16+
Выходит с 1995 года
17 апреля 2024
Базовое доверие VS отчаяние: психологические факторы выживания в экстремальной ситуации

О базовом доверии к миру и исследованиях факторов выживания в экстремальной ситуации рассказала Мария Владимировна Осорина, кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой детской практической психологии и руководитель программы дополнительного профессионального образования «Детская практическая психология» в Институте практической психологии «Иматон».

«Эрик Эриксон (психолог в сфере развития и психоаналитик) считал, что от нуля до полутора лет формируется базовое доверие к жизни. Что такое наличие базового доверия к жизни? Тот, кто его имеет, – это человек, который считает, что и жизнь хороша, и жить хорошо. Человек понимает, что бывают трудности, но он в целом не против, что он здесь находится. Он обладает тем, что психологи потом называли иррациональным оптимизмом, т.е. не обоснованной никакими разумными доводами верой в то, что «ничего, пробьёмся».

В 1940-ых годах на людей огромное впечатление произвели события Второй мировой войны. После её окончания люди начали возвращаться из концлагерей и рассказывать жуткие вещи: они видели гибель своих близких, матери, попавшие в лагерь с двумя детьми, должны были выбрать, кого взять с собой, а кого отправить на смерть. И людей 40-50 годов XX века интересовало, как человек выживает в критических обстоятельствах.

Довольно интересные исследования проводили, изучая людей, которые потерпели кораблекрушение. Поскольку в воде было много мин, на которые часто натыкались корабли, а также на море возникает много непредсказуемых ситуаций, то в это время отрабатывали средства спасения людей на водах. Разработчики пытались решить проблему, что должно быть на плотах у людей, которые потерпели кораблекрушение. Им удалось снарядить лодку, где были запасы еды, питья, медикаменты, чтобы люди выжили в течение двух недель. И несмотря на то, что у потерпевших были такие средства, когда их находили, оказывалось, что все они мертвы или из восьми остался один выживший. Еда и питье не кончились, а люди умерли. Возникал вопрос: «От чего?». 

Французский врач Ален Бобмар выступил добровольцем, он попросил высадить его на такой лодке со спасательными средствами в океане, в редко посещаемом судами районе, чтобы он несколько недель дрейфовал в сторону берега. Он тщательно вёл дневник самонаблюдения и выявил, что люди погибали не от голода, не от жажды, а от отчаяния. В этом плане концепция Эриксона о наличии или отсутствии базового доверия к жизни интересно прикладывалась к частному случаю спасения на водах.

Тема отчаяния в опасной для жизни ситуации у одних людей разыгрывается очень быстро и очень сильно, что приводит к тому, что они умирают, даже если средства для жизни есть. А другие могут проплавать 40 дней в океане и больше, например, в 80-ые годы американский рыбак проплавал полтора года на лодке, а его более молодой спутник умер от отчаяния довольно скоро после того, как их лодку унесло в океан.

Исследуя этих людей, учёные пришли к выводу, что люди сильно отличаются по присутствию или отсутствию базового доверия к жизни. Те, у кого этого доверия нет, когда возникает чрезвычайно опасная ситуация, где не очень много шансов на выживание, взвесив рациональные шансы и поняв, что вероятность спасения низка, прекращают бороться и сами себя отдают в лапы смерти.

А те, у кого базовое доверие есть, провалившись в глубокую яму посреди пустыни без еды и питья, молятся Богу, делают что-то, и им выпадает один шанс на миллион – их находят. Когда мы начинаем выяснять, почему это получилось, оказывается, что они верили, что, если верить, что есть один шанс на миллион, он тебе выпадет. 

Как и Эрик Эриксон эти вещи чувствовал, но описывал своим языком советский писатель Андрей Платонов, у которого есть сборник военных рассказов «Смерти нет, ребята». Одноимённый рассказ посвящён тому, как советские солдаты бежали в атаку по открытому полю, но оказалось, что всё пространство контролирует немецкий пулеметчик, который сразу их накрыл. Эти бедняги оказались разбросанными по полю: кто-то за маленькой кочкой, кто-то за кустиками травы. Основной герой, от имени которого ведется рассказ, лежит за своим кустиком и, вжавшись в землю, смотрит на тех, кто прячется недалеко от него. И видит, что один, который лежал в углублении, почему-то оказался убит, в него попала пуля. А кто-то, кто лежал на довольно открытом месте, жив. И герой в полубессознательном состоянии погружается в психическое свободное плавание, думает, почему так происходит. И в конце рассказа ему приходит такая мысль: наверное, потому что тех, в кого попала пуля, мама меньше любила. И связь между мамой и базовым доверием к миру, той защитой, которое мамино отношение даёт ребёнку, приходит к нему как откровение…».

Отрывок вебинара из программы дополнительного профессионального образования «Детская практическая психология» в Институте практической психологии «Иматон». I сессия программы проходит в онлайн-формате. Желаем участникам успеха!

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»