• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

25 - 27 января
Санкт-Петербург

ХIХ Юнгианская международная конференция «Логос, эрос и танатос»

3 - 5 февраля
Санкт-Петербург

5-й Всероссийский психологический фестиваль «Другая арт-терапия: кино-, драма-, клоун-…»

4 — 5 февраля, Санкт-Петербург

II Всероссийская научно-практическая конференция «Танцевально-двигательная терапия в реабилитации детей и взрослых различных нозологических групп»

8 - 10 февраля
Москва

III Международная практическая конференция «Психология: вызовы современности». Всё о психологии личности, психологии зависимости, психологии бизнеса

16 — 17 марта
Москва

Первый Московский фестиваль «Позитивная динамическая психотерапия». Тема: «Психологическая помощь семье: от хаоса к гармонии»

22 — 23 марта
Санкт-Петербург

Международный конгресс «Психотерапия, психология, психиатрия — на страже душевного здоровья!»

17 - 19 мая
Ярославль

20-й Международный Конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

Весь календарь

Семейный системный подход: психологическая помощь семьям особенных детей

/module/item/name

В своей статье мы хотим поделиться опытом работы с семьями детей с РДА, РАС и ЗПР и показать возможности психологической помощи в семейном системном подходе, а также отметить способы коммуникации характерные для данных семей.

Родители обращаются с жалобами на поведение детей «кусается, плюется, не слушается», и так далее. Чтобы помочь ребенку важно рассматривать его поведение как симптом, отражающий дисфункцию семейных отношений. К особенностям коммуникации данных семей можно отнести: избегание визуального и телесного контакта, отсутствие прямого диалога, реализация своих потребностей через ребенка, предугадывание действий другого, уход из взаимодействия в ситуации эмоционального напряжения. Дети аккумулируют в себе то, что накопила семья, и всё больше работая с «особенными» семьями мы приходим к выводу, что уход ребенка из реальности в «аут» - это его способ выживания в семье.

Пример первый «Мне лучше помолчать»

Родители четырехлетнего Артема обратились на консультацию с тем, что он не разговаривает, хотя речевой аппарат у него в порядке. Здесь, важно отметить, как члены семьи общаются с ребёнком. Мама разговаривает с ним, как с младенцем: «Скажи ку-ку». Папа видит в нем гения: «У него особый взгляд на вещи», - говорит он гордо про сына. Для того, чтобы сын заговорил, он ставит его на возвышение и ждёт, что, падая, тот заговорит. Бабушка молча делает все за него: «Он недееспособный». «Кто я?» – думает про себя ребенок: «То ли я гений, то ли младенец, то ли ни на что негодный?». У мальчика сбиты ориентиры: «Как мне с ними общаться?». Он не разговаривает и помогает взрослым реализовывать себя. Мама получает самые нежные чувства в общении с «младенцем», папа растит своего наследника, а бабушка старается быть полезной. Каждый хочет от Артема получить то тепло и внимание, которых им не хватает друг от друга. В конце встречи сын попросил папу: «Подними меня, мне надо шторку задвинуть». Просьба Артема внесла смятение в ситуацию: «Он разговаривает?!». «Да, он говорит, когда у него есть потребность», - заметили мы. Когда ребенок не понимает, что от него хотят, то ему безопаснее молчать. «Так что нам с ним делать?», спросил растерянно папа после консультации.

В этой семье, как и в других, с которыми мы работали, взрослые взаимодействуют друг с другом через детей, но не напрямую. «О чём мне с ней разговаривать? Она привела ребёнка домой с занятия и всё», говорит папа про бабушку, не поворачиваясь к ней. «Зачем нам смотреть друг на друга, мы уже за 20 лет брака насмотрелись», отвечают супруги на наше предложение повернуться друг к другу. Не смотреть в глаза, не слышать, не говорить о себе - это нормы общения в семье, которые усваивает ребенок.

В следующем примере мы хотим отметить, что, когда через ребенка взрослые реализуют свои потребности и ребенок является для них смыслом жизни, семья будет противостоять любым изменениям.

Пример второй «Нам этого не надо»

На встречу пришли шестилетний Ваня, его мама и бабушка. Мальчик имеет проблемы с речью и в поведении. Запрос мамы был таким: «Нам надо, чтобы он был спокойнее, у него приступы безумия». В кабинете мальчик ведет себя свободно, бегает, играет и все ему здесь нравится. Но только он берет игрушку, бабушка в крик: «Не сломай!». Он разливает воду по стаканчикам, мама недовольна: «Что ты делаешь?!». Ну, а уж когда он стал играть в песочнице, то снова бабушка: «Не сыпь!». Возникает такая картинка, что мальчишка под постоянным прицелом, под перекрестным огнем и, похоже, ему это нравится - столько внимания и все ему одному. Он главный!

«Безумное» поведение ребенка обеспечивает бесперебойную занятость каждого в семье. И, чем больше взрослые нуждаются в нём, тем сильнее мальчик старается и тем больше усилий бабушке и маме надо прилагать в заботе о ребенке, и тем меньше у них остается времени на свою жизнь: «У нас же такой ребенок, только им занимаемся». Они готовят его к спецшколе, и хотя на наш взгляд, у ребенка хорошие возможности и его можно подготовить к обычной школе, нас они не услышали. На вопрос: «Хотите дальше продолжить терапию?», мы услышали: «Нам этого не надо». В работе с этой семьей мы с сожалением признали, что хотели им помочь больше, чем они себе.

В работе с семьями «особенных» детей мы всегда сталкиваемся с тем, что родители хотят изменений, но настолько же сильно они не готовы что-то менять в своей жизни. Все внимание сконцентрировано на ребёнке. Ничего для себя и все во имя ребёнка. И, как результат - ему не выздороветь, не стать самостоятельным, ведь это невыгодно семье. Ребенок получает от семьи двойное послание: «Будь взрослым, ответственным, самостоятельным – но не будь им. Мы в тебе нуждаемся». Если ребенок проявит свою активность и научится обходиться без взрослых, то им нечем будет жить.

Принимая семьи в разных составах, мы пришли к тому, что в тех семьях, которые проживают с бабушкой, родителям трудно быть взрослыми в эмоциональном плане и принимать свои решения. Так, мальчик на вопрос: «Как зовут твоего папу?», ответил: «Бабушка». Когда в семье перевернута иерархия, перепутаны роли, то ждать изменений без включения в терапию важных членов семьи не приходится.

Пример третий «Взрослые дети»

Родители четырехлетнего Никиты рассказывают о том, что не могут совладать с ним: «Он специально делает все нам на зло, плюется, не слушается». Ребенок во время консультации бегал по кабинету, кидал вещи, дергал родителей. В беседе выясняется, что человек, которого ребенок слушается - бабушка. Она обо всех заботится, контролирует ситуацию и принимает решения: по поводу садика, врачей, отпуска. Родителям где-то удобно не брать на себя ответственность за ребенка, с другой стороны они чувствуют себя беспомощными с ним. В этом случае, мы не смогли взять бабушку в наши союзники и понятно, что «дети» не смогли взять на себя ответственность за продолжение терапии.

Часто диада бабушка и внук - это такая устойчивая пара, что родителям трудно вернуть власть в свои руки. «Я повязала им шарфики, и они пошли гулять», - рассказывает бабушка про сорокалетнего сына и пятилетнего внука. Старший член семьи является союзником ребенка, и если родители не могут с ним сладить, то за его спиной стоит бабушка и шепчет: «Только я могу с ним справиться. Я настоящий родитель!».

Отметим, что не все мамы сдают свои позиций и между женщинами ведется постоянная борьба за звание «лучшей мамы». Дети вынуждены приспосабливаться и угождать обеим, чтобы никого не обидеть. Шестилетний мальчик после занятия сидит на диване, а бабушка стоит на коленях и натягивает на него штаны. Для неё он маленький, а она «хорошая мама». Но, как только появляется настоящая мама, сын самостоятельно одевается и она здесь главная. Ребенок дезориентирован, а взрослые называют его инфантильным.

Изменения в поведении детей всегда связаны с супружескими отношениями, что будет отмечено в следующем примере. Супругам тяжело выдерживать близость в отношениях и они притягивают ребенка, удерживая дистанцию между собой. Постоянное напряжение, которое проявляется в виде тиков, энкопреза, телесных зажимов рук - это те реакции детей, которые обслуживают тревогу родителей.

Пример четвёртый «Замужем за сыном»

Мама обратилась с тем, что сыну через три дня идти в первый класс: «Мы боимся, что он будет изгоем». Витя семи лет ведет себя своеобразно: висит на маме, кричит, если ему что не нравится, на контакт не идет, прячется за маму. «Его истерики отравляют нам жизнь», рассказывают родители. Супруги давно не живут как пара, не бывают нигде вдвоем. Муж занимает нишу обслуживающего персонала: приносит деньги, выполняет поручения. Жену это не беспокоит, но муж с нашей помощью пытается донести до неё, что такая ситуация его не устраивает. Женщина тревожится, и все эти разговоры ей не нравятся. Ей приятнее говорить про сына, ведь это человек от которого она получает все: «Он мой любимый мужчина».

В ходе терапии динамика отношений менялась, хотя мама предпринимала попытки быть ещё ближе к сыну и он помогал ей в этом: устраивал истерики, залезал под парту на уроках и маме приходилось быть всегда рядом с «любимым мужчиной». На консультации возникла ситуация прямого выяснения отношений между отцом и сыном, когда папе физически пришлось устанавливать свое главенство в семье. Но переломным моментом было решение женщины снова выйти замуж за своего мужа. Эта прекрасная пара, которая соскучилась друг по другу, танцевала танец в нашем кабинете. Сын не мог оставить «измену» мамы без внимания, на что и отреагировал валянием по полу. Эта пара получила новый опыт взаимодействия, и дальше Вите придётся смириться с тем, что он не мамин муж.

Когда взрослые сближаются и начинают общаться прямо в безопасном пространстве, без обвинений, упреков, то тревога у родителей снижается и детям ничего не остается, как расслабиться и заниматься своими делами. Когда супруги не рискуют и не научаются решать свои вопросы без детей, то корректировать «особенное» поведение можно долго и безрезультатно.

История следующей семьи помогает увидеть, как перестройка в семейной системе помогает детям выздоравливать.

Случай пятый «Оттепель»

На консультацию пришли: мама, папа, Леша четырех лет и бабушка. «Хочу, чтобы он был полноценным», - говорит мама. У ребенка мышечные спазмы рук, он не смотрит в глаза, закрывает уши. Мы отметили «особенное» поведение папы, который все время улыбался, говорил очень тихо и не взаимодействовал с сыном. В процессе беседы картинка стала проясняться. От мужа требуется выносить мусор, приносить деньги и не мешать, когда женщины решают семейные вопросы. Когда мама усталая возвращается с работы бабушка ее кормит, делает массаж и эмоционально поддерживает. Самодостаточная сложившаяся пара мамы и бабушки, в которой мужчина лишний.

Мама сильно переживает за будущее Леши и водит его по лучшим врачам: - «Я доверяю только специалистам». К мужу она не обращается, с ним не советуется и все переживает в себе: «Чем он может меня утешить?» Женщина чувствует свою вину за то, что ребенок не такой как все и пытается выправить ситуацию, но сил у нее не хватает. Она в постоянном напряжении, так же как и Леша, который требует все больше внимания к себе.

Супругам сближаться страшно, а порознь им жить одиноко и тревожно. Между ними всегда есть Леша и рядом бабушка на «подстраховке». Даже имея в своих рядах такую помощницу, как бабушка они не могут позволить себя расслабиться и отдохнуть вместе. Развернуть супругов друг к другу было очень тяжело, они отвлекались на Лешу, на бабушку и им было не привычно разговаривать друг с другом про себя. Когда супругам удалось сблизиться, мама оттаяла и сказала: «Я чувствую, что сейчас мы наконец-то вместе».

На последнюю встречу супруги пришли вдвоем. Они шутили, общались друг с другом и планировали свое будущее. Про Лешу и его проблемы они за 1,5 часа ни разу не вспомнили. Семья находилась у нас в терапии четыре месяца и достигла хороших результатов: сын стал спать в своей кровати, пошел в садик, у него прекратились мышечные спазмы, прошел энурез. Мы предупредили родителей, что терапию важно продолжать, потому, как симптом вернется, но они решили остановиться.

На примере терапии семьи Леши видно, что когда тревога уходит, когда восстанавливается семейная иерархия, налаживается коммуникация, то ребенок «выздоравливает». Важно заметить, что аутизм, РАС, ЗПР это изолированные симптомы и семье надо дать что-то взамен, за что они будут держаться. Сопротивление изменениям очень сильное и связано с колоссальной тревогой. «Мы вам не дадимся», - транслирует семья, обращаясь за помощью. Работа с «особенными» семьями требует от терапевтов терпения и выработки стратегии в каждом конкретном случае.

Выводы

«Особенные» дети своим поведением отражают те паттерны взаимодействия, которые сложились в семье, а именно: не говорить прямо, не смотреть в глаза, не слышать.
Любые изменения для данных семей несут опасность и вызывают сильную тревогу, поэтому важно предупреждать события, контролировать и быть в постоянном напряжении.
Привычным способом реагирования на стресс для членов семьи является выход их взаимодействия. Семья останавливается в своем развитии на стадии ухаживания за маленьким ребенком. Роли членов семьи не претерпевают изменений, все четко распределено на многие годы вперед. В семейном анамнезе, уже существует член семьи с «особенным» поведением.Часто мужчины в семье отсутствуют либо физически, либо эмоционально.

Опубликовано 25 мая 2016

Материалы по теме

Сдать ЕГЭ и не умереть. Еще раз о подростковой депрессии
27.02.2017
О любви и других чувствах к матери
24.08.2016
Няня и психосоматическое сгорание ребёнка
12.08.2016
Любовь или болезнь? Лекция о любовных зависимостях
05.01.2019
Длинные каникулы. Безопасность в Рождество
03.01.2019
«Детско-родительский договор» и работа с детьми с ОВЗ
10.12.2018
Нужно ли бороться со страхами, и как это сделать
22.11.2018
Метафора поезда в работе с детьми и взрослыми
16.10.2018
Малыш идёт в детский сад! Современный взгляд на проблему адаптации
05.09.2018
Развод и нарушения привязанности у детей
09.01.2018
В ожидании Деда Мороза с добрыми папиными глазами...
26.12.2017
Когда родители разводятся
07.11.2017

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
22 января 2019 , вторник

В этот день

Валерия Сергеевна Мухина празднует день рождения ― 84 года! поздравить!

Галина Яковлевна Меньшикова празднует день рождения ― 66 лет! поздравить!

Елена Николаевна Кириллова празднует день рождения ― 49 лет! поздравить!

Татьяна Викторовна Лешукова празднует день рождения ― 44 года! поздравить!

Скоро

25 - 27 января
Санкт-Петербург

ХIХ Юнгианская международная конференция «Логос, эрос и танатос»

3 - 5 февраля
Санкт-Петербург

5-й Всероссийский психологический фестиваль «Другая арт-терапия: кино-, драма-, клоун-…»

4 — 5 февраля, Санкт-Петербург

II Всероссийская научно-практическая конференция «Танцевально-двигательная терапия в реабилитации детей и взрослых различных нозологических групп»

8 - 10 февраля
Москва

III Международная практическая конференция «Психология: вызовы современности». Всё о психологии личности, психологии зависимости, психологии бизнеса

16 — 17 марта
Москва

Первый Московский фестиваль «Позитивная динамическая психотерапия». Тема: «Психологическая помощь семье: от хаоса к гармонии»

22 — 23 марта
Санкт-Петербург

Международный конгресс «Психотерапия, психология, психиатрия — на страже душевного здоровья!»

17 - 19 мая
Ярославль

20-й Международный Конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

Весь календарь
22 января 2019 , вторник

В этот день

Валерия Сергеевна Мухина празднует день рождения ― 84 года! поздравить!

Галина Яковлевна Меньшикова празднует день рождения ― 66 лет! поздравить!

Елена Николаевна Кириллова празднует день рождения ― 49 лет! поздравить!

Татьяна Викторовна Лешукова празднует день рождения ― 44 года! поздравить!

Скоро

25 - 27 января
Санкт-Петербург

ХIХ Юнгианская международная конференция «Логос, эрос и танатос»

3 - 5 февраля
Санкт-Петербург

5-й Всероссийский психологический фестиваль «Другая арт-терапия: кино-, драма-, клоун-…»

4 — 5 февраля, Санкт-Петербург

II Всероссийская научно-практическая конференция «Танцевально-двигательная терапия в реабилитации детей и взрослых различных нозологических групп»

8 - 10 февраля
Москва

III Международная практическая конференция «Психология: вызовы современности». Всё о психологии личности, психологии зависимости, психологии бизнеса

16 — 17 марта
Москва

Первый Московский фестиваль «Позитивная динамическая психотерапия». Тема: «Психологическая помощь семье: от хаоса к гармонии»

22 — 23 марта
Санкт-Петербург

Международный конгресс «Психотерапия, психология, психиатрия — на страже душевного здоровья!»

17 - 19 мая
Ярославль

20-й Международный Конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)»

Весь календарь