результаты подчеркивают значение для молодежи сексуального удовлетворения обоих партнеров. Такая эгалитарная диспозиция противоречит традиционной ориентации женщин на использование эротического манипулирования с целью проявления контроля и власти над мужчиной. Значимо большая по сравнению со студентами часть студенток не согласна с тем, что сексуальность — источник власти женщин над мужчинами. Треть выборки мужского пола тоже так не считает, но остальные сомневаются или в разной степени согласны.

И в мужской, и в женской частях выборки больше половины не считает, что покупка сексуальных услуг может быть для мужчины способом проявления власти над женщиной. Довольно большая часть — 44% респондентов мужского пола и статистически значимо большая часть респонденток — 66% не согласны с сексуально объективирующей женщин формулировкой, в соответствии с которой мужчины должны иметь возможность покупать сексуальные услуги, если у них нет постоянной сексуальной партнерши. При этом ни студенты, ни студентки не готовы осуждать мужчин, покупающих сексуальные услуги, и женщин, оказывающих сексуальные услуги. Респонденты мужского пола статистически значимо чаще респонденток занимают «понимающую» позицию по отношению к покупающим сексуальные услуги мужчинам.

В целом позиции студентов и студенток статистически значимо различаются в оценке мужского и женского поведения по следующим пунктам, характеризующим традиционные гендерные нормы в сфере сексуальных отношений:

  1. девушки чаще юношей не соглашаются с тем, что инициатором в сексуальной активности должен быть мужчина;
  2. юноши чаще, чем девушки, признают важность для мужчины обретения сексуального опыта в общении с разными женщинами;
  3. юноши чаще, чем девушки, соглашаются с тем, что мужчина не будет стремиться к постоянным отношениям с женщиной, демонстрирующей свои знания и опыт в сексуальных отношениях;
  4. ответственность за использование презерватива юноши чаще, чем девушки, возлагают на мужчин;
  5. большая часть выборки, особенно чаще девушки, признает, что гармоничные сексуальные отношения могут быть у вызывающих доверие и заботливых мужчин;
  6. девушки чаще юношей не согласны с тем, что женщины должны подстраиваться под сексуальные интересы мужчин;
  7. девушки чаще юношей отрицают, что для женщин в случае вопроса о сохранении отношений с партнером брачный статус важнее сексуальной удовлетворенности;
  8. девушки чаще, чем юноши отрицают, что сексуальность является женским ресурсом влияния на мужчин;
  9. девушки чаще юношей не признают необходимость в покупке сексуальных услуг для тех мужчин, у которых нет постоянных партнерш;
  10. юноши чаще девушек не готовы осуждать мужчин, покупающих сексуальные услуги.

Приверженность студенческой молодежи диспозиции двойного стандарта в оценке поведения мужчин и женщин проявилась по следующим характерным для традиционного сексуального сценария ориентирам:

  1. для мужчин секс — это базовая потребность, а для женщин романтическая сторона важнее чувственной;
  2. молодым мужчинам важно накопить сексуальный опыт в общении с разными женщинами, а женщинам лучше не демонстрировать свою раскрепощенность и опытность;
  3. мужчина должен осваивать и соблюдать принятые ритуалы ухаживания, а для женщины нравиться мужчинам — естественная потребность.

Перечисленные пункты, по которым наблюдается выраженная рассогласованность в оценках студентов и студенток сексуального взаимодействия мужчин и женщин, следует рассматривать при консультировании пар в качестве потенциальных источников разногласий и мишеней для исследования.

Обсуждение

Результаты изучения ориентаций студенческой молодежи на разные гендерные нормы в сфере сексуальных отношений показали выраженную тенденцию приверженности эгалитарному сексуальному сценарию. Приверженность традиционным нормам чаще проявляется в оценке поведения мужчин, чем в оценке поведения женщин, и больше ее демонстрируют студенты мужского пола. Больший вклад в «переоценку» традиционных норм и правил сексуального поведения вносят ответы студенток, особенно касающиеся поведения женщин.

Полученные данные дополняют и иллюстрируют обобщенные результаты групповых интервью со студентами, посвященных обсуждению изменяющихся гендерных норм, ожиданий и притязаний современных мужчин и женщин по отношению друг к другу в различных социальных ситуациях, в том числе в сфере сексуального взаимодействия.

О современных мужчинах молодые люди высказывались как о ставших более мягкими, творческими, заботливыми отцами, привлекательными и ухоженными. При этом отмечалось, что современные мужчины потеряли ориентиры в жизни, стали более меркантильными и стремящимися заработать как можно больше денег. В женщинах подчеркивалась независимость, уверенность в себе, соревновательность, способность на равных с мужчинами работать и строить карьеру. Критиковалось стремление женщин придавать слишком много значения внешности как ресурсу в борьбе за внимание мужчин [7]. При описании качеств и поведения современных женщин студенты и студентки были единодушны в том, что у них появилось больше возможностей и они стали более самоуверенными и самодостаточными: «Сейчас женщины могут позволить себе такие вещи, которые не могли позволить раньше», «Женщина теперь финансово может себя обеспечить. Она может стать независимой», «Раньше женщины ориентировались на нормы, а сегодня свободнее себя выражают в сексуальном плане».

Девушки чаще отмечали, что нет уже таких строгих правил как раньше, что нет страха остаться «старой девой», что возможность развестись меняет отношения в браке в сторону равноправия и что «появился мужчина более мягкий, более добрый». Студентки в основном придерживалась толерантной позиции в оценке изменений в качествах и поведении современных мужчин: «Никто никому ничего не должен», «Кто-то следует стереотипам, кто-то нет», «Главное, чтобы всем было комфортно», «Если тебе нравится, тебе хочется, почему бы тебе это не делать. Главное, не навязывай другим или не живи со мной, если это мне не нравится». Девушки отмечали: «Если ему так хочется, пожалуйста. Дело в том, кого я выберу», «Брак сегодня возникает на основе личных качеств».

Юноши придерживались в обсуждении поведения современных женщин и консервативных диспозиций, и эгалитарных. Одни критиковали распущенность нравов и обвиняли в этом женщин: «Сегодня она не боится беременности, есть презервативы, таблетки всякие… и может творить что хочет, заниматься сексом с кем хочет. Кто ей что скажет?» Другие призывали к равенству позиций в сексуальном сближении: «Многие соблюдают традиции. Так надо. Почему женщина не может проявить инициативу? Это не покажет ее с плохой стороны! Важно, как начинается взаимодействие. Важно само взаимодействие!»

Полученные на выборке студентов данные противоречат результатам исследования, которое в конце 2016 года проводилось в разных городах России по заказу Сбербанка совместно с агентством Validata, результатом которого стал отчет о жизни современной молодежи. Исследователи среди 30 фактов отметили, что у современных молодых людей преобладает традиционный взгляд на взаимодействие полов: девушки должны быть скромными, заниматься домом и воспитывать детей, молодые люди должны обеспечивать семью. В качестве иллюстрации авторы обобщают высказывания участников фокус-групп: «Мужчина должен быть строгим, со стержнем, но со своей девушкой должен быть мягким. Я не могу себе представить, что я дома с детьми сижу, а жена зарабатывает, это для меня моральная кастрация. Продвинутые девушки — эгоистичны» [1]. Можно предположить, что более выраженная приверженность традиционным нормам связана с преобладанием среди респондентов тех, чья первичная социализация проходила в малых городах и селах. Студенты из провинции также чаще демонстрировали приверженность традиционным нормам в сфере сексуальных отношений.

На разницу в большей приверженности эгалитарным нормам у городской образованной молодежи и традиционным нормам — у молодых людей из «неблагополучных районов» указывают результаты зарубежных исследований [13; 17]. В них отмечается, что двойные сексуальные стандарты в подростковом возрасте имеют важное значение для сексуального развития и гендерного неравенства, поэтому необходимо уделять особое внимание гендерной и сексуальной социализации подростков.

Анализируя, по отношению к каким конкретно ситуациям социального взаимодействия мужчин и женщин, характеризующим традиционный сексуальный сценарий, меняются взгляды и диспозиции студенческой молодежи, можно выделить следующие. Изменилось отношение молодежи к традиционной гендерной норме, предписывающей мужчинам инициативность, а женщинам пассивность в сексуальном взаимодействии. Одобряется более активное выражение женщинами сексуальной заинтересованности и проявление инициативы в сексуальном сближении.

Полученные результаты сходны с данными других авторов, которые отмечают растущую тенденцию распространения «сценария сексуального равенства» [10; 21] и одобрения открытого выражения женщиной готовности самой проявлять инициативу в ухаживании и сексуальном взаимодействии [16; 23]. Например, в результатах интервью подростков из бедных городских районов, которые чаще поддерживают стереотипные гендерные нормы в романтических отношениях, несколько историй иллюстрируют ориентацию на гендерное равноправие [17].

Приверженность традиционной гендерной норме, закрепляющей за мужчинами большую ответственность и компетентность в сексуальном взаимодействии, больше свойственна мужской части выборки. Сохраняется ориентация на двойной гендерный стандарт в оценке сексуального опыта и компетентности мужчин и женщин: для мужчин важно стать экспертом, а женщинам важно скрывать свой «сексуальный багаж». Западные исследователи подчеркивают, что уже в подростковом возрасте характерно распространение стереотипных и неравных гендерных норм [13; 20]. В этой возрастной группе сверстники в своей оценке разнообразной сексуальной активности друг друга ориентируются на традиционный сексуальный сценарий, для которого характерны двойные сексуальные стандарты. Соответственно, социальные реакции на сексуальные практики подростка со стороны сверстников могут быть стигматизирующими или поощряющими в зависимости от пола [19].

Поменялось отношение молодежи к традиционной гендерной норме, определяющей разное значение для мужчин и женщин эмоциональной связи в сексуальных отношениях. Студенты обоих полов считают эмоциональную сторону сексуальных отношений не менее важной, чем физическую, и для женщин, и для мужчин. К мужчинам предъявляются такие же требования в проявлении эмоциональной чуткости и заботливости, что и к женщинам. «Эмоциональная измена» считается не менее опасной угрозой отношениям пары, чем «физическая измена».

Сохраняется двоякое отношение студенческой молодежи к традиционной гендерной норме, ориентирующей женщин на самообъективацию и мужчин на сексуальную объективацию женщин. Многие студенты, особенно девушки, считают, что женщинам не стоит жертвовать своим сексуальным удовольствием и подстраиваться под сексуальные интересы партнера ради проявления контроля и власти в отношениях. Эта же тенденция отмечается в зарубежных исследованиях: современные женщины не склонны избегать решения эмоциональных проблем в паре, используя стратегию имитации оргазма [24]. Среди опрошенной молодежи много тех, кто не поощряет покупку мужчинами сексуальных услуг, но и не осуждает ни покупателей, ни оказывающих сексуальные услуги женщин.

Выводы исследования

Итак, результаты исследования демонстрируют, что многие представители студенческой молодежи придерживаются эгалитарного сексуального сценария и либеральных диспозиций в оценке социально значимых проблем в сфере сексуальных отношений. Приверженность традиционному сексуальному сценарию и консервативным диспозициям чаще выражена у студентов, чем у студенток, а также у тех, чья первичная социализация проходила в малых городах и селах. У девушек по сравнению с юношами более выражены толерантные взгляды на проявление индивидуальности в сексуальном взаимодействии и предпочтениях людей и, особенно, на нормы сексуального поведения женщин.

Место первичной социализации не повлияло на ответы мужской выборки, а вот сравнение результатов женских подгрупп показало, что взросление девушек в больших городах и мегаполисах определяет формирование эгалитарных и либеральных диспозиций в оценке социально значимых проблем в сфере сексуальности и сексуального поведения мужчин и женщин. Первичная социализация в малых городах или селах способствует усвоению девушками традиционного сексуального сценария и консервативных диспозиций в оценке сексуального взаимодействия.

Отвечая на поставленные в начале исследования вопросы, можно заключить, что в студенческой среде выражена тенденция ориентации на эгалитарный сексуальный сценарий и либеральные диспозиции. Однако, сохраняется двойной стандарт в оценке поведения мужчин и женщин в ряде ситуаций сексуального взаимодействия, что указывает на преобладание приверженности смешанному типу гендерных норм в сфере сексуальных отношений: в одних ситуациях взаимодействия студенты придерживаются по-прежнему традиционных взглядов и установок, в других — эгалитарных. Большая часть «отступлений» от традиционного сексуального сценария касается поведения женщин и транслируется женщинами.

Литература:

  1. 30 фактов о современной молодежи. URL : https://marketing-course.ru/wpcontent/uploads/2019/04/30-facts-molodeg.pdf. (Дата доступа: 20.11.2020).
  2. Бежен А. Рационализация и демократизация сексуальности // Социология сексуальности. (Антология) / под науч. ред. С.И. Голода. СПб: Филиал Института социологии РАН, 1997. С. 14–19.
  3. Голод С.И. Что было пороками, стало нравами. Лекции по социологии сексуальности. М.: Научно-издательский центр «Ладомир», 2005.
  4. Зальцман М., Мататиа А., O’Райли Э. Новый мужчина: маркетинг глазами женщин. М. ИД «Коммерсантъ»; СПб: ИД «Питер», 2007. С.284.
  5. Зимбардо Ф., Коломбе Н. Мужчина в отрыве: игры, порно и потеря идентичности. М.: Альпина Паблишер, 2017. С. 122.
  6. Иоффе Е.В. Гендерные нормы в сексуальных отношениях мужчин и женщин // Интегративный подход к психологии человека и социальному взаимодействию людей: векторы развития современной психологической науки. Материалы VII Всероссийской научно-практической конференции (12-14 апреля, Санкт-Петербург) / под общей редакцией Е.Ю. Коржовой, А.В. Микляевой. В 2 ч. Часть 2. СПб: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 2017.
  7. Иоффе Е.В. Представления о современных мужчинах и женщинах у студенческой молодежи // Письма в Эмиссия.Оффлайн (The Emissia.Offline Letters): электронный научный журнал. 2018. № 12 (декабрь). http://www.emissia.org/offline/2018/2676.htm
  8. Клецина И.С., Иоффе Е.В. Гендерные нормы как социально-психологический феномен: монография. М.: Проспект, 2017. 144 с.
  9. Кон И.С. Мужчина в меняющемся мире. М.: Время, 2009.
  10. Кон И.С. Три в одном: сексуальная, гендерная и семейная революции // Журнал социологии и социальной антропологии. 2011. №1. С. 51–65.
  11. Методы исследования гендерной ментальности и социализации личности / М.А. Ерофеева, Е.В. Иоффе, О.И. Ключко, Е.В. Самосадова, Л.В. Штылева ; под науч. ред. О.И. Ключко. СПб: НИЦ АРТ, 2019. 182 с.
  12. Тихомандрицкая О.А., Мельникова О.Т. Исследование проблемы кризиса маскулинности в гендерной картине мира современной молодежи методом фокус-группы // Социальная психология и общество. 2018. Т. 9. №3. С. 187–196.
  13. Amin A. et al. Addressing Gender Socialization and Masculinity Norms Among Adolescent Boys: Policy and Programmatic Implications // Journal of Adolescent Health 62 (2018) S. 3-5.
  14. Brooks G. R. The Centerfold Syndrome: How Men Can Overcome Objectification and Achieve Intimacy with Women. San Francisco, CA: Jossey Bass Publishers, 1995.
  15. Byers E. S. How well does the traditional sexual script explain sexual coercion? Review of a program of research // Journal of Psychology and Human Sexuality. 1996. 8. Р 7–25.
  16. Clark R. D. and Hatfield E. Gender differences in receptivity to sexual offers // Journal of Psychology and Human Sexuality. 1989. 2. Р. 39–55.
  17. De Meyer S. et al. “Boys Should Have the Courage to Ask a Girl Out”: Gender Norms in Early Adolescent Romantic Relationships / Journal of Adolescent Health. 61 (2017): 42-47.
  18. Giddens A. The Transformation of Intimacy: Sexuality, Love and Eroticism in Modern Societies. 2013.
  19. Kreager D. et al. The Double Standard at Sexual Debut: Gender, Sexual Behavior and Adolescent Peer Acceptance // Sex Roles. 2016 October; 75(7): 377–392.
  20. Moreau С. et al. Measuring gender norms about relationships in early adolescence: Results from the global early adolescent study . SSM — Population Health 7 (2019).
  21. O’Sullivan L. F., Byers E. S. College students’ incorporation of initiator and restrictor roles in sexual dating situations // The Journal of Sex Research. 1992. 29. P. 435–446.
  22. Schwartz Р., Rutter V. The Gender of Sexuality. Rowman & New York: Littlefield Publishers, 1998.
  23. Weerth C., Kalma A. Gender differences in awareness of courtship initiation tactics // Sex Roles. 1995. 32. Р. 717–734.
  24. Wongsomboon V. at Women’s Orgasm and Sexual Satisfaction in Committed Sex and Casual Sex: Relationship Between Sociosexuality and Sexual Outcomes in Different Sexual Contexts // The Journal of Sex Research. Vol. 57, 2020: 285-295.

Источник: Гендерная ментальность российской молодежи: психологический портрет: монография / под науч. ред. О. И. Ключко. – СПб: НИЦ АРТ, 2020. – 230 с.

Опубликовано 20 января 2022

В статье упомянуты

Материалы по теме

Потеря интимности как помеха в осознании гендерной идентичности
01.11.2021
«Маленький» человек в условиях глобальной реальности
08.11.2022
«Непустеющие гнёзда»: родительские семьи с «детьми-бумерангами»
30.10.2022
Семейное предательство: человек — семья — общество
28.09.2022
Методологические подходы к изучению межэтнических установок личности и межэтнических отношений в молодежной среде
26.09.2022
Адаптационный процесс и социальная дистанция трудовых мигрантов в принимающем сообществе
18.08.2022
«Все русские виноваты» — что на это ответить? А.Асмолов
17.08.2022
Половое воспитание детей: рекомендации клинического психолога
19.07.2022
Т. Базаров о психологии семейного счастья
08.07.2022
Ценностные ориентации отцов, включённых в воспитательную деятельность
19.06.2022
Деменция: как быть рядом и не сойти с ума
18.06.2022
Благодарность как психологический ресурс: кому и за что мы благодарны?
22.05.2022

Комментарии

Оставить комментарий:

27 ноября 2022 , воскресенье

В этот день

Наталия Ивановна Чуприкова празднует день рождения! Поздравить!

Андрей Юрьевич Федотов празднует день рождения! Поздравить!

Александр Аркадьевич Баранов празднует день рождения! Поздравить!

95 лет назад родился(ась) Эра Александровна Голубева.

Скоро

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

Весь календарь
27 ноября 2022 , воскресенье

В этот день

Наталия Ивановна Чуприкова празднует день рождения! Поздравить!

Андрей Юрьевич Федотов празднует день рождения! Поздравить!

Александр Аркадьевич Баранов празднует день рождения! Поздравить!

95 лет назад родился(ась) Эра Александровна Голубева.

Скоро

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

Весь календарь