Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь

Наталия Гришина об экзистенциальной революции

/module/item/name

В рамках XIII Санкт-Петербургского саммита психологов 2 июня 2019 года состоялась панельная дискуссия «Духовность. Сексуальность. Цифра. Куда уводят тренды?»: с докладом выступила Наталия Владимировна Гришина – доктор психологических наук, профессор кафедры психологии личности факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Предлагаем вашему вниманию стенограмму и видеозапись выступления проф. Н. В. Гришиной «Экзистенциальная революция? Наука психология и жизнь человека»:

Экзистенциальная психология – то, чем я занимаюсь всё последнее время. Нет, наверное, не занимаюсь, но живу этим, потому что экзистенциальная психология сама по себе – это всегда вызов. Вызов к твоей ответственности, к твоей честности, к твоему мужеству. Более того, мне кажется, что экзистенциальная психология сегодня – это вызов к психологической науке в целом.

За последний месяц, немногим больше, мне уже трижды приходилось делать доклады на московских и петербургских конференциях и это всегда был запрос на экзистенциальную психологию. Более того, добавлю, в конце февраля – начале марта в Санкт-Петербурге проходил Международный форум труда. Это очень крупное мероприятие, оно курируется непосредственно руководством страны. И вот на этом форуме впервые были представлены книги – книги известных западных авторов по экономике, социальные проекты. И мой университет (Санкт-Петербургский государственный университет – прим. ред.) впервые представил книгу по психологии. И это была «Экзистенциальная психология» (автор книги Н.В. Гришина, издание было представлено на XX Национальный конкурс «Золотая Психея» и решением Большого жюри было признанно победителем в номинации «Проект года в психологической науке» – прим. ред.).

Я позволяю себе говорить об этом, чтобы обратить внимание к тому, что, на мой взгляд, сейчас происходит невероятный всплеск, взрыв интереса к экзистенциальной психологии. Почему это происходит? Любой ответ на этот вопрос будет неполным. Но на одном, пожалуй, я бы хотела остановиться.

Я хотела бы обратить внимание на несколько тезисов. Мне кажется, что действительно экзистенциальную психологию сейчас обозначают в качестве перспективы развития психологической науки. Экзистенциальная психология, по сути, перестает быть направлением, отдельной областью психологии – она становится подходом, который начинает оказывать влияние на всю психологическую науку и практику. Почему это происходит? Самая обсуждаемая тема последнего десятилетия в социальных и гуманитарных науках – это обсуждение того, как меняется современная реальность. Огромное число исследований посвящено этому. Как современный мир становится более сложным, более неопределенным, более многозначным? Каковы вызовы современной реальности к человеку? Но вот если мы особенности современного мира переведем на язык вызовов, направленных к человеку, то мы начинаем говорить об ответственности, свободе, поиске смысла. И это есть, по сути, некие экзистенциальные координаты. Именно в этих понятиях, в этих экзистенциальных координатах экзистенциальный подход описывает этот мир. Понимаете, мир сегодня становится таким, каким его когда-то увидели экзистенциальные философы. И вот это совпадение особенностей вызовов современной реальности и экзистенциальных принципов описания мира говорит о созвучии экзистенциального мировоззрения вот этой современной реальности. Оно становится наиболее точным, наиболее адекватным в понимании человеком окружающего мира. Именно это, на мой взгляд, дает надежду, гарантию на перспективу развития экзистенциальной психологии.

Самой главной особенностью современного мира – об этом достаточно много написано – становится вызов к изменениям. Это самый кардинальный сегодня вызов – вызов к возможности меняться. Понятие изменений в современной психологии становится другим, далеко в прошлом остается антитеза «стабильность/устойчивость и изменчивость». Это противопоставление давно утратило свою релевантность. В современных науках укрепилось представление о глубокой связи между сохранением и изменением – только это обеспечивает устойчивость биологических, социальных систем и человеческих сообществ. Благодаря идеям Ильи Пригожина (прим. ред.: «Время, хаос, причинность: к 100-летию И.Пригожина» – доклад профессора Д.А. Леонтьева в рамках XI Санкт-Петербургского саммита психологов в июне 2017 года, опубликована полная видеозапись) и других ученых, которые популяризированы в работах Талеба, эти идеи приобретают всё большее внимание и внимание психологов в том числе. Таким образом, способность личности к изменениям – это, по сути, ресурс ее сохранения… Вот эта старая дилемма «развитие или безопасность», в которой когда-то развитие олицетворяло динамизм, а безопасность выступала как некое устойчивое статичное начало, свой первоначальный смысл утрачивает. Сегодня безопасность как преодоление страха собственной некомпетентности перед жизнью, страха своего несозвучия с жизнью обеспечивается изменениями в ответ на вызовы реальности. Это позиция нашей науки. Мы много об этом пишем, читаем. Но я хотела бы обратиться к вопросу о том, в какой степени вот это представление о современной реальности и мире созвучно обыденной жизни, психологии обычных людей? И я хотела бы остановиться на некоторых результатах наших исследований.

За последнее время мы провели довольно много широкомасштабных исследований, посвященных обыденным представлениям людей: что люди думают об этом мире, о себе и о совей жизни? /…/ По результатам наших исследований, изменчивость современного мира вполне осознается людьми. Но при этом изменяющийся мир описывается в информационных, социальных характеристиках, изменениях темпа времени. А вот собственно человеческая сторона, изменение мира людей, то, что происходит с людьми, осознается гораздо меньше. Фактически то, что относится к самому себе, не рефлексируется, не отражается. Описывая изменения этого мира, люди фактически не относят их к себе, не вписывают зачастую в картину собственной жизни. /…/ Это довольно тревожно, потому что по результатам наших исследований, и западные коллеги об этом пишут, мы способны меняться, мы способны двигаться дальше в прямой зависимости от того, как мы вообще воспринимаем мир и какую собственную концепцию жизни, концепцию себя как меняющегося человека мы выстраиваем.

Когда мы изучали реальные изменения людей, ведь в жизни людей происходят реальные перемены, было замечено, что перемены описываются как вынужденные изменения в ответ на внешние обстоятельства чаще негативного характера. Конечно, это заставляет меня уже в который раз вспоминать об известной гипотезе Лиотара: по мере того, как это мир становится всё более сложным, будет усиливаться дифференциация людей на тех, кто способен принимать сложности современной реальности, и тех, кто будет проявлять тенденцию к построению упрощенной картины мира.

В качестве критерия упрощения картины мира в своих исследованиях мы рассматриваем степень принятия человеком стереотипных суждений, описывающих жизненную философию человека и мир его отношений. Результаты, которые мы получили, показывают, что наиболее сильно наш консерватизм проявляется именно в стремлении к неизменности, постоянству, стабильности. /…/

Что же определяет готовность человека к изменениям? /…/ О двух факторах я хотела бы сказать. Это то, что зачастую выпадает из поля зрения наших исследований и даже практической работы. Итак, во-первых, это фактор опыта. /…/ Опыт – замечательная категория, которая, к сожалению, на какое-то время уходила из психологии. Сегодня мы опять к ней проявляем интерес. Наличие некоего опыта человека, опыта в прошлом, рефлексируемого опыта личных изменений очень сильно оказывается связанным с готовностью к изменениям и даже с предполагаемыми изменениями в будущем, вот этими объемами возможных «Я» в будущем.

Второй фактор, к которому хотела бы привлечь ваше внимание – это фактор контекста. Тема контекста в последнее время активно обсуждается в психологии прежде всего в связи с проблемой слабой реплицируемости психологических данных. Одной из причин этого, безусловно, является внеконтекстуальный характер этих данных. А теперь о наших данных. Во всех исследованиях мы неизменно получаем, что огромную роль в том, что происходит с человеком, как он видит себя в будущем, какие изменения он ожидает, готов ли он к этим изменениям – на это неизменно оказывает большое влияние контекст. /…/

Мы получаем заметные различия по результатам наших исследований в мегаполисах, в крупных и небольших городах. В мегаполисах и крупных городах тенденция к стереотипизации, построению более упрощенной картины мира уменьшается. Жители мегаполиса в большей степени отождествляют себя с изменяющейся личностью: чем больше реальное пространство нашей жизни, тем больше ощущение возможностей и объем прогнозируемых изменений себя в будущем.

Мне кажется, есть некоторый разрыв между принятием людьми изменяющейся картины современной реальности и концепцией собственной жизни. Вероятно, для многих людей этот мир с его вызовами, с его нарастающей сложностью, неопределенностью остается зачастую чем-то внешним, не рождающим персональные вызовы к самому человеку. Консерватизм, стремление к традиционности и неизменности во многом еще сохраняют свою силу в установках обыденного сознания.

Есть и позитивные тенденции. Социокультурная реальность, предоставляющая человеку большие возможности выбора способов собственного существования, способствует увеличению вот этой нашей гибкости, открытости новому опыту...

Перед человеком и сообществами людей всегда стояла и стоит задача поиска адекватных ответов на задачи приспособления к окружающему миру. Уже Александр Григорьевич (Асмолов в прозвучавшем в рамках дискуссии докладе о вечном вопросе психологии – прим. ред.) говорил о разных стратегиях поведения людей в этом мире. Действительно, в психологии описаны адаптивные стратегии, и психология немало внимания удалила их изучению. Адаптивные стратегии позволяют человеку приспосабливаться к реальности, но заставляют его зачастую изменять самому себе, изменять самого себя. Мы занимались копинг-стратегиями: да, они помогают преодолевать трудности, справляться с непростыми жизненными обстоятельствами, помогают совершенствовать навыки, укреплять потенциал. Но они не дают нового личностного качества. И, наконец, это стратегии жизнетворчества – стратегии, которые преобразуют общее, универсальное бытие человека в его личный жизненный мир. В поведении каждого из нас, в поведении любого человека присутствуют неизбежно все эти стратегии, но их соотношение, их динамика… определяет жизненный стиль. Вызовы современного мира, современной реальности это уже не просто вызовы к нашей способности выбирать какие-то оптимальные стратегии поведения, справляться с трудностями – это вызовы к нашему существованию. Сегодняшние вызовы к человеку – это экзистенциальные вызовы.

В названии доклада я позволила себе упомянуть об экзистенциальной революции – мне действительно кажется, что пройдут десятилетия, и историки будут писать о нашем времени как о времени начала экзистенциальной революции в психологии. Но, я думаю, не только в науке. Понимаете, сегодня в мире возникает принципиально новая ситуация… Я бы хотела сказать, что это некоторое коллективное ощущение пограничной ситуации, той пограничной ситуации, которую Ясперс называл пробуждением к экзистенции. Она призывает нас к выходу за свои пределы, в зону несовпадения с самим собой. Вот эти формулировки «выход за пределы самого себя», «выход за границы», «несовпадение с самим собой» – буквально в этих словах писали Бахтин, Франкл в своей концепции трансцендентности, Рубинштейн, Людмила Анциферова, об  этом говорит Александр Григорьевич и наверное, будет говорить Вадим Артурович Петровский… Понимаете, вот этот выход за пределы самого себя – это выход в уровень бытийного экзистенциального пространства существования человека.

Сегодня, наверное, мы услышим немало о духовности. Для меня духовность – это обращение к экзистенциальной феноменологии. Для меня это одно и то же. И это тот контекст жизни, который требует сегодня нашего изучения. Ведь, смотрите, традиционно мы, говоря об экзистенциальной психологии, об экзистенциальном векторе существования человека, – о чем мы говорим? Мы говорим о свободе, ответственности, поисках смысла. Это категории, которые пришли к нам из экзистенциальной философии. Мы приняли эти понятия, мы работаем с ними – они обретают психологический смысл. Но экзистенциальный бытийный уровень не исчерпывается этим. И существует психологическая феноменология экзистенциальной природы, к изучению которой мы по-настоящему еще не приступили.

Я хотела бы привести в качестве примера следующую иллюстрацию: 15 апреля этого года тысячи, сотни тысяч, а, может быть, миллионы людей во всем мире со слезами на глазах и болью в сердце смотрели как горит Нотр-Дам де Пари. Это были не только парижане, не только французы. Это были люди во всем мире, в том числе люди в России. Это были мы, наши друзья и товарищи. Что это такое? Это наше общее переживание, это наш выход за пределы себя в наше истинное бытие. Вот это и есть психологическая феноменология экзистенциальной природы.

Каждая эпоха имеет свои жизненные доминанты, они несут на себе отпечаток прошлого, образуя в сознании людей все более сложную картину мира их собственной жизни. Тысячелетиями жизнь людей определялась борьбой за выживание. И вот эта дилемма «иметь или быть» жестко определяла жизнь людей в борьбе за выживание. Её кардинальные перемены приходятся на послевоенное время, середину прошлого века, 60-е годы. Обострение этой дилеммы породило неформальные движения, философию хиппи, студенческую революцию во Франции и гуманистическую психологию в нашей науке. Вхождение в нашу жизнь виртуального мира обозначило новую жизненную дилемму «быть или казаться», с новой феноменологией, описывающей присутствие человека в виртуальной реальности, и с ее влиянием на сознание человека.

Вызовы сегодняшней реальности – это вызовы к онтологии нашего существования. Я думаю, что сегодняшний экзистенциальный вопрос возвращает нас к основной, базовой дилемме нашего существования: «быть или не быть».

Доклад профессора Н.В. Гришиной «Экзистенциальная революция? Наука психология и жизнь человека»
в рамках XIII Санкт-Петербургского саммита психологов, 2 июня 2019 года
(полная видеозапись выступления)

«Подлые, нежные и вечные вопросы» – перейти к дискуссии известных учёных на Саммите психологов

Опубликовано 24 июля 2019

В статье упомянуты

Материалы по теме

Смысл и время. Размышлениями делится Дмитрий Леонтьев
14.09.2021
Понимание немыслимого: Виктор Знаков о Холокосте, терроризме и окнах Овертона
09.09.2021
Контакт-соприсутствие. Изучение глубинных форм общения
15.03.2021
Экзистенциальный оптимизм и пессимизм: доклад Наталии Гришиной
15.06.2020
Рыцарь культуры достоинства – борец с абсолютным злом. Беседа с А. Асмоловым и Л. Суратом
26.05.2020
Подлые, нежные и вечные вопросы: дискуссия на Саммите
04.09.2019
«Психика» и «личность» в отсутствие «души» и «духа»
19.08.2019
XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
06.06.2019
12-й Саммит психологов: о человечности в цифровую эпоху
07.06.2018
Видео последнего доклада Александра Сергеевича Баранникова
04.06.2018
Христианская психология в науке и практике
02.08.2017
Материалы 11-го Саммита психологов: видео, презентации, фотографии
06.07.2017

Комментарии

Оставить комментарий:

30 ноября 2022 , среда

В этот день

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь
30 ноября 2022 , среда

В этот день

Магомед Магомедаминович Далгатов празднует день рождения! Поздравить!

Светлана Николаевна Костромина празднует день рождения! Поздравить!

София Александровна Наличаева празднует день рождения! Поздравить!

93 года назад родился(ась) Давид Иосифович Фельдштейн.

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь